В чём сила, брат?

        Давно не летал самолётами. Боюсь. Раньше летал много и часто, но однажды испытал такие головные боли, что казалось, голова треснет, как перезрелый арбуз. В беседе с доктором выяснили, вина всему старая контузия, столько лет прошло, и вот ведь, дала о себе знать, догнала. С тех пор летать стал бояться, жалко же, если треснет голова.
    Поездом ездить, конечно, долго, зато проблем никаких. Лёг на полку, нацепил очки на нос, лежи себе, книжечку почитывай, поезд привезёт куда надо. Но ничего нет в жизни постоянного, даже поездов. Взяли и отменили их из России в Болгарию, в связи с определёнными событиями в сопредельном государстве. «Ну и ладно, куда мне ездить, кому надо приедут-прилетят сами, а мы посидим, подождём. Закончатся проблемы, поедут поезда, куда денутся, и мы поедем». Так решил.
    Но тут, пришло мне приглашение из самой Москвы, от «Прозы.ру». «Мол, номинированы вы, в финале, диплом там, и всё такое. В общем, приглашаем Вас в марте, посетить столицу нашей Родины и принять участие». Неожиданное, надо сказать весьма предложение, но интересное. Подумав немного, решил, поеду, вернее - полечу, куда деваться. Тем более, как то сразу и другие дела нашлись, детей-внуков навестить, ещё кое-какие вопросы решить, да и друзья советуют: «Расскажешь потом, что да как, сына младшего возьми, интересно Мелкому будет, память останется».
    Человек я основательный, по этому, готовиться начал заранее, по полочкам всё разложил, маршрут по дням-часам расписал, билеты и отель заказал, всех заинтересованных оповестил. Три дня на Москву, три на Ленинград, где побывать, что посмотреть, в блокнотик записано. Вещи собраны, много не берём, сумка у меня, рюкзак у Мелкого, ну и ноутбук, куда же без него. Главное то в дорогу что, билеты, деньги, документы, это всё отдельно, в барсеточку. Вот с барсеточкой вся история и приключилась.
    Началось всё с того, что позвонил мне приятель московский, я его оповестил, что приеду. А приятель этот, ещё летом, оставил мне свою банковскую карту, что бы по мере необходимости я деньги снимал, и его болгарские расходы оплачивал. Мне-то не сложно, а ему удобнее, коммуналку там, налоги разные, за себя плачу и за него заодно. Денег на карте прилично, сейчас ведь все с картами, что туда-сюда возить бумагу, прогресс кругом. А тут, какая-то ситуация, что деньги ему наличные нужны, вот и попросил: «Сними мне с карты пять тысяч евро, а в Москве отдашь». Ладно, сниму, о чём разговор. Приличная такая пачка получилась, сто бумажек, по пятьдесят. Да и себе ещё надо взять, на расходы.
    Барсетка у меня красивая, кожаная,  как портфельчик, вместительная. Вот только в дорогу, показалось мне не очень удобно, вроде как место отдельное. Купил другую, на шею вешается. Деньги, документы, телефон, всё туда, и под куртку, совсем не мешает, отличная вещь.

                ***
    Полёт прошёл нормально, голова не раскололась, но трещину видимо дала. Вышел я из самолёта в Москве, как пьяный немного, или на карусели перекрутившийся. Соображаю не очень, молоточки в мозгу стучат, мысли одна на другую наскакивают, земля под ногами покачивается, но терпимо. А народу, прямо муравейник, отвык я, что-то от такого скопления. Таксисты, конечно сразу, предлагают, зазывают. Но у нас с Мелким маршрут разработан чётко, электричка, потом метро, а там не заблудимся.
    Билеты взяли в автомате. И тут таксисты, дёшево обещают, быстро и с комфортом. «Знаем мы вас, московских, заломите цену. Наши люди в булочную на такси не ездят. Да и времени у нас есть, не спешим никуда, с запасом всё. С вами только свяжись, обдерёте почём зря, на электричку мы, вот написано, На Москву». Садимся.
    В вагоне начинаю искать билеты, куда сунул, ведь только что взял. Наверное, в барсетке. Открываю, неудобно смотреть, когда на шее висит, снял, порылся, нет, куда дел? В это время железный голос динамика оповещает: «Поезд следует до станции Домодедово, до Москвы поезд не идёт». Вот те на, какое такое Домодедово, нам в Москву, в метро. Подхватываем с сыном сумки, выскакиваем из вагона. Надо расписание посмотреть, что-то поторопились мы, а спешить то некуда, внимательнее надо. Идём к расписанию. Снова таксисты. Может правда, доехать прямо до отеля, и проблем никаких.
 - Сколько до центра, - спрашиваю.
 - Тысяча, устроит?
Надо же, всего тысяча, совсем немного.
 - Устроит, поехали.
Выходим на стоянку, таксист говорит:
 - Постойте тут, пять минут, не больше, я за машиной.
Ну что же, постоим, не торопимся мы, есть время. Расстёгиваю куртку, достать сразу деньги из барсетки, приготовить тысячу. Холодный пот прошибает вместе с отчётливым воспоминанием, как я кладу барсетку на сидение в вагоне. Молоточки в мозгу замолкают, видимо мозг, как и весь организм, впадает в ступор. Из состояния невесомости выводит подъехавший таксист. Садимся. Зачем то роюсь по карманам и достаю пропавшие билеты, надо же.
 - Куда в центре? - Голос таксиста приводит в чувство. Мозг включается.
 - Слушай, брат, маршрут меняется, надо догнать электричку, в ней барсетка уехала, с деньгами и документами. Электричка пошла на станцию Домодедово, знаешь, где такая?
 - Знаю, конечно, но… - Таксист смотрит с недоумением.
 - Понимаю, что шансов мало, но другого выхода нет. Там, в барсетке всё, документы, деньги, телефон. Давай, брат, дави.
Таксист начинает давить. Когда останавливаемся у второго закрытого переезда, понимаю, что догнать электричку шансов не осталось.
 - Тебя как звать то? – спрашиваю у таксиста.
 - Юра.
 - Вот что, Юра, - стараюсь всё объяснить конкретно, - там, в барсетке, которая уехала, всё. Из документов у нас, только вот эти билеты на электричку. Денег нет вообще, если мы не находим барсетку, рассчитаться мне с тобой нечем. Понимаешь?
 - Понимаю. Вот это вы попали. Не верю я в чудеса.
 - Я тоже Юра, не верю. Но других предложений у меня просто сейчас нет.
Попутно начинаю обдумывать ситуацию с реальной стороны, мысли начинают работать чётко и быстро, как когда то в экстремальных ситуациях.  «Какой-нибудь вокзал, милиция. Написать заявление. С ребёнком, должны войти в положение, по крайней мере, не определят в «обезьянник». Деньги. Свяжусь с приятелем, ноутбук со мной, объясню, отдам потом, попрошу немного в долг. Время. В Москве придётся сидеть, двои суток, где то, меньше не получится. Пока свяжусь со старшими сыновьями, кто-то из них приедет на машине, по-другому без документов не выбраться. Потом восстановить все российские документы, до лета управлюсь, не раньше. Потом брать туристическую визу и ехать восстанавливать болгарские».  Хорошие задачи, серьёзные, но в общем решаемые.

