Зимняя дорога

   

     Сели и поехали. Я - с водителем, впереди, ребёнок с собакой сзади.

     Зимний день короткий, и большую часть пути, четыре с лишним тысячи километров, мы в темноте проехали. То включал водитель приёмник, то я его развлекала разговорами, чтоб не заснул на рулём.

     По свету-то гораздо веселее ехать, но у нас вот так получилось, что выбрались не летом, а зимой. По сторонам снег да то лес, то поле заснеженные, и не "вёрсты полосаты", а заправки "попадаются одне".


     Два раза видели пожар, самый настоящий, полыхали дома в деревне. Зарево, запах дыма - и тишина, за дальностью не слышно звуков.

     Как выезжали из Беларуси - в утренних сумерках видели лису и лося, но я не очень их рассмотрела, мелькнула тень на дороге, а потом на обочине...

     А  как рассвело - сплошные мемориалы начались, то просто обелиски, то танки на постаментах, а то и вечный огонь. "Здесь, на Зайцевой горе, легло 70 тысяч, чтобы ты мог дышать".

     Мы же по той дороге ехали, по которой наступали немцы на Москву. И чем ближе к Москве, тем страшнее. Я давно не ездила на машине из Беларуси на север, лет 15 назад в последний раз, в обратном порядке - с отцом в Беларусь с севера.

     И тогда уже было жутковато, но отец по третьему кольцу Москву объезжал, а тут молодой парень, в сыновья мне годится, я раз-другой сказала ему, вижу, не реагирует, а водителю под руку не говорят.

     Сунулись зачем-то на МКАД, проторчали там 4 часа в пробках, еле выбрались. И обратно тем же макаром. Туда на ночь глядя, обратно ранним утром, а разницы нет, там нет ни времени суток, ни других каких человеческих понятий, запредельное что-то.

    Тарковский в "Солярисе", пишут, в Токио снимал подобную жуткую дорогу, ну вот, не прошло и полвека - не нужно ездить в Токио, в Москве такая же.

   И когда с неё выбираешься - именно как в "Солярисе", какими-то удивительно тёплыми и человеческими кажутся самые обычные вещи: воздух, которым можно дышать, деревья, зимнее солнце, тёплый дом.

   Когда туда ехали, ночёвку я за Владимиром запланировала, из-за МКАД мы поздно туда доехали, второй час ночи, метель, съехали мы с трассы по описанным мне подругой ориентирам, повернули раз, другой, вроде уже вот-вот доедем, но тут на последнем, как оказалось потом, повороте, машина села и заглохла.

   Ночь, метель, темно, тихо, ветер только завывает.

   Старенький "Рено", пробег 365 тысяч километров, не знала, что такое возможно. По дороге у нас сначала бампер отвалился, потом глушитель. Но водитель не унывал, бампер без надобности, глушитель в багажник положил, открыл капот, промакнул свечи и закрыл пластиковым пакетом от метели, и машинка завелась, доехали к месту ночлега.

    А обратно ехать - морозы за -40 стояли. Пока, правда, он за нами доехал повторно из Беларуси, стали спадать. Я нашла было в Сыктывкаре попутную машину, но она дизельной оказалась, не завелась на морозе, пришлось вызывать "свою".

   И на обратном пути водитель сообщил мне, что у него "изменилось представление о России". Раньше-то он дальше Костромской области не бывал, даже и не представлял, что такое возможно - сотни километров всё лес да лес.

   В Сыктывкаре я ему посоветовала подняться на смотровую площадку, там посреди города есть в башне кафе, оттуда отлично видно весь город, зажатый со всех сторон лесом. И сама туда поднялась.

   Свежему глазу невдомёк, а мне хорошо видно, что город растёт не вширь, а вверх и только плотнее становится застройка. На коммуникациях экономят застройщики, а, может, действительно невыгодно растягивать их и только при даровой рабсиле и возможно было.

   Север же весь на костях зека стоит. И лет 20 назад, когда работала я в "Покаянии", лагерном фонде, мне так страшно было там жить, что я даже курсы вождения закончила, думала, когда будем эвакуироваться, чтоб не одному отцу вести машину.

   Это от чрезмерной впечатлительности, наверное. Сейчас там в нашей семье целых три машины, и никто никуда не эвакуируется. Хотя проблемы есть, пересажала Москва за последние годы значительную часть местной власти, поставила главой республики варяга с юга откуда-то, рассказывают, в первую зиму он всё на субботники призывал всех выходить, сгребать снег - не привык к такому его количеству.

