Сергий Радонежский. Сценарий

СЕРГЕЙ СВЕТЛОГОРСКИЙ







К 700-летию со дня рождения
Преподобного Сергия Радонежского
Всея России Чудотворца






СЕРГИЙ
РАДОНЕЖСКИЙ

Сценарий
художественного фильма










2013


Действующие лица

1. Сергий Радонежский (Варфоломей)
2. Кирилл Иванович Иванчин (отец)
3. Мария (мать)
4. Иерей Михаил
5. Степан (Стефан, брат)
6. Петр (брат)
7. Кирюшка (друг)
8. Дьяк Назарий (учитель)
9. Старец (пресвитер)
10. Федор Тормосов (зять Кирилла)
11. Священник Митрофан
12. Инок Михаил
13. Инок Андрей
14. Сатана
15. Бес 1
16. Бес 2
17. Василий (ученик)
18. Яков (ученик)
19. Онисим (ученик)
20. Епископ Афанасий
21. Архимандрит Симон
22. Никифор (ученик)
23. Авраамий (ученик)
24. Павел (ученик)
25. Отец ребенка
26. Родственник больного
27. Больной
28. Бесноватый
29. Брат бесноватого
30. Землепашец
31. Сильвестр (ученик)
32. Андроник (ученик)
33. Епископ К
34. Епископ М..
35. Митрополит греческий
36. Митрополит Алексий
37. Князь
38. Голос небесный
39. Канонарх
40. Стефан Махрищский
41. Симон, инок
42. Савва, инок
43. Старец П
44. Старец В
45. Архимандрит Герасим
46. Князь Дмитрий
47. Князь Олег Рязанский
48. Александр Пересвет
49. Андрей Ослябя
50. Воевода рязанский
51. Нектарий (ученик)
52. Князь Иоанн Иоаннович
53. Князь Константин
54. Князь Борис
55. Воевода князя Бориса
56. Инок П
57. Купец
58. Князь Владимир Серпуховской
59. Пахомий (слуга кн. Владимира С.)
60. Макарий (старец)
61. Исакий (инок)
62. Боярин князя Владимира Андреевича
63. Князь Владимир Андреевич
64. Михей (ученик)
65. Богородица
66. Апостол Петр
67. Иоанн Богослов
68. Игнатий (инок)
69. Инок В
70. Анна (жена Степана)
71. Катя (жена Петра)
72. Сосед по скамье (училище).
73. Женщина  П
74. Женщина В
75. Женщина Т
76. Старик (коновязи)
77. Дети (детство)
78. Бесы
79. Родственники бесноватого
80. Бояре
81. Ратники
82. Священники греческие
83. Архимандрит Павел
84. Инок митрополита Алексия
85. Князья
86. Воеводы
87. Иноки












ВСТУПЛЕНИЕ

Картины: сцены татарского нашествия, дани русских князей, междоусобиц, молитв святых старцев.
ТЕКСТ (диктор за кадром)
Раскроем на минуту страницы родной нашей истории, чтобы яснее видеть, какого великого мужа послал Бог многострадальному отечеству нашему в лице смиренного Своего избранника, пустынника Радонежского, в столь трудные времена. На темной картине исторических событий его светлый образ выступает пред нами во всей своей неземной красоте.
Поистине трудные были тогда времена! Тяжким бременем лежало иго татарское на плечах Русского народа. О том, чтобы сбросить с себя это ненавистное иго, никто не смел и подумать. Князья то и дело ходили в Орду – то на поклон к ханам монгольским, то судиться и тягаться между собой, и сколько благородной крови княжеской пролито в Золотой Орде по зависти и братоубийственной ненависти честолюбивых соперников! Нередко там они и душу свою полагали за веру Православную и за святую Русь.
Да, тяжело было Русской земле в те скорбные времена; трудно, невозможно было одолеть сильного врага, и именно потому, что Князья Русские все больше ссорились между собой, единства не было, по клочкам была разделена вся обширная Русская земля. И если бы не сознали наконец необходимости этого единства, – кто знает? – может быть, и совсем погибла бы Русь Православная, подпав владычеству более опасных врагов.
Но Бог не попустил случиться такой беде. Раньше всех поняли опасность наши первосвятители: они всегда твердили князьям, что единодушие между ними необходимо для спасения Руси от окончательной гибели; когда было можно, святители всегда являлись миротворцами в усобицах княжеских, действуя и словом убеждения, и силою духовной власти.
Именно в это время в 1314 году от рождества Христова пришел на землю светоч земли русской Сергий Радонежский.


С – 1
До рождения
Ростов Великий, церковь.
Идет литургия, Мария стоит в притворе, молится.

Мария – Господи! Спаси и сохрани меня, верную рабу Твою; спаси и соблюди и сего младенца, носимаго во утробе моей; Ты бо еси – храняй младенцы Господь; да будет воля Твоя, Господи, на нас, и буди имя Твое благословенно во веки!

Трисвятая песнь (хор) - Святый Боже, святый крепкий, святый бессмертный помилуй нас!

  Вдруг в тишине раздается детский крик. Некоторые верующие оглянулись. Мария удивилась. Служба продолжается.

Херувимскую песнь (хор) – Иже херувимы ...

  Раздался второй крик. Мария встревожилась, охватила живот руками. Верующие в храме начали озираться. Литургия идет далее.

Иерей - Вонмем! Святая святым!

  Раздался третий детский крик еще громче. Тут Мария едва не упала от страха, начала плакать. Ее окружили женщины, желая помочь ей успокоить дитя.

Женщина  П – Где же у тебя младенец? Отчего он кричит так громко?
Мария – Нет у меня младенца, спросите еще у кого-нибудь.

Женщины начали озираться по сторонам, но в женской половине более нигде никого не было.

Женщина В – Нет никого, где же он?
Мария – На руках у меня нет, но есть он внутри меня…
Женщина Т – Как же может кричать младенец, когда он еще в утробе матери?
Мария – Я и сама удивляюсь этому и нахожусь в немалом недоумении и страхе…

Женщины удивленно отошли в сторону и начали обсуждать чудный случай. 


С – 2
Рождение. 3 мая 1314 года.
Поместье боярина Кирилла.
Горница. Накрыт праздничный стол. Собрались родственники и близкие друзья. Общая радость. Кирилл подымает чашу.

Кирилл – Гости дорогие! Бог дал сына! Возблагодарим Господа нашего!
Федор Тормосов – Слава Богу за милость сию, явленную Им в доме благочестивого боярина нашего, Кирилла Ивановича! Здравия сыну!

Опочивальня боярская. Мария встала с кровати, подошла к люльке, взяла ребенка на руки, открыла личико и вздрогнула – со сморщенного личика на нее смотрели глаза взрослого человека, полные неземной пронзительной глубины и любви.
 

С- 3
Крещение. 11 июня 1314 года.
Ростов. Церковь.
Идет обряд крещения. Вокруг купели стоят Кирилл, Мария, родственники.

Иерей Михаил – Нарекаю младенцу во святом крещении имя Варфоломей!

Кирилл и Мария принимают ребенка. Родственники обступили, поздравляют. Кирилл передает ребенка Марии, а сам подходит к иерею Михаилу.

Кирилл – Отче, поясни, что значит сие – младенец наш еще в утробе матери трижды прокричал, когда шла литургия?
Иерей Михаил – И в ветхом и новом завете есть много примеров, когда избранники Божие еще от чрева матери были предназначены на служение Богу. Так Апостол Павел говорил: «Бог воззвавай мя от чрева матере моея явите Сына Своего во мне, да благоветствую Его в языцех». Достойно замечания также и то обстоятельство, что не возгласил он однажды или дважды, но именно трижды, являя тем, что он будет истинным учеником Святыя Троицы.

Подходит Мария.

Мария – Отче, случалось мне насыщаться мясною пищею, и не брал тогда младенец млека моего.
Иерей Михаил – Не смущайтесь, а паче радуйтесь, строже соблюдайте посты – сын ваш будет избранным сосудом Духа Божия!


С-4
Разговор братьев. 1318 г.
Поместье боярина Кирилла. 
Комната братьев. Степан (9 лет) ходит разгоряченный из угла в угол.

Степан – Семь дней! Люди судачат ни о чем, а тем часом Господь мир создает, да?
Варфоломей – По что?
Степан – Написано: Господь создал мир в семь дней! Понимаешь?

Варфоломей серьезно кивнул, во все глаза глядя на старшего брата.

Варфоломей (шепотом) – Семь дней.
Степан – Так вот! Слова сии надобно понимать сугубо духовно. Семь дней – это не дни, это неделя, седмица. Седьмой день отдыха, конец, и новое начало. Все идет по кругу. Понимаешь? По кругу! Мир, может быть, все время создается Господом! Или создан Им враз, мгновенно, или за тысячу наших лет, что токмо един миг для Господа. Понимаешь?
Варфоломей (кивает заворожено) – По кругу…все время создается…тысячу лет…


С-5
Школа. 1321 г.
Ростов Великий. Григорьевский затвор.
Боярин Кирилл, Степан (12 лет) и Варфоломей на конях въезжают в городские ворота. Едут вдоль строений по заполненной людьми улице. Подъезжают к двухэтажному зданию, останавливаются у коновязей. Старик принимает повод коня Варфоломея. Сходят с коней Кирилл и Степан. Спрыгивает с коня и Варфоломей.

Кирилл – Сие и есть место твоего обучения, Варфушка. Здесь постигает науку Степан, здесь и тебе учиться. Это и есть Григорьевский затвор. Светлый день для тебя, Варфоломей. Учись прилежно, постигай грамоту, а Степан тебе подсобит. Ступайте с Богом! (перекрестил).
Степан – Присмотрю, отец, и в обиду никому не дам.

Уверенной походкой Степан пошел вперед, крепко держа руку брата, который постоянно поправлял кожаную торбу с Псалтырью и другими принадлежностями. По крутым ступеням они поднялись на второй этаж. Степан подвел Варфоломея к двери.

Степан – Здесь вот и будешь постигать азы и буки, заходи.

Варфоломей вошел в низкую палату, куда с шумом влетела ватага ребят. Все места на деревянных скамьях быстро заполнились, осталось лишь одно в первой ряду, куда он и поспешил сесть. Достал из торбы Псалтырь, писало и вощаницу.

Сосед (уважительно) – А, Степанов брат! Клади вощаницу на левое колено, а писало бери в правую руку, между большим и указательным перстами.

ТЕКСТ (диктор). Историческая справка
В 13-15 столетии грамотность на Руси уже была широко распространена, о чем свидетельствуют раскопки Арциховского-Янина в Новгороде, где были найдены образцы частной переписки рядовых граждан. Кроме того, были найдены заостренные костяные и металлические палочки непонятного назначения, находимые в самых различных городах севера и юга России. Установлено, что это древнерусские письменные принадлежности – «писала», коими без помощи чернил выдавливали и процарапывали текст на бересте и специальных, покрытых воском дощечках.
В Древней Руси уже в 13-15 веках была принята классно-урочная система преподавания, а города-республики, вроде Новгорода или Пскова, содержали на общинный счет городские бесплатные школы, называемые училищами, в коих могли учиться и учились даже дети самых бедных горожан, и где на переменах между уроками дети так же, как и современные школьники, выбегали на улицу, баловались и затевали различные игры.
Учили в этих училищах чтению и письму по Псалтири, церковному пению (музыка была обязательным и серьезным предметом системы обучения), счету, то есть математике, а в старших классах – риторике, красноречию, истории, богословию. Сами слова «философ» и «философия» уже существовали в тогдашнем обиходе. Сверх того изучали греческий и древнееврейский язык. Таким образом, учащиеся, окончившие полный курс, получали хорошее образование.


С-6
Игра в учителя. 1322 г.
Опушка леса близ подворья боярина Кирилла.
Степан собрал детей возле дуба для игры в учителя, среди которых и младший брат Петр.

Степан – А ну-ка, подь сюда, Кирюшка Безруков.

Из толпы вышел бутуз лет семи.

Кирюшка – Здрав будь, господин учитель!
Степан – Здорово паренек! Покажи свое умение. Больно знатно ты Псалтырь читаешь и Четьи-Минеи, и Житие Святых, так удружи, любезный, а мы послушаем.

Степан важно протягивает Кирюше лист лопуха. Кирюша берет лопух и читает певуче.

Кирюшка – Аз, рцы…Архангел…
Степан – Ладно, умник, пряник за мной…А теперь выходи ты, Петруша.

К дубу выбегает веселый голубоглазый, светлый мальчишка.

Петр – Давайка-сь, господин учитель, я тебя потешу!

Сам берт лопух и бойко читает наизусть псалом Давидов.

Петр – Се удаляхся бегая и водворихся в пустыне, чаях Бога, спасающего меня (псал.54,8,9).
Степан – Молодец, где слыхал такое?
Петр – Брат Варфушка давеча молился, я и упомнил.
Степан – Варфушка? Ишь ты… Да где же он?
Кирюшка - Ай, Степа, нешто не знаешь, что не любит играть да баловаться с нами Варфоломей… В поле видал я пошел он.
Степан – Сыскать мне сейчас Варфоломея, да привести сюда.

К подворью подходит учитель-дьяк.

Дьяк Назарий – Ин, они где, чадушки нерадивые, в избу все мигом, сейчас проверю всех, что знаете.
Входит в ворота.


С-7
Мечты
Поле. Варфоломей лежит в траве, любуется цветами, небом, облаками, затем разглядывает муравейник.

Варфоломей (размышляет) – Муравьи-труженики, Божьи работнички, выстроили сами себе палаты, хоромы с гридницами и переходами, опочиваленки, боковушки и житницы. Все сами носили по прутику, клали травку к травке, былинку к былиночке. Во славу Божию работали работнички махонькие. Господь труды любит. Ах, хорошо. Хорошо так трудиться! Для своих, для других, для всех.… Хочу стать муравьем-работничком, хочу трудом своим радовать всех людей... А почему все вещи падают вниз, а огонь устремляется к небу?..

Кирюшка бежит по полю.

Кирюшка – Варфушка!…Где ты!? ... Ишь ты, где схоронился. Степан зовет, да и учитель пожаловал, надобно идти.


С-8
Трудности с грамотой
Изба боярина Кирилла.
Дети сидят на скамье и внимательно смотрят на дьяка Назария. Варфоломей входит в избу.

Варфоломей – Здрав будь, господин учитель!
Назарий – И тебе доброго здоровья, отрок. Зачинай читать, твой черед настал, уж всех опросил.

Назарий дает Псалтырь Варфоломею.

Варфоломей (шепотом) – Господи… Господи…

Пытается читать, лицо напряжено, губы что-то шепчут…

Назарий – Читай первую букву!
Варфоломей – Глаголь!
Назарий – Врешь! Рцы это! Доколе тебе твердить сие! Становись на колени, протяни руку.

Варфоломей покорно опускается на колени, протягивая ладонь кверху.

Назарий – Раз! Два! Три!

На руке проступают красные полосы. Варфоломей терпит.

Назарий – Лоза не причинит вреда, а прибавляет радения. Ступай, ужо завтра читать мне все без запинки.


С-9
Печаль родительская
Изба боярина Кирилла. Опочивальня боярская.
Мария сидит за прялкой. Вбегает Варфоломей.

Варфоломей (плачет)  – Матушка! Матушка!.. Что ж это такое? Матушка моя!..
Мария – Варфушка, душа моя, что с тобою? Успокойся сыночек, скажи, скажи, что случилось?
Варфоломей – Матушка родимая, тяжко мне.… Вовек не выучусь уму-разуму. Стараюсь изо всех сил, но не выходит ничего, вовек не одолею грамоту….

Широко распахнулась дверь. Входит боярин Кирилл.

Кирилл – Что случилось Маша?.. Варфушка! О чем плачешь?
Мария – Дьяк Назарий заходил, велел читать Псалтырь Варфушке, да, он не смог. Не дается ему грамота.
Кирилл – Эх, Варфоломей, Варфоломей! Наслышан я, уж, о трудности этой. Не на радость это нам сынушка! Доброе сердечко у тебя ... , да, ведь и грамоту знать надобно… через нее нам мудрость вечная доступна... 

Махнул рукой, сел на стул и глубоко задумался. Опустил голову.
Молчание. Радостные детские голоса доносятся с подворья.
Кирилл поднял голову.

Кирилл – Полно горевать! Одолеешь, Господь даст... все одолеешь, а сейчас у нас поруха, затем и зашел. Жеребята наши пропали! Не доглядел, видно, челядинец, со двора ушли! В поле рыщут, либо в лесу. Все на работах, некого послать. Степан только-только ушел с холопами по хозяйству. Жалко коньков, славные жеребчики.
Варфоломей – Тятя, а тятя! Отпусти меня в поле…. Поищу жеребчиков.
Кирилл – Скажи, Варфушка, нечто сладко быть одному?
Варфоломей – Сладко, батюшка, сладко.
Кирилл – Ступай со Христом, Господь даст, приведешь коней.


С-10
Старец. 1322 г.
Поле. Опушка леса. Могучий дуб.

Варфоломей (мысли) – В поле! Один! Радость-то какая! Опять один!.. Можно думать, мечтать наедине с цветиками, с былинками, с птахами пернатыми…. Красота-то какая….
Как в природе все ладно и приятно…. По что люди беды устраивают….

Бежит по полю к опушке леса. С цветов по сторонам взлетают бабочки. Останавливается, любуется, замечает коней.
Варфоломей – Кони, так вот они! Не ушли далеко, клюсята малые….

Жеребята путаются в поводьях.
Варфоломей – Эх, вы этакие, постойте-ка!

В три прыжка настигает коней, подхватывает повод и завязывает на березе.
Варфоломей – Ну, ужо не уйдете теперь, попаситесь маленько.

Упал на землю, смотрит восторженно, любуется синими озерами небес, вдруг почувствовал что-то необычное, приподнялся  и начал озираться. Взгляд опустился на опушку леса, где стоял могучий дуб.
Варфоломей (мысли) – Но кто это?!..

  Рядом с дубом стоит Старец в монашеской одежде. Что-то притягательное было в нем.

Варфоломей (мысли) – Откуда взялся этот дивный Старец? Когда привязывал жеребят, его не было здесь. Полно, не сон ли это? Да, нет, вот он стоит у дуба и горячо молится.

Варфоломей осторожно встал, медленно подошел, поклонился, и стал в сторонке. Старец окончил молитву. Взглянул на Варфоломея, ласково улыбнулся.

