Основатель Желтугинской республики Карл Фассе

В конце 19-го века, в 1883 году, на правом берегу Амура, напротив казачьей станицы Игнашиной была найдена богатая золотая россыпь. Интрига заключалась в том, что россыпь, открытая русскими, находилась на территории Маньчжурии, и по китайским законам принадлежала китайскому же императору. Любая разработка её была бы незаконна. Но сами китайцы об этом золоте не знали, да и не было китайских или маньчжурских поселений ни поблизости, ни в некотором отдалении. Только орочоны иногда кочевали в тех краях. Вот и стали извлекать золото из недр все, кто умел и кто хотел.

Золота было много, и очень быстро молва о богатстве речушки Желтуги привлекла сюда толпы искателей счастья. Возникло поселение, а затем появился и правитель.
В литературе, в Интернете предлагается множество версий о том, кто возглавил возникшее в тот момент мини-государство. В рассказе В. Пикуля [6] его звали Павел Прокунин. А. Е. Кубовская утверждает, что им был известный проходимец корнет Савин [7, с.66].

Обе версии имеют под собой корни-первоисточники. О том, что авантюрист корнет Савин руководил на Желтуге, миру в своё время рассказал В. А. Гиляровский, но это его мнение, основанное на письмах самого Савина, опровергается И. Егорчевым: во время Желтугинской «республики» (журналисты называли её ещё «Игнашинской республикой» «Желтугинской» или «Амурской Калифорнией») корнет Савин сидел в тюрьме, а когда якобы бежал на Амур, самой «республики» давно уже не существовало.

Мнение о руководстве «республикой» Н. А. Прокуниным распространилось после его смерти в Благовещенске в 1896 году. Но А. Лебедев называет его лишь одним из пяти старшин, наряду с Тарасовым, Гармониным, Жаровым и Золотухиным [3, с.160]. Возможно, что если и было это руководство, то на самом последнем этапе, когда Желтугу покинул тот, кто эту «республику, как считает большинство исследователей, возглавил первым -  Карл Иоганн Фассе.

Фассе называют «президентом» Желтугинской «республики» многие литературные источники. Правда, разные авторы зовут его по-разному: Адольф Карлович Фасс, Карл Карлович Иванко, Иоганн Фассе, Фоссе, Г. Фасси, Пасси и т. д. Разным обозначают и его происхождение. Одни говорили, что он — англичанин, другие — немец, третьи — онемеченный русин из Словакии, горный инженер с Урала…

Подтверждение факта, что именно Фассе руководил на Желтуге, я встретил в хранящемся в фондах Кяхтинского краеведческого музея письме её "первооткрывателя" К. Д. Серёдкина, написанном в начале 1885 года забайкальскому краеведу И. В. Багашову. Серёдкин писал: "20 Января Желтуга стала принимать иной характер. При старых порядках стала доходить до грабежей и убийств; вследствие этого выбрали 11 старшин, двенадцатого старосту, человека развитаго, родом Английской подданый, фамилия Фассе, который и начинает вводить порядки, но удасса ли ему это сделать не знаю..." [7, с.137]

И теперь, вслед за К. А. Скрипко и др. [8, с.66], обратимся к публикации Венца Майера, современного биографа Карла Фассе.

«Фассе Карл Иоганн (1847, Тироль —1905, С-Петербург), золотопромышленник. Выходец из Австро-Венгрии. Окончил юридический факультет Будапештского университета (1870). В 1874 приехал в Россию. Служил чиновником телеграфного ведомства во Владивостоке. В начале 1880-х гг. оставил службу и занялся золотодобычей на правом берегу Амура, в бассейне речки Желтуга, на территории китайской провинции Хейлунцзян…  В 1884 г. сход избрал Фассе “президентом” “республики”… 1 декабря 1885 г. Ф. был вызван в Нерчинск и арестован (по одной из версий, причиной ареста стал донос местных молокан, обладавших монопольным правом на торговлю в «республике» и недовольных конкуренцией со стороны допущенных Ф. на Желтугу забайкальских евреев, значительно снизивших цены). В январе 1886 «республика» разогнана маньчжурскими войсками. Ф. вскоре был освобождён и уехал в С.-Петербург…  Рукопись воспоминаний Ф. утрачена в годы Гражд. войны 1917-22» [4].

В короткой справочной статье, основанной на исследовании многих источников — вся жизнь первого «президента», и представляется очевидным, что на самом деле именно он, Карл Иоганн Фассе, был тем, кто основал саму «республику».

Действительно, до его избрания крупное сообщество на Желтуге уже существовало. Были артели, были их старосты, были общие собрания-сходы, на которых совместно решались острые вопросы. Но не было единой структуры управления, бал правила анархия, царили пьянство и разгул, а в окрестных лесах время от времени натыкались на трупы. И лишь после того, как по общему решению Фассе возглавил это сообщество, после ряда преобразований воцарились порядок и покой.

Как вообще оказался чиновник телеграфного ведомства и австро-венгерский подданный на китайской земле, мы узнаём из слов его самого. Ведь по всем признакам анонимный «очевидец», чей рассказ был опубликован в «Сибирском сборнике» в 1886 году и повторённый в «Сибирских рассказах в 1888 году [1], и есть сам «президент».