    В сочельник при минус 30 с хвостиком я бежала со службы домой, забежала в магазин за пшеницей с изюмом для кутьи, а возле магазина голуби, я вышла - и не смогла мимо пробежать, высыпала им всю купленную пшеницу. Они обрадовались, сели мне на руки, плечи, голову...

    В Беларуси такого не видела, не настолько тут холодно. С Тишкой гуляли - он, бедный, лапы поджимал и быстрее домой, хотя гулёна по натуре, дома не загонишь.

   И когда до минус 25 поднялась температура - уже тепло казалось, пошли на площадь с ледяных горок кататься. Правда, никого там не было, кроме нас с ребёнком и собакой, да патруля, но и время было - одиннадцатый час ночи.

    Зять покатал сына на квадроцикле по лесу, я отказалась, побоялась отморозить на ветру что-нибудь. На ватрушке покаталась на "русских горках", обожаю, летишь, сердце ёкает, но, главное, морозный воздух прямо в лёгкие попадает и сознание проясняется, такое чувство, словно спала и проснулась.

   Напоминает, как в молодости с парашютом я прыгала примерно на таком же морозе. Однажды приземлилась не на поле, а снёс ветер в лес, стропы запутались вокруг сосны, распутывала-распутывала - ну никак, одна стропа с другой стороны дерева оказалась.

    На базу бежать за ножом, потом с ножом в лес, потом обратно - неизвестно сколько пробегаешь, я попробовала - поддаётся, зубами перегрызла эту стропу и, довольная, сразу с парашютом стала пробиваться на базу, прыгали в конце зимы и снегу в лесу по пояс было...

   Это я к тому, что вообще-то я не трусиха, но МКАД - мне внушает ужас. Лучше сто прыжков в зимнюю тайгу с парашютом, чем один раз на МКАД оказаться.

   Тут уж не "Зимняя дорога", а "Бесы" вспоминаются... Правда, страшно. Так и кажется, что однажды провалится вся эта МКАД в бездну, как у Льюиса в "Мерзейшей мощи" оккупированный злой силой город.

   Обратно мы ночью въезжали-выезжали из Москвы, то есть въезжали ранним утром, впотьмах, а выезжали впотьмах же вечером, останавливались на днёвку. И я прогулялась с Тишкой вдоль Истры, река как река, летом она очень похожа на речку из "Соляриса", а зимой подо льдом не разглядишь,  в одном только месте в промоине блестела на солнышке живая быстрая вода. 

    А перед Ярославлем (или Костромой?) на трассе украсил какой-то затейник новогодними огнями огромный завод, по виду - на лесопромышленный комплекс похожий, точно не знаю, характерного запаха не почувствовала.

   Едешь по тёмной трассе, вдруг появляется вдали свечение, а потом множество огней, думаешь - город, а это нечто иное, в ночи вроде весело светятся огни, но по мне лучше б не было этого всего.

   У меня ведь тоже, как и у водителя, после этой поездки "изменилось представление о России". Большой России, включая Беларусь. Так наглядно всё.

   До Москвы - "всё косточки русские", да и за ней тоже, только без военных мемориалов, да лес, да лесоперерабатывающие заводы, да многочисленные заправки.

   Селения до Москвы гуще, за Москвой чем дальше на север - тем реже. В каждом почти видны храмы, восстановленные и новенькие, с иголочки. Но чего-то не хватает, а чего именно - я в Сыктывкаре рядом с дорогой мне Часовней новомучеников поняла.

   Там от неё через дорогу банк, и светит красными огнями вывеска, почём фунт лиха, то бишь у.е. Вот такая картина: едешь-едешь, и упираешься в этот перекрёсток, с одной стороны - часовня на месте расстрелов исповедников, с другой - банк.
 
    В последний вечер внучка заснула в машине, и доча предложила нам покататься, пока она спит, ветрено, на ватрушках кататься холодно, и я предложила на кладбище поехать, раз уж так вышло, там же мой братик лежит.

