Северные королевства, скрижаль и... глава 10

                Глава X

                «Хорошо излагает, зараза! Учитесь, Киса!»

                Из х/ф 12 стульев


                «…— Скучно без водки.
                — А что, обязательно напиваться, как свинья?
                Можно просто посидеть, поговорить по душам.
                — Я не прокурор, чтоб с тобой по душам разговаривать.»

                Из х/ф Джентльмены удачи


-     …зовутся Валами Великанов, - скучным голосом объяснил Ааронгерн Голлондуэй и даже зевнул, для убедительности.
-     А почему великанов? – спросила Бетти.
-     Ну, а кто ж еще на такое сподобиться? - как часто с ним бывало, вопросом на вопрос ответил оруженосец. – Ясен хрен, что это были великаны. И легенда так гласит, в дышло её туды и сюды.
-     Ага, значит и легенда есть? – тут же осведомилась Энджи, с плутовским выражением лица перемигнувшись с подругой за спиной низушка.
-     А как же? – изумился Ааронгерн Голлондуэй, широким жестом рук поведя вокруг. – Вы ж только гляньте на всё это! Как же тут без легенды можно обойтись?!

 
Циклопическое сооружение, которое возвышалось у них на пути и вправду своими очертаниями походило на древний, давно уже поросший редкими деревьями и кустарником гигантский земляной вал, сооруженный в незапамятные времена некими огромными существами. Высоченная крутая насыпь начиналась в неизвестности где-то слева, за горизонтом, и уходила в такую же далекую неизвестность справа от остановившихся перед ней путников.
-     Ну и что же говорит нам на этот счет легенда? – не отрывая взгляда от вала и прикидывая про себя, как же ловчее взобраться на этакую высоту с весьма неприступными склонами, поинтересовался Виктор.


