Глава 19 Самогонщица

В «Городище», рядом с конторой, жила «Аделька», приторговывавшая самогоном. Бизнес у неё шёл неплохо, особенно по ночам.  Сельские механизаторы после трудового дня, частенько собирались выпить небольшой компашкой, в ремонтной мастерской. Как водится, так же точно частенько им не хватало.  Они садились на трактора и комбайны, ехали к предприимчивой «Адельке» за добавкой. И всё было бы хорошо, если бы не возникшая вдруг конкуренция в лице другой такой же «бизнес-леди»- «Гостьи», которая тоже решила заняться этим прибыльным делом и открыла свою "точку" ночной торговли. Причём в непосредственной близости от мастерской, так как жила совсем рядом. Все клиенты шли теперь к ней, и первая стала нести огромные убытки. Под угрозой оказалось существование самой фирмы. Надо было что-то делать. Как уже было сказано, жила она рядом с конторой. А на весь колхоз было всего-навсего три телефона: в конторе, в мастерской и на молочной ферме. В конторе, в отличие от фермы и мастерской, где работа кипела сутки напролёт, по ночам никого не было, а телефон - был.  Звонок у этого телефона был громкий, в тихую летнюю ночь слышно его было за пару сотен метров, даже при закрытых окнах.
   Дальше - просто: из мастерской звонят в контору, «Аделька» считает звонки, количество звонков строго соответствует количеству заказываемых бутылок. Всё. Затем заказ укладывается в рюкзак и на мопеде отвозится заказчику. Доставка - бесплатно.
   С фермы звонить не могли по определению, так как знали, что ночью в конторе нет никого, к тому же позывные, явки и пароли держались в строгой тайне от женской части населения «Городища». Вероятность того, что кто-то ошибётся номером, была ничтожно мала и схема работала безотказно в течение нескольких недель. Пока, наконец, кто-то где-то действительно не ошибся номером...
   Было около двенадцати часов ночи, «Аделька» уже спала, когда в конторе зазвонил телефон.
- Раз..., - автоматически начала считать она, не открывая глаз, села на кровати.
- Два... три... четыре..., - она, не глядя, сунула ноги в обрезанные по щиколотку резиновые сапоги, стоявшие тут же. Телефон звонил дальше. Звонки были какие-то непривычно длинные, но она не обращала на это внимания, боясь сбиться со счёта. На счёте "одиннадцать", она проснулась окончательно и сидела, широко открыв рот и выпучив глаза, боясь верить своему счастью, как же, оптовый заказ по розничным ценам! На счёте "семнадцать", телефон, наконец, замолчал. «Аделька» опомнилась, захлопнула рот, мелко и быстро перекрестившись три раза, опрометью бросилась в погреб за товаром... В мастерской, два механика ночной смены, тупо обтачивали напильниками какой-то Колин Вал.  На улице коротко протрещал и тут же замолк мотор мопеда. Через пару секунд, в ворота, толкая их спиной и прижимая к груди тяжелый рюкзак, ввалилась известная им «Аделька», самогонщица... Далее, последовала безобразная и противоестественная сцена, женщина навязывала двум молодым, здоровым мужикам свой товар (спиртное!), а они - отказывались!
- Шутки шутите?! - орала «Аделька».
- Да мы ни сном, ни духом! - пытались отбиться механизаторы, - да куда нам столько!
    Неизвестно, как долго бы это всё продолжалось, но тут с улицы послышалось тарахтенье ещё трёх или четырёх моторов, судя по звуку,  мотоциклов "Урал". Оказывается, невероятное количество звонков, услышала не только самогонщица, но и механизаторы, жившие поблизости от конторы. Весть, о невероятном по размаху сабантуе в мастерской тут же распространилась среди мужского населения «Городища», и все, кто мог, поспешили приехать, чтобы лично принять в нём участие...
    «Аделька»,  в накладе не осталась, в ту ночь в конторе ещё два раза звонил телефон...


Рецензии