Глава 20 Осенние обострения в снах...

   
          «Сказка: про старика и бабку»
Жили-были «Аконит» да «Аконитка». Оба – медики, «Аконит» - фармацевт, «Аконитка» - стоматолог. «Аконит» любил выпить. У фармацевтов, сами понимаете, это профессиональное. А жена любила сдавать его, в вытрезвитель. Ну, нехорошая женщина просто: только «Аконит» выпьет, она тут же к телефону, вызывает милицию и сдаёт мужика. И это его, профессионального фармацевта, который той же милиции и тем, кого она к нему привозила, не одну тысячу таблеток сделал! И это его, который месяцами живёт на даче, обеспечивая на год старую истеричку соленьями-вареньями!
Короче, как-то однажды «Аконитка» опять раскипятилась.
- Ты почему, старый чёрт, до сих пор крышу на бане не перекрыл? Сколько я тебе уже говорила об этом!
- Так это... гвозди доставал... а теперь вот их прокипятить надо...
- Что? Гвозди?! Прокипятить??!!!
- Да, да. А ты что, не знала? Тогда они дольше служить будут - я по телевизору слышал в передаче «Фазенда»
- Ну, если так...
«Аконитка» поставила на плиту кастрюлю, «Аконит» ссыпал туда гвозди, а сам пошёл к соседу. Звонить. В психиатричку. Так, мол, и так, жена моя с ума давно сдвинулась, но я терпел, а теперь не могу. Прихожу я домой, а она мне суп из гвоздей варит! Там сначала не поверили, но когда «Аконит» сказал, что сам медик и назвал себя - приехали. Смотрят - точно!
В кастрюле - гвозди, а у плиты – «Аконитка». Ну и повязали её...
Пока разбирались, недели три она там пробыла. Лечили успокоительными.
А когда вернулась, стала как шёлковая..., сама горькую наливала, даже когда не хотел. В наркологический мужа готовила….
                .
           Маленькая история про колокольчики
  Юся вышла замуж в восемнадцать лет.
Через 9 месяцев родила старшую дочь.
Еще через какое-то время с мужем достроили кооперативную пальму.
И переехали в нее жить.
Сами понимаете, советский, новострой: все покрашено криво и
мрачно, лампочки не светят, так еле тлеют и то по мере уплаты в ЖКХ.
И вот на новоселье приехали свекор и свекровь из Суходрищенска.
«Юся» видела их мельком на свадьбе. А тут - поселились в отдельной комнате на пару-тройку недель.
Как-то утром выползает «Юся»  в туалет.
А рядом приоткрытая дверь в ванную комнату.
Там, согнувшись над умывальником, чистит зубы «Юськин» муж, молодой отец «Админ».
Лампочка скудно освещает помещение, синяя масляная краска на стенах романтики не добавляет.
«Юся», долго не раздумывая, заходит в ванну, и закрывает за собой дверь.
Тихонько обнимает мужа, отплевывающего зубную пасту изо рта, запускает руку,  в хорошо ей известные сатиновые трусы в горошек, прикасается со всей молодожёнской нежностью к ……. и исполняет вокал:
- "Колокольчики мои, цветики степные" (это дословно).
Когда она поняла, что орган в трусах принадлежит не ее мужу, «Юся» обомлела.
Это был ее свекор!!!
Что - либо говорить, или делать, было, бессмысленно и бесполезно!!!
При любом удобном случае, «Юськин» свекор, прилюдно всем заявлял, что «Юська» - его самая любимая невестка!!!
            «Дрон- алкодрон»
    «Дрон», хозяин  страховой компании, вдруг ощутил, что водка, виски и вино стали, чуть ли не главным смыслом его жизни. С одной стороны, это говорило о его финансовых возможностях, а с другой – это увлечение стало заменять общение с женой, приятные моменты с любовницей и даже управление компанией.
Деятельность компании стала выходить из-под его контроля. Она стала не управляемой и страховала всех, всё и каждого, без разбора. И даже то, что страховать не надо было, страховала по нескольку раз одновременно. И подумал тогда «Дрон», что необходимо избавляться, либо от алкогольной зависимости, либо от компании. С одной стороны – зачем такая компания, которая мешает ему выпивать, а с другой – зачем пить, если это мешает хорошему бизнесу?
Пока его гипоталамус еще окончательно не утерял своей главной функции, решил он сначала попробовать избавиться от алкогольной зависимости. Пришел он к ветеренару «Ушачанину» и попросил его закодировать. Произведя несколько не хитрых манипуляции над ним, ветеринар прошептал какое-то заклинание и как треснет со всей дури кулаком по голове пациента!
– Вот это вот ты зря! – поморщился «Дрон», почесывая ушибленную голову.
– Таков порядок! – оправдываясь, заявил «Ушачанин».
