Чёртовы пиксели!

Фантастическая история для взрослых мальчиков и девочек.   

Настольная лампа горит, несмотря на полуденное солнце! Протянуть руку, чтобы выключить, нет времени… Два экрана: один – для игры онлайн, второй – для переписки. Рядом с клавиатурой – блюдечко с мелким печеньем и нетронутая чашка с подкисшим молоком.
За спиной:
– Опять всю ночь – в жопе!
Не отрывая взгляд от экрана, вытаскиваю один наушник из уха – делаю вид, что слушаю.
– На лекцию пойдёшь? – шуршит за спиной платьем, значит уйдёт минут через пять… Перетерплю.
– Пойду-пойду… Сейчас! – удар по клавише и Нефалем ушёл от меча Диабло…
– Закрой за мною дверь, я потеряла ключи!.. – из прихожей, явно сквозь зубы.
– Ты нарочно?! Закрою… потом! Буду уходить… Вот!!! Чёрт! – «вайпнулся» и  вылетел из Игры! «Гейм овер».
Ноги после долгого сидения в одной позе слушаются с трудом. Спина и шея, оказывается, затекли! Одеревенели…
«Хорошо бы что-нибудь съесть… И в душ! Или – в душ, а потом поесть? Нюта, оказывается, ещё топчется в прихожей – красит губы перед зеркалом. На лекцию с красными губами? До сессии ещё далеко! Как она так изгибается?.. Всего лишь застёгивает туфли, а у меня – бабочки в паху!..»

– Нюшка! Завтрак есть? – обнял сзади и склонил голову к её плечу, вдохнул запах ландыша, почему-то лизнул за ухом…
– Путёвые мужики уже обедают, – всё ещё недовольна.
– Могу и пообедать, – развернул её к себе, хотел поцелуем стереть недовольную гримаску…
– Нюшка-хрюшка... А ты – дуб стоеросовый! – проворчала, отстранив лицо, но прижала бёдра.
«Вот дрянь! Сейчас уйдёт, а я…»
– Ань, не начинай день со скандала, устал… – теперь уже отстранился я.
– Ну-ну! Всю ночь клацал на галерах… – явно издевается. Накинула ремень сумочки через плечо и, окинув оценивающим взглядом своё отражение в зеркале, бросила, – На столе тебе подарок.
– Вкусный?!!
– С двумя полосочками, – по лицу скользнула непонятная тень. Хлопнула дверью.
«Какие ключи?! У нас – английский замок. Нееет, надо менять! Или квартиру или напарника, сэкономил на кровати – получил геморрой!»

До кухни я дойти не успел – звонок в дверь вернул от туалета.
Васька! Одноклассник, змей-искуситель с первого дня знакомства. Сразу, первого сентября, подбил: за спиной строя первоклашек, по-пластунски пролезли под забором и в школу пробрались с другого крыльца – первыми! Наши мамы не оценили рвения к знаниям и презрения к проторенным путям: с первого урока утащили по домам – отмывать и отстирывать; а кличка «Первые ученики» закрепилась за нами до «последнего звонка»… Хорошо, что сейчас мы на разных факультетах!
Худющий, тощее меня! Всклокоченный и небритый, с тёмными кругами вокруг глаз, от бессонных ночей, и дырой на толстовке, от химреактивов… Сумасшедший-учёный, вечный экспериментатор бредовых идей! Послать бы его... Или хотя бы не пускать через порог! Но…
Васька, как тайфун, влетел в кухню, словно и не ступал на пол прихожей. Кошку, что пристроилась лакать молоко из чашки на столе, как ветром сдуло! Ну, всёооо…
– Опять что-то изобрёл? Я – не собака Павлова!
– Ты только не перебивай! Это…– взахлёб и почти не повторяясь, полушёпотом и срываясь на крик, понёс такое!..
– Васька, мне хватило прошлого раза. Я сутки сесть не мог, в метро бегал вдоль пирона, а потом вдоль вагона! Мне б состав угля – один бы разгрузил к утру.
– Знаю-знаю, здорово! А я!..
– Васька, я потом неделю спал… Иди, ты, со своими изобретениями… И что за дурь – «переселение Души через прикосновение»?!