Старец – Что тебе надобно, чадо?
Варфоломей – Благослови, отче…. Есть у меня беда...  Вот отдали учиться грамоте, и больше всего желала бы моя душа научиться читать слово Божие, но вот, сколько ни стараюсь, никак не могу выучиться, не понимаю, что мне толкуют, и очень печалюсь о том. Помолись за меня Богу, отче святый - попроси у Господа, чтобы Он открыл мне учение, ибо верую, что только Он мне поможет. Не ведаю почему, но чую сердцем, что Бог примет молитвы твои.

Умилился Старец от таких речей малого отрока, он видел его усердие и любовался красотой детской души. Положил руку легкую, как воздух, на кудрявую светловолосую голову ребенка и улыбнулся прекрасной светлой улыбкой. От прикосновения Варфоломей ощутил необыкновенную радость, переходящую в неземной восторг, будто солнце вспыхнуло внутри.

Старец – Помолимся вместе, отрок. Господь милостив к детям – на них Его благословение. Встань подле, преклони колени. Помолимся….

Порыв вдохновения охватил Варфоломея, он стал на колени, и полилась пламенная молитва.

Вид неба и солнца. Церковное пение.

Старец – Аминь!
Странный свет разлился по лицу Старца, точно солнце осветило его черты. Лучились  глаза. Рука священника спряталась на мгновение в широких складках ризы, снова появилась – пальцы бережно сжимали крошечный ларчик. Открыта крышка…. Старец вынул малую частицу святой просфоры и поднес к губам восторженного Варфоломея. Отрок медленно вкусил дар и вдруг почувствовал свою невесомость, как будто он поднимается к небу.

Старец – Сие дается тебе в знамение благодати Божией и разумения Святого Писания. Не смотри на то, что частица святого хлеба так мала: велика сладость вкушения от нея.

Слезы радости блеснули в глазах Варфоломея.

Варфоломей – Не об этом ли сказано в псалмах: «коль сладка гортани моему словеса Твоя, паче меда устом моим, и душа моя возлюби я зело!»
Старец – Если веруешь, чадо, больше сих узришь. А о грамоте не скорби: ведай, что отныне Господь подаст тебе разумение книжное паче братий твоих и товарищей, так что и других будешь поучать.
Варфоломей – Благодарю тебя, отче святый, от всего сердца благодарю! Родители мои очень любят таких, как ты! Не лиши же и их своего святого благословения! Изволь в гости к нам зайти.

Варфоломей пал к ногам Старца.

Старец (с любовью) – Ладно, светлый отрок, будь по-твоему.

Так и пошли они по полю – Старец и Варфоломей с жеребятами.


С-11
Чудесное постижение грамоты
Дом боярина Кирилла.
Старец благословил родителей.

Кирилл – Отведай с нами, добрый отче, что Бог послал.
Старец – Прежде следует вкусити пищи духовной.

Кирилл повел Старца в моленную.

Старец (в сторону Варфоломея) – Следуй за мной, отрок.

Когда вошли в моленную, Старец дал Варфоломею в руки Псалтырь. Смятенно посмотрел Варфоломей на пресвитера.

Старец – Восьмой псалом знаешь?
Варфоломей – Знаю!
Старец – Чти!
Варфоломей – Не умию, отче!
Старец – Чти! С сего дня Господь даровал тебе умение грамоты!

Варфоломей медленно, вполголоса начал читать и вдруг увидел давно знакомые слова.

Варфоломей – Господи, Господь наш, яко чудно имя твое по всей земли, яко взятся великолепие превыше небес…

Родители переглянулись, не веря ушам своим, а Варфоломей все читал и читал. Чтение перешло в пение. Слезы радости проступили на глазах матери. Степан замер с широко раскрытыми глазами. Отец перекрестился.

Кирилл (тихо) – Господи, благодать-то какая….
Мария – Чудо свершилось, сыночек мой богоданный, чудо свершилось над тобою!

Упала на колени и рыдала.


С- 12
Пророчество Старца
Трапеза в доме боярина Кирилла.
Стол, уставленный яствами. Кирилл во главе стола, Старец – по правую руку.

Кирилл – Спасибо, отче святый, благодарности нашей нет предела. Тяжким бременем на нас лежала забота о грамоте Варфоломея, но знали мы, верили, что Господь поможет ему. Знаки были еще до рождения его. Будучи еще во чреве матери, наш Варфушка троекратно прокричал в церкви во время литургии.
Старец – О, добрые супруги! Вот, Господь удостоил вас такой великой милостыни – дал вам необычного сына. Вам должно радоваться, что Бог благословил вас таким детищем: Он предъизбрал вашего сына еще прежде его рождения. А что я говорю вам истину – вот вам знамение: с этой поры отрок будет хорошо понимать всю книжную мудрость, и свободно будет читать Божественное Писание. Знайте, что велик будет сын ваш перед Богом и людьми за его добродетельную жизнь!

Старец встал и уже на пороге молвил.

Старец (пророчески) – Отрок будет некогда Обителью Пресвятой Троицы. Он многих приведет за собою к уразумению Божественных заповедей.

Хозяева проводили гостя до ворот. Он отошел немного и вдруг стал невидим.


С-13
Юность. Избрание пути. 1323-1326 г.
Училище, церковь, моленная и подворье в усадьбе Кирилла.
Музыка. Церковное пение.
Сменяются картины:
1. Варфоломей в церкви усердно молится.
2. Варфоломей в училище чинно читает Святое писание перед учителем и учениками.
3. Варфоломей помогает товарищам в постижении науки.
4. Варфоломей помогает отцу и Степану стоить из бревен новую пристройку.
5. Варфоломей читает много книг в моленной.

В моленную входит мать.

Мария – Радуется сердце мое, глядя на тебя, Варфушка. Не водишься ты со сквернословцами да смехотворцами, читаешь много, прилежно церковь посещаешь, чтишь отца и мать, но вот одно меня печалит – изнуряешь себя голодом, сыночек мой. Так можно и заболеть от истощения сил, тогда и нам немалую скорбь причинишь. Ты еще дитя, твое тело растет, посмотри: никто в твоем возрасте не принимает на себя такого поста - ни братья твои, ни товарищи так не постятся, как ты. Другие дети семь раз на дню поедят, а ты, дитя мое, ешь только раз в день, а то и через день. Мяса совсем не ешь. Нельзя так делать, это тебе не по силам: всякое добро хорошо в меру и в свое время. Вкушай пищу, по крайней мере, вместе с нами.
Варфоломей – Каждая птица клюет свое зернышко и сколько хочет. Не стесняй меня в этом, матушка, чтобы не пришлось делать так против твоей воли. Не отклоняй меня от поста, который так сладостен душе моей. Ведь вы же сказали мне, что я еще в колыбели постился по средам и пятницам – как же я могу не понуждать себя угождать Богу, чтобы Он избавил меня от грехов моих?
Мария – Тебе нет еще и двенадцати лет от роду, а ты уже говоришь о грехах своих! Мы видели над тобою явные знамения благодати Божией; ты избрал благую часть, которая не отнимается от тебя – что у тебя за грехи?
Варфоломей – И почему ты это говоришь? А ли не помнишь? Тебя увлекает естественная любовь твоя к детям, но послушай, что говорит Святое Писание: «никто не чист перед Богом, аще и един день жития его будет на земли» (Иова 14,5), никто не безгрешен, токмо един Бог.

Удивилась мать разумным речам сына.

Мария – Если ты так рассуждаешь, то делай, как хочешь, Господь с тобою.

Выходит из моленной.

Варфоломей – Господи! Если верно то, о чем поведали мне родители мои, если прежде моего рождения на свете Ты уже благоволил явить на мне грешном дивные знамения благодати Твоей, то – да будет воля Твоя, Господи! Буди, Господи, милость Твоя на мне! И дай же мне, Господи, измлада возлюбить Тебя всем сердцем моим и всею душею  моею. Тебе предоставлен я бедный от самых пелен – избави же меня, Господи, от всякой нечистоты, от всякой скверны душевной и телесной, сподоби меня творити святыню во страхе Твоем, Господи! К Тебе единому пусть стремиться сердце мое, да не усладят меня все сладости мира сего, да не прельстят меня все красоты житейские, к Тебе единому пусть прилепится душа моя, и да воприимет меня десница Твоя…. Исполни меня, Господи, радостию духовною и неизреченною сладостию Божественною – Дух Твой благий да наставит мя!


С-14
Московская Русь и Ростов 14 века.
Картины: князья, ратники, простой люд, монгольские ордынцы, битвы, грабежи, распри князей, дань монголам.

ТЕКСТ. Историческая справка
Нелегко было удельным князьям расставаться со своею свободою. Московский Князь действовал властно, иногда ничем не стесняясь, ни пред чем не останавливаясь. Даже в тех случаях, когда присоединение соседних уделов совершалось мирным путем, посредством, например, родственных союзов с Великим Князем Московским, и тогда Иоанн Данилович не задумывался распоряжаться удельными князьми как ему хотелось. Так, он выдал своих дочерей одну за Василия Давидовича Ярославского, а другую за Константина Васильевича Ростовского и, «действуя как глава России, предписывал своим зятьям законы в собственных их областях». «Горько тогда стало городу Ростову, – со скорбию повествует летописец, – и особенно князьям его! У них отняты были всякая власть и имение, вся же честь их и слава потягнули к Москве». Послан был на Ростов в сане воеводы московский вельможа Василий, прозванием Кочева, с ним другой, по имени Мина; по прибытии в Ростов они стали действовать полновластно, притесняя жителей, так что многие ростовцы принуждены были отдавать москвичам свои имущества поневоле, за что получали только оскорбления и побои и доходили до крайней нищеты. Трудно и пересказать все, что потерпели они; дерзость московских воевод дошла до того, что они повесили вниз головою ростовского градоначальника, престарелого боярина Аверкия, поставленного еще князем Василием Константиновичем, и в таком виде оставили его на поругание... Так поступали они не только в Ростове, но и по всем волостям и селам его. Народ роптал, волновался и жаловался на эти своеволия; все говорили, что слава Ростова исчезла, что князья его лишились своей власти, что Москва тиранствует...
Не избежали, конечно, этих народных скорбей и праведные родители Варфоломеевы. Славный и именитый некогда боярин Кирилл под старость стал терпеть нужду. Частые путешествия в Орду со своим князем, тяжкие дани и непосильные подарки ордынским вельможам, без чего никогда не обходились эти путешествия, жестокий голод, нередко опустошавший Ростовскую область, а больше всего, говорит преподобный Епифаний, великая рать, или нашествие Туралыково в 1327 году – все это вместе отозвалось крайне неблагоприятно на его состоянии и почти довело его до нищеты. Очень вероятно также, что своеволие московских наместников, которые распоряжались в Ростове, как независимые государи, не пощадило и Кирилла, как ближнего боярина князей Ростовских. Тяжело было Кириллу после всего, что испытал он в Ростове, оставаться там, а может быть, и прямо приказано было от наместников московских удалиться из Ростова, и потому он решил, лишь только откроется возможность, покинуть родной город и перейти на службу к другому князю. Случай скоро представился.
В двенадцати верстах от Троицкой Лавры по направлению к Москве есть село Городище, или Городок, которое в древности носило имя Радонеж. В 1328 году, отправляясь в Орду, Великий Князь Иоанн Данилович написал духовное завещание, в коем между прочим назначил «село Радонежское» в удел Великой Княгине Елене «с малыми детьми» нераздельно. Вскоре после того село это перешло в полную собственность младшего сына Иоаннова Андрея. Великий Князь, по малолетству Андрея, поставил в Радонеже наместником Терентия Ртища, который, желая привлечь большее число поселенцев в этот почти не заселенный тогда край, объявил именем князя разные льготы переселенцам. Лишь только это стало известно в Ростове, многие из его жителей, в надежде найти себе облегчение, потянулись в Радонеж. В числе таких переселенцев Епифаний называет Протасия, тысяцкого, Георгия, сына Протопопова, с родом его, Иоанна и Феодора Тормасовых, их родственников Дюденя и Онисима, бывшего ростовского вельможу, а впоследствии диакона и ученика Сергиева.
В это же время в 4 августа 1325 году святителем Петром была заложена первая каменная церковь в Москве – Успенский собор.


С-15
Переезд. 1330 г.
Поместье боярина Кирилла. Ростов.
В горницу входит Кирилл. На лавках Степан и Варфоломей. Мария у окна.

Кирилл – Детушки мои родимые! Пришло лихо, поспешать надо, собираться в дальний путь, всем домом, всем скарбом… Бесчинствуют московские вельможи в нашем городе. Людей до смерти мучат, допытываются, где казна. Будто, вишь, хан баскакам новые сборы приказал сделать. Взялись и за градоначальника нашего, боярина Аверкия. Его пытать ладят. За ним и до нас могут добраться людишки Мины и Кочевы. Так уезжать отсюда надо, родимые. Мне что? Мне не смерть страшна, не лютые муки, а вас жалко сердешных. Молоды вы еще, жизни не видали. За вас ответ Богу дам. На Радонеж путь держать будем. 

Снаряжали телеги, грузили утварь. Расселись по телегам. Кирилл, Степан и Варфоломей на конях.

Кирилл – Ну, с Богом!
Мария (крестится) – Помоги Господи! Даждь нам доброй дороги и счастия на новом месте. Помилуй нас Господи…
Варфоломей – Прощай усадьба милая. Прощайте родимые поля и леса…

Тронулись кони. Забилось сильнее сердце Варфоломея. Взвилась пыль над дорогой.

Варфоломей (мысли) – Вот он, зеленый могучий дуб, где увидел дивного Старца. Вот родные цветы и луга… доведется ли еще увидеть места эти.

Подъехали к Ростову. Неспокойно, везде шум и гам, неразбериха. Широкая площадь. Лобное место. На лавках растянуты тела, залитые кровью. Батоги опускаются на окровавленные спины. Меж двух столбов головой вниз висит старик.

Варфоломей (мысли) – Господи! Да ведь это наш градоначальник! Что с ним сделали мучители. Господи, прими душу его! Посети Твоего мученика, вразуми безумствующих, ибо не ведают, что творят... Правда, мир и все, что в мире, создано Богом для блага людей, но все это человеческими страстями, насилиями, неправдами до того извращено, что жизнь человеческая не представляет почти ничего, кроме несчастия и болезней, и для желающего в кротости духа устроять свое спасение со всех сторон встречаются препятствия. В заповедях сказано человеку, как жить надобно, но разве он их исполняет?  Сам все портит своекорыстием и своеволием, нарушая вселенские законы, а потом жалуется, что жизнь бедами осыпает его. О, кабы люди любили друг друга, как Господь наш, Христос, уж, как в раю бы жили давно... Все урвать, обмануть норовят... Горе нам неразумным, молиться надобно за всех...

Дорога. Лес. Смеркает. Закат. Решили не останавливаться. Вышла полная луна. Стук колес. Крики птиц. Тихий разговор.


С-16
Радонеж. 1330 г.
Засветился восход. С пригорка открылся вид на небольшое село. С первым лучом солнца въехали в Радонеж. Остановились на окраине. Распрягли коней, поставили палатки. Развели костер. Кирилл и Степан поехали отпрашивать себе угодье.
Начали стоиться. Деревья возили из лесу, тесали бревна. Работа кипела.

Мария – Полно, полно, не надорвись, сыночек!
Варфоломей – Не волнуйся, матушка! Хорошо душе моей, дивно хорошо. Эх, кабы так всегда - работать, Бога радовать всю жизнь.

Варфоломей взялся за топор. Летит стружка. Звенит топор.
Росли стены. Закончили дом.
Отпраздновали свадьбу Степана, затем Петра.
Варфоломей помогает строить вторую избу для Степана. Подходит Кирилл.

Варфоломей – Отпусти меня батюшка, с благословением, и я пойду в монастырь.
Кирилл – Помедли, чадо, сам видишь: мы стали стары и немощны; послужить нам некому: у братьев твоих немало заботы о своих семьях. Мы радуемся, что ты печешься, како угодити Господу Богу, – это дело хорошее, но верь, сын мой, твоя благая часть не отнимется у тебя, только послужи нам немного, пока Бог явит милость Свою над нами и возьмет нас отсюда; вот проводи нас в могилу, тогда уже никто не возбранит тебе исполнить свое заветное желание.

ТЕКСТ
Какой прекрасный поучительный пример и благоразумия родительского, и послушания сыновнего! Кирилл и Мария не усиливаются погасить возгорающееся в сыне своем Божественное желание, не принуждают его связать себя с суетою мира узами брачными, как делают многие родители века сего – они только указывают ему на свои нужды и немощи, а втайне, вероятно, более имеют в виду его молодость и дают ему случай еще испытать самого себя и укрепиться в святом намерении, дабы он, возложив руку на рало, уже не озирался вспять. Но и Варфоломей не следует примеру своевольных детей века сего, из коих многие даже в обыкновенных мирских делах не хотят покорить воли своей воле родителей, и ни во что ставят их нужды и желания – нет, благоразумный юноша знает достоинство того, чего желает; однако же, взирая на заповедь Божию: чти отца и матерь (Мф. 15, 4), соглашается до времени томить себя неисполненным желанием, дабы сохранить повиновение родителям и чрез то наследовать их благословение, – так дорожил он этим благословением! И родители, конечно, от всего любящего сердца благословляли послушного сына святыми своими благословениями до последнего своего воздыхания!
Тем временем умерла Анна, жена Степана, оставив ему двух сыновей. Степан ушел в монастырь Хотьковский и остригся в монахи под именем Стефан.
Вскоре и родители Варфоломея ушли в Хотьков. Но не долго они там прожили. Там их братья и схоронили.

С-17
Маковица. 1337 г.
Первые листья кружат по воздуху: желтые, красные, зеленоватые...
Двое выходят из стен монастыря. Идут в сторону леса. Долго ходят, присматриваются, что-то ищут.
Вечерняя зорька. Варфоломей и Стефан взбираются на холм.

  Варфоломей – Стой, Стефан. Здесь это. Слыхивал я, что в этом месте достойные люди видали одни свет, другие огонь, а иные ощущали благоухание. Вот и я чую дивный запах, и сердце мне вещует, что здесь. Господь Всесильный, как у меня душа трепещет. Да, здесь это.
Стефан – Да, братец, дивное место. Благостно здесь, душа успокаивается, и петь молитву охота. Лучше места не найти, будем строиться здесь, а пока заночуем.
Варфоломей – Стефан, рад слышать я это, братец мой дорогой! Постой, я тебе шалаш живым духом смастерю. Мху с листьями насобираю, отдохнешь, выспишься, а ужо на заре строиться зачнем. А сейчас давай помолимся.