    Вот и Домодедово, вокзал.
 - Юра, давай со мной, я как то теряюсь.
 - Конечно, - таксист бежит со мной к вокзалу, Мелкого оставляем в машине. Турникеты, охранники. Юра что-то объясняет, смотрят на часы.
 - Электричка ушла в депо, - охранники нас пропускают.
 Бежим по перрону, потом по рельсам. Давно я так не бегал, лет пятнадцать точно.
 - Вот она, - Юра тормозит, - какой вагон.
 - Последний, - я похоже еле жив.
Двери закрыты, ещё бросок, к первому вагону. Машинист на месте. Юра уже добежал, объясняет ему ситуацию.
 -  Ну, вы ребята даёте. Что, совсем наивные чукотские парни, сколько людей проехало, а вы барсетка. – Машинист крутит пальцем у виска.
 - Открой двери, ну посмотрим, для успокоения совести, - прошу машиниста.
 - Да пожалуйста, только не бывает чудес, смотрите.
 Бежим по вагонам, вот и последний, барсетка лежит на сидении, там, где я её положил. Падаем с Юрой рядом, смотрим на неё, как на привидение.
 - А всё же есть Бог на свете, - первым отдышавшись, произносит Юра. – Или ты святой. Я таких случаев не встречал. Смотри, всё на месте?
 - Подожди, Юра, в себя приду немного, сердце выскакивает. – Брать барсетку в руки страшно, но беру, открываю. Толстая пачка денег, паспорта, телефон.
    Выпрыгиваем из вагона. На том конце поезда стоит машинист.
 - Спасибо, нашлась, - машу ему.
Медленно идём обратно, через пути, на перрон, к турникетам. Достаю деньги, пытаюсь дать охранникам.
 - Спасибо вам, ребята, что пропустили. Возьмите, выпейте за удачу. – Отказываются на отрез.
 - Не надо, мы рады за вас. Рассказывать будем, не встречали такого случая, удачи вам, не теряйте больше.
 Идём к машине, Мелкий плачет, расстроился, видимо тоже осознал происшедшее.  Успокаиваю:
 - Всё хорошо сынок, всё нашлось. Добра на свете больше, чем зла, по этому, иногда происходят чудеса.
 
   Приехали в Москву, к отелю, Юра называет сумму за дорогу:
 - Больше немного проездили.
 - Ты о чём, Юра, возьми ещё, ты же меня практически спас, а деньги что, только деньги, не в них дело.
 - Вот именно, не в деньгах дело. Я очень рад, что всё так благополучно закончилось. Удачи вам.

 - В чём сила брат?
 - В деньгах сила, брат.
 Нет, сила не в деньгах. Сила в людях. Сила в человеческих отношениях между людьми. Сила в таксисте Юре, в ребятах-охранниках, машинисте.  Только пока мы есть, пока есть люди готовые понять, принять, войти в положение, сострадать и соболезновать, мир будет существовать.
 Не в деньгах сила, брат.

 *Имя московского таксиста Юры не изменил. Думаю не зачем.
 -


Рецензии
хороший рассказ. добавил веры в людей.
Отказываются на отрез.
Отказываются НАОТРЕЗ.

Наотрез(как?) - наречие не состоит из 2 слов

Ирина Гришина Афанасьева   19.07.2017 03:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.