Ааронгерн Голлондуэй уселся на своем муле поудобнее, важно подбоченился, как будто собирался поведать своим компаньонам некую одному ему известную заветную историю, и стал рассказывать с расстановкой, делая небольшие паузы между фразами, словно бы давая возможность слушателям осмыслить то, о чем он говорил:
-     В далекие-предалекие времена, когда еще не жили тут эльфы и не было в помине никаких Северных королевств, всем нашим миром управляли страшные великаны. Были они ужасны и отвратительны, почти совсем как нынешние гномы Махакама, ну, может быть, только чуточку пострашнее. Их боялись практически все жители мира, за исключением, разве что, драконов, потому что и сами великаны относились к крылатым созданиям с почтением. И было среди них как бы три расы. Ну, не то чтобы расы, а разновидности. Одних звали огры, других – ётуны, а третьих, что обитали в горах - тролли. Долгое время жили они между собой в мире и согласии, да потихоньку наводили ужас на других обитателей. Они похищали детей, нападали на деревни, воровали скот, а то и просто пугали жителей, забавы ради, в общем, все как полагается. И вот однажды, когда к берегам Севера, на белых ладьях прибыл Старший Народ, огры и ётуны поссорились между собой. Дело в том, что огры не хотели делить земли с новыми пришельцами, потому что эльфы хоть и были слабы на вид и малы ростом, но оказались намного более развиты, лучше организованы и вооружены, чем прежние древние обитатели мира. Подгоняемые страхом перед новыми существами, огры решили собраться все вместе переломать Белые ладьи, чтобы эльфы не могли сбежать на них в море, а потом истребить Старший Народ, пока те не построили крепостей и не обосновались в нашем мире окончательно. Ётуны же напротив, не поддержали огров и отказались участвовать в походе против эльфов. И вот тогда огры, жившие на землях отсюда и до самого северного моря, решили отделиться от ётунов, расселившихся южнее, для чего построили этот Вал Великанов и запретили ётунам переходить через него. Ётуны не подчинились ограм и когда те пошли в поход на эльфов, напали на них с тыла. В страшной битве огры проиграли и почти все погибли. Перед этой битвой Грунгнир, князь ётунов вызвал на бой предводителя огров по имени Шыарйек. Поединок начался поздним вечером, после заката, длился всю ночь и закончился только с первыми лучами утреннего солнца. Бой был таким увлекательным, что следили за ним не только эльфы, огры и ётуны, но даже тролли вышли из своих пещер, чтобы понаблюдать за этим зрелищем. И вот, когда первые рассветные лучи озарили землю, Грунгнир нанес свой неотразимый удар и Шыарйек, издав оглушительный предсмертный рёв, упал бездыханным. От рыка предводителя огров разразилось землетрясение, а тролли, следившие за ходом битвы, погибли, окаменев от проглянувшего сквозь вершины гор утреннего солнечного света. Потом началась битва, но огры были надломлены гибелью своего вождя и поэтому проиграли, и были почти все истреблены, так что с тех пор встретить огра, пожалуй, можно только в сказках да легендах. Троллей тоже практически не осталось, разве что прячется далеко среди неприступных скал Драконьих отрогов парочка, может быть, а остальные стоят высокими одиночными скалами в отрогах ;;;;;; ;;;;;; ;;;;;;, которые вы, люди, грубо прозвали Краегорами. После своей победы Ётуны не смогли пережить горя от кровавых жертв битвы, ибо несмотря не на какие войны они были с ограми братьями, и победа, доставшаяся для них слишком дорогой ценой, оказалась такой горькой, что ётуны навсегда ушли отсюда через пустыни юга в неизвестном направлении. С тех пор нет тут ни огров, ни ётунов, ни троллей, а остались только вот эти огромные Валы Великанов, что простираются с запада на восток. Их два, этих вала. Один вот этот, а второй намного южнее, на границе со Степью, за перевалами Махакама. Но того, второго я никогда не видел, только из рассказов бабкиных о них и знаю. И зачем он там нужен был, я тоже без понятия.
-     Ага, значит, я так понимаю, объехать стороной эту насыпь не получится…-  задумчиво констатировал Виктор, невпопад, по-своему, резюмируя услышанное древнее сказание.
-     Какой уж там! – безнадежно подтвердил опасения своего рыцаря оруженосец. – Тут сотня лиг в каждую сторону, если не больше.
-     Что делать-то будем, а? – обращаясь непосредственно к низушку мрачно осведомилась Энджи и тоже стала оглядывать огромный, никак не меньше десяти метров в высоту крутой и обрывистый земляной вал.
-     Ничего не будем делать, - недоуменно пожал плечами Ааронгерн Голлондуэй, - просто проедем на ту сторону и все. Эльфы давным-давно уже проделали ворота в Валу Великанов на всех значимых трактах. Только там граница будет, таможня, ну и все остальное, как полагается. За валом-то уже другое королевство. К тому же этот Вал отделяет ;;;;; ;;;;, то есть Священные земли эльфов в окрестностях озера Поуэара от остальных владений Старшего народа на Юге. Там же и граница королевства Аэришеарра, по которому мы до этого путешествовали.
        -     А что за страна лежит за Валом Великанов? – спросила Бетти.
        -     Королевство Скуорпитира, - ответил низушек и добавил, видимо желая прекратить утомительный для него допрос: - Да скоро уже сами все увидите. Вон, смотрите, дорога как раз влево сворачивает. Наверняка к таможне и воротам, не иначе. Там и ужин с ночлегом найдется: при таможне, как водится, аккурат какой-никакой трактир непременно будет. Должны же стражники где-то харчеваться и жалованье свое пропивать?
        -     Может, лучше отдохнем на свежем воздухе? – поспешила предложить Энджи. Еще слишком свеж был у неё в памяти последний ночлег в трактире «В гостях у доброго хоббита».
        -     Да ну его, такой отдых! – немедленно отмахнулась от идеи своей подруги Бетти. – У меня уже шея не гнется от седла под башкой. Каждую ночь одно и то же. Да еще этот хрыч старый так и норовит под бочок ко мне приткнуться, а потом храпит что твой медведь, паразит! И ладно бы не было вокруг жилья, а то трактир, да еще на виду у стражников… я так думаю, что ничего нам тут не грозит. Что ты думаешь?