Оба упали на колени и горячо молятся.
Построили шалаш. Зажгли костер. Вынули из мешка по куску хлеба, посыпали солью. Ели и молча смотрели на огонь. Редкие искры уходили в небо.

Утро. Солнце восходит. Лучи играют на росе. Варфоломей и Стефан уже рубят лес, таскают бревна. Радостно.
Поставили малую келейку.
Затем поставили малую церквицу.

Варфоломей – По плоти ты мне старший брат, а по духу – вместо отца; тогда скажи мне: во имя какого святого следует освятить нашу церковь? Какой будет ее престольный праздник?
Стефан – Зачем спрашиваешь меня о том, что сам лучше меня знаешь? Ты, конечно, помнишь, как не раз покойные родители наши при мне говорили тебе: “Блюди себя, чадо: ты уже не наше, а Божие; Господь Сам избрал тебя прежде твоего рождения и дал о тебе доброе знамение, когда трижды возгласил ты во чреве матери во время литургии”. И иерей, тебя крестивший, и чудный Старец, нас посетивший, говорили тогда, что это трикратное проглашение твое предзнаменовало, что ты будешь учеником Пресвятыя Троицы; итак, пусть церковь наша будет посвящена Пресвятому имени Живоначальныя Троицы – это будет не наше смышление, а Божие изволение, пусть же благословляется здесь имя Господне отныне и вовеки!
Варфоломей – Ты высказал, господин мой, то самое, что давно было у меня на душе, чего я всем сердцем желал, но не дерзал высказать. Любезно мне слово твое, пусть эта церковь будет освящена во имя Пресвятыя Троицы. Ради послушания я вопрошал тебя; не хотелось мне иметь в сем волю свою, и вот Господь не лишил меня желания сердца моего!


С-18
Освящение церкви. Расставание с братом.
ТЕКСТ
Затем оба брата пошли в Москву, чтобы испросить благословение Всероссийского Митрополита Феогноста на освящение церкви. Святитель милостиво принял просителей и послал с ними священнослужителей, которые взяли с собою святой антиминс с мощами святых мучеников и все потребное для освящения храма. Церковь по желанию братьев была освящена во имя Пресвятыя и Живоначальныя Троицы. Так скромно, по-пустынному смиренно было положено основание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, столько прославленной впоследствии именем Преподобного Сергия! «Справедливо сия церковь, – замечает при сем блаженный Епифаний, – наречена во имя Святыя Троицы: она основана благодатию Бога Отца, милостию Сына Божия и поспешением Святаго Духа».

Церковное пение.
Церковка на Маковице. Вечер. Горит лучина. Образа. Варфоломей и Стефан закончили молитву.

Стефан – Братец, невмоготу мне, Варфушка, такая жизнь. Привык я к обители, тянет в монашескую келью. Душа просит песнопений и жаждет слушать литургию. Тянет меня в монастырь... Отпусти меня, братец...
Варфоломей – Господь с тобою, брат! Приметил я это. Куда влечет сердце, туда и ступай... Постой только чуток, пусть утихнут осенние вихри, дорога малость подмерзнет, легче идти будет. На Москву пойдешь, братец?
Стефан – На Москву, Варфушка, на Москву. По ней давно сердце горит. Есть там Обитель Богоявленская. Наши Хотьковские старцы сказывали, строгих правил там общежитие. Святой жизни монахи. Туда пойду. Не серчай, что тебя покидаю. Не по сердцу мне пустынное житие.

Стефан затеплил лучину, поправил старую, взял книгу.
Воет ветер и воют волки.

Стефан – А ты, Варфушка, ты, неужто здесь, в этом аду останешься? С лесными зверями, с лесными призраками? Жутко здесь как-то. Нет! Нет! Пойдем со мною, пойдем. Как и я в Обитель поступишь. Право! Со Христом, завтра же отправимся... А, Варфушка?
Варфоломей – Зачем смущаешь, брат? Зачем? Если уйду, кто сторожить станет новый храм святой Троицы? Кто беречь будет Святыню Господню? Кто? Не проси, судьба моя и радость моя здесь. Знаю.

Утро. На церквицу падает редкий снег. Из дверей выходит Варфоломей с лопатой, расчищает снег. На опушке появляется лиса, смотрит на Варфоломея, убегает. Выходит Стефан, кивает Варфоломею. Варфоломей входит в церковь, оба молятся.

Стефан – Когда утихнет тоска, покрепчаю, вернусь к тебе.
Обнялись крепко.
Стефан – Прощай, родимый, Бог даст, увидимся снова.
Варфоломей -  Господь с тобою!

Вышли из церкви. Варфоломей проводил Стефана, а когда тот пошел один, перекрестил на дорогу.


С-19
Отшельник. Постриг. 1338 г.
Маковица. Смена времен года: зима, весна, лето, осень.
Варфоломей работает, стоит амбар, распахивает землю, устраивает грядки, остановился, молится. На опушку леса выходит старец Митрофан.

Митрофан – Звал меня, сын мой?
Варфоломей – Да, святой отец! Литургию просит сердце, и не откажи мне пожить со мною некоторое время.
Митрофан – Что ж, дело доброе. Славен ты своим подвигом отшельническим, как тут не помочь, с радостью исполню.

Литургия. Всю ночь оба молились. Наступило утро.

Варфоломей – Отче, сотвори любовь ради Господа, облеки меня в чин иноческий, возлюбил я сей чин от юности моей и с давнего времени желаю пострижения. Только воля родителей моих долго меня от этого удерживала, но теперь, слава Богу, я от всего свободен и всею душею жажду иноческого пустынного жития.
Митрофан – Тверд ли ты в решении своем, дитя мое? Не торопишься ли?
Варфоломей – Тверд, святой отец! Люблю Христа и Святую Троицу всем сердцем!

7 октября 1338 (1342) г.
Солнце позолотило верхушки сосен.
Церквица.
Варфоломей в белой рубахе с распущенными волосами стоит перед Евангелием и крестом. Митрофан с ножницами в руках читает молитвы. Подошедшие иноки держат новую рясу.
Упала светлая прядь волос. Иноческая ряса покрыла юного монаха. На порезанные кудри лег клобук.

Митрофан – В память святых мучеников Сергия и Вакха дается тебе имя СЕРГИЙ!

  Иноки обнимают нового брата. Вдруг удивленно озираются, подняли голову, повели носом вправо-влево.

Инок Андрей  - Что за дивное благоухание явилось? Откуда?
Инок Михаил – Да, ты прав, брат, впервые такой благостный запах чую. Видно не зря народ молвит, что место сие особое.

Семь дней Митрофан совершал литургию, молились. Сергий вкушал только просфору. Он пел псалмы с божественным душевным огнем.

Сергий - Господи, возлюбих благолепие дому Твоего и место селения славы Твоея (Пс. 25, 8) Коль возлюбленна селения Твоя, Господи сил! Желает и скончавается душа моя во дворы Господни: сердце мое и плоть моя возрадовастася о Бозе живе. Ибо птица – душа моя – обрете себе храмину, и горлица гнездо себе, идеже положит птенцы своя... Блажени живущии в дому Твоем: во веки веков восхвалят Тя! (Пс. 83, 1–5).


С – 20
Страхования. 1338 – 1340.
  Случай первый. Маковица. Ночь, под утро. Сергий вышел из кельи и направился к церквице, вошел в нее, зажег лучину и начал молится.
Треск.
Вдруг расступилась стена – в отверстие вышел сатана с полчищем бесовским в остроконечных шапках.
Шум. Дикие вопли. Скрежет зубов.
Грозили, наступали.

Бес 1 – Уходи... уходи отсюда, беги скорее...
Бес 2 – Не смей долее оставаться на этом месте...
Сатана – Не мы на тебя наступили – ты сам нашел на нас! Свет нестерпимый идет от тебя и далеко доходит. Если не уйдешь отсюда, мы разорвем тебя на части, и ты умрешь в наших руках!
Сергий – Да воскреснет Бог и расточатся враги его, и да бежат от лица Его! Яко исчезает дым, яко тает воск от лица огня, тако да погибнут исчадия адовы от лица Божия!

Внезапно появился необычный свет! Темные полчища рассеялись.

  Случай второй. Келья. Потрескивает лучина. Сергий молится.
Шум, дикие крики.

Бесы – Уходи же отсюда!.. Зачем пришел в эту глушь лесную? Что хочешь найти тут... Нет, не придется больше здесь тебе жить и даже часа провести!.. Да и звери хищные бродят вокруг тебя в пустыне, готовые растерзать тебя. И мы не оствим тебя в покое – не думай, чтобы мы уступили тебе это место, искони пустынное...

Келья начала заполняться змиями.

Сергий - Боже, кто уподобится Тебе? Не премолчи, ниже укроти, Боже. Яко се врази Твои возшумеша (Пс. 82, 2–3). Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь!

Просиял свет чудесный и исчезли враги.

Сергий – Благодарю Тебя, господи! Ты не оставил меня, но скоро услышал и помиловал. Десная рука Твоя сокрушила врагов моих и державною крепостью Твоею истребила их до конца!


С- 21
Медведь
Маковица. Весна. Подснежники. Сергий возвращается лесом, в руках ведра с водой. Смотрит возле кельи лежит большой медведь, слабый чуть шевелится. Сергий зашел в келью и вынес кусок хлеба, положил на пень возле медведя. Тот заурчал и медленно стал поедать угощение.

Сергий – Ешь, Мишка, кушай, Божье ты творение, видно, сильно изголодался ты за зиму... Спасибо тебе, Господи! Послал мне лютого зверя, яко друга на утешение. Приходи еще, Мишка, если не сможешь себе пищи добыть, будем мирно делить просторы сии лесные и хлеба краюху...

ТЕКСТ
Часто приходил медведь в гости к отшельнику и порою долго не уходил, дожидаясь угощения. Как говорит Писание: «Блажен иже и скоты милует», так Сергий привык миловать зверя; он делил с ним последний кусок, а иногда и весь отдавал своему пустынному сожителю, как не разумеющему поста, а сам оставался без пищи. Кроме хлеба, у него в кельи не было никакой иной пищи, да часто случалось, что и хлеба недоставало. Можно думать, что хлеб доставлял ему время от времени младший брат его Петр, живший в Радонеже. Так упражнял себя угодник Божий в отречении от самых необходимых потребностей, «а может быть, – говорит святитель Филарет, – в сем мирном обращении со свирепою тварию, с назиданием души своей, созерцал он следы первоначального повиновения всех тварей невинному человеку». За то и неразумная тварь повиновалась ему, и дикий зверь сделался до того ручным, что слушался его слова и был кроток пред ним.
«Чего не может сделать добродетель? – рассуждает святитель Платон. – Думаю, что дикие звери ныне стали свирепы от жестокости наших нравов; а любовь и добродетель могут эту свирепость преложить в кротость и покорность».


С -22
Свет небесный
  Летний вечер. Келья.
Сергий зажег лампаду. Взял книгу о житии Богородицы, открыл оконце. Вдруг порыв ветра потушил лампаду, но Сергий был в столь высоком состоянии духа, что воспылал всем сердцем, и тогда просиял Свет Небесный. И стал он читать без лампады. Свет Небесный лился и переливался, а Сергий с восхищенным взором и великою радостью перелистывал страницы.


С -23
Первые сподвижники. 1342 – 1350.
Маковица. Лето. Легкий ветерок колышет ветви сосны. Сергий топором равняет бревно.
Из леса на опушку выходят три странника с посохами и котомками. Подходят к Сергию, радостно переглядываются.

Василий – Бог в помощь!
Сергий – И вам благословение! Проходите, люди добрые, присаживайтесь с дороги, отдохните.

Трое садятся на бревно.

Сергий – Что расскажите, люди Божьи, чем могу вам помочь?
Яков – Просить пришли тебя, послушник Божий – не оттолкни нас. Давно о тебе прослышали, о твоем святом, подвижническом житии. Далече разошелся слух о тебе. И возлюбили мы тебя и твой подвиг и жаждем приобщиться к тебе. Разгорелись души наши. Хотим того же. Дозволь поселиться рядом с тобою, построить кельи, молиться в твоем храме Святой Троицы. Дозволь инок Божий!

Все трое встали и земно поклонились Сергию. Инок смущенно улыбнулся и сам поклонился путникам.

Сергий – Можете ли терпеть скудость места сего?
Онисим - Все готовы мы понести, честный отче, все понесем при помощи Божией за твои святые молитвы; только об одном просим: не удаляй нас от себя, не гони прочь от этого святого и достолюбезного места.
Тронулось доброе сердце подвижника – он, видя их благое произволение и крепкую веру в помощь Божию и памятуя слово Спасителя: грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. 6, 37), решился принять их.

Сергий – Приемлю вас, но да будет известно каждому из вас, что если пришли работать Богу и хотите здесь со мною безмолствовать, то уготовайте себе претерпеть беды и печали, и нужды, и недостаток; ибо многими скорбями подобает нам внити в Царствие Небесное... Но бойся же, мало стадо, я верую, веруйте и вы, что Господь не предаст вас до конца искушенными быть против ваших сил. Ныне печалью исполнены будем, а завтра печаль наша радостью будет и преизбудет, и никто не может взять радости нашей. Дерзайте, дерзайте люди Божии!

Закипела работа. Стали пришельцы строить себе кельи. Сергий помогал всем. Вдохновение и радость труда царили в новой общине.
Картины: лес, совместное строительство новых келий, забора, врат, работа по огороду, пекарня, шитье обуви и одежды, писание икон, богослужение.

ТЕКСТ
И много других слов утешения слышали пришельцы от своего подвижника, и можно ли было не привязаться к нему всею душой? Можно ли было еще колебаться в сомнениях и страшиться подвигов пустынного жития? С таким наставником можно все понести, все вытерпеть; тоска ли сдавит сердце твое, или уныние овладеет душой, враг ли навеет помыслы греховные, или страсти поднимут в сердце свои змеиные головы – не медли, иди скорее к любящему и горячо любимому наставнику, с детской простотой открой пред ним все сердце свое, поведай, что томит тебя, пожалуйся ему на себя самого, как дитя жалуется нежной матери на своего обидчика, и верь – он скажет тебе в утешение иногда только два-три слова, но зато какие это чудные, теплые, благодатные слова! Они прольют мир в душу твою, согреют ее такою любовию, какою только мать согревает грудное дитя, – и все пройдет, как рукою снимет, и станет на душе так тихо, ясно и тепло...
Когда построено было 12 келий, Сергий обнес их высоким забором. Вратарем поставили Онисима, так как его келья была у самых ворот. Густой лес окружал Обитель: вековые сосны и ели. Меж пней засевали огороды. Жили тихо и сурово. Сергий подавал во всем пример. Сам рубил кельи, таскал бревна, молол в ручных жерновах, пек хлебы, варил пищу, кроил и шил одежду и обувь, носил на гору воду в двух водоносах и поставлял у кельи каждого брата. Одним словом, он служил братии, по выражению блаженного Епифания, яко купленный раб.
Шли годы. Монастырь рос и укреплялся  и трудно было пришедшему в первый раз посетителю различить, кто был старший из них и кто младший, кто начальник места сего и кто подчиненный, потому что, взирая на смиренного и кроткого Сергия, каждый старался смирять себя пред смиреннейшим. Все считали друг друга братиями, и никто из них не хотел быть старшим. Какой поучительный урок гордым сынам нашего суетного века, желающим весь мир переделать по своим безумным мечтам! Не путем безначалия, насилий и полной разнузданности страстей человеческих достигаются истинно братские отношения между людьми, а путем глубочайшего смирения, путем полного самоотречения в духе Евангельской любви, когда люди забывают о своих правах и во имя любви думают только о своих обязанностях да горько оплакивают немощи падшей природы своей...
Разлучившись с Сергием, брат его Стефан, конечно, не прерывал с ним духовного общения и, живя в Москве, быть может, по временам навещал его в пустыне Радонежской. Может быть, иногда приводил он сюда и малютку сына, Иоанна, который в детстве жил в доме своего дяди, Петра, в Радонеже. Наслышавшись о богоугодной жизни своего святого дяди, двенадцатилетний Иоанн возгорелся желанием жить под его духовным водительством и однажды пришел к нему вместе с отцом. Держа отрока за руку, Стефан сам ввел его в пустынную церковь и, передавая его брату, к удивлению всей братии, заявил свое желание немедленно облечь его в ангельский образ... Не стал противоречить Сергий этому желанию старшего брата, который, подобно древнему Аврааму, отдавал Богу своего сына. И вот отрок Иоанн принимает пострижение, быть может, от своего отца, и нарекается Феодором... Чистый душею и сердцем отрок беззаветно отдал себя Преподобному дяде, и скоро навык всем добродетелям иноческим. В Обители Сергиевой будущий Архиепископ Ростовский прожил около двадцати двух лет; в это, конечно, время он научился здесь иконописанию и был одним из первых иноков-иконописцев Сергиевой Лавры.

С – 24
«Лучше повиноваться, нежели начальствовать». 1350 – 1354.
ТЕКСТ
Тем временем над Русскою землей разразилось тяжкое бедствие – моровая язва, известная в истории под именем «черной смерти», она появилась в пределах России около 1348 года и опустошала ее в продолжение нескольких лет, переходя из края в край, из города в город. «В Киеве, Чернигове, Смоленске и Суздале едва уцелела одна третья часть населения, в Глухове и Белозерске не осталось ни одного человека». Не успевали хоронить умерших: отпевали по тридцати – по сорока человек зараз, клали по три, по пяти человек в один гроб... В короткое время умерли Митрополит Феогност, два сына Великого Князя и сам Великий Князь Симеон Иванович. Многие православные русские люди шли в монастыри: под благодатным кровом святых обителей не так страшно было и умереть, как в среде мирской суеты; здесь каждый мог с мирною душою совершенно предать себя в волю Божию и приготовиться к смерти по-христиански. Можно ли сомневаться, что и к Преподобному Сергию, в его пустынную Обитель, в это время особенно много приходило людей, искавших у сего благодатного инока-подвижника утешения в горестях жизни. Сказывалась нужда в священнослужителе, в игумене, так как до сих пор приходилось приглашать священника со стороны.

А.   Келья Сергия. Святой подвижник шьет одежду.
Стук в дверь. Сергий открывает. На пороге несколько человек из братии.