Я налил кипятка в чашки, открыл банку кофе, а Васька зачавкал у меня за спиной анькиными бутербродами. Ну вот, ещё и без завтрака меня оставит…
– Это не больно и очень просто! – «алхимик» схватил запястье и прыснул мне на ладонь из нахваленного микро-баллончика…
– А почему пахнет ландышем? – сразу подумалось об Аньке. Её любимые духи!
– Запах ландыша – запах яйцеклетки, захочешь вернуться – достаточно… Смотри-ка, она оставила тебе «Тест на беременность». Две полоски!
«Вот о каком «подарке на столе» говорила!..» – я безотчётно лизнул мокрую ладонь… Ничего не успел подумать или почувствовать – в глазах потемнело, и в темноте поплыли радужные круги, треугольники, ромбы… Вся начертательная геометрия!
Очнулся – Васька смотрит на меня вечно выпученными глазами, полбутерброда – в руке, полбутерброда – во рту, кусок колбасы – на толстовке…
– Ты только сейчас этой рукой никого и ничего живого не трогай…
Поздно! Я скинул, прыгнувшую на столешницу, кошку!

...Фр-р-р-р!!!
Весь мир рассыпался то ли на мелкие листики-лепестки, то ли на чёртовы пиксели! Разлетелся в разные стороны, перемешался с ещё не поблекшей радужной геометрией, и вновь… схлопнулся! Но…
*  *  *  *  *

Поднял к глазам руки… А это – лапы! Отшатнулся! Ударился спиной о холодильник!..
Холодильник – как Эверест! Комната – как стадион!
Ко мне двинулись огромные вонючие ноги, словно два контейнера с мусорной площадки! В ужасе я рванул вверх и в сторону: на табурет, величиной со стол, на стол, величиной с теннисную площадку! По блюдцам, как по ваннам, дугой выгнув спину и вопя! Прочь! К свету! Зацепился когтями за огромный пёстрый занавес! Рывок!.. И я лечу…
В полёте махнув чем-то сзади, показалось – хвостом, перевернулся животом вниз и вытянул навстречу земле конечности!.. Ужас: это – не руки-ноги!..
Последняя осознанная мысль: «Ударюсь о землю – галлюцинация исчезнет! С жизнью!»
Жёстко приземлился на чьи-то плечи…

Фр-р-р-р!!! Вновь пиксели! Разлетелись… и  схлопнулись!
Кошмар позади! Я рукой провёл по шее. Кошка, дрянь, свалилась откуда-то сверху. Разодрала мне ухо вкровь и, вопя, убежала в подворотню.
Как я оказался под окнами кухни, миновав парадное и сто метров двора с улицей? Словно вывалился из окна! «Васька – гад! Опять что-то подсунул! Убью химика!.. Но сначала надо домести улицу. О чём это я?!» Одной рукой тру шею, второй – держу метлу. «Откуда метла? Ещё не отпустило! И что с руками?»
Выронил метлу, рассматриваю руки – они, словно разбиты многолетним тяжёлым трудом. Оглядел и ощупал себя: ватник и жёлтая безрукавка дворника, замызганные дешёвые джинсы заправлены в кирзовые сапоги! Сплю? Поясница ноет, словно в неё кол вогнали… «Радикулит вдруг не бывает!» И вновь чужая мысль: «Мести ещё улицу до угла, а потом – три двора. Начальника проверит – заругает, выселит из подвала…»
«Какой подвал? Какой, нахрен, начальник!» Рванул домой! Ещё и хромаю, сразу на обе ноги!
Навстречу, из-под арки, – наездница! От неожиданности лошадь шарахнулась от меня! В тесноте подворотни задела копытом стену и, вновь, ринулась вперёд… Чтобы не быть сбитым, я выставил руки и упёрся в лошадиный бок…