«…В это прекрасное время я, грешный человек, одержимый получившей значение эпидемии в Восточной Сибири золотою лихорадкою, увлёкся и поплыл вместе с житейской волной туда, где, как говорили, не сеют, не жнут, а только жатву собирают. Приехав в Игнашину, я прежде всего удивился тому необыкновенному движению и разгулу, которым была полна эта в прежнее время скромная станица... На следующий день я познакомился с начальником телеграфной станции, который в своё время играл видную роль в калифорнийских делах. При открытии Калифорнии, когда находившиеся там хищники больше боялись распоряжения русских властей, чем китайских, они заискивали в расположении у этого начальника телеграфной станции, зная, что всякое приключение, касающееся их, не будет секретом для телеграфа. Это-то заискивание дало повод начальнику станции назвать себя горным исправником вольнаго прииска... Получив от него нужныя мне сведения, я в тот же день нанял за 15 руб. верховую лошадь и отправился из Игнашиной» [1, с.279–280].

Уже эти слова «очевидца» подтверждают предположение, что он и есть Фассе: будучи сам чиновником телеграфного ведомства, он обратился за информацией в первую очередь к коллеге, начальнику телеграфной станции. Далее в рассказе мы встретим и другие подтверждения.

Добравшись до Желтуги, Фассе осмотрелся. В поселении насчитывалось тогда уже около трёх тысяч человек, которые жили в зимовьях — бревенчатых избах с плоскими, также бревенчатыми, утеплёнными землёй крышами. При этом около трети поселенцев составляли бежавшие ссыльнокаторжные. В меньшинстве были китайцы, в большинстве — русские.

В Желтуге к тому времени уже было примитивное самоуправление. Власть представляли трое выборных старост, которые работали на общественных началах и очень часто менялись. «Очевидец» писал, что старостами были обычно не более двух недель, поскольку «к концу этого срока они обыкновенно попадаются в каком-либо воровстве и бегут с прииска, или же, если не успеют бежать, подвергаются телесному наказанию, после чего выбирается другой до перваго такого же случая».

Золото желтугинцы добывали примитивным «ямным» способом: сначала выкапывали «яму» — шурф до «песков» — содержащего золото слоя. Затем выбирали эти пески, прорывая в них «орты» — горизонтальные галереи — до орт соседней ямы. Пески промывались на поверхности на лотках или ручных бутарах. Золото было крупное, поэтому промывальщики довольствовались самородками, не тратя время на извлечение того золота, которое было не захватить пальцами.

Участки для разработки выделялись старостами бесплатно, но, не желая тратить время на «вскрышу», Фассе купил готовую, хотя не добитую до песков яму у китайцев. Однако чаяния оказались напрасными: китайская яма вскоре упёрлась в скалу.

При всём богатстве россыпи золото находили вовсе не все, ямы часто оказывались «пустыми». Поэтому те, кому не повезло, шли наниматься к счастливчикам: за взятые в долг инструменты и пищу нужно было расплачиваться…

К декабрю 1884 года население Желтуги выросло до 500 человек. Стали строиться гостиницы, кабаки, появились даже игорный дом, зверинец и жонглёры. Поднялись цены на необходимые предметы, стали часты кражи, затем грабежи и убийства. А потом убили повара артели ссыльнокаторжных карийцев.

«Преступник покончил со своею жертвою небольшим 4-фунтовым молотком, найденным тут же, у места преступления, и, как видно было по совершенно обезображенной голове убитаго, последний должен был получить не менее 40 ударов этим инструментом, ибо вся голова была как бы вдавлена вовнутрь, а череп был разломан в нескольких местах так сильно, что из трещин его сочился мозг» [1, с.290].

Зверское, как писал сам Фассе, убийство заставило задуматься и тех, кто раньше не обращал внимания на воцарившийся беспредел. Тело пролежало почти неделю, пока «был назначен день, в который собрались доверенные от всей команды, и, после многих прений, большинством голосов был выбран я. На другой день депутаты, посланные от команды, явились ко мне с хлебом-солью и поздравлением по случаю избрания моего в первые правители Желтугинской, как они называли, республики.
Несмотря на всё нежелание моё принять на себя эту обязанность, я положительно не имел возможности представить им законной причины, на основании которой я мог бы уклониться от этого звания, так как команда заранее соглашалась на все те меры, которыя будут мною введены на прииске для охранения спокойствия и порядка, обещая во всех случаях оказывать полное содействие, в отношении выполнения приказания, как мне, так и тем, которые будут призваны мною за достойных помощников». [1, с.291].

Не нашедший золота Фассе согласился на том условии, что и он, и его помощники не будут работать бесплатно, что все они станут получать жалованье. Затем, юрист по образованию, написал законы, по которым должно существовать сообщество. Любопытно, что за основу желтугинских законов он взял законы Моисеевы, всем известные «десять заповедей». Законы новой «республики» были почти так же лаконичны, и их было почти так же немного. В статье «Амурская Калифорния» таинственный собеседник на память называет двадцать законов, проговаривая текст каждого [1, с. 295–299]. «Восточное обозрение» в № 37 за 1886 год, последний год существования «республики» на Желтуге, цитирует только восемнадцать [2, с. 9–10],  дополняя, впрочем, двумя статьями, принятыми в декабре 1885 года.