Онисим – Давно мы ужо думу думаем – нужен нам свой игумен, и лучше, нежели ты, не сыскать. Во всем ты нам пример и наставник. Ты положил начало сему храму во имя Святой Троицы. Уповаем на тебя, Сергий.
Сергий – Желание игуменства есть начало и корень властолюбия. Спасибо, братие, за честь мне оказанную, но не мило это сердцу моему. Одного желает душа моя – умереть здесь простым чернецом. Не принуждайте же меня и вы, братия. Оставьте меня Богу: пусть Он, что хочет, то и творит со мною.

Ушли печально посланцы братии.

Б.   Церковь. Тишина. Сергий переписывает Святое Писание. Подходят посланцы братии.
Онисим – зачем ты, отче, отказываешься исполнить наше желание? Ведь ты основатель Обители сей – будь же ей и настоятель. Твоя добродетель собрала нас сюда – она же пусть и управляет нами. Ты насадил виноград сей – ты и питай нас своим учением и плодами примера твоего. Вот наше последнее слово: или сам будь нам игуменом, или, если не хочешь, иди, испроси нам игумена у святителя; если же не так, то мы все разойдемся отсюда.
Сергий – Идите пока с Богом, каждый в свою келью, лучше помолимся все поусерднее Господу Богу, чтобы Он сам открыл нам волю Свою. Тогда увидим, что нам делать.

Опять послушалась братия, стала молиться.

В.   Подворье Обители. Сергий рубит дрова. Подходят представители братии.
Онисим – Отче, ведь ради тебя мы и сошлись-то сюда, в это место пустынное, мы слышали о твоих подвигах, знаем труды твои, ведь ты своими руками построил и эту церковь во имя Живоначальныя Троицы. И мы веруем, что в тебе обитает благодать Ее, и потому вот пришли сюда, возложив упование на Господа, и желаем совершенно предать себя твоему руководству. Итак, будь нашим игуменом и духовным отцем и, предстоя престолу Божию, возноси за нас свои теплые молитвы.
Сергий – Простите меня, отцы мои, кто я, грешный, чтобы быть мне иереем Божиим? Как дерзну я на такое служение, пред которым со страхом и трепетом преклоняются и самые Ангелы? Нет, это выше меры моей, отцы мои, я еще не начинал жить по-монашески – как же я осмелюсь коснуться святыни Божией? Вот мое дело – плакать о грехах моих, чтобы вашими же святыми молитвами достигнуть оного края желаний, к которому стремится от юности моя грешная душа.

Сергий медленно отставил топор и пошел в келью.

Г.   Келья. Сергий скатывает свечи. Входит Онисим.
Онисим – Прости, отче, всяко мы передумали все твои слова и все желания. Мы не хотим спорить с тобою - мы веруем, что Сам Бог привел нас сюда; мы сердечно желали подражать твоему житию и подвигам и чрез то надеялись достигнуть вечного блаженства. Но если уже ты не хочешь пещись о душах наших и быть нашим пастырем, то мы все принуждены будем оставить это место. Мы уйдем от храма Пресвятыя Троицы и будем невольными нарушителями нашего обета, будем блуждать, как овцы без пастыря, а ты дашь за нас ответ нелицеприятному Судии – Богу!
Сергий – Желаю лучше учиться, нежели учить, лучше повиноваться, нежели начальствовать, но боюсь суда Божия, не знаю, что угодно Богу; святая воля Господня да будет!
ТЕКСТ
«Какая прекрасная распря! – замечает святитель Филарет Московский, – распря едва ли не превосходнейшая, нежели самое согласие. Здесь смирение старшего сражается с любовию и покорностию младших – единственная брань, в которой ни одна сторона не теряет, а обе приобретают в каждом сражении! Как благополучны были бы общества, если бы члены их так же препирались между собою за сохранение подчиненности, а не за домогательство власти!»
«В мирских обществах, – говорит другой святитель, Филарет Черниговский, – люди сражаются друг с другом за власть, и чрез то производят расстройcтво в делах, расстройство в сердцах, и губят себя и других жаждою власти. А тут – все совершенно обратно: как благотворен закон Твой, Господи!»

Сергий - Отцы и братия, не хочу более прекословить вам, но не нам решать это дело – пусть решит его святитель; итак, пойдемте же к нему.


С – 25
Поставление во игумена. 1354.
ТЕКСТ
Московского первосвятителя Митрополита Алексия в то время не было в России: в 1354 году он путешествовал в Царьград по делам церковным, а управление делами митрополии на время своего отсутствия поручил Волынскому епископу Афанасию, который жил в Переяславле-Залесском, в Нагорном Борисоглебском монастыре. Туда и отправился Преподобный Сергий, взяв с собою двух старейших иноков.

Переславль-Залесский. Борисоглебский монастырь. Сергий и иноки вошли в храм.
Сергий пал к ногам Афанасия.

Афанасий – Кто ты и откуда?
Сергий – Грешный инок Сергий мое имя.

Афанасий улыбнулся приветливо.

Афанасий – Встань, сын мой. Прослышал я о твоих подвигах пустынных, об Обители и церкви Троицкой. Рад видеть тебя.

Афанасий отечески приобнял и поцеловал Сергия. Долго беседуют. Сергий смиренно поклонился Афанасию.

Сергий – Прошу игумена для новой Обители, отче.
Афанасий - Сын и брат мой! Господь Бог устами Пророка Давида сказал: «Вознесох избраннаго от людий Моих… ибо рука Моя заступит его» (Пс. 88, 20, 22), и Апостол говорит: «…никтоже сам себе приемлет честь, но званный от Бога, якоже и Аарон» (Евр. 5, 4). А тебя воззвал Господь Бог от чрева матери твоей, как от многих слышал я о том, посему ты и будь отныне отцем и игуменом для братии, тобою же собранной в новой Обители Живоначальныя Троицы.
Сергий – Недостоин я, отче.
Афанасий – Сын мой, ты все стяжал, а послушания не имеешь.
Сергий – Как Господу Богу угодно, так пусть и будет, благословен Господь вовеки!
ТЕКСТ
Тогда святитель со всеми священнослужителями пошел в церковь, взяв с собою и Преподобного; там он облачился во все священные одежды, велел Сергию гласно произнести Символ веры и, осенив крестообразно его преклоненную главу, поставил его во иподиакона. Началась Божественная литургия, и Сергий произведен был во иеродиакона, а на другой день облечен и благодатию священства. Святитель распорядился, чтобы на следующий день новоблагодатный иеромонах Сергий один совершил Божественную литургию. Нужно ли говорить, с каким сердечным умилением впервые приносил Преподобный Сергий бескровную жертву собственными руками? Он весь исполнен был благоговейного страха и весь сиял неземною радостию...
По окончании литургии святитель Афанасий произнес над ним молитвы, совершающие его поставление во игумена.
Афанасий - Чадо, вот ради святого послушания к нам восприял ты теперь сан священный; знай же, что сие служение дается только верным человеком, как говорит Апостол Христов, иже довольни будут и иных научити (2 Тим. 2, 2). Посему надлежит тебе, возлюбленный, по заповеди великого Апостола, немощи немощных носити и не себе угождати (Рим. 15, 1). Помни слово его: «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» (Гал. 6, 2). Если будешь так поступать, то и себя спасешь и живущих с тобою».
Преподобный Сергий вернулся в Обитель со своими товарищами. Со слезами на глазах встречала его братия, поклонившись до земли. Преподобный прошел в храм, упал на колени перед иконою Троицы и молился пламенно.

С-26
Первые годы игумена. 1354 -1357.
А.   Обитель Сергиева. Церковь. Вся братия пришла послушать Сергия.
Сергий – Царствие Божие с нуждею восприемлется, и только понуждающие себя восхищают оное (Mф. 11, 12). Подвизайтеся же, братие, войти в него узкими вратами! (Мф. 7, 3). Приидите, чада, послушайте мене, по слову Давидову, я страху Господню научу вас (Пс. 33, 12). Помните слова Апостола: плод же духовный есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5, 22–23). Подвиг немалый предстоит нам противу невидимого врага, ибо диавол, яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити (1 Пет. 5, 8). Не устрашимся, други, этого подвига, чтобы страшного геенского мучения избегнуть; пусть сведены будут руки от трудов – будем простирать их только к Богу, а ноги пусть неподвижно стоят на молитве!.. Не будем, братие, щадить естество тленное, со всем усердием возьмемся за подвиг, чтобы получить победные венцы от Христа Бога!
ТЕКСТ
Поучая  братию Сергий избегал многословия, его речь обнаруживала глубокое знание Святого Писания, дух и смысл которого он постигал не умом только, но и сердцем.
Сергий – Внимайте себе, братие, всех молю, прежде имейте страх Божий и чистоту душевную и любовь нелицемерную, к сим и страннолюбие, и смирение с покорением, пост и молитву. Пища и питие в меру, чести и славы не любите, паче же всего бойтеся и поминайте час смертный и второе пришествие.
ТЕКСТ.  Он учил не столько словом, сколько своим примером.

Сергий катает свечи.
Сергий варит кутию.
Сергий мелет пшеницу и готовит просфоры.
Сергий носит воду.
Сергий рубит дрова.
Сергий переписывает Святое Писание.
Сергий работает в огороде.

ТЕКСТ
В 1357 году из области Смоленской пришел старейший из архимандритов Симон, который оставил почет и уважение и свое настоятельство в Смоленске.

Б.   Подворье Обители.
Симон с посохом странника.
Симон (с глубоким смирением) – Прими меня, игумен светлый, в свою пустыню Радонежскую, и прими от меня пожертвование во славу Живоначальной Троицы, и да будет построен новый храм!

ТЕКСТ. Сказание.
Есть, – замечает преподобный списатель жития Сергиева, – есть в древних книгах отеческих такое сказание: сошлись однажды святые отцы и повели между собою беседу о последних временах. В пророческом духе говорили они, что в последние времена люди будут слабы и не будет среди них таких великих подвижников, каковы были первые Отцы-пустынножители. Но вот Бог укрепил Преподобного Сергия и в последнем роде и явил в нем как бы одного из древних Отцев. Он водворился в глуши лесной, не страшась привидений диавольских, и за то Бог оградил Обитель его полками Ангельскими. Многие приходили к нему, чтобы спасать души свои под его мирным кровом, и никому он не отказывал – ни старому, ни юному, ни богатому, ни убогому; всех принимал он с радостию и с любовию, по слову Евангельскому: Грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. 6, 37), только не скоро постригал. Прикажет, бывало, одеть пришельца в длинную свитку из грубого черного сукна и велит ему проходить какое-нибудь послушание вместе с прочими братиями, пока тот не навыкнет всему уставу монастырскому; потом облечет его в одежду монашескую», или, как ныне говорят, в рясофор, «и только после тщательного испытания пострижет уже в мантию и даст ему клобук. А когда видел, бывало, что который-либо инок стал опытен в духовном подвиге, такового удостоивал и святой схимы».
Одним из правил порядка, установленного Преподобным Сергием в своей Обители, требовалось, чтобы после повечерия братия не ходили из кельи в келью и не беседовали друг с другом, кроме крайней нужды, когда, например, нужно было побывать зачем-нибудь у самого игумена; каждый в своей кельи должен был заниматься молитвою и рукоделием. Преподобный сам строго наблюдал за исполнением этого правила. Богомудрый наставник терпеливо трудился над каждым отдельным братом, над отдельными особенностями каждого брата, приспособляя их к целям всего братства.
В. Зима. Ночь. Идет одинокая фигура, подходит к оконцу, где горит свеча. Два инока о чем-то мирском оживленно беседуют. Пр. Сергий легким ударом в оконце дал знак о прекращении празднословия.
С- 27
Посмаги
ТЕКСТ
Три дня провел смиренный Сергий без пищи. На рассвете четвертого дня он взял топор и пошел к брату Даниилу, у которого всегда были запасы.

Сергий – Слышал я, старче, ты хочешь пристроить сени к своей кельи. Позволь мне построить их для тебя, чтобы руки мои не были без дела.
Даниил - Правда, – отвечал ему Даниил, – мне очень бы хотелось построить их, у меня уже все и для работы давно заготовлено, и вот только поджидаю плотника из деревни. А тебе как поручить это дело? Пожалуй, запросишь с меня дорого.
Сергий – Эта работа не дорого тебе обойдется,  мне вот хочется гнилого хлеба, а у тебя он есть; больше этого с тебя не потребую. Разве ты не знаешь, что я умею работать не хуже плотника?
Тогда Даниил вынес ему решето с кусками гнилого хлеба (посмаги), которого он сам не мог есть.
Даниил - Вот, если хочешь, возьми все, что тут есть, а больше не взыщи.
Сергий – Хорошо,  этого с избытком довольно для меня; побереги же до девятого часа: я не беру платы прежде работы.

Пр.Сергий крепко подтянул пояс и принялся за работу. Пилил, тесал доски, долбил столбы. К вечеру закончил. Солнце садилось за лесом. Даниил опять вынес ему посмаги. Сергий поставил решето перед собою, помолился, благословил пищу и начал есть, запивая водою. Некоторые братья заметили даже, что когда Сергий ел, то из уст его исходила пыль от сухой плесени.


С- 28
Голод. Роптание
Обитель. Поляна перед церковью. Сергий пилит дрова.
ТЕКСТ
Начался голод. Некоторые иноки возроптали. Пошли к Сергию.

Никифор - Вот мы смотрели на тебя, все тебя слушались, а теперь приходится умирать с голоду, потому что ты запрещаешь нам выходить в мир просить милостыни. Потерпим еще сутки, а завтра все уйдем отсюда и больше не возвратимся: мы не в силах выносить такую скудость.
Сергий – О чем скорбите вы, братие мои? Зачем так смущаетесь? Уповайте на Господа, ибо сказано: воззрите на древния роды, и видите, кто верова Господеви и постыдеся? Кто веровал слову Его – и обманулся? Кого из призывающих Его Он не услышал? Вот,  вы скорбите из-за недостатка пищи, но ведь это случилось на краткое время, ради испытания веры нашей; ведь если вы перенесете это лишение, как подобает инокам, с верою и благодарением, то это самое искушение вам же послужит на пользу. Благодать Божия ведь никому не дается без скорбей и искушений. «Без огня, – говорит святой Лествичник, – и золото не бывает чисто». Без огня человек не живет. Когда огонь сердца затухает, возгораются обратные огни – страсти, которые губят человека.

Послышался сильный стук в монастырские ворота. Онисим посмотрел в оконце и увидел телеги с хлебом, побежал к игумену.
Онисим - Отче, привезли много хлебов, благослови принять! Вот, по твоим святым молитвам, они у ворот!
Сергий – Отвори, пусть войдут.
Ворота отворились, и въехало несколько повозок, нагруженных хлебом, рыбою и другими припасами.
Сергий – Ну вот, теперь вы, алчущие, накормите кормильцев ваших, позовите их разделить с нами общую трапезу, угостите их и успокойте, как следует. Ударьте в било, всем собираться в церкви.
Пр. Сергий отслужил молебен благодарственный Господу Богу, благословил братию садиться за трапезу. Все сели, и Сергий стал раздавать хлеб, который был еще теплый, как будто только испеченный.
Авраамий – На вкус, как с маслом и медом или с каким-либо благовонным зелием.
Сергий – Где же тот брат, который роптал на заплесневелые хлебы? Пусть войдет сюда и отведает, какую пищу послал нам Господь.

Никифор прячется за спинами братьев.

Сергий – А где же наши благодетели?
Все озираются вокруг. Никого из приехавших нет.
Сергий – Разве я не говорил вам, чтобы вы пригласили их к трапезе? Почему же их нет?
Авраамий - По слову твоему мы звали их, отче, мы даже спрашивали их, от кого все это прислано. Но они только сказали нам, что один христолюбец, человек богатый, прислал их издалека, чтобы передать тебе эти припасы, а от трапезы отказались и говорили, что им дано еще другое поручение, которое должны также немедленно исполнить, и потому спешат в дорогу.

Все переглянусь. На лицах удивление.

Сергий – Видите сами теперь,  что Господь не оставляет места сего и рабов Своих, которые служат Ему здесь с верою день и ночь, и терпят с благодарением всякое лишение.


С – 29
Святой источник
Лето. Утро. Пение птиц. Подворье Обители. Пр. Сергий идет через двор к церкви. Навстречу ему идет уставший инок Павел с ведрами воды.
Павел – Устал я, далеко за водой ходить приходится. Для чего на таком месте построил ты Обитель, а не у реки?
Сергий – Я хотел здесь безмолвствовать один; Богу угодно было воздвигнуть здесь Обитель во славу Его Пресвятого Имени; дерзайте в молитве и не унывайте, если Он в безводной пустыне дал воду из камня непокорному народу Еврейскому, то неужели Он оставит вас, работающих Ему на сем месте день и ночь? Поставь свои ведра и иди за мной.

Пошли в лес, остановились у оврага, где стояла дождевая вода. Пр. Сергий встал на колени.
Сергий – Боже, Отче Господа нашего Иисуса Христа, сотворивший небо и землю и все видимое и невидимое, создавший человека и не хотящий смерти грешника! Молим Тебя мы, грешные и недостойные рабы Твои, услыши нас в час сей и яви славу Твою! Как в пустыне чудодействовала крепкая десница Твоя, от камня воду источив, так и здесь яви силу Твою – даруй нам воду на месте сем, и да разумеют все, что Ты послушаешь боящихся Тебя и имени Твоему славу воссылающих – Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков, аминь!

  Вдруг из-под земли пробился обильный источник холодной ключевой воды. Потекла вода быстрым ручьем по долине.

ТЕКСТ
Бывали исцеления от воды сей, и назвали ручей Сергиевой рекой, но Преподобный узнав об этом, призвал к себе старейших из братии.

Сергий – Братие мои, ведь не я вам воду дал – это Господь милосердый утешил нас, недостойных, Своею милостию. Зачем же вы зовете источник моим именем? При чем тут я, грешный?

ТЕКСТ. Музыка.
О достолюбезное, святое смирение! Ты не видишь даже и того, что чудеса творишь, ты везде и во всем видишь только одну благодать Божию да свое недостоинство!.. Ты боишься, угодниче Божий, как бы не почли тебя за святого человека, ты готов бы убежать, укрыться в глушь лесную, в чащу непроходимую, в темные пещеры и мрачные дебри пустынные, чтобы не славили люди имя твое, не указывали на тебя как на Божия избранника!.. А мы, грешные... сделаем что-нибудь доброе, – (да и то иногда с грехом пополам!..) да сами же и начинаем трубить о том!.. Если же иной раз, из приличия, чтобы не называли нас самохвалами, и молчим о себе, зато уж как же бываем довольны, как утешаемся, когда люди скажут о нас словечко доброе! Точно малые дети игрушкой, – так и мы забавляемся похвалою людской!.. И как же не сказать после этого, что как небо от земли, так и наша жизнь далека от святой жизни угодников Божиих! А вся беда наша в том, что смирения у нас нет, нет ни единой крупицы этого некрадомого сокровища небесного, этого злата мытарева, которым так богаты были святые угодники Божии.


