Моя прелесть... My darling

   Верите ли вы в любовь? А в любовь с первого взгляда? Что это? Мимолетное желание? Или выбор, посланный свыше?  А может быть любовь, если это любовь, только и может возникнуть после одного единственного первого взгляда?
   
   Неспешно, жмурясь от яркого солнца, радуясь шуму волн, совсем не рано утром, мы выбирали себе место на пляже  так,  чтобы перед нами было только море, чтобы поблизости не было шумных компаний и очень маленьких детей и чтобы кафе, в котором мы сегодня обязательно будем за обе щеки уплетать «гипер» креветки, было недалеко. 
 
    Вдруг я почувствовала на себе взгляд, сильный, если так можно сказать про взгляд, и, в тоже время, мимолетный, но мгновенно охвативший меня с ног до головы. Под этим взглядом я поежилась и первое, что пришло мне в голову,  было то, что я плохо одета или одета частично, а может быть, я совсем забыла одеться? Быстро ощупав  и оглядев себя со всех сторон, я даже попыталась осмотреть себя сзади, я поняла, что одета для пляжа очень даже прилично – белые короткие шортики и маленькая белая маечка. Так что же это?

    Я стала оглядываться вокруг и вдруг столкнулась с этим взглядом, твоим взглядом. Мы все еще со школы знаем, что через две точки можно провести только одну прямую, мы просто люди и живем по своим человеческим законам, но против математики не пойдешь. Я думаю, что на тот момент не было других вариантов в мировом пространстве – мы были теми самыми точками, через которые можно провести только одну прямую.

   Ты смотрел на меня с другого конца пляжа так, что все окружающие замерли на месте, а потом расступились, боясь пересечь эту прямую,  и как будто, оставили нас одних. Они старались не смотреть на нас и в тоже время смотрели на нас во все глаза. А,  мы стояли, опустив руки и боясь пошевелиться - шаг в сторону и мы сойдем с этой прямой и,  что будет потом,  никто не знает. А пока …   

   День приезда на  отдых всегда бывает никакой. Особенно в далеких странах. Весь предыдущий день ты провел в машине, аэропорту, самолете и вдруг вся эта вчерашняя действительность отошла на второй план, перед тобой только солнце, небо, море и песок. Сразу и не поймешь, что это все сейчас для тебя и все последующие десять дней ты будешь засыпать и просыпаться под шум морских волн, видеть море, солнце, цветы и пальмы.

   Расположившись в номере,  мы сбросили с себя кучу ненужной в этой стране одежды: брюки, рубашки, кроссовки, т. е. полный набор  одежды для московской осени, накинули открытые сарафанчики, шлепанцы и отправились просто посмотреть, что и как.  Осмотрев все закоулки на территории нашей гостиницы, мы вышли на пляж. А там такое чудо!  Море, песок, пальмы и все это под жарким солнцем.     Пальмы такие смешные, с взлохмаченными макушками, гладкими стволами и увесистыми гроздьями кокосовых орехов. Говорят, что в этих местах за год 4-5 человек получают травмы, от того, что во время не смогли увернуться от кокосового ореха, свалившегося им на голову.
 
    Нам правда это не грозит, в нашем отеле на всех пальмах гроздья кокосов собраны в мешки из сетки и спокойно зреют пока. Пока за ними кто-нибудь не заберется. Мы видели как по гладкому стволу пальмы с цирковой ловкостью и  бешеной скоростью забираются ребята – местные жители, причем далеко не все даже из местных могут проделать этот фокус-покус,  спелые кокосы они выбирают просто взглядом, окидывают взглядом всю гроздь и тут же срезают один кокос, он падает вниз  и оказывается спелым.

    Там где мы были, какой-то просто не реально  бесконечный пляж. Удивительный пляж. Песок мелкий, мелкий и почти белый – как бы чисто вымытый, впрочем, так оно и есть: ночью бывают такие приливы, что весь пляж, до лохматых пальм, заливает вода.
   