        Последние слова брюнетки были адресованы Виктору, который по-прежнему стоял, задрав голову и уставившись на вершину Вала Великанов. Все это время, его разыгравшееся не ко времени воображение, рисовало в голове завораживающие картины многочисленных безобразных чудовищ, словно ковшами, насыпавших своими мощными ручищами огромный необъятный вал, чтобы отгородиться от сородичей…


        Размечтавшись он совершенно упустил нить разговора и поэтому, виновато покосившись на Бетти, которая сосредоточенно смотрела на него, ожидая ответа на свой вопрос, коротко уточнил:
        -     А?
        -     Ты что, вообще нас не слушаешь? – немедленно возмутилась Бетти.


        Она даже слегка зарумянилась от гнева и в её черных бездонных глазах заплясали злые чертики, отчего брюнетка стала просто невероятно красивой, у Виктора даже дух захватило, и он стал улыбаться ей, как деревенский дурачок при виде леденца.
        -     Ты сказочная богиня красоты, Бет, - честно сознался он, усилием воли заставляя себя моргнуть. – Воинственная богиня. Афина.


        Бетти, после этих слов мгновенно перестала злиться, но все-таки одарив своего компаньона укоризненным взглядом, вздохнула и, повернувшись к своей подруге, досадливо пожаловалась ей:
        -     Ну вот что ты с ним будешь делать? И знает, ведь, негодник, как правильно подмазаться.
        -     Он у нас такой, ага, - подтвердила Энджи.
        -     Коварный тип, гражданской наружности, - процитировал Виктор известный мультфильм, чтобы потрафить своим собеседницам. – Так что же вы там спрашивали, а то я тут замечтался чегой-то. Легенда, наверное, навеяла.
        -     Энджи, вот тут у нас опасается трактиров, - кратко пояснила брюнетка. – А я говорю, что ничего такого на постоялом дворе, который расположен на виду у пограничников, быть не может. Зато вот благородные дворяне-офицеры там вполне даже могут быть. Никогда не общалась с офицерами-эльфами, а было бы очень интересно, между прочим. И не мне одной, кстати говоря.
        -     А-а, так вот ты о чем! – наконец-то догадался Виктор и поглядев на Бетти, сокрушенно покачал головой. – Опять взялась за свое…
        -     Ну я аккуратно, правда, - стала хныкать та, игриво сложив ладони в молитвенной позе. – Ты же прекрасно знаешь, что это просто обычный невинный флирт!
        -     Хорошо бы эти офицеры тоже так думали, - с сомнением возразил он. – А то ты просто невинно флиртуешь, а потом в головах несчастных служак, тянущих лямку в этом богом забытом захолустье крышу сносит! Ну и, как следствие, дуэли, скандалы и т.д., и т. п…
        -     А и вправду, почему бы не заночевать под крышей? – неожиданно риторически осведомилась Энджи, ни к кому конкретно не обращаясь. Судя по загадочной улыбке на её лице, она теперь тоже сообразила, о чем пытается втолковать ей подруга. – Под охраной стражников-офицеров и вправду ведь можно ничего не опасаться.


        Виктор мысленно, как всегда, закатил очи горе и со вздохом развел руки в стороны, этим жестом давая понять остальным участникам экспедиции, что прекрасно сознает свое бессилие в решении данного вопроса. Потом он пришпорил свою Плутовку и уже проезжая мимо пристально наблюдавших за ним спутниц, серьезно попросил их:
        -     Только прошу вас на этот раз обойтись без эксцессов. Я понятия не имею о психологии, обычаях, манерах поведения и критериях оценки поступков у эльфов.
        -     Ничего, сэр, - вдруг отозвался на это предупреждение, молчавший до того Ааронгерн Голлондуэй. – У вас же есть я. И я единственный из нас, кто во всем, что вы перечислили, отлично разбирается!
        -     Как раз это, между прочим, меня настораживает нисколько не меньше, чем Энджи и Бетти с их флиртами, - веско заметил в ответ Виктор и деловито добавил, пришпорив кобылу. – Поехали, а то стемнеет скоро.


                * * * * *


        -     И кто это вам такое сказал, сэр? – удивился капитан пограничной стражи. От изумления у него даже подлетели кверху его жиденькие светлые брови, а аккуратная бородка, казалось и вовсе встала дыбом. – Конечно водятся. Просто тут у нас людно, да и катапульта имеется, поэтому они сюда носу не кажут. Но вот если вы поедете дальше к югу, в Скуорпитиру, то наверняка повстречаетесь с парочкой. Редкий огр видел людей, хоть и живут они весьма долго, поэтому великаны просто из любопытства обязательно к вам пристанут, вот увидите!