С – 30
Чудесные исцеления
ТЕКСТ
 Можно рассуждать так: Бог тем более поддерживает, окрыляет и заступается за человека, чем больше устремлен к Нему человек, любит, чтит и пламенеет, чем выше его духопроводность. Ощущать действие этого промысла может и просто верующий. Чудо же – нарушение «естественного порядка» (внешней, тонкой пленки, где все совершается по правилам царства духовных сил) – чудо «простому смертному» не дано. Чудо есть праздник, зажигающий будни, ответ на великую любовь. Чудо – победа сверхалгебры, сверхфизики царства небесного над алгеброй и физикой земного мира. Вхождение чудесного в будни наши не говорит  о том, что будничные законы ложны. Они лишь – не единственны. То, что мы называем «чудесным» - совершенно «естественно» для высшего мира, чудесно лишь для нас, живущих в буднях и считающих, что, кроме буден, ничего и нет. Для моллюска было бы чудесным услышать музыку Бетховена, для человека – видение будущего и физически невидимого, и, главное чудо – мгновенная отмена нашего маленького закона – воскресение по смерти. Это, конечно, величайшая  мощь любви, прорывающаяся оттуда, на призыв любовный, что идет отсюда.
Даже Преподобный Сергий, в ранней полосе подвижничества, не имел видений, не творил чудес. Лишь долгий, трудный путь самовоспитания, аскезы и самопросветления приводит его к чудесам и к тем видениям, которыми озарена зрелость.


Окрестности Обители. Обитель.
Зима. Метель. Идет человек с ребенком на руках.

Отец ребенка (мысли) – Только бы мне успеть донести до угодника Божия, а там верю, что он поможет.

Видны ворота монастыря. Стучит, ему открывают.

Отец ребенка – Где настоятеля искать?

Идет к кельи Преподобного. Стучит, дверь отворяется, отец с ребенком входит.

Отец ребенка – Вот, отче, донес, помоги моему отроку, один он у меня. Всю дорогу на руках нес, чтобы не замерз и дабы угодить Господу. Помоги ему, Христом Богом прошу, помолись за него, отче Сергий! Твоими молитвами, верую, вернется к нему здравие.

Дрожащими руками отец разворачивает ребенка. Внезапно, с воплем отчаяния и ужаса отскакивает от него.

Отец ребенка – Дитя умерло!!! Мой сын – мертв! Что же мне теперь делать?.. Лучше было бы для меня, если бы мальчик мой умер дома – тогда, по крайней мере, я не оскудел бы верою, которою доселе питал к тебе, отче.

  Со слезами на глазах отец ребенка вышел из келии. Преподобный преклонил колена и стал молиться. Вдруг дитя ожило. Ребенок открыл глаза и потянул ручки к Преподобному. Возвратился отец. Он принес вещи для погребения.

Сергий – Напрасно ты, человече, не рассмотрев, так возмутился духом – видишь, отрок твой вовсе не умирал.

Изумленный отец не верил своим глазам. С криком счастья бросился он к сыну, плакал, обнимал, ласкал и смеялся. Затем обернулся и упал к ногам Сергия.

Отец ребенка – Это ты воскресил его, знаю, верил я в это, благодарю, отче!...
Сергий – Ты обманываешься и не знаешь сам, за что благодаришь. Когда ты сюда нес больного отрока, он изнемог от сильной стужи и впал в обморок, а теперь согрелся у меня в теплой келии и тебе кажется, что воскрес он.
Отец ребенка – Нет, нет, я видел...
Сергий – Если осмелишься сказать кому-либо, то можешь повредить сыну.
Отец ребенка – Нет, отче, буду молчать, не смею прекословить.

Свет на лике Преподобного и мудрые глаза, взирающие на отца ребенка.

С – 31
Излечение больного
Лето. Через ворота монастыря вносят на носилках больного. Несут в церковь. Преподобный Сергий молится у образа Богородицы. Больного кладут недалеко от игумена, ждут окончания молитвы. Преподобный обернулся.

Родственник больного – Отче, смилуйся над нами, сколько чудес творит Господь твоими руками. Помоги брату нашему: три недели он не спит, не ест, вся надежда только на Бога.

  Преподобный прошел к кувшину со святой водой, взял его и с молитвой окропил больного. Тут же больной почувствовал облегчение, улыбнулся и уснул.
Утром больной проснулся в келии, рядом стоял Сергий.

Больной – Голод безмерный одолевает меня. Принесите что-нибудь поесть, люди добрые.

Преподобный берет тарелку с едой.

Сергий – Вкуси, божий человек, ты здоров.

Больной молится, и затем с улыбкой вкушает пищу.


С -32
Бесноватый вельможа
Лесная дорога. На телеге сидят люди и прикованный человек с диким взором.

Бесноватый – Куда вы меня везете? Не только видеть, но и слышать не хочу о Сергии.

Бросается на всех окружающих, пытается вырваться из оков.
Бесноватый – Не могу! Не хочу! Вернусь туда, откуда пришел...

Подъехали к воротам Обители. Бесноватый отрывает одну цепь. Родственник вбегает на подворье, просит иноков помочь.
Преподобный собирает братию в церкви. Началось молебное пение о болящем. Бесноватый стал затихать. Родственники подвели его к церкви, где стояла небольшая лужа с дождевой водой. Преподобный вышел из церкви с крестом в руке.
Только Сергий осенил бесноватого крестом, тот с диким воплем бросился в лужу с водой.

Бесноватый – Горю!.. Горю страшным пламенем!..

  И тут рассудок вернулся к больному. Родственники обступили его.

Брат бесноватого – Зачем ты бросился в воду?
Бесноватый – Увидел я великий пламень, исходящий от креста, который охватил меня со всех сторон, вот я и бросился в воду, чтобы не сгореть.

С – 33
Плохое сукно
ТЕКСТ
Однажды не случилось хорошего сукна в его Обители – была всего одна половинка, гнилая, какая-то пестрая и плохо сотканная. Никто из братии не хотел ею воспользоваться, один передавал ее другому, и так обошла она до семи человек. Но Преподобный Сергий взял ее, сам скроил себе рясу и, надев ее на себя, не хотел уже более расставаться с нею, пока в продолжение одного года вся она не распалась от гнилости.

С – 34
Случай с землепашцем
Монастырский огород. Преподобный (ряса покрыта заплатами) копает заступом землю под овощи.
Простой крестьянин-землепашец вошел в ограду монастырскую. Подошел к иноку.

Землепашец – Бог в помощь! А где бы мне увидеть отца игумена вашего, Сергия?
Сильвестр – В огороде он, пройди туда, но подожди немного пока он сам выйдет.

Крестьянин ходит вдоль забора, заглядывает нетерпеливо в огород через щели в заборе. Видит там старца в заплатанной рясе. Опять походит к иноку.

Землепашец – Я сюда издалека пришел, чтобы увидеть игумена вашего – у меня до него есть важное дело.
Сильвестр – Я же тебе уже указал его, если не веришь, что это он – спроси его самого.

Тогда крестьянин стал у калитки в ожидании игумена. Преподобный вышел.

Сильвестр – Вот он самый, кого тебе нужно.
Землепашец – Я из далека пришел посмотреть на пророка, а вы мне показываете какого-то нищего! Напрасно же я трудился, шел сюда; я думал получить пользу душе своей в вашей честной Обители, а вместо того встречаю только насмешки... Но я еще не дожил до такого безумия, чтобы почесть этого убогого старичка за того знаменитого Сергия, о котором так много слышал я славных вещей!

Сильвестр подошел к Преподобному.

Сильвестр – Только тебя не смеем, отче, ослушаться, а то гостя твоего мы выслали бы вон из Обители – такой он невежа! Да еще нас же укоряет, будто мы смеемся над ним!
Сергий - Нет, зачем выгонять его? Он не к вам пришел, а ко мне, не трогайте его, своими простодушными словами он не причинил мне никакого зла. Да если бы и погрешил он в чем-нибудь, то нам, духовным, подобает, по слову Апостола Христова, исправлять такового духом кротости (Гал. 6, 1)
.Преподобный сам подошел к землепашцу и поклонился ему до земли, потом поцеловал и с любовью благословил.
Сергий – Спасибо, божий человек, что имеешь о моей нищете надлежащее мнение.
Преподобный взял гостя за руку, повел в трапезную и стал угощать его. Гость растрогался.
Землепашец – Вот, не довелось мне до сей поры увидеть игумена славного.
Сергий – Не скорби, брате, Бог так милостив к месту сему, что никто отсюда не выходит печальным. И тебе Он скоро покажет, кого ты ищешь.

В трапезную входит князь со свитою бояр и ратников. Преподобный встал и пошел на встречу князю. Ратники расчищали ему дорогу. Князь еще издали поклонился до земли Сергию. Преподобный поцеловал его и благословил. Затем оба сели, а все бояре и братия почтительно стояли вокруг.
Землепашец пытался пробиться сквозь толпу, чтобы увидеть игумена. Повернулся к иноку.
Землепашец – Кто же этот чернец, что сидит направо от князя?
Андроник – Разве ты пришелец здесь, что не знаешь Преподобного отца Сергия?

И тут только понял все землепашец.
Землепашец – Попросите за меня прощения у старца. Вот уж справедливо зовут нас мужиков невеждами. Как будто я ослеп и не вижу, с кем говорю.

Крестьянин сидит и горюет. Князь поклонился и вышел из трапезной. Землепашец бросился к ногам Преподобного.
Землепашец – Прости, отче, прости, божий угодник, мое неверие, мою слепоту.
Сергий – Не скорби, чадо, один ты справедливо рассудил обо мне – ведь все они ошибаются.

Преподобный благословил гостя и отпустил.

ТЕКСТ
Скоро гость опять пришел в Обитель, остался навсегда в монастыре и принял пострижение.

С- 35
Епископ сомневающийся
Москва. Трапезная монастыря. Беседуют два епископа – константинопольский и московский.

Епископ К. (с иронией) – Слышал я, что дивный игумен живет близ Москвы около Радонежа. Вроде как творит чудеса. Правда ли это?
Епископ М.  - Несомненно, правда. Уж сколько люду побывало у него, никто не уходил без утешения. Многие получали исцеления и дети, и вельможи, и даже бесноватые.
Епископ К.  (думает) – Может ли быть, чтобы в сей стране и столь диком месте воссиял такой светильник, которому подивились бы древние Отцы? Надо бы удостовериться...

Дорога. Едет епископ константинопольский. Радонежские леса. У епископа начал подступать страх по мере приближения к Обители. Выходит из повозки, входит в монастырь.
  Увидел Преподобного Сергия и ... ослеп. Епископ потрясен и растерян. Преподобный подошел к епископу, взял его за руку и провел в свою келью.

Епископ К. – Прости, благий игумен, не верил я в тебя, не верил, что можешь творить чудеса, сомнение мое было столь велико, что решил сам проверить все слухи, что ходят о тебе. Теперь за мое сомнение и большое самомнение Господь покарал меня. Гордыня ослепила меня. Сие знак Божий. Прости, отче, исцели меня грешного.

  Преподобный Сергий с молитвою прикоснулся к глазам епископа и тот прозрел.
Сергий - Вам, премудрым учителям, подобает учить нас – не высокая мудрствовать и не превозноситься над смиренными; а вы пришли искушать неразумие наше...  Но праведный Господь зрит сердца человеческие.
Епископ К. – Каюсь и благодарю тебя, святой отче, слава Господу, что сподобил меня видеть истинного человека Божия и ангела земного.

С – 36
Видение
ТЕКСТ
Дивен Бог во святых Своих! Прославляя Своих избранников, Он чрез них же устрояет и наше спасение. В истории Церкви Божией мы постоянно видим примеры такого попечительного промышления Божия, а в трудные для Церкви времена, когда благотребна была особенная помощь Божия к укреплению веры православной в сердцах людских или когда нечестие людское грозило подавить собою благочестие и веру православную, – в такие трудные времена Бог нарочито посылал особых избранников Своих, которые, будучи преисполнены благодати Божией, своею дивною жизнию, своим смирением привлекали к себе сердца людей и делались наставниками и руководителями в духовной жизни для всех, кто искал очищения от страстей и спасения души своей.
Одним из таких великих избранников Божиих был и Преподобный отец наш Сергий. Ему суждено было обновить дух подвижничества на земле Русской, зажечь благодатный огонек во многих отдаленных пределах Русской земли и чрез то соделаться духовным родоначальником бесчисленного лика монашествующих.

Келья Преподобного. Поздний вечер. Сергий молится.

Голос – Сергий!

  Преподобный удивился зову, помолился и открыл оконце кельи.
И вот, видит он, что дивный свет льется с высоты небес.

Голос – Сергий! Ты молишься о детях твоих духовных – Господь принял молитву твою. Посмотри кругом – видишь какое множество иноков собрано тобою под твое руководство во имя Живоначальныя Троицы!

Преподобный видит в небе множество прекрасных птиц, которые поют несказанно-сладостно...

Голос – Так умножится число учеников твоих и после тебя не оскудеют они, так чудно будут они украшены разными добродетелями, если только захотят последовать стопам твоим!

Радость наполнила сердце Сергия. Преподобный вышел из кельи и постучал в оконце соседней кельи архимандрита Симона. Легким движением руки пригласил его выйти. Симон поспешил, но увидел лишь часть дивного света.

С- 37
Греческие гости. Общежитие. 1354 (1372).
ТЕКСТ
Вначале монастырь на Маковице был особножитный. До сего времени каждый брат сам заботился обо всем необходимом для жизни, а потому каждый имел свою собственность, и, может быть, некоторые, подобно архимандриту Симону и схимникам-воинам Пересвету и Ослябе, приносили из мира средства для жизни. Такой порядок открывал путь зависти, любостяжанию и превозношению одних перед другими; чтоб устранить все поводы к усилению в среде братии таких пороков, нужно было ввести в Обители общежитие. Впервые в русских обителях было введено общежитие Преподобным Феодосием Печерским, но ко времени Преподобного Сергия мало-помалу общежительные порядки в наших обителях ослабли и забылись. Иноки того времени, по недостаточному рассуждению духовному, не любили общежития. Много стоило трудов пастырям Церкви и после того устроять жизнь апостольской общины в обителях. Вот, может быть, причина, почему Преподобный Сергий, всегда кроткий и смиренный сердцем, всегда склонный снизойти немощам братии, сколько можно это сделать без ущерба основным требованиям иноческой жизни, не решался сам, своею личною волею, без особенного указания свыше ввести общежитие в своей Обители. Тем не менее, именно ему, а не кому другому судил Господь восстановить строгие общежительные уставы в монастырях северной Руси. И действительно, мы видим, что в тех обителях, которые основаны были его учениками, как-то: Пешношской, Андрониковой, Симоновской – общежитие было введено при самом учреждении сих обителей, и это сделано, конечно, по заповеди Преподобного Сергия. Промысел Божий помог ему ввести общежительный устав и в его Лавре, – помог совсем неожиданным образом.

Открываются ворота. Торжественно въезжает греческая повозка. Из нее выходит митрополит в сопровождении трех монахов. Вышел из церкви Преподобный. Колокольный перезвон. Хозяева и гости кланяются друг другу. Чинно входят в церковь. Поет хор.
Митрополит  греческий – Вселенский Патриарх Константинопольский Кир Филофей благословляет тебя, игумен Радонежский, Сергий  и посылает тебе поминки – крест, параманд и схиму, вместе с своим писанием.
Смутился смиренный Сергий.
Сергий - Смотрите, не к другому ли кому вы посланы? Кто я, грешный, чтоб мне получать поминки от Святейшего Патриарха?
Митрополит  греческий – Нет, отче святый, мы не ошиблись. Епископ наш, что был у тебя, все поведал. Мы хорошо знаем, что к тебе посланы, а не к иному кому, ведь ты Сергий Радонежский?
Сергий – Да, я, грешный чернец Сергий.
Митрополит  греческий – Тебя-то вот и благословляет святейший Филофей, Вселенский Патриарх.

Преподобный поклонился им до земли и принял поминки, угостил обедом и пригласил отдохнуть. Сам же Сергий поспешил в Москву к Святителю Алексию.

С- 38
У Алексия
Москва. Приемные покои митрополита Руси.

Сергий – Владыко, прибыли ко мне в Обитель гости из Царьграда, привезли поминки и послание от Вселенского Патриарха Филофея. Не решаюсь я сам без твоего благословения принять священные дары.
Митрополит Алексий – Открой послание и прочти, сын мой.
Сергий - Божиею милостию Архиепископ Константинограда Вселенский Патриарх Кир Филофей, о Святем Дусе сослужебнику нашего смирения Сергию: благодать и мир, и наше благословение да будет с вами. Слышахом убо еже по Бозе житие твое добродетельно, и зело похвалихом, и прославихом Бога, якоже рече Господь: да возсияет свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже на небесех. Но едина главизна (правило) еще не достаточествует ти: яко не общее житие стяжаете. Понеже веси, Преподобне, и самый Богоотец Пророк Давид, иже вся обсязавый (исследовавший) разумом, ничтоже ино возможе тако похвалити, точию: се ныне что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе. Потому же и аз совет благ даю вам: послушайте убо смирения нашего, яко да составите общее житие, и милость Божия на вас и Пречистыя Богородицы, и всех святых, и наше благословение и молитва да есть с вами.

Митрополит Алексий – Сам Бог прославляет славящих Его, Он сподобил и тебя такого блага, что имя твое и твоя святая жизнь стали известны в такой далекой стране, и даже сам Вселенский Патриарх шлет тебе советы на общую пользу. Можем ли мы предложить тебе лучший совет? Мы очень благодарны Святейшему Патриарху за такой совет, и что он повелевает и благословляет, то благословляем и мы.

