Аапо Неемре

Скорее всего, начало этой цепочки событий возникло, во время острого экологического кризиса на самостийной стройке животноводческого комплекса "Дружба" близ с. Шубино Домодедовского района, в котором находилась церковь Успения Божией Матери 1792 г., один из трех действующих храмов на территории района (два других в с. Домодедово и с. Михайловское). Тогда в речку Гнилушу (Малую Северку)  смыло значительную часть содержимого навозохранилища уже частично действующего комплекса.

Председатель Домодедовского городского  исполкома депутатов трудящихся Третьяков А.К., по статусу аналог современного главы администрации, вызвал меня и объявил, что командирует меня на пару дней в Тартуский район Эстонии, побратим Домодедовского района Московской области, вместе с главным инженером совхоза "Барыбино" Гулько Давидом Михайловичем. Мне было поручено изучить вопросы размещения торгового центра РайПО на привокзальной площади г. Домодедово по аналогии с торговым центром в Тарту, а Давиду Михайловичу - привести образец и чертежи правильного фекального насоса, для его использования на навозохранилищах в комплексах КРС (крупного рогатого скота) сельскохозяйственных предприятий района.

В Эстонии я уже бывал, еще на 2 курсе института, когда мне выпал жребий писать реферат по истории архитектуры о церкви св. Олевисте (Олая). Мы тогда с однокурсником Валерой Буркиным (http://www.stihi.ru/avtor/kontakt41) три дня провели в Таллине. Конечно, кроме посещения цели поездки на ул. Лаи, гуляли по старому городу, были в Домском соборе на органном концерте, но об остальном, включая место проживания помню смутно, да и потом я там был неоднократно, и старые впечатления закрыты новыми.

По прибытию в Тарту (ранее Юрьев, Дерпт, второй по величине город и культурный центр Эстонии, 100 тыс.жителей) и размещения в гостинице, коллеги, встречавшие Давида Михайловича, увезли его в неизвестном направлении, а я, согласно командировочному предписанию, посетил торговый центр. Потом нашел Тартусский горисполком, где встретился и беседовал с главным архитектором города, в частности увез бланки и примеры оформленных карточек цветового решения фасадов зданий в исторической части города. А вот районного архитектора на месте не оказалось, сотрудники его отдела какие-то производственные "сувениры" мне презентовали, и поэтому я вернулся в гостиницу, где меня уже ожидал с чертежами фекального насоса Давид Михайлович. В общем задачи нашей с ним командировки были выполнены, можно было бы успокоиться до следующего дня - дня отъезда, но тут в дверь постучали ...

Это был районный архитектор Аапо Неэмре (Aapo Neemre), только что вернувшийся в Тарту из поездки по району. Современному читателю нельзя забывать, что в те времена мобильных телефонов не было, дабы не удивляться, почему его сразу не предупредили звонком. Аапо, как истинный работник районного исполкома, пришел не один, а ... с напитками и закуской. Он оказался на редкость обаятельным человеком, да так, что между ним и Давидом Михайловичем уже через полчаса нашего незапланированного ранее застолья возник практический вопрос - кто кого перепьет(?). Остановить их не было ни какой возможности, нашла коса на камень, мне оставалось только быть рефери в этом споре. Полагаю, что еще полчаса Давид Михайлович держался но потом упал без чувств на свою койку. Ну а мы с победителем Аапо, по его предложению, пошли в другую гостиницу "Парк", где в это время находился председатель Госстроя Эстонии. Кстати, во время всех остальных моих поездок в Тарту, я останавливался именно в этой гостинице.
Аапо оставил меня на лавочке у двери бара, а сам пошел искать председателя Госстроя, быстро вернулся, но присев со мной рядом и прогревшись в тепле полностью выключился. Когда через пять минут вышел председателя Госстроя нам с ним осталось только под руки довести  невменяемого Аапо до автомобиля, где я с ним и расстался. И чья оказалась победа? Ничья?

В течении следующих 8 лет я, уже по собственной инициативе, шесть раз приезжал в командировки в Тартусский район (ныне уезд Тартумаа) каждый раз по какой-то конкретной производственной теме. Например для изучения проектной деятельности производственной группы отдела архитектуры или опыта индивидуального и дачного  строительства в Эстонии. Однажды был вместе с тогдашним начальником своей производственной группы Галенкиной Валентиной. И в ту поездку вместе с эстонскими коллегами на двух машинах заехали на пару дней в г. Гульбене (до 1917 года Шваненбург, 9 тыс. жителей, герб - лебедь) в гости к коллегам из отдела архитектуры Гулбенского края Латвии. Гулбене находится в 200 км. от Тарту, ехали туда через Выру и Алуксне. Однажды мы принимали с ответным визитом делегацию сотрудников Тартусского отдела архитектуры у себя в Домодедовском районе.

В целом, полагаю, что во время этих командировок, был получены очень ценные знания и опыт, которые, возможно, оказали существенное влияние на мое понимание целей и задач муниципального архитектурного управления, методов и способов их решения. Я до сих пор искренне благодарен Аапо Неемре и другим эстонским коллегам за проявленное радушие и гостеприимство.

P.S.
В 1992 году совхозу «Барыбино» было присвоено звание племенной завод, а с 1992 по 2006 год к нему были присоединены ещё 4 сельскохозяйственных предприятия: совхоз "Красный путь", колхоз "Заветы Ильича", ОПХ "Ильинское", "ЦОС ВИУА", и ныне оно является самым большим сельскохозяйственным предприятием Московской области и самым крупным производителем молока в России. Хозяйство  с 1980 года бессменно возглавляет его Генеральный директор Гулько Давид Михайлович – кандидат сельскохозяйственных наук, заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации, почетный гражданин городского округа Домодедово. Последний раз мы с ним виделись в 1995 г., в год ввода в эксплуатацию молочного завода в Гальчино, который он мне с удовольствием и гордостью тогда показал.

В начале 90-х годов сразу после развала СССР, в Эстонии земельная собственность была возвращена ее прежним владельцам в границах по состоянию на 1939 г. (Закон о земельной реформе, вступивший в силу 1 ноября 1991 года). Мама Аапо Неэмре, проживавшая на их родовом хуторе и осуществлявшая в советское время обработку земель, ранее принадлежавших ее семье, в качестве члена колхоза, приняла решение и владельцем пахотных (~30 га) и лесных (~40 га) угодий, стал Аапо. В последний раз, когда мы с ним виделись, он был озабочен разработкой и утверждением проектов внутрихозяйственого землеустройства и лесоустройства, принадлежащих ему земель. Но сейчас Аапо с нами уже нет. Aapo Neemre (March 9, 1944 - September 23, 2009), царство ему небесное.


Рецензии
Огромное спасибо!!!

Михаил Переславцев   07.02.2017 09:31     Заявить о нарушении
Вам спасибо за время, потраченное на чтение ... :)

Владимир Балашов   07.02.2017 12:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.