        Виктор взглядом метнул гневную молнию в своего оруженосца, как ни в чем не бывало сыто дремлющего прямо за столом, на своем табурете, беззаботно откинув голову назад и прикрыв огромные глазищи. Огромная тарелка, стоящая на столе против него, была практически пуста, если не считать пары обглоданных до зеркального блеска крупных бараньих костей.


        «Ну погоди у меня, скальд хренов, - подумал Виктор с ненавистью. – Ты у меня попляшешь, паразит! Я тебя к ним на переговоры отправлю, то-то будет страшилам таранька к пиву!»


        Он снова перевел взгляд на капитана, оглядел красивое, благородных очертаний, слегка одутловатое лицо с прямым красивым носом, правильным мужественным подбородком, окаймленным светло-русой ухоженной бородкой, и выразительными голубыми глазами, после чего вежливо спросил:
        -     Скажите, благородный сэр Белеготар, насколько безопасна такая встреча?
        -     Ну, сэр Виктор, - усмехнулся в ответ капитан Аэришеаррской стражи. – Кто же вам такое сможет наверняка сказать? Эти огры, они ведь такие же, как и вы, люди. Только не сочтите мое замечание за оскорбление, поймите правильно, я имею ввиду совсем не внешнее сходство, а вашу переменчивость. Я живу на этом свете уже очень давно, всякого повидал, был некоторое время и на службе в Трельде, так что я знаю, о чем говорю. У вас, людей, настроение и мотивация поступков меняются как весенняя погода. И у огров то же самое, поэтому тут уж как повезет, на какого огра нарвётесь. На любопытного и незлого – ничего вам тогда не грозит, максимум, может быть, сломает что-нибудь по неосторожности. Эти великаны такие неуклюжие, прямо страсть. А вот если не повезет и столкнётесь с обиженным и недовольным – тогда вам не позавидуешь, может всякое статься.


       За соседним столом, где пировала веселая компания из шести молодых офицеров-эльфов и двух спутниц Виктора, вдруг стало шумно, раздались громкие одобрительные мужские возгласы. Виктор повернулся в ту сторону и увидел, как Бетти, лихо запрокинув назад голову, залпом выпивает огромную, никак не меньше двух литров, кружку какого-то хмельного зелья, после чего, под громкие овации окружающих, стряхивает с губ пену и победоносно оглядывает присутствующих с ней за столом мужчин-эльфов.


       Энджи, тем временем, с плотоядной улыбкой на устах, доверительно беседовала с неким, сидящим спиной к Виктору, офицером пограничной стражи, совершенно не глядя на подругу и, казалось, отрешившись от всего вокруг. Офицер-пограничник при этом нежно приобнимал блондинку за талию и ловил зачарованным взглядом каждое движение своей собеседницы.