ТЕКСТ
Теперь Преподобный Сергий со всем усердием занялся устройством полного общежития в своем монастыре. Немало новых трудов и забот легло на него при введении новых порядков в Обители. До сего времени он мог не заботиться о житейских потребностях всего братства, потому что каждый заботился сам для себя, к нему приходили больше за духовным советом, для откровения ему своих помыслов, своих скорбей и нужд духовных; теперь приходилось заботиться и о пище, и об одежде, и обо всем необходимом для братии. Иметь свою собственность или называть что-нибудь своим было строго запрещено, и потому каждый шел со своею нуждою к игумену. Трудиться должны были все способные к труду, исключая, конечно, престарелых и больных, к которым были приставлены послушники, но пример трудолюбия подавал всем святой игумен.
Наиболее опытный в духовной жизни, отличавшийся смиренномудрием и кротостию старец был назначен духовником для всей братии. Из первых духовников Троицкой Лавры известен был Преподобный Савва, впоследствии основатель Сторожевского Богородичного близ города Звенигорода монастыря. Позднее духовником был преподобный Епифаний, премудрый списатель жития Сергиева.
За исполнением правил общежития строго наблюдал сам Преподобный Сергий. От начальствующих он требовал быть кроткими и милостивыми к подчиненным, а братии заповедовал быть в беспрекословном послушании у начальствующих. Поступь у всех должна быть тихая и спокойная, с наклоненною головою, чтобы наружность соответствовала внутреннему смирению. В свободное время братия должны были находиться в своих келлиях, а чтобы руки их не были праздны, должны были заниматься рукоделием, или, как говорят иноки, «поделием», потому что настоящее «дело» инока – спасение своей души. Одним из важных келейных послушаний, судя по оставшимся в Лаврской библиотеке и ризнице памятникам, было «списание книжное» и переплет рукописей в кожу.
Племянник Преподобного Феодор овладел искусством иконописания и перенес его впоследствии в Андрониев монастырь, в Москву, где впоследствии творил Андрей Рублев.

Сергий (заповедь) – Соблюдайте страннопиимство. Если сию заповедь мою соблюдете без роптания, то и по отхождению моем от жития сего Обитель весьма распространится и будет в ней всякое изобилие на многие лета, неразрушима простоит благостью Христовою.

ТЕКСТ
Если кому случалось в зимнюю стужу быть задержанным в пути метелью и глубоким снегом, то в Обители он находил пристанище и получал все необходимое; «странные же и нищие и болящие многие дни в ней отдыхали в полном довольствии и успокоении».

С – 39
Недовольство
ТЕКСТ
Стефан пришел в пустынную Обитель своего брата, вероятно, по влечению к более строгой жизни, чем какую он мог вести в Москве. Много он слышал и знал о чудесах и подвигах своего брата, но, отказавшись от игуменства в Богоявленском монастыре, он не мог победить в себе страсти властолюбия. Он был старший брат Преподобного, он вместе с ним полагал основание новой Обители, может быть, он принес и денежное пожертвование из Москвы на новую Обитель – все это питало в нем желание первенства. Можно думать, что в среде недовольных новыми порядками в Обители были некоторые на стороне Стефана.

Церковь. Горят свечи. Пение. Преподобный служит вечерню в алтаре. Брат Стефан стоит на клиросе.

Стефан – Кто тебе дал эту книгу?
Канонарх – Игумен.
Стефан – Кто здесь игумен? Не я ли первый и старший, кто основал это место?

ТЕКСТ
Преподобный услышал эти слова. Это была последняя капля, так как он  и раньше слышал не только от Стефана, но и от других монахов недовольство. Если у Стефана это была ревность к великому младшему брату, на которого все указывали в Москве, то у других было недовольство общежитием. Многие лишились своей собственности – именно в ней и был корень зла. Иноки выучили много уроков, но этот для них оказался одним из труднейших. Как было научить их и этому? Игуменство не привлекало, а тяготило смиренного Сергия, и он решил предоставить их собственной совести. 

Преподобный окончил вечерню, тихо собрался и вышел из Обители.
Дорога на Кинелу. Нашел посох.
Ночь. Лес. Преподобный молится. Краткий сон. Утро. Солнце. Дорога. Сергий подходит к Махрищскому монастырю.

С- 40
Махрищский монастырь
ТЕКСТ
Сергий пришел в Махрищский монастырь. Здесь был игуменом его духовный друг, постриженик Киево-Печерской Лавры, Преподобный Стефан. Так в жизни бывает, что перекликаются имена – ушел от Стефана и пришел к Стефану. Преподобный Стефан основал свою обитель так же во имя Пресвятыя Троицы.

Стефан увидел Сергия и велел ударить в било. Вся братия во главе со Стефаном вышла встречать Преподобного Сергия. Они поклонились друг другу до земли.

Сергий – Прошу молитвы и благословения.
Стефан М – И я хочу просить, тебя святой отче, молитвы и благословения.

Долго стоят, выражая свое почтение. Сергий уступил, встал, благословил хозяина и всю братию. Вошли в церковь для молитвы. Далее прошли в трапезную и долго беседовали друг с другом.

Сергий – Желал бы я, отче, найти себе, при помощи Божией, такое уединенное место, где можно было бы безмолвствовать. Твои ученики хорошо знают здешние пустынные места; итак, прошу твою любовь, дай мне одного из них в провожатые.
Стефан М – Да, есть такие. Один из них очень хорошо знает эти места. Симоном зовут его.

Сергий взял посох и направился к выходу. Стефан подозвал инока Симона и вместе с ним пошел провожать Сергия. Три версты Стефан шел с Сергием. У источника друзья сердечно простились.
С – 41
Киржач
ТЕКСТ
Преподобный Сергий обошел много пустынных мест и нашел прекрасное место на реке Киржач. На Маковице, тем временем, братия всполошилась, начала искать своего наставника. Многие впали в уныние. Один из иноков узнал от Преподобного Стефана о том, где находится Сергий. И стали верные ученики переселяться к своему игумену. Стали ставить кельи. Преподобный сам выкопал колодец. Построили церковь.

Новая церковь. Преподобный молится.

Сергий – Господи Боже Сил, иже древле Израиля многими уверивый великими чудесы и законодавца Своего Moисея многими и различными известив знаменьми, и иже Гедеону руном образ победы показавый! Сам и ныне, Владыко Вседетелю, услыши и мене, раба Твоего, молящагося Тебе! Приими убо молитву мою и благослови место cиe, его же благоизволи создатися во славу Твою, в похвалу же и честь Пречистыя Твоея Матере, честнаго Ея Благовещения. Да и в том всегда славится имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, аминь!

С- 42
Просьба старцев
ТЕКСТ
Прошло 4 года. Иноки Радонежской Обители еще жили надеждой, что их отец и наставник вернется. Они много раз ходили к нему с просьбой возвратиться, а Троцкие старцы, не дождавшись решения игумена, пошли в Москву к митрополиту Алексию.

Москва. Приемная м. Алексия.

Старец П (со слезами) – Святой отче, просим, умоляем, возврати нам своею святительскою властию нашего наставника, Преподобного Сергия.
Старец В - Владыко святый, ведает святое твое владычество о разлуке нашей с отцем нашим духовным; живем мы теперь как овцы без пастыря; священноиноки, и простые старцы, и все святое, Богом собранное, братство, не в силах будучи сносить разлуку эту, один за другим покидают нашу обитель и уходят к нему... Да и сами мы не можем дольше жить без него... Итак, если соизволишь, Богом данный Архипастырь наш, исполнить смиренное моление наше, то повели ему возвратиться в свою прежнюю обитель, чтобы она не пришла в запустение.
Митрополит Алексий – Вижу вашу сердечную привязанность и печаль. С Божьей помощью мы решим ваше дело, но и вы потрудитесь: знаете всех недовольных, коих можете увещевать – смирите, но кто яро выступает – тот пусть идет в другое место.

С – 43
Посольство м. Алексия
ТЕКСТ
Митрополит немедленно отправил почетное посольство к Преподобному Сергию, состоявшее из двух архимандритов – Герасима и Павла. Посланные прибыли на Киржач и братски приветствовали Сергия.

Герасим - Отец твой, Алексий Митрополит, благословляет тебя и очень рад, что имеет добрые вести о твоей жизни в этой далекой пустыне и что имя Божие и тут прославляется чрез тебя. Но он повелел нам сказать тебе: “Довольно и того, что ты здесь построил церковь и собрал немало братий. Избери теперь из числа своих учеников опытного в духовной жизни и оставь его строителем новой обители, а сам возвратись опять в монастырь Пресвятыя Троицы, дабы братия, так долго скорбящие о разлуке с тобою, не разошлись вовсе из той обители. Непокорных и строптивых я выведу вон оттуда, чтобы там не было ни одного твоего недоброжелателя. Только не ослушайся нас, и милость Божия и наше благословение всегда да будут над тобою!”
Сергий - Так скажите от меня, господину моему Митрополиту: «Все, что исходит от твоих уст, принимаю с радостию, как исходящее от уст Христовых, и ни в чем тебя не ослушаюсь».

ТЕКСТ
Митрополит Алексий был очень обрадован совершенным послушанием Сергия. Немедленно послал он в новую обитель священников и утварь церковную, и церковь была освящена в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. А Сергий избрал из своих учеников Преподобного Романа, которого Митрополит рукоположил в священный сан и поставил строителем на Киржаче. Закончив, таким образом, благоустроение новой обители, Преподобный игумен возвратился в свою первоначальную пустынь.

С- 44
Возвращение в Обитель
Маковица. Троицкая Обитель.
Преподобный Сергий подходит к своей Обители. Навстречу к нему спешит братия: кто с умилением, кто со слезами, кто с радостью, кто с раскаяньем. Бросаются в ноги к Преподобному, целуют руки, одежду, крестятся с молитвою.

Инок Савва - Слава Тебе, Боже, о всех промышляющий! Слава Тебе, Господи, что сподобил Ты нас, осиротевших было, снова увидеть нашего отца, нашего пастыря и учителя! Пришел он, наконец, к нам, заблудшим! И вот теперь будто другое солнце взошло для нас!..

Преподобный целует своих учеников, улыбается, благословляет.
Колокольный перезвон.
ТЕКСТ
Вскоре после описанных событий, Преподобный Сергий был тяжко болен, так что опасались за жизнь его. Он пролежал на одре болезни со второй недели Великого поста до Семенова дня, то есть до 1 сентября. Жизнь праведника так была дорога в глазах современников, что летописец счел нужным занести известие об этом в свою летопись. «Пусть не удивляются тому, – замечает при этом дееписатель, – что праведникам посылаются скорби и болезни: многими скорбми подобает… внити в царствие Божие (Деян. 14, 22). А что грешные люди живут здравы и веселы и не терпят на сем свете никаких скорбей – за то им готовится вечное мучение в будущей жизни. А для страждущих праведников готовится Господом Богом много венцов и неизреченная слава на небесах».

С- 45
Великий князь Иоанн Иоаннович
ТЕКСТ
Смутное, тревожное было то время. Князья ездили в Орду добывать себе ярлык великокняжеский, разоряли друг друга, враждовали, объединялись то с татарами, то с литовцами против соседей. Раздробленность, сиюминутные собственнические интересы  мешали объединению Руси. И только мудрое слово Святителей и таких великих подвижников, как Преподобный Сергий, удерживало князей от междоусобиц. Много раз приходилось Преподобному послужить на поприще мира и объединения Руси.

Москва. Палаты Великого князя Иоанна Иоанновича.
Великий князь сидит у окна. Входит м. Алексий.

Князь Иоанн – Звал тебя, отче. Распрю надобно, думаю, решить миром. Как знаешь ты, Ростовский князь Константин не признает власть нашу, бунтует. Хотелось бы уладить дело это без крови русской. Можешь ли помочь мне в этом, а то так и будем бить друг друга, а не татар!
Митрополит Алексий – Да, Великий княже, правда твоя. Страдает народ русский под игом татарским, а каждый князь сам желает стать первым, вот и распри... А татары этому только рады. Выдают ярлыки за мзду всем, кто попросит. Бедные сыны гордыни и честолюбия... А по Ростову - есть у меня дивный игумен, Сергием зовут. Он то и мог бы сослужить нам службу. Отец его был боярином у Ростовского князя.
Князь Иоанн – Что ж, добро. Вели ему ступать в Ростов, к Константину, Бог даст, уладит он это дело.

С- 46
Миротворец. Ростов. 1358.
Леса Радонежские. Дорога. Преподобный Сергий идет в Ростов.
Ростов. Палаты князя Константина.

Князь Константин – Слышал, слышал я о тебе много доброго. Отец твой верой и правдой служил Ростову Великому. Что же сейчас привело тебя, отче, в родной город?
Сергий – С благословением я пришел к тебе, княже. Мило сердцу моему видеть родной город, здесь я постигал грамоту с Божьей помощью. Теперь, вот, монашествую под Радонежем. О мире для русской земли и любви к ближнему молимся мы. Нет сил смотреть на истерзанную землю и народ несчастный. Сколько уж крови пролито, Бог один ведает. Все главенствовать хотят, дабы потешить свое честолюбие, а народ и отчина горем умываются. Испокон веков известно, что не стоять народу противу врага своего, коли он разрознен. Стало быть, надобно стать выше мелких распрей, объединить силу, тогда, глядишь, и свобода воссияет, бесчинства, набеги и подати татарские уйдут.
Князь Константин – Верно, ты говоришь, отче. Но что же делать, коли много нас претендующих?
Сергий – Помоги земле русской, Христом Богом тебя прошу! Святитель наш первый митрополит Петр заповедал нам, что Москва объединит народ русский. Татарин же хочет только рассорить нас своими ярлыками. Да, и по что нам их ярлыки? А ли сами не управимся? Не гоже нам идти брат на брата, ведь вера то у нас одна, христианская. Грех это великий.
Князь Константин – Не легко мне это, хотя все понимаю... Велика твоя любовь к народу русскому. Слова твои пламенные проясняют туман нашей распри. И коль уж ты вступился и это угодно Богу – готов я стать под стяги князя Московского. Так и передай.

С - 47
Встреча с м. Алексием. 1361.
ТЕКСТ
Мудрость, соединяясь со смирением, образует духовный разум - это дивное свойство святых подвижников привлекает к ним сердца как простых людей, так и сильных земли; к ним идут Князья и вельможи, идут и мудрые пастыри Церкви, почитая для себя великою милостию Божией беседовать с такими подвижниками и укреплять себя в трудные минуты жизни.
В 1354 году Святитель Алексий был утвержден от Вселенского Патриарха Каллиста в звании Митрополита Всероссийского. В том же году, Преподобный Сергий был возведен в сан игумена. С сего времени тесная дружба соединила их союз любви, и эта святая дружба не прекращалась уже до самого гроба. Они вместе делили и радость и горе, вместе служили Церкви и родной земле.

Келья Пр.Сергия. В кельи митрополит Алексий и Сергий.

 Митрополит Алексий – Прибыл я посмотреть на плоды твоих славных дел и попроведать тебя, мой брат.  Святя жизнь твоя, исцеления и подвиги создали тебе среди людей и монашества непререкаемый духовный авторитет... Хочу просить у тебя совета и надеюсь, что твоя любовь не откажет мне в этом. Только тебе и могу поведать печали мои.
Сергий – Мы все готовы служить твоей святыне – ничто не возбраняется тебе в моей Обители. Рад буду, если я, грешный, чем-либо смогу помочь.
Митрополит Алексий – Много дум передумал я, тяжкое время для Руси, много скорбей людских вижу я, много распрей между князьями, иго монгольское бременем висит. Скажи, отче честный, скажи, Сергий, что думаешь об этом? Как быть, ...  что делать?
Сергий – И я думаю ежедневно об этом, и в моем сердце болью отзываются все беды. Молюсь за нашу Русь, за народ русский. Знаю, что в единстве наша сила, единой должна быть Русь. Помоги земле русской! Великая власть святая тебе дана, помоги объединить Русь, помоги возжечь светоч духа и любви Христовой в сердцах людей – в этом вижу славное будущее наше! И я буду тебе первым помощником в деле этом.
Митрополит Алексий – Чаял я услышать слова эти. Близки мне речи твои и верно ты говоришь. Нет боле сил смотреть на эту распрю между князьями. Все власти хотят. Доброе дело ты сделал три года назад, когда ходил к Константину в Ростов. Поутих князь с того времени, смягчил ты его сердце. Буду и впредь просить тебя быть послом Христовым. Ну, а теперь, мы можем поговорить и о делах церковных.
Сергий – А что за дело?
Митрополит Алексий – Хочу исполнить мое давнее обещание – построить монастырь в честь нерукотворной иконы Спасителя. А дело было так – 5 лет назад на возвратном пути из Царьграда на Черном море поднялась страшная буря – волны катались как горы, и корабль каждую минуту готов был исчезнуть в страшной пучине. Все бывшие со мной уж не верили в спасении. Я молился, молился усердно; он дал обет соорудить храм во имя того святого, которого память будут праздновать в день высадки пловцов на берег. Господь услышал мою молитву, настала тишина, и корабль благополучно пристал к берегу 16 августа.
Сергий – Дивная история и доброе обещание. Помоги тебе Господь выстроить храм и сдержать обещание. А чего потребуешь от сына своего – все готово для тебя.
Митрополит Алексий – Уступи же мне своего ученика Андроника в настоятели для этой обители.
Сергий – Твоя воля, Владыко, рады тебе послужить везде и во всем. Пусть идет инок на дело доброе, он уж и верно готов для нового сана.

ТЕКСТ
Храм Спаса Нерукотворного был основан в 1361 году на берегу Яузы.
В 1365 году Святитель Алексий основал обитель в самом Кремле в честь чуда Архистратига Михаила, на месте, подаренном ему татарскою царицею Тайдулою. Это был благодарный памятник чуду, совершившемуся над сею царицею 6 сентября. И для Чудова монастыря, по свидетельству Преподобного Иосифа Волоколамского, Митрополит Алексий «испросил честных старцев у Сергия», а других взял из иных монастырей. И эти иноки «жили иночески, жизнию духовною, так что многие приходили к ним, старые и юные, и получали пользу».


С – 48
Миротворец. Нижний Новгород. 1365.
ТЕКСТ
Князь Суздальский Дмитрий Константинович выдал за Московского Князя Дмитрия свою дочь, благочестивую княжну Евдокию, и с того времени стал навсегда верным союзником Великого Князя. Но брат его, Борис Константинович, не захотел признать власти Московского Князя и самовольно захватил у брата Нижний Новгород. Дмитрий Суздальский обратился за помощью к Московскому Князю. Не желая прибегать к кровопролитию, Великий Князь просил Святителя Алексия послать Преподобного Сергия в Нижний.

Дорога. Ветер. Дождь. Преподобный идет в Нижний Новгород.
Кремль нижегородский. У церкви беседуют Преподобный и князь Борис.