   Высадила дочка меня с сыном, а сама дальше поехала, круг по кладбищу, чтоб не проснулась малышка. От снега светло, видны и дорожки, и памятники, но не пробраться, увязнешь в сугробе. Мы протоптались по дорожке до конца, а к самой могилке не пошли, издалека посмотрели. Кладбище далеко за городом, темно, тихо, как когда застряли-заглохли мы на пути.

   Но тут уже приехали все. А мы ещё выбрались, и вот, едем дальше пока. С Богом.


Рецензии
Ощушение некоторой фантастичности от посещения тех мест, где когда-то жил: от расстояний, от темноты, от летящей навстречу бесконечной дороги,от соседства новопостроенной церкви с новопостроенным, в огнях, банком, от снега, завалившего родные могилы - Вы, Наталья, уже вернулись, а я вот еще во всем этом.
У меня не было МКАДа (Бог миловал) и куда меньше километров на машине и не такие морозы. Но ощущение, когда самолет едет по снегу, а потом машина по снегу - нас занесло в сугроб и мы чуть не повернулись... и леса в снегу по обеим стронам от дороги. И когда лезешь по сугробам и откапываешь руками из снега могилу мамы.
А с Вашими лисой и лосем я уже где-то встречался!
Поклон из Тульской области, из города, который, уверен, не сильно отличается внешне от Вашего Сыктывкара.

Евгений Ерусалимец   18.01.2017 19:44     Заявить о нарушении
Да, и с Крещением Господним, конечно! Так странно встречать не в Иудейской пустыне, напротив Иерихона, недалеко от начала Мертвого моря.

Евгений Ерусалимец   18.01.2017 19:48   Заявить о нарушении
Да, сейгод, наверное, везде в России снежно и холодно.

Вот, вспомните русское Крещение. Я уже прогулялась сегодня по Днепру на закате, потрясающее чувство. Сейчас не всякий год как следует он замерзает.

Купаться завтра не буду, наверное, два года назад искупалась в проруби - потом пришлось уколы колоть, не повернуть было шею. А всё потому, что без крестного хода освящают в проруби воду, просто выливают освящённую.

У меня ещё, слава Богу, живы родители, но не садится уже отец за руль, дочка с внучкой, я с сыном, и поэтому только чудом каким-то удалось к брату на кладбище попасть, запланировать - не решалась, тем паче что представляла, какие там сугробы. На севере с Покровской субботы до Троицкой, в Радоницу даже, не ходят на кладбища, поскольку и на Радоницу ещё не пройти-не проехать, особенно если ранняя Пасха.

Вечная мерзлота, ледяная пустыня, по которой бродит лихой человек. Поэтому мне так утешительно было "Сакральную географию русского севера" читать, у автора там основная мысль, что незря некоторые считали страну гипербореев бывшим раем, от которого после грехопадения всё, что осталось - фаворский свет, северное сияние...

Поэтому многие северные монастыри, те же Соловки - Преображенские...Но не буду пересказывать, авось, найдёте и почитаете... Спасибо за отзыв, Евгений.

Наталья Чернавская   18.01.2017 20:40   Заявить о нарушении
Про гипербореев и связь Фаворского света и северного сияния - очень интересно!

Евгений Ерусалимец   18.01.2017 22:53   Заявить о нарушении
Очень художественно живо, пахуче, сильно, просто... Пишет, чувствует человек нередко много лучше чем чувства свои вкупе с вИдением вводит в сферу духовного скажем так, осмысления. Это не о рациональном - нет. Это о личностном авторском присутствии... Я бы пожелала прекрасному художнику смелее выталкивать внутреннее на свет Божий... Кажется, его там запасы немалые... Впрочем, могу ошибаться. А так - очень понравилось, останется в памяти, и вообще - безусловное приятие.

Екатерина Домбровская   31.01.2017 12:41   Заявить о нарушении
О, спасибо дорогая Екатерина за отзыв.

У меня что-то не получается углубляться, напротив, тянет к чему-то "простому, как мычание" - просто в силу характера и житейских обстоятельств...

Наталья Чернавская   31.01.2017 12:56   Заявить о нарушении
Так ведь я не о философии и не о сложном - простое как мычание - оно предельная глубина... Я о видении в Боге, наверное... Но я придира, а потому еще раз - теекст лег на сердце , одарил запахами снега и дорог и многое другое тоже. Так что спасибо раз-спасибо! Я люблю ваши тексты!

Екатерина Домбровская   31.01.2017 13:42   Заявить о нарушении