    В тот  первый день, нам так не хотелось уходить с этого пляжа. Просто не было никаких сил  уйти и не попробовать окунуться в ласковую воду и не ощутить  тепло горячего яркого солнца на своей коже. А купальников с собой не было.

    И мы решили отойти от людей подальше, так чтобы они казались нам маленькими точками, ну, и мы им тоже. И вот, оказавшись на безопасном, как нам казалось, расстоянии от людей,  мы скинули свои сарафанчики и бросились в волны в одних трусиках.

     Ах, вот это «кайф»! Мы плавали, ныряли, качались на волнах. Сколько прошло времени не знаем, мы никого и ничего не замечали. Но когда-нибудь надо выходить из воды?  Мы развернулись лицом к берегу готовые выбраться из теплых ласковых волн на теплый не менее ласковый песок.

     А на берегу стоят машина полицейских и машина спасателей.  Около полицейской машины -  трое полицейских, а в машине спасателей сидит спасатель, правда один. Стоят, сидят и смотрят на нас, улыбаются и не собираются уходить. Видя, что мы притормозили, растерялись и стали переговариваться между собой – надо было принять какое-то решение, они тоже со смехом стали  переговариваться между собой, по всей вероятности, тоже решая, что делать, или, скорее всего,  загадывали, что мы будем делать в такой вот не простой для нас жизненной ситуацию.   Но,  уходить они явно не собирались.

    Попрыгав на волнах еще некоторое время, мы все-таки решились.   Это был очень смелый шаг с нашей  стороны.  Мы вышли из воды  в том, в чем были,  т.е.,  почти голышом.  Маленькие трусики,  которые, конечно,  намокли   и  поэтому  не представляли из себя одежду, в полном смысле этого слова – т.е. что-то такое под, чем можно, что-то скрыть,  нельзя принимать в расчет.
     Улыбаясь, гордой походкой, показав себя во всей красе,  мы  продефилировали к своим сарафанчикам.

     А мужчины? Когда мы, можно сказать, торжественно, не спеша, почти стройными рядами или почти как на подиуме, выходили из воды, среди мужчин стих  смех, они расступились,  образовав коридор,  и застыли в самых напряженных позах, а их лица вытянулись от удивления.

   Странно!  Такое впечатление, что они этого не ожидали. А что же они ожидали?  Но, уж, раз это случилось, не нагнетать же обстановку еще больше? Что нам оставалось делать?  Сначала мы просто улыбнулись, состроили удивленные глазки, потом засмеялись, потом помахали ручками.  И напряжение как-то спало.  Мужчины в ответ покрутили головами, похлопали в ладоши и  «поцокали»  языками: « Oh!!! Wonderful !!!».  А мы? А  мы поняли, что мы хороши!

   Под аплодисменты, конечно, они были бурными,  мы подошли к своим вещам и оглянулись  – переодеваться, что тоже под бдительным присмотром? Но, мужчины, как бы, все поняли, и смотреть, как мы переодеваемся не стали, они и так уже все или почти все увидели,  еще пара воздушных поцелуев и они разошлись по своим машинам. Мы быстро накинули сарафанчики и тем самым приобрели уже совершенно другое качество. Мы уже были не полуобнаженные почти, что модели, а просто симпатичные девушки.

   Раз, и машины разъехались в разные стороны, полицейская машина направо, спасатель налево.  Он был один в своем  «джипчике», молодой, симпатичный, в белой майке.  Нам тоже надо было налево.  Увидев, куда мы направляемся, он подал назад и широким жестом предложил разместиться в его машине.  Когда  у нас говорят «пошел налево», в подтексте это значит,  что пошел крутить роман.  Мы посмеялись на эту тему,  отказались от услуг водителя и отправились «налево» пешком, но это уже ничего не изменило -  пешком или на машине, что должно было случиться, то и случалось.  Вот и не верь после этого приметам!
 