Фр-р-р-р!!! Пиксели! Разлетелись и… схлопнулись!
Цок-цок-цок копытами. Перед глазами – асфальт и тонкие лошадиные ноги! Цок-цок-цок. По сторонам посмотреть что-то мешает, словно привешены шоры. Во рту – вкус металла! Попытался языком вытолкнуть железяку и вскинуть голову… Получил удар в бока! И почувствовал, как опорожнился кишечник, посыпалось сзади на асфальт!
Бред-бред-бред! Я – лошадь?! Очнуться!!!
Железяка во рту, лязгнув по зубам и оттянув щёки, заставила присесть! От боли перехватило дыхание, уши развернулись назад…
– Стой, урод! – голос за спиной.
«На мне ещё кто-то и сидит? Голос знакомый! Это – Люська, из третьего подъезда. Ну да, она катает ребятишек в соседнем сквере. Катает на мне? Теперь – на мне! Проснуться-проснуться-очнуться!» Цок-цок-цок-цок… «Нюшка! Анька придёт и вызовет «скорую»! Меня откачают, только не спать! А я сплю?»
Вновь, острая боль во рту – и я встал, как вкопанный. Люська с кем-то кокетничает. Парня я не вижу, а вот собака, может быть его, лает и норовит цапнуть за ногу… Я оттолкнул пса…

Фр-р-р-р!!! …Пиксели схлопнулись!
«Уж лучше быть собакой! Чёртова лошадь лягнула по рёбрам…» Я заскулил от боли и чужой добрейший Хозяин взял меня на руки! Не успел от благодарного восторга лизнуть его лицо…

Фр-р-р-р!!! Пиксели!
«Господи, я опять – на ногах!!!» Бросил шавку и побежал! «Никогда так не бегал, даже в горах! В каких горах? Никогда не был в горах!»
– Расул! – сзади Люськин крик.
«Тааак… Теперь я – Расул! Не худший вариант! В этом бреду может быть и много хуже!..»
Осмотрел руки. Руки как руки, даже с золотой печаткой, вот только ногти грязные и обкусанные, но лучше, чем когти! Куртка, конечно, не моя косуха, но тоже из кожи. Джинсы – в бессмысленный обтяг, врезаются гульфиком и давят между ног, чувствую – в паху натёрто! На ногах смешные туфли с длиннющими носами… «И в бреду можно было бы вообразить – кроссовки. А я в бреду?» Иду куда-то всё дальше от дома, кажется, ноги сами несут в университет. «Аня! Аня – в университете! Она поможет!»
Вот и университетский двор! «Почему в бреду так долго надо шевелить ногами? В паху натёрто… Бред, а можно руководить бредом?»
– Расул, привет! – Мвамба тянет тёмную руку со странно розовой ладошкой.
Я – русский, цвет кожи для меня не имеет значения…

Фр-р-р-р!!! …Чёртовы пиксели!
«Теперь я – негр! Нет – африканец! Да я белее этого Расула! Ишь скривился, брезгует здороваться за руку. О чём это я? Мвамба учится на «химическом», на курс младше Васьки. Васька! Что он говорил о переселении… Бред! А если нет? Никого не трогать рукой…» Я хлопаю по спине низкорослого парня на университетских ступенях…

Фр-р-р-р!!!
«Теперь я Аньку не найду! Все – на одно лицо: бледные, длинноносые. Губы, как у лягушек, глаза, как у коров!» Я остановился, совершенно обалдев!
Две догадки одновременно заставили задохнуться: я – китаец, и вторая – Васька говорил правду! «Надо выбираться! Куда, чёрт, в кого?!»
Оглядываюсь по сторонам и вижу мужчину с бородкой клинышком, как у Ван Чжоу! «Какой,  к чёрту, Ван… Это – Сергей Петрович!» Если бы на экзамене в зачётку он поставил «отлично» просто за анекдот, я не был бы так счастлив, как сейчас! Рванул через две ступени, споткнулся, еле удержавшись на ногах, вновь – через две ступени! Лишь бы никто между нами не встал…
Хватаю, оторопевшего от моего стремительного приближения, профессора за кисть двумя руками, трясу, словно стараясь её оторвать…