– Хреновый у вас порядок!
Но дело было сделано. Кодирование завершено, голова гудела. Подождав, пока из глаз клиента исчезнут последние звездочки и, почесывая кулак, ветеринар заявил:
– Выпьешь, это будет последняя твоя рюмка.
Работа шла, к алкоголю не тянуло. Но тут, как на зло, должен был приехать партнер, горячий финский парень, чтобы так сказать, заняться страхованием вплотную. А какой бизнес без бутылки? Одно название. Пришлось идти обратно к «Ушачанину».
– А нельзя ли мне раскодироваться на сегодня?
– От чего ж, если надо, всегда, пожалуйста! – ответил ветеринар, как-то не по-доброму, улыбаясь.
– Двойной тариф!
– Базара нет, денег куча! – повеселевшим голосом сказал «Дрон».
Произнес «Ушачанин» какое-то заклинание, как даст по голове своим кулаком, еще больнее, чем прежде, но раскодировал, как и того требовалось.
– А вот, это вот, по голове, обязательно? – спросил «Дрон», очухавшись.
– Без этого – никак! – ответил «Ушачанин», с еле скрываемым удовольствием.
– Ну ладно, раз так…
Тут же, в кабинете, финансовый воротила опустошил стакан, приготовленного заранее напитка в красивой бутылке.
– нормально! Хорошо пошло! Даже лучше, чем до закодирования. На всякий случай удвоил дозу.
– самое то! И отправился на встречу с финном, бизнес делать. Сделали они раз, сделали другой!
Утром опять к ветеринару! Голова раскалывается. Покоя не дает, зависимость проклятая. Прямо с порога, вместо «здрасте», швырнул в ноги «Ушачанину» пачку денег!
– Закодируй, отец родной! Уж больно сильная у меня алкогольная зависимость сегодня! Сил нету!
«Ушачанин», сократил раза в три, привычную мандтру, взгляд приятно грела пачка зеленых купюр. Но долбанул от души, да так, что стул, на котором сидел пациент, откинул свои металлические ноги. Отпустило.
Вернувшись из путешествия по параллельным мирам, «Дрон», поправив галстук, говорит:
– Не барское это дело, каждый день к лекарю ездить. Иди-ка ты ко мне работать. Сказано-сделано!
С этого момента, «Ушачанин» так и стал жить при нем. С утра врежет по голове – полная апатия к алкоголю, а вечером долбанет – пей, хоть залейся! Со временем, ветеринар уже и без заклинаний, долбанет по голове – клиент доволен. Причем долбил он и по необходимости, и без – понравилось ему. Кулаки стали натренированные – гвозди можно забивать без молотка. Его уже вызывали не как ветеринара, а чтобы просто, кому-нибудь настучать. Про кодировку он уже не вспоминал. Это было лишним. Если он кому заедет по-хорошему, тому уже не было никакой необходимости вспоминать об алкоголе.
             «Верочка»
     С мужчинами «Верочке» не везло патологически. В школе она среди сверстников особенно не котировалась, в юности мужчины ценят в женщинах, прежде всего наличие выделяющихся форм и доступность в поведении.
     Поэтому у застенчивой «Верочке», зачитывавшейся романтической литературой, с ее первым размером груди, упорно не хотевшей расти, просто не было шансов на приличного ухажера. Единственным мальчиком, в классе, проявлявшим к ней хоть какой-то интерес был балбес «Григорий»,  в девятом классе давший в ухо школьному клоуну «Флудителю»,  за насмешку над «Верочкой».
    «Флудитель», почерпнувший из школьного курса истории познания об Орлеанской Деве допекал ее вопросом, не мужчина ли она и требовал над бедной «Верочки» суда инквизиции и сжиганию ее на священном костре. Главным аргументом в его нападках было отсутствие у «Верочки» груди, в связи с чем, негодник требовал что бы она доказала всему классу свою принадлежность к женскому полу путем демонстрации своих первичных половых органов. Шутка всему классу показалась чрезвычайно удачной и затравленная «Верочка», у которой быстро кончились аргументы защиты, под дружный хохот жестокосердных сверстников, рыдая, закрыла лицо руками и уткнулась в парту.
    Однако обвинительная речь инквизитора, достигавшая ее ушей внезапно прервалась на полуслове, ее прервал кулак «Григория» единственного ученика в классе, которому все происходящее не нравилось. «Верочка» ему нравилась давно, но будучи косноязычным закомплексованным троечником, он не решался к ней подойти, предпочитая вздыхать по ней издалека. От удара «Флудитель» слетел со стула, с которого обращался к аудитории и с грохотом встретился лицом с затертым полом родного класса. Вскочив, он утер рукавом кровь из разбитого носа и бросился на обидчика.