  Время шло своим чередом. С утра до позднего вечера, мы проводили на пляже около моря.  Купались, загорали, обедали и ужинали – все на пляже.
 
   Море в этой удивительной стране потрясающее, на нем все время волны, то маленькие, то большие. Море замирает лишь на каких-то пару мгновений - ни одной волны, а потом вдруг откуда-то от горизонта к берегу подбирается сначала одна волна-маленькая, потом немного больше, потом еще и еще и вдруг огромная, одна, но огромная, ну, просто, «девятый вал».

  Здесь нет такого понятия, как плавать, ну, плавать как в бассейне наматывая километры, здесь можно прыгать на волнах  или нырять в волны. А если  не успеешь прыгнуть или нырнуть,   волна накроет тебя с головой, перевернет под водой верх тормашками,  протащит по песку и бросит. Потом вдруг отхлынет назад и затихнет, как, будто  собирает силы, чтобы накрыть с головой еще кого-нибудь.

  Первые дни  мы никак не могли отойти от московской суеты, от той слякотной погоды, которая нас провожала, от забот и проблем.

  И  вот, только, только,  мы начали, впитывать в себя все чудное и теплое, что было вокруг,  наконец-то почувствовали запах моря,  солнца, нагретого песка, зелени и цветов,  в нашей душе только, только, поселилось чувство беззаботности и веселья, т.е., то, что так свойственно людям, которые уже отдохнули и набрались сил и впечатлений и могут   не просто беззаботно жить, а  делиться этим чувством со всеми окружающими, как  наш отдых  подошел к концу. Мы улетаем сегодня ночью, нет завтра рано утром, что, в принципе, одно и то же. Жаль расставаться с морем, с солнцем, лохматыми пальмами. Жаль! Сегодня весь день мы проведем на пляже, «ночью-утром»  соберем вещи и все. Все!

- Привет, как дела? Как долго тебя не было…

   Я вздрогнула и оглянулась. Ты стоял совсем близко, за моей спиной,  улыбался, и,  не скрываясь,  рассматривал меня.   Сильно, до узких щелочек,  прищурив на ярком солнце глаза и чуть приоткрыв рот,  ты смотрел на меня, оценивающим, но в то же время ласковым и удивленно-восторженным взглядом. Твои глаза ни на минуту не останавливались, они, то скользили  по моему лицу, то поправляли мне волосы, непослушно развевающиеся на ветру, то пытались убрать песчинки песка, прилипшие к щеке или поправить сползшую с плеча лямочку сарафанчика…

   Законы, теоремы, аксиомы… Мы с детства привыкли  принимать на веру   постулаты математики, которые, хотя и являются сухими постулатами, все – таки, наверно,  определяют нашу жизнь…

   Многие пытались, да и пытаются определить течение  жизни с т. з. математических законов. А почему нет? Ведь позволяет же математика рассчитать день, и даже час столкновение  небесных тел, причем, столь далеких от нас, что только очень узкий круг людей на земле подозревает об их существовании.
 
   А время  встреч и расставаний людей? Рассчитать когда и где встретятся два человека?  Для математики это оказалось задачей не из легких. Но ведь бытует теория, что наша жизнь как перфокарта. У каждого эта перфокарта своя, на ней все события твоей жизни отмечены, кем не понятно, какими-то высшими силами, маленькими дырочками. Ну, и что, что дырочка маленькая. Зато с жизненного пути, который отмечен дырочками, уже никуда не свернешь. Вот, еще бы знать не только количество этих маленьких дырочек, но и их расшифровку. Знать заранее. А может и не надо?

    Вы можете сказать, а как же  «…порывы и объятия…»? А как же взгляд, который определяет судьбы людей? Тот самый первый взгляд…. Так, что же такое наша жизни - это внезапность встреч или точный расчет до минут? Да, как хотите. Просто  за всем, что происходит в нашей жизни, стоят маленькие дырочки на наших с вами перфокартах. И никуда от этого не уйдешь.