       Виктор хотел уже снова продолжить беседу с сидевшим рядом с ним капитаном, как вдруг неожиданно перехватил на себе игривый и совершенно трезвый взгляд Энджи. Она незаметно подмигнула своему компаньону, давая понять, что все держит под контролем и снова, отвернувшись, стала что-то говорить млеющему от её чар кавалеру. Это успокоило Виктора. Он понял, что блондинка, наученная горьким опытом, больше не позволяла себе в трактирах беспечно терять бдительность.
       -     М-да, значит встречи с ограми нам все-таки не избежать… - задумчиво констатировал Виктор, снова повернувшись к столу и глядя в небесно-голубые глаза своего собеседника. – Только недавно от василиска отделались и на тебе…
       -     Ну, этих тварей что-то нынче развелось в наших краях, прямо беда, - сочувственно подтвердил Белеготар. – Вы уже второй на нашей таможне за сегодня, от кого я слышу о василисках. Буквально этим вот утром проезжал через границу некий гном со своей семьей, так он сообщил нам, что на днях убил старого василиска, который наводил ужас на всю округу озера Поуэара с незапамятных времен! Он даже вознаграждение за него намеревался получить, но потом, когда узнал, что за деньгами надо возвращаться назад, в Аргангбьанд, да еще и тушку твари предъявить, в качестве доказательства, стал ругаться, кричал, что мы тут все формалисты, а как жизнью рисковать, так от нас и не дождешься.
       -     И что в итоге? – внешне совершенно безразлично поинтересовался Виктор, а про себя подумал, что иногда он очень хорошо понимает, почему большинство обитателей этого мира, мягко говоря, недолюбливают гномов.
       -     Да ничего особенного, - пожал плечами капитан-пограничник. – Пошумел, да и уехал восвояси. На ярмарку он поспешал, в Харруельд. Это ж тут рукой подать, у самой границы почти, прямо за Валом Великанов.
       -     А что за ярмарка такая? – спросил Виктор. Ему не было это особенно интересно, скорее он задал вопрос просто, чтобы поддержать беседу.
       -     Ну как же, сэр Виктор! – воскликнул Белеготар изумленно. - Вы что же, не знаете о слете на ;;;;;; ;;;;;;? Серьезно? Да там ведь можно приобрести любой магический предмет, если, конечно, у вас есть при себе деньги. Про всевозможные обереги, заговоры и талисманы я уже и не говорю – их там пруд пруди, на любой случай жизни. А аттракционы?
       -     Что еще за аттракционы? – насторожился путешественник.
       -     Ну вы даете! – продолжал негодовать капитан пограничной стражи. – Аттракционы! Да насколько я знаю самый распоследний деревенский кмет в душе мечтает очутиться на Лысой горе во время слёта! Полетать на метле, прокатиться в ступе, погадать каким-нибудь экзотическим способом! Поколдовать на полную луну! Напиться любовного зелья до полной потери памяти и жуткого похмелья, взять напрокат шагреневую кожу, проиграть душу… ну, или выиграть… да мало ли! Это же здорово, такие впечатления, что прямо дух захватывает! А вы – что за ярмарка…
       -     И сколько длиться этот… мне-э… слет? – заинтересовался Виктор.
       -     Лунный месяц, - кратко пояснил Белеготар. – От полнолуния и до полнолуния.
       -     Хм…- недоверчиво усмехнулся путник. У него вдруг мелькнула интересная мысль по поводу этого слета и тогда он оживился. – И что, прямо все маги и чародеи туда съезжаются?
       -     Да вы что? – немедленно изумился эльф. – Маги сторонятся Лысой горы как упырь чеснока! Их немедленно отлучат от Совета и лишат всех прав на деятельность, если узнают, что они хоть на миг там объявятся! Лысая гора – место колдунов, ведьм, заклинателей, астрологов, ну и так далее, по списку. Там чародеям не место. Они все это действо называют шабашем, а все, что там происходит - антинаучным шарлатанством, которое к магии не имеет совершенно никакого отношения. Как будто кому-то в этом мире есть дело до их высокопарных выводов… Они-то ведь в ступах не летают!


       Виктор тут же вспомнил о Катрине и предположил, что как раз она, вполне возможно, прекрасно смотрелась бы в ступе, или на метле, а уж к её характеру это подошло бы на сто процентов. А потом он подумал, что в свете недавних происшествий, неплохо было бы озаботиться парочкой заговоров, вроде того, который оказался у Ааронгерна Голлондуэя и помог освободиться от кандалов. Шарлатанство это или нет, дело десятое, но вещью сей заговор, надо сказать, оказался, в общем и целом, полезной и весьма кстати пригодившейся. Одним словом, поразмыслив, Виктор решил все-таки, что ненадолго заглянуть на Лысую гору будет совсем даже не вредно. Да и крюк, судя по рассказам словоохотливого пограничника получался, в принципе, небольшой.
       -     А как проехать на ярмарку? – окончательно решившись, поинтересовался Виктор у своего собеседника.
       -     Ну, это уж совсем просто, - с готовностью объяснил Белеготар. – Проедете границу под Валом Великанов, потом по тракту пол лиги, дальше повернете на Харруельд, ну а там мимо Лысой горы вы, сэр, уж никак проехать не сможете. Её в тех краях ото всюду видно, будьте спокойны. Это вам не Вал Великанов.
       -     Спасибо, благородный сэр Белеготар, - поблагодарил Виктор своего собеседника, а потом налил им обоим крепкого красного вина из высокого кувшина с узким горлышком, стоящего на столе.