    Силы соперников были равны, а неприязнь друг к другу столь велика, что подпортили внешний вид друг другу они изрядно. Потом были разборки с родителями всех героев события у директора, «Верочку» обвинили в том, что она вертихвостка и из-за нее мальчишки устраивают побоища.  Родители, ужаснувшиеся моральному облику дочери, посадили ее под домашний арест.… В общем, слава богу, что вскоре наступили летние каникулы и постепенно эта дурацкая история забылась.
    Как ни странно, геройский поступок «Гигория» привлекательности в глазах «Верочки» ему не добавил, он явно не тянул на капитана Грэя, ни интеллектуальным развитием, ни изяществом манер. Взаимоотношения их за последующий год ограничились дешевыми подарками на 23 февраля и 8 марта. Она ему подарила дешевый китайский Parker, он ей сутулую гвоздичку. Так бы и развела благополучно их жизнь в разные стороны, не случись в ней этого выпускного вечера, вернее, не перетек бы этот выпускной вечер в выпускную ночь…
    Шампанское поразительным образом воздействует на робкую психику нерешительных молодых людей, после двух бокалов «Верочка» скромно просидевшая на лавочке начало вечера лихо отплясывала краковяк с подружками, а после четвертого легко поучаствовала в конкурсе женского стриптиза, благо белье ей мама на окончание школы купила шикарное. «Григорий» потреблявший более крепкий напиток и вовсе к концу вечера стал заправским мачо. Короче, здесь они увидели друг друга в новом цвете и вместе ушли встречать первый рассвет взрослой жизни. Дальше было опять шампанское, неумелые поцелуи еще более неумелый секс в сарае на рассвете…
    Так как опыт интимной жизни у молодых отсутствовал и как заниматься сексом они не знали, то удовольствия от него не было никакого, зато были последствия… порванные трусики, выпускное платье испачканное целым букетом пятен, от шампанского до …, и хваленный Vanish не справился… Было еще одно последствие… оно проявилось немного позже, после того как «Верочку» спустя три недели стало тошнить.
Вот так «Верочка» и вышла замуж за «Григория».
                «Вальдемар»               
   Шел теплый летний дождь. «Смотрящая за…» сидела на балконе под проливным дождем и ждала. Хотя прекрасно знала, что ждать не стоит. Он не придет. Теплая небесная вода заливала лицо, слёз не было видно. Промокнув до костей, она, оставляя мокрые следы, вернулась в комнату и, не сняв мокрой одежды, упала на диван. В мозгу безудержно крутилась мысль: «Что делать? Как она теперь одна?». Всё казалось таким неизведанным и страшным. За окном барабанил дождь. Теплый летний дождь…
     В комнате было светло от уличного фонаря и отчетливо видны разбросанные по полу вещи. Ее любимый ушел. Хладнокровно ушел. Не сказал “прощай”… Просто собрал вещи и ушел. Ушел после того, как узнал, что у них скоро появится малыш… По лицу «Смотрящей за…» лились слёзы… но устав от переживаний этого дня, она всё же уснула.
     Утром её разбудил дико звонящий будильник. «Мне ж на работу» – подумала «Смотрящая», резко вскочив с постели. В голове закружилось, и она медленно села на диван. «Токсикоз?» – прошептала она и погладила свой животик. Стараясь не думать о вчерашнем и сдерживая слезы, «Смотрящая» пошла на кухню пить чай. На столе стояла синяя чашка, которую она подарила своему «Вальдемару», такому единственному и такому любимому. А сейчас он ушёл и оставил эту чашку на столе. Не справляясь с собой, «Смотрящая» села на стул и снова заплакала. Она не понимала, почему это произошло, почему он бросил её? Ведь вместе они были так давно. «Вальдемар» так любил ее, когда-то… дарил розы, писал стихи…
    Но всё резко изменилось. Когда она сказала, что ждёт ребенка. «Смотрящая за …» была безмерна рада, что беременна. Радостная она бежала домой, что бы сообщить эту новость любимому, но он лишь пожал плечами: «Мне не нужен этот ребёнок». Такого «Смотрящая» просто не ожидала. Она не нашлась что сказать, а «Вальдемар» молча ушел. В тот день он не ночевал дома и не отвечал на телефонные звонки, а на следующий день, придя с работы, «Смотрящая» не обнаружила его вещей. Вот и всё.
    «Смотрящая за …» резко вздрогнула и, вспомнив, что пора на работу начала собираться. Мысленно она успокаивала себя, что «Вальдемар» одумается и обязательно придёт к ней.
    Рабочий день прошел, как во сне, «Смотрящая» ничего не понимала и тупо, словно робот выполняла привычные действия. Придя, домой, как обычно очень поздно, она села в кресле на балконе с чашкой чая. Сидя под звёздным небом, ей стало почему-то очень легко, и она решила не грустить о «Вальдемаре». Если он ушел, значит так суждено…
А, если суждено, то неизбежно.