   И вот, очередная маленькая дырочка на моей перфокарте определила сегодня мое место в этой жизни – я одна их двух точек, через которые можно провести только одну прямую!

    А дальше…

    Ты протянул руку, чтобы  дотронуться до моего плеча, но  тут же опустил ее и взглянул на меня, как бы спрашивая: «А можно?» Я замотала головой, но улыбку сдержать уже не могла и улыбка выдала меня с головой – да, мне хотелось почувствовать, как твоя рука касается моего плеча.
               
- На нас все смотрят… - сказала я.

    На нас действительно смотрели.  Все, кто находился на пляже,  смотрели на нас с любопытством, в упор,  пристрастным, оценивающим взглядом. Ты рассмеялся и тихо, тихо сказал:
 
-Они просто за нас рады!
 
   До этой минуты  мы ни разу еще не разговаривали, не слышали наших голосов и не знали имен.

   Ты заметил меня в тот самый день, когда мы пошли «налево».  А подошел только сейчас.
 
   Что-то случилось?  Где случилось? В стране, в мире? Какие законы математики сработали? А может быть, воздух наполнился ароматом каких-то, только что распустившихся   цветов, ароматом любви,  и ты уже не мог больше ждать, ты уже знал, чувствовал, что твой самый близкий человек – это я. А я?   Сила твоего чувства была так велика, что я просто сразу поверила и подчинилась тебе. Или, может быть, просто совпали дырочки на наших с тобой перфокартах!

    Но почему все так поздно? Отсчет пошел на минуты. Одна, вторая, еще одна (даже здесь без математики не обойтись)…  Мы уезжаем ночью, нет рано утром, в общем,  нам  осталось всего несколько часов. Это мало или много? Целая вечность или одно мгновение?

    Это мало!

    Но ведь у некоторых не бывает и этих часов, минут и секунд.
 
    Не сговариваясь, почти касаясь друг друга плечами,  на глазах у всех мы пошли по «бесконечному» пляжу.  Шли и почти не разговаривали, только иногда смотрели друг на друга и улыбались. Касаясь друг друга плечами - это очень условно. Ты был на много выше меня, и мое плечо находилось на уровне твоего локтя. Но ведь не в этом дело! Дело в том, что мы шли рядом и, что мы касались друг друга. Пусть локтями, плечами. Мы чувствовали и ощущали  друг друга. После  каждого  прикосновения, мы поворачивались и смотрели в глаза друг другу, как бы спрашивая: «Это случайность? Или это уже необходимость?»  Потом улыбались и продолжали свой путь.

- Куда мы идем? - спросила я.

-Мы просто идем.  Идем «в никуда». Идем  в бесконечность. Это называется «Романтика», да? - ответил ты шепотом.

    Мне было все равно. Романтика, значит романтика.  Ты шел со мной рядом и держал меня за руку. Моя маленькая ручка потерялась в твоей руке.  У тебя была большая, но очень мягкая ладонь и ты старался сильно не сжимать своей ладонью мою руку, а как бы чуть- чуть придерживать. Но  в твоей руке чувствовалась такая сила, что я ни за что не смогла бы вырваться, даже если бы захотела. Почувствовав это, я как-то присмирела и поняла, честно, я это поняла только в тот момент, когда ты взял меня за руку, что я очень крепко связана с тобой.  Между двумя точками можно провести только одну прямую. А точки эти - я и ты, и сойти, с этой прямой уже не получиться!

    В этой удивительной стране, темнело рано и внезапно. Целый день солнце трудится на небосклоне, а вечером, как бы устав от трудов праведных, оставляя небосклон, опускается к горизонту.  А горизонт здесь - это, то место, где небо сливается с морем.  Вот, солнце приблизилось к горизонту, остановилось на несколько мгновений, а потом вдруг раз и нырнуло в море – для солнца это, наверно, как бы водные процедуры на ночь.  И наступает полная темнота.
 