Фр-р-р-р!!! Слава Богу – пиксели!
Сергей Петрович – умница. Студенты его любят за интеллект и юмор, не всякому преподавателю доступный. Побаиваются за строгость и неверие, что весь семестр можно «просидеть за колонной». Он помнит всех и вся: кто из «шутников» отпускает реплики, кто пропускает лекции, кто списывает... «Он справедлив и разумно добр, найдёт способ вернуть меня – в меня! Но на лекцию можно опоздать лишь покойнику! Какую лекцию? Ах да, это мысли Сергея Петровича! А мои – как вернуться и где Аня!»
Я иду, чуть прихрамывая, держа как можно прямее спину, гордо неся седую голову – на меня смотрят студентки! Смотрю на часы, подарок ректората к шестидесятилетию. « Надо избавиться от дурной привычки – все смотрят время на телефоне! Нет, на телефоне – неудобно! А постоянно смотреть на напоминание возраста?.. Чёрт! Васька! Что говорил Васька? Вспоминай, светлая голова!»

Вхожу в аудиторию, студенты встают. «Тааак! Какой я приготовил экспромт? Экспромты не готовят! Что приготовил-намешал Васька, что говорил?.. А ничего… Не успел! Как всегда…»
Я оглядываю аудиторию. На меня смотрят пятьдесят пар глаз… Замерли. Ждут чего-то! Кружится голова. «Давление опять подпрыгнуло. Боль в колене – обострился артрит. Сесть или молодиться? О чём это я?! Аня. Так вот же она!» Перешёптывается с соседкой, а сама косит на меня глаза.
– Аня! Голикова, подойдите, – зачем я вызвал студентку?
Аня удивлена, выбирается из-за стола, спускается по ступеням, оглядывается на подругу, подходит к кафедре. Мне лучше сесть, но я жду девушку, опершись о стол одной рукой, вторую почему-то тяну к ней. «Зачем? Ах, да!»
– Аня, вам срочно надо вернуться домой, срочно… – говорю задыхаясь, голова кружится.
Студентка подхватывает меня…

Фр-р-р-р!!! Чёртовы пиксели! Надоело!
Я помогаю Сергею Петровичу сесть, подскакивают девчонки, кто-то побежал за врачом! Сергей Петрович растягивает галстук, расстёгивает ворот рубашки, вздыхает глубоко. Прибежала Светлана Петровна, щупает пульс старика…
Я незаметно выскальзываю из аудитории. У окна набираю номер – длинные гудки, снова и снова… «На лекцию не пришёл, телефон не отвечает! Тошнит… Опять. Домой? Ссориться! Не хочу». Убираю телефон в сумочку.
«Сергей Петрович сказал, что надо вернуться домой. Где мой дом? Съёмная чужая квартира с человеком, которому я втягость? К родителям? С ребёнком вместо диплома! Аня, я люблю тебя, помоги! Впервые, такая мысль… Голос – сына?! И я люблю тебя, малыш! Аня, начнём сначала! Да-да, всё – сначала!»
Выхожу в университетский двор, вдыхаю полной грудью запах свежескошенной травы, ступаю по газону, шпильки туфель проваливаются в дёрн, травинки щекочут щиколотки.
«Нет запаха нежнее и чище, чем запах ландыша. Васька что-то говорил… Ах да, все органы человека имеют свой собственный запах, яйцеклетка пахнет ландышем. Это – запах начала жизни! Он всё возвращает «на круги своя»… Вернуться домой? К этому балбесу, дубу стоеросову?»
Я поднимаю голову – надо мной столетний дуб раскинул ветви-руки, шелестит листьями, словно что-то шепчет-рассказывает, в силе его ствола –  уверенность в завтрашнем дне… Я протягиваю руку и касаюсь шершавых морщин коры…
Фр-р-р-р!!!


Рецензии
Мне понравилось! Целесообразно слова, которые могут быть непонятны читателю, снабжать пояснениями. Например, мне непонятно слово "пирон".

Валерий Волченко   12.07.2019 07:40     Заявить о нарушении
И мне тоже! Это из специфического лексикона игроков компьютерных игр, здесь мне пришлось довериться "специалисту". А раз к идее самого рассказа это не имеет отношения, то и вникать в тонкости я не стала, как и заморачивать ненужной информацией читателя.
С благодарностью за отклик и уважением.

Пушкина Галина   12.07.2019 08:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.