    Проснувшись наутро уже с позитивными мыслями,  решила вместо работы сходить в женскую консультацию и узнать, как там поживает её малышок в животике.
    Посидев в очереди, она с дрожью в ногах вошла в кабинет «Ушачанина». Но ветеринар встретила её с улыбкой: «На учет хотите встать? Очень хорошо, нам нужны новые граждане.
Оказалось, что ветеринары не такие уж и страшные, никто ей не кричал, что она нагуляла ребенка, и никто не спрашивал про мужа. Только один раз, в самом начале, но после пояснения, все отстали. Беременность шла, без нарушений! Правда «Смотрящая» поначалу сильно скучала по «Вальдемару», а потом потихоньку привыкла одна. На улицу она почти не выходила. Только погулять с собакой.
   Прошло время. Пришел и день родов. В предродовой палате, «Смотрящая» была одна. Схватки были не сильные, и она мечтала, каким будет ее мальчик. Вся беременность прошла в целом неплохо. Теперь она хотела, чтоб поскорей родился её мальчик. Маленький сынок. Она мечтала, каким он будет красивым и умным.
   Схватки становились всё сильнее, и она уже не могла мечтать, а только тихо стонала от боли. В палату вошел доктор:
– Рожаешь, голубушка, давай в родовую…
   Дальше всё было, как в тумане. «Смотрящая» ничего не помнила и не понимала. Сильная боль, какие-то реплики акушерки и пронзительный крик её мальчика. Ей положили на грудь маленький комочек, и она нежно поцеловав его, ушла в забытье…
    Дни в родильном доме пролетели быстро. «Смотрящая за …» даже не вспомнила о «Вальдемаре». Её мысли были заняты её сынулей. Настал день выписки. Она позвонила маме и друзьям, чтоб ехали забирать её и сына. И очень ждала, когда очутится дома со своим сыном.
    Но когда она вышла к дверям, то увидела «Вальдемара» с огромным букетом цветов… Он стоял и плакал: – Простите меня!!! Я люблю тебя и сына. ПРОСТИТЕ!!!!
                Внимание: Дятлы среди нас!
   Вообще это только с первого взгляда дятел может показаться дураком. Вранье и то, что они из КГБ. В первую очередь дятел не стучит, а лишь тюкает. Во-вторых, если дятел умный, он и тюкать не будет. А зачем ему тюкать, если он знает цену деньгам, где их можно достать и слить. Умный, живет только на хороших деревьях, дорогие сигары курит и долбит об ствол башкой, только когда напьется.
   Умные, они даже очки носят. Конечно, не чтоб лучше видеть, а чтоб его видно было, и знали что он, дятел, а не какая-нибудь корова, и за пинок в день на молоко не исходит. Но, таких в лесу не много – один, два, ну больше трех не бывает. Конечно еще лесник. А так как последний бухает, то его и в расчет не берут.
   В таких лесах, где живут три умных дятла, да если еще и накачанных, даже волки яйца несут. И не дай бог, какая-нибудь зараза зайца обижать будет – через пять минут паскуда уже волосы на себе и жене будет рвать и прощения просить. Даже если заяц и прощает иногда, то дятлы установленные порядки – никогда. Голоса он не повысит, руки распускать не будет, так как птица, а вот так раздолбит клювом гаду череп, что улыбаться в его потомстве уже не будут. Вообще они ребята серьезные. Конечно как певцы они никакие, но когда он что-то из куриного репертуара поет – даже соловей знает что нужно заткнуться.
    Дятлов-самок нет. Как они размножаются, остается тайной, но мне по большому секрету старожилы говорили, что, мол, выходят они из пены морской и пешим шагом добираются до ближайших лесов, а по дороге обрастают оперением. А еще слышал, болтали, что это потомки немецких радистов, которые в лесах после войны остались, и каждый дятел один раз в год носит немецкую пилотку, антенну и до обеда работают на передачу. Версий много, а правды не узнаешь, однако всем известно – дятел немецкий знает не хуже белорусского.
    Конечно, и у них ничтожества тоже встречаются. Недавно, пара пригородных дятлов, хотели установить контроль над водохранилищем. Рыб они там конечно застращали, а об пароход разбились. Там до сих пор бакен и две фотографии плавают, вешка стоит на месте крушения дырявого парохода. Месяц после этого дятлы молчали, да и вообще в лесах тихо было. Тогда то и трехглазый дятел появился. Его мало кто видел, но то, что он из Беларуси и светится ночью - это факт. Конечно, он умом не вышел, но многим интересен, и кто его поймает – тому ведро чего хочешь дадут.
   Вот в принципе и все, что я о дятлах знаю. 

  Окончание следует...


Рецензии