       Они выпили. Капитан пограничной стражи довольно крякнул и принялся обильно закусывать выпитое рагу из своей тарелки, споро работая ложкой. Виктор же, наблюдая за эльфийским офицером, вяло закусил небольшим куском хлеба и луковым пером. Есть ему уже не хотелось, он почувствовал обычный в таких случаях прилив тепла в теле и ему отчего-то очень захотелось присоединиться к шумной компании за соседним столом. Виктор вдруг отчетливо вспомнил, что за все время долгих путешествий по краям и весям необъятных территорий здешнего мира он почти никогда не принимал участия в трактирных посиделках со своими спутницами. Обычно как-то так получалось, что кто-то из них двоих, а то и обе сразу, они оказывались где-то отдельно от него, как теперь, за другим столом, в другой компании, а самому Виктору зачастую в таких случаях доставалась лишь сомнительная радость выдергивать своих подружек из-за стола или стойки и сопровождать в опочивальню, как правило, в качестве ходячей подпорки.


       «Но это же несправедливо! – вдруг с негодованием подумал он. – Я тоже хочу, как они! Нет, не то… Я хочу не как они. Я хочу вместе с ними, вот в чем вопрос, на самом-то деле…»


       Разогретый выпитым вином мозг рассуждал прямолинейно, безо всяких там ненужных, но непреодолимых при трезвой оценке ситуации условностей, давая телу четкие указания к действию. Поэтому Виктор резко поднялся, неразборчиво буркнул своему собеседнику:
       -     Покорнейше прошу вас простить меня, сэр… - и решительно направился к соседнему столу. Никто из находившейся там уже в изрядном подпитии компании его появления даже не заметил. Пользуясь данным обстоятельством, Виктор довольно бесцеремонно отодвинул в сторонку какого-то совсем уж юного на вид эльфийского сержанта, который спал прямо за столом с блаженной улыбкой на красивом лице, уютно разместив свою голову правым ухом в стоящей возле него пустой глубокой тарелке из-под рагу. Эльф даже не проснулся, когда подошедший человек его двигал, а только сладко причмокнул несколько раз и улыбнулся еще шире.


       Устроившись за столом, Виктор прислушался к галдящим вокруг его компаньонок стражникам, пытаясь уловить нить спора. Оказалось, что они вовсе не спорили, а перебивая друг друга хвастались своими многочисленными и разнообразными подвигами. Почему они это делали, сказать теперь было уже абсолютно невозможно, но обращались при этом эльфы в своих повествованиях, главным образом, к Бетти.
       -     Вот у меня был случай такой… - громко рассказывал высокий и худощавый рыцарь-эльф с горжетом Аэришеаррского лейтенанта на шее. – Мы в дозоре были с моим оруженосцем и пикетом солдат. Ну, двигаемся себе легкой рысью, по сторонам, само собой глядим, контрабандистов выглядываем. Сами знаете этих низушков да гномов… в общем – рутина. Все вроде бы, как всегда. А потом вдруг с той стороны, прямо перед нами на Вал забирается здоровенный огр. Злющий, уши торчком, рычит, глазищи на меня вытаращил, слюни из пасти текут…
       -     Ой да что там огр! – немедленно перебил его другой лейтенант, коренастый, широкоплечий, с аккуратно заплетенными в многочисленные косички русыми волосами. – Вот как-то попался мне в дозоре дракон, так это да… Все мои солдаты деру дали от страха, только я их и видел. Дракон приземлился в двадцати шагах от меня, глазищи – во! Рожищи на морде – вот такенные! Ну, думаю, все, конец тебе, Дуильвэн. И вот, когда этот самый дракон разинул свою пасть…
       -     Ты немедленно наделал в штаны! – вставил еще один эльфийский рыцарь, тоже с горжетом лейтенанта и огненно-рыжими волосами. С левой стороны его лицо сверху до низу было обезображено жутким неровным шрамом. Выглядел он намного старше и солиднее двух предыдущих офицеров. Да и возрастом значительно превосходил их, хотя, может быть, это шрам преждевременно старил его. В любом случае, держался рыжий лейтенант с некоторым, едва уловимым превосходством над остальными.