   Проводив солнце на ночевку,  мы вдруг поцеловались. Это был наш первый поцелуй, но, честно, опять честно, а то ведь вы не поверите, совсем, совсем не последний.  Ты был высокий и такой большой, что, даже встав на цыпочки, я бы не смогла дотянуться до твоих губ. И поэтому, ты наклонился, подхватил меня, и, притянув к себе, поцеловал.  Это было как-то по-детски, смешно и забавно. Рассмеявшись,  мы  оглянулись по сторонам.

    Вокруг было темно и тихо.  Слышался только шум волн, а гребни волн светились в темноте фосфорическим светом. Небо было усыпано звездами. И больше ничего… Я не могла понять в какую сторону нам идти, ну, то, что не в море это точно, но налево или направо, а может быть назад?  Ты как-то не очень озадачился этим вопросом, по большому счету, тебе было все равно, в какую сторону идти, наверно, это как принятие решения по бытовым вопросам  для мужчины – тебе было все равно.  Ты с большим удовольствием остался бы на этом месте и построил бы тут хижину, ну, а мне, как женщине, пришлось бы следовать  поговорке: «С милым рай и в шалаше…»

     Но, очень хотелось просто … есть!

     Повертевшись в разные стороны, мы вдруг заметили где-то далеко впереди  скопление маленьких мерцающих звездочек. Что это может быть? Млечный путь? А вдруг это туманность Андромеды? Мы были настроены так сентиментально, что могли  поверить и представить все, что угодно, даже то, что перед нами туманность Андромеды.
               
    Держа меня за руку, ты уверенно пошел почти в полной темноте,  к этим звездочкам.

    В этом было что-то феерическое! В полной темноте мы шли к звездам, и наш путь освещали звезды. Они   как лампочками на подвесных потолках в наших квартирах на родине, светят для нас - такие огромные и яркие.

    Я не сильна в астрономии,  и определить, что это за звезда на черном небосводе светит так ярко, для меня очень сложно.  Было так забавно, вспоминать названия всех известных нам звезд и присваивать эти названия тем звездам, которые были над нами, главное не перепутать их новые, только что присвоенные им имена.  Мы наперебой полушепотом называли имя той или иной звезды, показывая на нее руками, и  целовались, целовались.
               
    Ах, звезды, у вас настоящее крещение – этой ночью каждая получила новое имя, скрепленное нашим поцелуем. А двум из них, самым красивым, были присвоены наши с тобой имена!

    Вдруг ты подхватил меня, и подбросил  вверх,  к звездам.  Ах, звезды, вы были почти в моих руках…

    Под утро,  а это тот момент, когда ночь подходит к концу, а утро еще только думает наступать или нет,  мы добрались до туманности Андромеды -  того скопления мерцающих звездочек, которое  было нашей путеводной «звездой» все время пока мы шли по пляжу. Увы, эти звездочки оказались  огоньками от пламени свечей, стоящих на столах, расставленных на пляже для отдыхающих. Ну, вот,  от туманности Андромеды не осталось и следа. Как, впрочем, и от всего неизвестного, что мы видим впервые, при ближайшем рассмотрении остается только то, что известно.

     Мы сели за свободный столик.  Столик стоял близко, близко к воде, на столе горела свеча.  Огонек свечи горел как маленькая звездочка на темном  небосводе.
 
    Начался прилив, вода медленно прибывала, заливая пляж. Вот она подобралась и к нашему столику, ласково коснулась наших ног  и медленно поднялась выше щиколоток. Еще чуть-чуть и мы поплывем. Поплывем? Куда? Кругом темно, только  твои глаза, в которых отражается пламя свечи, светятся для меня как спасительный маячок.

    Скажу вам по секрету, что любовь, витающая в воздухе, которой мы дышали, и  которая уже завладела нашими  душами, совсем не повлияла на наш аппетит.
 