Князь Борис - Князей судит только Бог, а я знаю только хана, который утвердил за мной Нижний Новгород, и больше не желаю подчиняться никому.
Сергий  - Верно только Бог, что же ты не слушаешь служителей Его или почитаешь себя выше всех? Видно ты уж совсем веру потерял, коли тебе хан ближе родного христианского брата! А всему виной грех властолюбия и алчности. Долг истинного христианина – все дела решать миром и любовью. По воле мне данной от Святителя нашего Алексия придется для вразумления тебя затворить все храмы в Нижнем. Лишен ты будешь благословения нашего, ибо вражду возбуждаешь, и народ погубить хочешь.

Преподобный отворачивается от Бориса, дает распоряжения инокам, входит в храм, за ним затворяют двери. Борис стоит, задумался. Подходит воевода.

Воевода – Вести грозные пришли, княже.
Князь Борис – Молви.
Воевода – Брат твой, Дмитрий, двинул с помощью Москвы сильную рать против нас. Что делать будем?

Борис развел руками. Ходит вперед, назад. На лице растерянность.

Князь Борис – Видать и впрямь Бог отвернулся от нас. Что ж, видно пристало нам подчиниться, да и миром все решить, как сказывал Преподобный.


С - 49
Приглашение Алексия. 1376.
Келья Преподобного Сергия. Стук в дверь.

Голос инока – Отче, послание от Святителя нашего, Алексия, пришло.
Преподобный открывает дверь, берет письмо, читает.

Письмо (м. Алексий) – Благословение о Святем Дусе, возлюбленному сыну нашего смирения, Преподобному игумену Сергию. Молюся Богови и да пребываете в спасении душевном с Богом, данною тебе братьею. Наставляй их к путям молитвенным и добродетельным. Волею мне данною, с любовью и почтением приглашаю тебя, святый отче, ко мне в Москву, ибо дело есть важное и неотложное.

Преподобный собирается в путь, выходит из монастыря, идет пешком по дороге.

ТЕКСТ
«До глубокой старости любил угодник Божий труды, – замечает при этом летописец, – и никогда не ездил на конях, а всегда ходил пешком».

С – 50
Митрополия
Москва. Приемные покои м. Алексия. С любовью встречает Алексий своего гостя, кланяются друг другу. Алексий благословляет Сергия.

 Митрополит Алексий – Ведаешь ли, Преподобный, для чего я теперь призвал тебя и что хочу сделать с тобою?
Сергий – Почему могу знать это, господин мой?
Митрополит Алексий (иноку) – Принеси крест парамандный.

Инок уходит и приносит крест. Алексий берет его и возлагает на Сергия. Смутился Преподобный.
Сергий – Прости мне, Владыко святый! (кланяется) От юности я не был златоносцем, а в старости тем паче желаю в нищете пребывать.
Митрополит Алексий – Знаю, знаю, что таково всегда было твое житие, но теперь покажи послушание и прими от нас сей дар в благословение. Держал я, Богом врученную мне митрополию, сколько Ему, Господу, было это угодно, теперь вижу, что близок мой конец, не знаю только дня моего скончания. Я желал бы, пока сам жив, найти человека, который мог бы после меня пасти стадо Христово. В тебе вижу я мужа, достойного править слово истины. Знаю достоверно, что все – от великодержавного до последнего человека – тебя пожелают иметь своим пастырем. Теперь, заблаговременно, ты почтен будешь саном Епископа, а после исхода моего и престол мой восприимешь.
Глубоко смутило это Сергия, даже со скорбию он начал отрекаться.
Сергий – Прости мне, Владыко святый, ты хочешь возложить на меня бремя свыше меры моей, ибо кто я, грешный и худейший паче всех человек? Нет! Ты не найдешь во мне чего ищешь!
Митрополит Алексий – Вспомни жития Святых, вспомни Святое Писание, где говориться о послушании. Уж не говорю о том, как много не в меру достойных людей ищут такой почести и власти. Один ты, смиренный, достоин, ибо не ищешь сего.
Сергий – Прости великосердно, Владыко святый! Если не хочешь ты отгонять моей нищеты от твоей святыни, то не говори больше об этом моей худости, не дозволяй и другим побуждать меня к тому – поверь, что невозможно найти во мне того, чего желаешь ты.
Алексий задумался - прозорливый Святитель не стал настаивать на своем.
Митрополит Алексий – Хорошо, брат мой, верю тебе, твоей мудрости и  почитаю святость твою. Столь велико твое смирение, что достойно многим поучиться у тебя. Иди с миром, ибо знаешь, что делаешь.
Алексий благословляет, обнимает, целует.


С – 51
Благословение Дмитрия Донского. 1380.
ТЕКСТ. Историческая справка
Первым открытым выступлением князя Дмитрия в самодержавном духе было возведение «каменного града Москвы», т.е. Кремля в 1367 году. Ясно, что делалось это не зря. «Всех русских князей стал приводить под волю свою, а которые не повиновались его воле – на тех начал посягать».
Главным «внутренним» противником был князь Михаил Тверской, который был женат на сестре Ольгерда Литовского. Михаил получил от Орды великокняжеский ярлык.
В 1375 году князь Дмитрий двинулся на Тверь. Его поддержало все «великорусское сердце»: князья суздальские, нижегородские, ростовские, смоленские и ярославские. Князь Дмитрий вынудил Михаила к унизительному миру и отказу от всех притязаний.
Мамай в Орде не мог спокойно отнестись к поражению Твери. Это был вызов.
В 1377 году царевич Арапша разбил суздальско-нижегородскую рать на реке Пьяне, разграбил Нижний.
На следующий год Мамай выслал мурзу Бегича против Дмитрия. Но Дмитрий быстрым маршем за Оку предупредил его и 11 августа разбил татар. Это было первое поражение Орды.
Конечно, Мамай не мог этого стерпеть. Начал собирать всю волжскую Орду, нанимать хивинцев, ясов, буртасов, генуэзцев, сговорился с литовцами и князем Олегом Рязанским.
И вот наступил 1380 год. 18 августа князь Дмитрий с братом Владимиром и другими князьями и воеводами прибыли в Обитель Сергия.

Князь Дмитрий со свитой входит в церковь, перекрестился, затем подходит к Преподобному.

Князь Дмитрий - Ты уже знаешь, отче, какое великое горе сокрушает меня, да и не меня одного, а всех православных: ордынский князь Мамай двинул всю Орду безбожных татар, и вот они идут на мою отчину, на Русскую землю, разорять святые церкви и губить христианский народ... Помолись же, отче, чтобы Бог избавил нас от этой беды!
Сергий – Все в руках Божьих. Маловременна бо есть жизнь наша, и блажен человек исполняющий заповеди Господни. Прошу тебя отслушать Божественную литургию.

Свечи, иконы, литургия. По окончании Преподобный подошел к Дмитрию.

Сергий – Прошу вкусить хлеб-соль монастырские.

Тем временем прибыл гонец, что-то шепчет на ухо Дмитрию.

Князь Дмитрий – Спешим мы, отче.
Сергий  - Обед сей тебе, Великий княже, будет на пользу.
Князь Дмитрий – Будь по-твоему, Преподобный.
Сергий - Господь Бог тебе помощник, еще не приспело время тебе самому носить венец этой победы с вечным сном, но многим, без числа многим сотрудникам твоим плетутся венцы мученические с вечной памятью.

Трапеза. Стоит напряженная тишина.

Сергий (иноку) – Приготовьте воду святую.

Встали после трапезы.
Преподобный окропил Дмитрия, князей и воевод.

Сергий - Тебе, господине Княже, следует заботиться и крепко стоять за своих подданных, и душу свою за них положить, и кровь свою пролить, по образу Самого Христа, Который кровь Свою за нас пролил. Но прежде, господине, пойди к ним с правдой и покорностью, как следует по твоему положению покоряться ордынскому царю. Ведь и Василий Великий утолил дарами нечестивого царя Иулиана, и Господь призрел на смирение Василия и низложил нечестивого Иулиана. И Писание учит нас, что если такие враги хотят от нас чести и славы, дадим им, если хотят злата и сребра, дадим и это, но за имя Христово, за веру Православную нам подобает душу свою положить и кровь свою пролить. И ты, господине, отдай им честь, и злато, и сребро, и Бог не попустит им одолеть нас, Он вознесет тебя, видя твое смирение, и низложит их непреклонную гордыню.
Князь Дмитрий – Все это я уже сделал, но враг мой возносится еще более.
Сергий - Если так, то его ожидает конечная гибель, а тебя, Великий Княже, – помощь, милость и слава от Господа. Уповаем на Господа и на Пречистую Богородицу, что Они не оставят тебя.
Князь Дмитрий преклонил колено. Преподобный осенил его святым крестом.
Сергий - Иди, господине, небоязненно! Господь поможет тебе на безбожных врагов!
Сергий приблизился к Дмитрию.
Сергий (тихо, только одному Дмитрию) – Победиши враги твоя.
Князь прослезился.
Князь Дмитрий – Хочу просить особого дара в благословение своему воинству.
Преподобный ушел и вынес икону Господа вседержителя и вручил ее Дмитрию.
Сергий – И еще, Великий княже, прими в ряды ратников своих двух иноков моих, Пересвета и Ослябю. Это доблестные воины и храбрые богатыри, кои и в молитве сильны.
Сергий  (Пересвету и Ослябе) – Вот, вам, дети мои, оружие нетленное.
Подает схимы, украшенные изображением креста Христова.
Сергий – Да будет оно вам вместо шлемов и щитов бранных! Мир вам, возлюбленные во Христе братия! Мужайтесь, яко светлые воины Христовы! Пришло время вашего искупления!

Преподобный еще раз окропил святою водою всех.

Сергий – Господь Бог да будет твой помощник и заступник, Он победит и низложит супостатов твоих и прославит тебя!
Князь Дмитрий – Если Господь и Пресвятая Матерь Его пошлют мне помощь противу врага, то я построю монастырь Пресвятой Богородицы.
Сергий – Милость Божия и Святыя Богородицы и мое благословение да будет на вас!

Преподобный и вся братия провели гостей своих до ворот. Крестили и молились за них.

С – 52
Решение Олега Рязанского
Рязань. Палаты князя Олега.
Входит воевода.

Воевода рязанский – Княже, московская рать уже переправилась через Оку.
Князь Олег – Почему вы не предупредили меня об этом? Как мы будем теперь сноситься с нашим союзником, литовским князем Ягайлом?
Воевода рязанский – Да кто знать мог такое – прыть дивная у этого князя Дмитрия. Кроме того, говорят, что в отчине московского князя есть один святой старец, зовут его Сергием, уж давно о нем все говорят, да и ты, княже, наслышан, так вот, он имеет от Бога дар пророчества, говорят, что Сергий благословил Дмитрия идти против Мамая. Только-только узнали, княже.

Олег сильно встревожился.

Князь Олег – Эх... Кабы раньше стало известно... Тогда я пошел бы к Мамаю на встречу, и стал бы умолять его не ходить на сей раз на Москву, и не было бы беды тогда никому... И вот, что скажу тебе – не будем мы вступаться за Мамая, много я слышал о святом старце – праведный он – как сказал, так и будет. Раз уж он благословил Дмитрия, то не видать победы Мамаю.

С- 53
Куликово поле. 8 сентября 1380.
Русские войска достигли Куликова поля и стали в боевой порядок меж рек Дона и Непрядвы.
К князю Дмитрию подходит инок Нектарий с другими братьями.

Нектарий – Преподобный Сергий передает мир и благословение тебе, княже, и всему Христолюбивому твоему воинству. Прислал он тебе Богородичную просфору для причащения и своеручную грамоту.

Князь Дмитрий созвал князей и воевод. Читает грамоту.

Князь Дмитрий – Сражайтесь мужественно за дело Божие и пребывайте в несомненном уповании, что Бог увенчает ваше дело счастливым успехом, и чтобы ты, господине, таки пошел, а поможет ти Бог и Троица!

Дмитрий вкусил святой просфоры, передал другим и воздев руки, громко произнес молитву.
Князь Дмитрий – Велико имя Пресвятыя Троицы! Пресвятая Госпоже Богородице, спаси нас! Тоя молитвами, Христе Боже, и за молитвы святых Чудотворцев Петра и Алексия и Преподобного игумена Сергия помогай нам на сопротивныя силы и спаси нас!
С честью отпустил Дмитрий посланцев Сергиевых, затем взошел на высокий холм. Легкий ветер развивал бесчисленные знамена. Лицо Дмитрия просияло светлым мужеством и дерзновенным вдохновением.

С- 54
Сергий провидец
Обитель Сергиева.
Преподобный собрал всю братию. Молебен. Сергий стоит у иконы. Горят свечи.

Сергий – Господи Боже, молим все тебя за успех правого дела, за ратников русских, за князя Дмитрия, за Русь матушку неделимую свободную и святую.

  Пред очами Преподобного вдруг икона постепенно превращается в зеркало, где отражается вся битва на Куликовом поле.

Сергий – Оруженосец наш и послушник, Александр Пересвет, сразился с могучим недругом татарским. Оба пали. Читайте заупокойную, братия.

Иноки молятся. Ставят свечи.

Сергий – Великий князь сам вступил в бой простым воином. Кипит битва. Уже многим плетутся венки мученические – геройски погибли Петр и Онисим, Степан и Павел.

Братия молится. Ставят свечи.

Сергий – Вот наши рати стали отступать, а князь Владимир с воеводою Боброком стоят в засаде. Вот ринулись они в тыл вражеский. И вот побежали татары... Хвала Всевышнему! Мы победили!

ТЕКСТ
И много доблестных русских воинов полегло костьми на поле том. Летописи говорят, что из ста пятидесяти тысяч воинов вернулось в Москву не более сорока тысяч; многие воеводы также сложили свои головы в этом кровавом бою. Но вдвое более побито татар, и битва окончилась совершенным поражением полчищ Мамая и бегством его самого с поля.

С- 55
Встреча после победы
Обитель Сергиева. Преподобный с братией стоит у ворот с иконами. Из леса выезжают князь Дмитрий и его брат Владимир со свитою. Сошли с коней, стали на колени. Сергий осенил всех святой водой и крестом. Дмитрий целует крест.

Сергий – С победою, княже!

Дмитрий встает с колен. Преподобный обнял Дмитрия, поцеловал.

Князь Дмитрий – Благодарим тебя, отче святый. Если бы не твоя помощь и не твой послушник Пересвет, сколь бы многие испили чашу смертную и кто знает, была ли бы победа. Великое множество христианского воинства избито татарами, помолись о них, святой отец.

ТЕКСТ
В Троицкой обители Великий Князь велел петь панихиды и служить заупокойные литургии по всем убиенным на Куликовом поле. Это поминовение совершается и теперь ежегодно по всей Православной России под именем Дмитриевской Субботы, пред 26-м числом октября (день Ангела Великого Князя Димитрия Иоанновича), и, конечно, установлено не без совета с Преподобным Сергием. Может быть, потому-то нигде оно не совершается так торжественно, как в Троицкой Сергиевой Лавре, причем поминаются по имени все главные подвижники сего боя, и в числе их схимонахи Александр Пересвет и Андрей Ослябя.
В это посещение Великий Князь наделил монастырь Сергиев щедрыми дарами, раздал много милостыни народу, который собрался со всех окрестных селений навстречу ему, учредил для Преподобного Сергия и его братии обильную трапезу, в которой и сам принимал участие со всеми своими спутниками, и с радостным духом возвратился в Москву. Впоследствии он исполнил и обет свой: при пособии Преподобного Сергия им был построен Стромынский Успенский монастырь на реке Дубенке, где первым настоятелем был ученик Преподобного Сергия Савва; не забыто было и место славной победы над Мамаем – на Куликовом поле тоже был построен монастырь в честь Рождества Богородицы.

С - 56
Миротворец. Рязань. Осень 1385.
ТЕКСТ
После описанных событий 1380 года обитель Сергиева стала еще более близка сердцу Великого Князя Димитрия Иоанновича. Лишившись в Святителе Алексии отца (Святитель Алексий ушел в 1378 году), он всею душою расположился к смиренному игумену Радонежскому. В нем он нашел мудрого советника и теплого молитвенника, к нему не раз обращался за помощью в делах государственных, его приглашал быть восприемником от купели святого крещения детей своих – Юрия (родившегося 26 ноября 1374 г.) и Петра (родившегося 1385 г. июня 29).  По смерти Митяя он избрал себе в духовники племянника и ученика Преподобного Сергия – игумена Феодора Симоновского, который крестил и его сына Андрея (родившегося в 1382 г., августа 14, вероятно Феодор в сем случае заменил Сергия, находившегося в это время в Твери). Примеру Великого Князя следовали Серпуховский Князь Владимир Андреевич (Преподобный крестил у него сына Иоанна в 1381 г.) и некоторые другие удельные Князья и бояре; «мысль, по справедливому замечанию святителя Филарета, достойная мужей, разумеющих силу христианских установлений, – избирать в восприемники испытанного духовного наставника и молитвенника».
 У Московского Князя был беспокойный сосед Олег, Князь Рязанский. Хитрый и вероломный, он не раз нарушал договоры, входил в сношения то с Ольгердом и Тверским Князем, то с Мамаем и Тохтамышем. Великий Князь не раз посылал к нему доверенных лиц с мирными предложениями, но Олег не хотел и слышать о мире. Тогда Великий Князь призвал Преподобного Сергия и лично просил его принять на себя труд убедить упрямого Князя Рязанского к примирению. Позднею осенью 1385 года смиренный старец отправился, по своему обыкновению, пешком в Рязань. Олег уже много слышал о Радонежском игумене – еще пять лет назад он не решился присоединиться к полчищам Мамая и теперь рад был видеть святого старца своим гостем и благословиться у него.

Рязань. Преподобный подходит к княжеским палатам. Дверь открывается, на крыльцо выходит князь Олег со свитой. Преподобный благословляет всех.

Князь Олег – Рад видеть тебя, святой отец! Давно хотел я повидаться с тобой. Слава твоя идет по всей Руси. Прошу в дом, будь гостем желанным.

Проходят в палаты. Садятся за стол.