Тексты заметно различаются, но оба выглядят вполне правдоподобно. Различие же, вероятно, могло быть связано с редактированием и актуальностью тех или иных положений в разное время. Например, первый изустный закон звучит так: «Команда решила выбранному правителю положить жалованье в размере таком-то, предоставив ему при этом право назначать по своему личному усмотрению избранным старшинам ежемесячное вознаграждение по степени их заслуг; средства же на пополнение этих и прочих могущих быть расходов должны взиматься с находящихся на прииске купцов, трактиросодержателей и кабатчиков в размере, который управление найдёт нужным установить» [1, с. 295]. В «документальной», вероятно, более поздней редакции текста, в первом законе говорится о том, что «яма от ямы должна быть заложена не ближе трёх саженей» [2, с. 9]. Пункт о жалованье старшине перестал быть актуальным и он отсутствует, важнее стало исключить земельные споры…
Мягче стали и наказания. Если изустный «кодекс» грозил преступнику телесным наказанием «не свыше 500 ударов розгами», а  «убийство… будет наказываемо по закону Моисееву, то есть «око-за-око», и виновный в этом случае подвергается смертной казни тем путём, который был им применён к своей жертве» [1, с. 300], то «документальный» говорил лишь о том, что «за грабежи, кражи, мошенничество и другия преступления и проступки, явно доказанные, виновные подвергаются безотлагательно сходом строгому наказанию»  [2, с. 9].

«Очевидец» рассказывал: «С первых же дней утверждения совета правления многим, думавшим, что с ним можно будет шутить, пришлось плохо, и можно сказать, что первыя две недели могли бы по справедливости называться временем страшной порки непокорных калифорнийцев. Не было дня, в который бы не происходило нескольких примеров телеснаго наказания... Секли ежедневно и за воровство и за мужеложество, и за половое сношение с некоторыми домашними животными, принадлежащими к женскому роду, словом — секли с утра и до вечера за всякий проступок, и только после такого воздействия со стороны старшин в течение почти двух недель на любителей до чужой собственности и до сильных ощущений, они несколько угомонились» [1, с. 302–303] …

Конечно, Фассе, взяв власть, справлялся с нею не один. Старосте помогали уважаемые обществом люди. Вся «республика» была поделена на пять участков (классика: «разделяй и властвуй»), каждый из которых управлялся двумя выборными старшинами. Один из пяти участков был отведён китайцам, соответственно, двое из десяти старост были китайцами. А наказания (порки) осуществляли тунгусы: русские и китайцы могли проявить мягкосердечие к «своим», боясь мести.

Но в один прекрасный момент «президент» был вызван в Нерчинск и покинул свою «республику». Случайно или нет, но вскоре после этого «республика» прекратила своё существование.

«Амурскую Калифорнию» вспоминали ещё долго: после возвращения из-за реки уже привыкших к вольнице тысяч людей, «республики» стали появляться уже на русской земле то в одном, то в другом месте. Их разгоняли уже российские власти, а они появлялись снова. «Вольных старателей», считавших золото в земле своим, становилось всё больше, И это делало власти бессильными в борьбе с незаконной добычей.

Начались грабежи «хозяйских» приисков.

Затем стихийное движение возглавили пришлые эсеры, социал-демократы и анархисты, которые подвели идеологическую базу под желание бездомных завладеть чужим добром.
Потом были революция и гражданская война, в которой бывшие грабители хозяйских приисков, продолжая заниматься тем же, стали именоваться красными партизанами...


Источники:
1. Амурская Калифорния: По рассказам очевидца //Сибирские рассказы из жизни приискового люда. СПб: Тип. М.М. Стасюлевича, 1888. С.273 – 333.
2. Законы Желтугинской Калифорнии // Восточное обозрение. 1886 г. №37. С.9–10
3. Лебедев А. Желтугинская республика в Китае  // Русское богатство. СПб, 1896. № 9. С. 143–172.
4. Майер Венц. Фассе Карл Иоганн // Международный портал России / Энциклопедии / Российские немцы / http://www.rdinfo.ru/site.php?mode=change_page&site_id 223&own_menu_id...7
5. Первая русская народная республика «Желтуга» / http://ttolk.ru/?p= 14272
6. Пикуль Валентин. Желтухинская республика: Рассказ // Тайный советник. 2009, с. 253-263
7. Письмо №2 К. Д. Серёдкина И. В. Багашову/АККМ. Материалы И. В. Багашова. П.43. Л.137-138.
8. Скрипко К. А., Смирнова Л. Д., Снакин В.В., Березнер О. С. «Амурская Калифорния» — малоизвестная страница истории золотодобычи в Приамурье в фотографиях из архива музея / История наук о Земле. 2009. Т.2. С.53–77.


Примечание: впервые опубликовано на "Новиковских чтениях" Амурского областного краеведческого музея в 2016 г.


Рецензии