       Услышав последнюю фразу, вся компания за столом дружно расхохоталась. Причем рассказчик, в адрес которого был произнесен столь резкий комментарий, смеялся до слез вместе со всеми, нисколько не оскорбившись таким едким замечанием рыжего лейтенанта. Видимо между этими служаками тут, на далеком, богом забытом пограничье, сложились настолько дружеские отношения, что ни о каком высокомерии или пустой обиде и речи быть не могло. А может быть, этот рубака со шрамом пользовался среди прочих офицеров непререкаемым авторитетом. Виктору это было неизвестно, но он со своей стороны воспринял такое поведение вполне положительно. По крайней мере, здесь не нужно было излишне напрягаться и тщательно подбирать слова, как при общении с чопорными и до крайности обидчивыми прибыградскими вельможами.


       Воспользовавшись образовавшейся паузой, понаблюдав, как отсмеявшиеся рыцари утирают слезы с глаз, Виктор схватил оказавшуюся ближе к нему чарку, которая, к вящей радости своего нового обладателя, была до краев наполнена вином и громко провозгласил:
       -     За прекрасных дам, господа!


       Только теперь заметившие присоединившегося к ним человека эльфы уставились на него с недоумением. Тогда Бетти, сообразив, кто присел к их столу, молниеносно сориентировалась и громко, чтобы всем было слышно, пояснила:
       -     А это вот, как раз, и есть мой кузен, сэр Виктор из Креана!
       -     О, вы правы, сэр Виктор! – тут же откликнулся офицер со шрамом. – Выпьем за прекрасных дам!


       Вся компания тут же дружно опустошила свои посудины, включая и самих тостуемых. Вино оказалось на редкость крепким. Гораздо крепче, чем то, которое Виктор пил с капитаном Белеготаром. Его от неожиданности даже слегка оглушило, и он стал лихорадочно вертеть головой в поисках чего-нибудь, чем можно было бы закусить. В сей же момент прямо у него перед физиономией возникла рука с пирогом. Он проследил за этой рукой и оказалось, что это Энджи увидев потуги Виктора, пришла ему на помощь. Он благодарно кивнул, молча схватил выпечку и, откусив большой кусок, стал жадно жевать. Прожевав пирог, Виктор повернул голову и посмотрел на блондинку. Оказывается, Энджи уже ни с кем не флиртовала, а задумчиво подперев кулаком голову, пристально смотрела на своего компаньона. Увидев, что он перестал жевать и повернулся к ней, блондинка спросила:
       -     Ну как?
       -     Что это вы пьете такое? – вместо ответа поинтересовался Виктор. – Огненная вещь. Выжигает напалмом. Еще пара чарок и я напьюсь, чесслово!
       -     Ну и здорово. А то я тебя пьяным и не помню, потому что это обычно мы с Бет набираемся, - заметила в ответ девушка. – Вот и поглядим, какой ты во хмелю.
       -     А вдруг я во хмелю буйный? – предположил он, а потом деловито осведомился. – Ты лучше вот что скажи: значит, по версии Бет, я её кузен. А по твоей легенде я кто?
       -     Как это кто? – изумилась Энджи. – Родной брат, конечно.
       -     Какой же я брат? Мы же с тобой не похожи ни капельки! – тут же запротестовал Виктор. – Квазимодо не может быть родным братом Эсмеральды. В это никто не поверит!
       -     Не знаю, по-моему, тут все поверили, - пожала плечами блондинка. Она свободной рукой слегка пригладила волосы на голове у собеседника и добавила. -  И никакой ты не Квазимодо. Ты у нас красавчик, братишка.
       -     Слушай, сестричка, - оживился Виктор, вспомнив разговор с Белеготаром. – Я тут переговорил с капитаном стражи, так он мне интересную вещь рассказал. Оказывается, здесь совсем неподалеку, интереснейшее место есть. Называется, между прочим, Лысой Горой.
       -     Это что за гора такая? – не поняла Энджи.
       -     Это, моя дорогая, такая гора, что всем горам гора, - объяснил Виктор. – Ваш эпичный Салем и рядом не стоял. По крайней мере, если верить рассказам капитана-пограничника. Чародеи, если хочешь знать, это место за три версты обходят, боятся, как черт ладана. Там, по-видимому, ежегодно проходит шабаш вселенских масштабов, который по чьему-то недосмотру называется невинным словечком «ярмарка», хотя на самом деле это самый настоящий Пандемониум. На мой взгляд нам нужно его непременно посетить. Для общего развития, так сказать, ну, и для пользы дела тоже.
       -     Ничего я не поняла, - честно призналась его собеседница, распрямилась и предложила. – Давай лучше выпьем с тобой, братец.
       -     Не возражаю! – живо откликнулся тот, с готовностью хватаясь за стоявший на столе, прямо напротив него, кувшин и разливая бесцветную, остро пахнущую сивухой, жидкость по чаркам.