Сергий – Знаешь, поди, сын мой, причину прихода моего?
Князь Олег – Да, как не знать, враждуем мы с князем Дмитрием. Все мы хотим чести и власти. Каждый из нас, князей, хочет считать себя первым и может купить себе великокняжеский ярлык у хана. Вот все и дерутся промеж собой, никто подчиняться не хочет. Дмитрий еще молод, хотя и одержал победу, но ведь есть и более опытные князья. Как тут быть?
Сергий – Плохо во тьме без света. Без сердца мы слепы, зажги огонь сердца, и ты все увидишь. Вот, говоришь подчиняться, а не ты ли клонишь голову перед ханом? Москва объединила все земли русские против инородцев, а ты что делаешь? Слышал я, что ты набожный человек, так, где же вера твоя, коли на братьев можешь идти?.. Победа, говоришь... Победа даруется Богом, и тебе ли не знать это, если веруешь. Два моих послушника доблестных – Пересвет и Ослябя ушли тогда на битву. И что же – они бились бы с твоими воинами? Да верно ли это? По христиански ли это – поднимать руку на братьев своих? Смири гордыню свою, прояви любовь и милосердие свое и, уж, коли ты почитаешь себя старшим – прояви мудрость. Во благо Руси свободной многие князья стали под начало Дмитрия, когда он разбил Бегича на Воже. А ведь это первый раз татары были разбиты и только Дмитрий смог бросить вызов Мамаю.  Все вы перед ним стелились послушно. Слишком вы расчетливы, один только он – дух молодой и смелый, сердцем воспылал за землю русскую и доказал, что достоин победы великой. Все иноки молились за него. Всегда миром хотел он решать распри. Вот и сейчас меня, грешного, послал к тебе, ибо не хочет увеличивать страдания для людей божьих. Прояви любовь христианскую и благоразумие возраста. Яви веру свою на делах своих!

Тронула речь Преподобного Сергия князя Олега. Хотел было что-то возразить, да, осекся.

Князь Олег – Пламенна и благочестива твоя святая речь. Не могу и не буду тебе возражать. Все это правда, которую мы скрываем в глубине души. От тебя скрыть ничего нельзя. Видно, что не от себя говоришь ты, а от Бога и Святого Писания. Не может человек верующий тебя ослушаться. Коли на то воля Божья, да будет так! А чтобы соблазна не было более, желаю породниться с князем Дмитрием и посылаю Федора, сына моего, в Москву сватать Софию Дмитриевну.

С- 57
Духовный взор
ТЕКСТ
Нам, страстным, никогда не постигнуть своим воистину слепотствующим умом дивной тайны облагодатствованного состояния души обновленной, освященной, восстановленной в своей первобытной Богоподобной красоте и совершенстве. Это мир для нас, грешных, сокровенный, мир, в котором действуют свои законы, не подходящие под нашу земную мерку, под мерку нашего ограниченного разумения, и мы можем наблюдать только внешние проявления этого небесного еще на земле, одухотворенного еще во плоти состояния святых Божиих избранников; мы можем благоговейно созерцать только те слабые лучи их светлой, Богоподобной чистоты, которые противу их воли как бы прорываются наружу в их необычных поступках, словах и движениях. Ударяя в наше страстное сердце теплотою благодати, они поражают и смиряют наш ум необычайным для него сиянием иного, высшего порядка вещей и влекут наши души к этим дивным избранникам благодати...
В смиренном сердце подвижника тихо сиял неизреченный свет благодати Божией, согревая все его духовное существо. Ему преизобильно сообщены все дары Божии – и дар чудотворений, и дар пророчества, и дар утешения и назидания, совета и разума духовного. Для его духовного взора как бы не существует ни преград вещественных, ни расстояния, ни самого времени – он видит далече отстоящее яко близ сущее...

Дорога вдоль лесов Радонежских. По дороге едет епископ Стефан Пермский.

Стефан (мысли) – Всего-то 10 верст до обители Сергиевой. Ох, как бы хотелось повидаться со святым игуменом, а не могу – спешно требуют в Москву.

Повозка подъезжает к развилке дорог: одна на Москву, другая – в Сергиеву обитель.

Стефан (иноку) – Останови, дай хоть помолиться, здесь поворот к обители Преподобного Сергия.

Епископ вышел из повозки. Поклонился, молится.

Стефан – Мир тебе, духовный брат мой!

Обитель Сергиева. Трапезная. Преподобный встает из-за стола, молится, делает поклон к западу.

Сергий – Радуйся и ты, пастырь Христова стада, и мир Божий да пребудет с тобой!

Братия переглянулась удивленно.

Инок П – Отче, поясни нам грешным, что это было?
Сергий – В этот самый час, Епископ Стефан на пути в Москву остановился противу нашего монастыря и поклонился Святой Троице и нас, смиренных, благословил.

Инок П (иноку В) – Надо бы съездить туда прямо сейчас.

Иноки собираются, сели на коней и выехали. Подъехали они к месту развилки дорог. Там стоят люди, переговариваются меж собой.

Инок П – Благослови вас Господь, люди добрые. По что здесь стоите, а ли приключилось что?
Купец – Да, вот, проезжали мы тут, как навстречу нам епископ едет. Спешил в Москву, но остановился, помолился и послал поклон Обители Троицкой и настоятелю вашему Преподобному Сергию.
Инок П – А ведомо ли вам, божьи люди, что отец наш, Сергий, был в это время в трапезной, но встал из-за стола, также помолился и послал поклон в ту же минуту епископу. Вот мы и поехали разузнать этот дивный случай. Храни господи нашего учителя святого – для его духовного взора нет расстояний.

С- 58
Гостинцы
Двор князя Владимира Серпуховского. Выходит из дома князь.

Князь Владимир С.  – Пахомий, подь сюда.

Подходит слуга.

Князь Владимир С. – День Святой Троицы уж скоро. Надобно бы в Обитель Троицкую съездить, гостинцев отвезти братии. Соберешь все как обычно и езжай с Богом.
Пахомий – Будет исполнено, княже.

Дорога. Пахомий едет на телеге с припасами. Остановился на полянке, попил водицы. Ходит вокруг телеги, принюхивается, руками трогает гостинцы. Задумался, а затем резко разворачивает куль с копченой рыбой, достает самую крупную из них и жадно начинает ее чистить. Быстро ест, хватает и хлеб. Затем быстро садится в телегу и едет дальше, оглядываясь по сторонам.
Телега подъезжает к амбару Обители. Пахомий подходит к Преподобному.

Пахомий – Прими, отче, от князя нашего Владимира гостинцев к празднику.
Сергий – А все ли ты привез, божий человек? Негоже иноков, что на посту, обижать. Не приму я от тебя даров этих.

Забеспокоился Пахомий.

Пахомий – Прими, отче, а то князь гневаться будет, накажет меня.
Сергий – Зачем ты, брат мой, послушался врага? Зачем отведал брашен, которых тебе без благословения не подобало есть?

Упал в ноги Пахомий. Заплакал.

Пахомий – Прости, отче, грешен я... Соблазнился едою... Прости, святой отче, признаю свою вину, каюсь...
Сергий – Облегчил ты свою душу раскаянием, приму я дары эти. Иди с миром и честно служи своему господину. Благодари его от нас всех и благослови его Господь.

С- 59
Чудесный пламень
Обитель Сергиева. Один из любимых учеников, Исакий, подходит к Преподобному.

Исакий – Отче, позволь слово молвить.
Сергий – Говори, сын мой.
Исакий – Близко сердцу моему молчание. В нем вижу и терпение,  и молитву душевную, и дело доброе противу празднословия. Благослови, отче, меня грешного, на путь сей.
Сергий – А ведомо ли тебе, дитя мое, что подвиг совершенного молчания столь высок и многотруден, что многие искушения вражеские следовать будут за тобой неотступно. Готов ли?
Исакий – Готов, отче, и жаждаю все душой, благослови.
Сергий – Если желаешь так твердо, чадо, безмолвствовать, то завтра, когда совершим Божественную Литургию, стань у северных дверей, и там я благословлю тебя.

На другой день.
Исакий стоит у северных врат. Подходит Преподобный, осенил его крестным знамением.

Сергий – Господь да исполнит желание твое!

; В ту самую минуту Исакий видит, что чудесный пламень исходит из руки Преподобного и объемлет его, Исакия.
ТЕКСТ
С того времени Исакий вступил на путь полного молчания, и если иногда он хотел что-то сказать, то пламень возникал в его глазах.
Были и другие явления Благословенные у Преподобного Сергия.




С – 60
Ангел
Обитель Сергиева. Троицкая церковь. Приехал князь Владимир Андреевич с боярами. Преподобный совершает Литургию. Рядом брат Стефан и племянник Федор. Молчальник Исакий стоит в церкви и видит в алтаре четвертого, видом чудесного мужа, который помогает этим трем. Он необычно сиял, был облачен с блистающие ризы и шел за Преподобным Сергием.
; Исакий указал рукой старцу Макарию на чудесного мужа. Макарий был поражен чудом.

Макарий – Не знаю, чадо, но и меня объемлет страх... Разве не пришел ли какой священник с князем Владимиром?

Макарий подошел к другим инокам.

Макарий – Узнайте у боярина, дети мои, не их ли священник?

Инок подходит к боярину.

Инок П – Боярин, не ваш ли священник помогает служить Литургию нашу?
Боярин – Нет, святые отцы, мы с князем окромя слуг никого более не брали с собой.
Инок П (Макарию) – Боярин говорит, что никого с собой не брали, не их это человек.
Макарий – Да... грешные мы... сомневаемся, да разве не видим мы, что это и не человек вовсе, а Ангел Небесный... Ангелы любят себе подобных.

Литургия окончилась. Ангел стал невидимым. Макарий подошел к Преподобному.

Макарий – Отче наш святый, нечто дивное видели мы. Коли будет твоя воля, скажи нам, грешным, кто был сей дивный муж, что помогал тебе?
Сергий – Что чудное видели вы, дети мои? Служил брат мой с сыном своим и ними я, недостойный, а еще никого с нами не было.
Макарий – Господа ради, не скрой от нас, честный отче, ведь мы своими очами видели четвертого, точно Ангела Божия, служившего с тобой.
Сергий – Дети мои любезные! Если уж Сам Господь Бог открыл вам эту тайну, то могу ли я скрыть ее от вас? Тот, кого видели вы, действительно Ангел Господень; и не теперь только, а и всегда, когда я совершаю Божественную литургию, мне, недостойному, бывает такое посещение. Но вы строго храните это в тайне, пока я жив.

С- 61
Божественный огонь
Обитель Сергиева. Церковь.
Преподобный совершает Божественную Литургию. Неподалеку стоит экклесиарх Симон.
; Вдруг видит он, как Небесный огонь сошел на Святые тайны в минуту освящения. Далее этот Огонь ходил по святому престолу, озаряя весь алтарь, обвиваясь около святой трапезы и окружая всего Преподобного.
Когда Сергий хотел причаститься Святых Тайн, Божественный огонь свился «как бы некая чудная пелена» и вошел внутрь святого потира. Преподобный причастился сего огня.
Симон был удивлен так, что трепет пробежал по его телу. Сергий заметил это, подошел к Симону.

Сергий – Чего так устрашился дух твой, чадо мое?
Симон - Я видел благодать Святаго Духа, действующую с тобою, отче.
Сергий – Смотри же, никому не говори о том, что ты видел, пока Господь не позовет меня из этой жизни.

С- 62
Богородица
Келья Преподобного. Зима. Рождественский пост. Горят свечи. Икона Богоматери. Ночь.
Преподобный и его ученик Михей молятся.

Сергий – Пречистая Мати Христа моего, ходатаица, и заступница, и крепкая помощница роду человеческому! Буди и нам, недостойным, ходатаицей, присно моли Сына Твоего и Бога нашего, да призрит Он милостиво на святое место сие, посвященное в похвалу и честь Его святого имени навеки! Тебя, Матерь сладчайшего моего Христа Иисуса, призываем на помощь, рабы Твои, ибо Ты имеешь великое дерзновение у Сына Твоего и Бога! Будь же всем спасительное упокоение и пристанище!

ТЕКСТ
Так молился Преподобный, его чистое сердце горело благодатным пламенем, его смиренный ум весь погружен был в молитву, и он, как дитя, в простоте души беседовал с Пречистой Материю всех возлюбивших чистым сердцем Ее Божественного Сына.

Окончив молитву, он сел для отдохновения, но вдруг его святая душа ощутила приближение небесного явления.

Сергий  (Михею) – Бодрствуй, чадо, мы будем в сей час иметь чудесное посещение.

 Едва сказал он это, как послышался голос.

 Голос - Се, Пречистая грядет!..

  Преподобный вышел в сени. Здесь его осиял яркий свет паче солнечного, и узрел он Царицу Небесную в сопровождении Апостола Петра и Иоанна Богослова.
Преподобный пал ниц.
Благая Мать прикоснулась к нему рукой.

Богородица - Не бойся, избранниче Мой. Я пришла посетить тебя. Услышана молитва твоя об учениках твоих; не скорби больше и об обители твоей: отныне она будет иметь изобилие во всем, и не только при жизни твоей, но и по отшествии твоем к Богу Я неотступна буду от места сего и всегда буду покрывать его..

Богородица стала не видима.
Вострепетал старец от страха и радости, несколько минут он был в восторженном состоянии, а когда пришел в себя, то увидел ученика своего Михея лежащим на полу, как бы умершим.
Великий наставник мог видеть Царицу Небесную и слышал голос Ее, а ученик, пораженный явлением Небесным, не в состоянии был видеть все и видел только свет небесный...
Сергий – Встань, чадо мое.
 Михей пришел в чувство, поднялся, но тут же упал к ногам Преподобного Сергия.
Михей - Скажи, отче, Господа ради, что это за чудное видение? Душа моя едва не разделилась от тела.
Но Сергий и сам еще не мог говорить от волнения душевного, только лицо его цвело небесною радостию.
Сергий – Подожди, чадо, и моя душа трепещет от этого видения. Поди, позови Исакия и Симона.
Михей вышел. Вскоре вошли Исакий и Симон.
Церковное пение.
Преподобный рассказывает ученикам о видении.
Затем все совершают молебное пение Богоматери.

ТЕКСТ
Преподобный Сергий всю ночь провел без сна, внимая умом Божественному видению, которое было венцом его подвигов еще здесь, на земле. «Не гаданием, не в сонном видении, а наяву видел он Матерь Божию, как видел Ее некогда Преподобный Афанасий Афонский», – замечает при сем летописец.

С- 63
Вещий голос. 1391
ТЕКСТ
Как корабль, обремененный множеством сокровищ, тихо приближается к доброму пристанищу, так Богоносный Сергий приближался к исходу из сей временной жизни. Вид смерти не страшил его, потому что он готовился к ней подвигами всей своей жизни. Ему было уже за 70 лет; непрестанные труды изнурили его старческие силы, но он никогда не пропускал ни одной службы Божией и «чем больше состаревался возрастом, тем больше обновлялся усердием», подавая собою юным поучительный пример.

Весна. Ночь. Преподобный молится в своей кельи. Горит свеча.

Голос (тихо) – Подходит время, избранниче Божий. Мир горний ждет уж тебя. Осенью природа соберет дары свои.

Преподобный задумался.

Сергий (мысли) – Пора, видно, собираться в дорогу дальнюю. Пора безмолвствовать. Надо бы передать управление обителью. Никон достоин будет.

С – 64
Прощание. Исход. 25 сентября 1391.
Келья. Преподобный болеет.

Сергий (иноку) – Время пришло проститься с вами, дети мои. Созови братию.

В келью входят иноки, лица грустные, тревожные.

Сергий – Основанием всякого доброго дела, доброго намерения должна быть вера, ибо вера есть знание сердца, где живет любовь. Храните единомыслие, соблюдайте чистоту душевную и телесную, а более всего храните любовь. Избегайте злых похотей, храните умеренность в пище и питии, храните смирение. Страннолюбия не забывайте – в нем и смирение, и сердце, и любовь к ближнему.

Инок подносит чашу и просфору. Преподобный причащается.

Сергий – Не скорбите, чада мои! Я отхожу к Богу, меня призывающему, и вас поручаю Всемогущему Господу и Пречистой Его Матери; Она будет вам прибежищем и стеною от стрел вражиих!..  Господи, в руце Твои предаю дух мой! Иже успеет услышать своего духа голос, над бездною вознесется!

Преподобный закрыл глаза. Замер.
  Только это случилось, как несказанное благоухание разлилось по его келии, а лицо просияло небесным светом.

С – 65
Видение Игнатия
Церковь. Всенощное бдение. Тихое церковное пение. Вдруг инок Игнатий видит Преподобного Сергия стоящего на своем игуменском месте и поющего вместе с братией. Радость и надежда засветились в глазах инока.

Игнатий – Господи милосердный... Так это ж он, наш отче Сергий... На своем месте, не покинул детей своих, молится за нас грешных...

ТЕКСТ
 И льется тихий свет с высоты небесной на нас, грешных обитателей земли, и пробуждается в душе чувство безграничного восхищения дивным примером. Ведь святые Божии такие же люди были, что и мы, тою же плотью были облечены, те же немощи имели, те же скорби несли; значит, и нам никто не помешал бы такими же стать, какими они были, если бы только сами мы того пожелали – да пожелали всем сердцем, всею душой, всем помышлением своим!
Преподобный Сергий Радонежский заложил лучшие духовные основы русского народа, утвердил своей жизнью закон высших ценностей, где труд, подвиг, любовь, вера, гостеприимство, скромность и простота, нестяжательство и не искание власти, мужество и милосердие, терпимость и мудрость. Как же нам грешным сейчас не хватает этой любви и мудрости! Он заложил краеугольный камень Святой Руси, содействовал духовному возрождению и обновлению всей Русской земли.
И пока не заслонят собою этого дивного сияния суетные облака мудрований человеческих, пока будет веять на Руси дух истинного подвижничества, дотоле не будут страшны ей никакие напасти.
Будем же чаще всматриваться в дивные образы святых. Недаром ведь сказано в Писании: с преподобным и сам преподобен будеши!
Вот уже 700 лет Церковь и весь народ русский празднует рождение Преподобного, но пройдут и тысячи лет, а имя твое святое останется незабвенно!




Конец фильма




Источники:

1. Еп. Никон. Житие и подвиги Преподобного Сергия игумена Радонежского.
2. Бл. Епифаний. Житие и подвиги Преподобного отца нашего Сергия.
3. Проф. В.О. Ключевский. Благодатный воспитатель русского народного духа.
4. М. Макарий. История русской церкви.
5. Ар. Филарет Черниговский. Русские Святые.
6. Дмитрий Балашов. Похвала Сергию.
7. Борис Зайцев. Преподобный Сергий Радонежский.
8. Л. Чарская. Один за всех.



22 мая 2013 года
г. Барнаул, Алтайский край


Рецензии