    Креветки, да еще и с каким-то местным соусом,  были такими вкусными! Мы ели из одной тарелки, руками выхватывая друг у друга толстенные креветки, с которых стекал соус. Им были перепачканы руки,  и мы слизывали его с пальцев. Темнота была на нашей стороне, под ее прикрытием ты целовал, целовал и целовал мои пальцы, говоря, что все дело в соусе,  и ты не может оторваться от такой вкуснятины. А я смеялась и делала слабые попытки лизнуть хоть один разик твои пальцы с зажатой в них креветкой, которая предназначалась для меня. Стоило мне только зазеваться,  и она тут же попадала мне в рот.  Нам было так хорошо!

   Вдруг, неожиданно наступило утро.

   Вы когда-нибудь слышали шелест утренних звезд?

   Когда солнце просыпается и тихо, тихо появляется на небосводе, звезды  спешат его покинуть.  Подбирая шлейф своих одежд, они  быстро скрываются за горизонтом, и только шелест этих одежд еще какое-то время напоминает о том, что только, что была ночь и только, что светили звезды.
 
     Ты провожал меня до гостиницы - надо было собрать вещи. В столь ранний час, ворота на вход   были закрыты. Я подумала, что пока мы дождемся, когда проснется охрана, мы уснем стоя на дорожке, уткнувшись друг другу в плечо,  и наши оставшиеся минуты пролетят как один миг.
               
   Но  охранник вышел очень быстро, улыбнулся нам как добрый знакомый, покачал головой  и открыл ворота.
 
   Мы быстро простились, простились просто взглядами.  Но в этих взглядах было все - объятия, поцелуи. Я  чувствовала   их силу и вкус.

  Это было так откровенно, что охранник засмеялся,  поцокал языком и отвернулся.
 
   Я проскользнула через приоткрытые ворота внутрь садика около нашего отеля. Из сторожки охранника  доносилась тихая музыка.  Было уже совсем светло.  Вокруг уже  все встрепенулось - деревья и цветы отряхнули с себя ночную дрему и зашумели, птицы уже начали распевать песни.
 
  Уже  почти наступил день, даже не утро, а именно день, просто пока еще не было жарко.

   Я не удержалась и протанцевала по дорожке до входа в отель не просто вальс или несколько танцевальных  «па», нет. У меня получилось что-то свободное, что-то из джаза, что-то такое же горячее как воздух  и нереально яркое как цветы этой страны.  У входа в отель я оглянулась. Охранников было уже двое, они смотрели на меня  моментально проснувшимися  и широко распахнутыми глазами,  улыбались,  и аплодировал мне вслед. А ты? Ты был далеко, за забором. Подтянувшись на руках, смотрел на меня во все глаза. Что выражало твое лицо? В моей памяти остался только восторг.

   Я мысленно сказала: « До завтра, пока». Но ведь завтра уже наступило. И утром этого уже завтрашнего дня я собирала вещи. Быстрее, быстрее!  Что мне одеть? Я хочу, чтобы ты запомнил меня красивой. Я успела перемерить три платья, и остановилась на маленьких черных брючках и открытой блузке. Какой ты запомнишь меня? Такой,  какой я была все предыдущие дни или такой, какая я сейчас?

   А ты? Ты  уже ждал меня.

   Не сговариваясь, на глазах у всех опять пошли рядом по пляжу, почти касаясь друг друга плечами, локтями, пошли просто так, лишь бы быть рядом, пошли опять «в никуда».

-  Почему на нас все так смотрят?

-   Им всем просто завидно! С ними ничего подобного не случалось. 
Ты вдруг развернул меня к себе и обнял сильно и властно. Все, кто был вокруг нас, расступились, но глаз не отвели. Им было интересно! А нам? Нам было все равно.

- Мне надо идти… - сказала я.
   
    Ты  взял мою руку, поднес ее к своему лицу и прижал ее к глазам, щекам, губам.