       Они, не сговариваясь, синхронно махнули крепкого вина и, потянувшись за закуской, одновременно схватились за один и тот же, уже надкусанный Виктором ранее пирог, сиротливо ютившийся на одинокой глиняной миске. Больше, в пределах досягаемости, никакой пищи не обнаруживалось. Тогда Виктор, чувствуя, как внутри перехватило дыхание от крепкого напитка, все-таки уступил пирог своей компаньонке, а она откусила от него солидный кусок, а потом преломила и, в свою очередь, вернула половину своему собутыльнику.
       -     По-братски, - невнятно прошамкала Энджи с набитым ртом и хихикнула. Потом, прожевала пищу и спросила. – И когда мы поедем на этот твой шабаш?
       -     Он не мой, он ведьмин и колдунский, - поправил блондинку Виктор. – Вообще я хотел прямо завтра поутру и двинуть. Чего зря тянуть-то? И потом, мне неизвестно, когда эта ярмарка началась и поэтому у меня нет ни малейшего представления о том, когда она закончится. А вдруг осталось всего пару дней? Вот когда у нас полнолуние?
       -     Понятия не имею, - простодушно ответила она.
       -     Тот-то и оно… - неопределенно проворчал Виктор.


       Он хотел добавить что-то еще, но тут сидевший за столом поодаль давешний эльф со шрамом во все лицо неожиданно со всей силы грохнул по столу кулаком, да так, что даже кувшин с вином подскочил на добрый вершок, и затянул какую-то грустную, но очень красивую песню на Старшей Речи. Остальные эльфы-пограничники, включая капитана Белеготара, тут же с готовностью подхватили её, умело разбившись по голосам, и тогда песня, приобретя дополнительные мелодичные оттенки и переливы, стала еще прекраснее. Виктор и Энджи слушали её до самого конца, боясь пошевелиться, чтобы не пропустить ни одной ноты.


       Когда песня закончилась, неожиданно оказалось, что Бетти плачет и из её прекрасных темных глаз по щекам катятся крупные слезы, которые она неловко размазывает по всему лицу тыльными сторонами ладоней обеих рук. Все посмотрели на брюнетку и когда она это заметила, то неожиданно для присутствующих разревелась навзрыд, уронив голову на руки и потрясая плечами в такт рыданиям.


       Виктор недоуменно переглянулся с Энджи, а потом поднялся и негромко обращаясь к блондинке, озабоченно предположил:
       -     Видимо, на сегодня хватит нам возлияний. Пора, однако по койкам.
       -     Как скажешь, братик, - с готовностью согласилась она, тоже поднимаясь со своего места. Тем более завтра с утра в дорогу.


       Тогда Виктор громко обратился к сидевшим с ними за столом эльфам:
       -     Прошу вас простить меня, благородные господа, но, по-видимому, моей кузине пора в опочивальню. Путь нам завтра предстоит неблизкий, а на лицо моральное и физическое переутомление. Да к тому же, согласитесь, в таком расположении духа кузине не до застолья. Думаю, вы не станете этого отрицать.
       -     Конечно, сэр, вы правы, - послышалось сразу несколько голосов.
       -     Признателен вам за понимание, господа, - поблагодарил аборигенов Виктор, сделал легкий вежливый поклон, аккуратно помог своей захмелевшей «кузине» выбраться из-за стола и в сопровождении «сестры» двинулся к стойке, где эльф-трактирщик уже держал наготове ключи от комнат своих постояльцев.


Рецензии