 - Я боюсь, что не выдержу, не смогу. Я просто не знаю, что делать. Ты появилась на один день, нет, не день. На несколько часов, а что потом, все я больше не увижу тебя? У меня от тебя кружится голова! Поцелуй меня - прошептал ты.

    Этот поцелуй был бесконечным, как только мы отрывались друг от друга, чтобы передохнуть, ты шептал: «Еще! Еще!». И мы все целовались и целовались. Целовались прямо на глазах, окружающих нас людей – отдыхающих, охранников, полиции, взрослых и детей. Мы просто их не замечали, нам было не до них. Мы решали свои проблемы, проблемы  взрослых, а вели себя как дети. Целовались на глазах посторонних людей! Одни из них смотрели на нас снисходительно, другие опускали  глаза, третьи отворачивались, но потом опять смотрели на нас во все глаза.
 
-Мне надо идти… - сказала я.
 
    Говорят, что женщина выбирает себе мужчину. Да, это так, но потом все равно все решает мужчина.
 
    Если бы ты властью, данной тебе как мужчине, сказал мне, чтобы я осталась, я бы осталась? Не знаю. Но ты отпустил меня.  Вдруг оторвал от себя и сказал:

- Иди… Мы обязательно встретимся...

- Когда?

- Скоро. Да, скоро. Я этого хочу. My darling…

 My darling…, My darling…, My darling…

      Однажды на вечеринке у знакомых, в самый разгар веселья, когда основные тосты, уже не под одну бутылку шампанского, были  сказаны, я услышала за своей спиной: «Привет!» Поворачиваюсь, а ты стоишь так близко, что мне сразу стало трудно дышать. Ты был такой же, как тогда: большой, высокий, с насмешливым взглядом светлых глаз, веселым завораживающим голосом. Я попыталась улыбнуться, что-то ответить. Но оказалось, что я не могу произнести ни одного слова, губы не слушались меня. Они еще помнили твои поцелуи. И сейчас, когда ты вдруг оказался рядом, так близко, я смогла лишь приоткрыть рот и набрать полную грудь воздуха. Наконец я собралась с силами и отвела от тебя взгляд, опустила глаза, с трудом выдохнула, улыбнулась и сказала:
 
- Привет.  А разве мы с Вами знакомы? Ах, да, да! Мы как-то встречались!

   Повернулась и сделала шаг, рука предательски дрожала,  бокал с шампанским наклонился и несколько капель  шампанского попали на мое платье.
 
 - Я даже имени Вашего не помню - оглянувшись, добавила я.
               
    И приготовилась  бежать со всех ног, чтобы не видеть твои светлые глаза и не слышать твой голос, но  вдруг  почувствовала, как твоя большая рука с мягкой ладонью опустилась на мое плечо. Я остановилась как вкопанная, внутри у меня все сжалось и замерло.  Как будто мне надо съехать с очень крутой горки - очень хочется и очень страшно.
 
   Ты развернул меня лицом к себе и обнял сильно и властно.
 
- Как долго тебя не было…

  Здесь не было пляжа. Но мы также как и тогда, пошли вдвоем на глазах у всех, пошли  просто так, «в никуда».
 
  Романтика? Жизнь?  Случай? Нет! Просто на наших перфокартах опять совпали те самые маленькие дырочки…


Рецензии
Татьяна, здравствуйте.
Опять я на Вашей страничке. Прекрасный рассказ.
Любовь с первого взгляда, а разве бывает другая?
Нет, конечно, можно постепенно, по мере узнавания, полюбить человека, в этом случае меньше риск разочарования, но это другая любовь.
Это не удар молнии.
Единственное, "Говорят, что женщина выбирает себе мужчину. Да, это так, но потом все равно все решает мужчина" не правда это. Решает всегда женщина.Так всегда было и будет.

Никонов Андрей 2   07.05.2021 10:16     Заявить о нарушении
На это произведение написано 174 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.