Одесса-мама

Летом 1999 года я подписался на работу в одесском областном избирательном штабе действующего Президента Украины Леонида Кучмы. Меня наняли обычным пиарщиком, хотя официально моя должность звучала довольно угрожающе – куратор спецпроектов.
- Можешь взять себе помощницу! - многозначительно улыбаясь, сказал мне наш начальник штаба. - Желательно из местных…
- Надя! - сразу вспомнил я имя своей случайной знакомой.
Мне полагалась съёмная светлая квартира в Аркадии, и после хаотичного заселения я поехал искать понравившуюся мне девушку. Беда в том, что я знал только адрес, но совершенно не знал города.
- Одесса - город, где стоит свернуть с любой центральной улицы во двор, и ты моментально попадаешь в свой замкнутый мир! - после часа бесполезных блужданий вывод был неутешительным.
Я плутал в районе предположительного проживания Надежды, словно Моисей в пустыне. Зашёл в очередной таинственный двор и застонал:
- Тут тихо, сумрачно, и никого!.. То есть абсолютно никого!
Только бельё на веревках между трёхэтажными домами, да ленивый кот на подоконнике.
- Ни номеров домов, ни номеров квартир, ни домофонов - ни-че-го! - я вернулся на залитую солнечным светом улицу с картины Ван Гога. - Чертовщина какая-то!
Вдалеке виднелись частные домики, облепившие склон горы. Сонное обеденное время. Неожиданно с другой стороны улицы послышался крик классической еврейской бабушки, с классическим акцентом:
- Изя, мальчик мой, иди скорей, таки кушать. У нас сегодня на обед борщ, курочка и компот.
- Не могу, бабушка, я Петьку душу... - откуда-то слева послышался подростковый голос.
- Изя, мальчик, оставь-таки в покое бедного ребёнка. Зачем ты его душишь?
- А он обозвал меня еврейской мордой.
- Ну, закончишь его душить, вымой руки и иди-таки кушать обед.
Я поспешил на голос спросить, куда собственно попал. Старая одесситка в перстнях сидит на стульчике возле обшарпанного подъезда с видом удава Каа, таки встретившего того самого единственного оставшегося в живых кролика и внимательно смотрит на меня.
- Добрый день! - поздоровался я. - Простите, вы не могли бы подсказать, эта дом №4?
Минута молчания в память доверчивого чужака, после чего она попросила:
- Пожалуйста, хромше! Я плохо слышу.
- Я говорю: «Добрый день»!.. Простите, вы не могли бы подсказать, эта дом №4?
- Ой, зачем же так кричать, ви не на Привозе!.. Ви и, правда, думаете, что сейчас день? Ви и, правда, думаете, что он добрый?
Теперь возникла пауза с моей стороны, после чего нахожусь:
- Ну, вы же не спите...
- Ах, молодой чоловэк, в моём возрасте на сон нужно всё меньше времени!.. Был бы жив мой покойный Мойша, он бы вам подтвердил, что перед смертью спать не хочется вовсе! Я уже пожила своё, видела белых, видела красных, видела холубых, мнэ скоро и на тот свет можно, а вот ви должны себя бэрэчь. Зачем ви так всюду спешите? Прямо как мой покойный Мойша, да будет земля ему пухом!
- Аминь. И всё-таки, вы не подскажете, где тут дом №4?!
- Почему не подскажу?.. Подскажу. Но, простите, ви уверены, что вам нужен именно этот дом? Я вот уже так часто начинаю забывать, что мнэ нужно, что, не поверите, инохда хожу в махазин за хлебом с запиской. Иначе
могу не вспомнить, зачем я таки вишла из дома. Был бы жив... Так какая улица Вас интересует?
С отупевшим взором шарю по карманам в поисках записки с адресом, нахожу, достаю, ловлю иронический взгляд старушки и снова комкаю в карман.
- Эта! Эта улица!.. На ней должен быть дом №4!
- Ну, если ви ховорите, что должен, то он наверняка есть! Не расстраивайтесь и посмотрите на стене под аркой, может быть, там что-то написано?
Матерясь про себя, иду назад к арке. На жёлтой стене между граффити «Океан Ельзи» и «Динамо-Киев» вижу такую же жёлтую, едва различимую цифру 4. Скрипя зубами, возвращаюсь.
- Ну и што там написано? - спросила бабушка с добрыми глазами.
- Там написано 4.
- Шо ви ховорите?! Тохда значит это и правда четвёртый дом. И шо вам тут нужно?
Остываю, вспоминая, где я нахожусь и делаю скидку на года бабушки.
Считаю до десяти. Потом ещё раз, но в обратном порядке. Старушка терпеливо смотрит и ждёт.
- Мне бы Надежду найти...
- ???
- Я говорю, мне бы Надю найти!
- Ай-я-яй! Так бы сразу и сказали!.. А то улицу ищите, то дом...
- Я и говорю! Где тут живёт Надя?!
- Ну и шо ви хотите этим сказать? Шо и, правда, знаете нашу Надю?
Считаю до десяти, не помогает. Терпеливо объясняю, что знаю:
- Виделись как-то раз, когда она приезжала в Киев на встречу пиарщиков!
- А шо это такое?
Стремясь завоевать расположение электората, я подробно объясняю суть нашей работы. Та терпеливо ждёт, слушая и изредка согласно моргая в самых трудных местах. Устав, возвращаюсь к теме разговора:
- А теперь - как я могу попасть к Наде?
- И после этохо ви мнэ ховорите, шо таки знаете нашу Надю?
Сползаю по стене, присаживаюсь на корточки в состоянии, близком к
истерическому хохоту. Сверху открывается балкон и слышится знакомый голос:
- Бабушка, ко мне никто не приходил?
Старушка поднимает вверх голову и выдаёт:
- Надя, к тебе странный молодой человэк. Он тут стоит уже полчаса и всё никак нэ может зайти...
Окончания речи я уже не слышал, бежал наверх, перепрыгивая через три ступеньки. На моё удивление Надя меня вспомнила, и мы принялись мило разговаривать, вспоминая общих знакомых. Я уже собирался перейти к цели визита, предложить ей работу, как вдруг дверь в комнату и в проёме появился рыжий нагловатый подросток, недавний душитель.
- Надя, - сказало лохматое чудо, - к тебе пришли клиенты.
- Изя, займи гостя! - попросила она, извинилась и упорхнула.
Слово «клиент» меня слегка напрягло. Поэтому равнодушно спросил:
- А чем она занимается?
- Бизнес новый решила организовать! - откликнулся младший брат. - Клинику по лечению хомячков!
- Она ветеринар?
- Нет, но за приём берёт 50 гривен. А на рынке хомяк стоит 10 гривен. Купила она большой вольерчик, закупила целое стадо разномастных хомячков и в эту клетку посадила. Да объявлений навешала об открытии. А ведь у нас сейчас чуть ли не в каждой квартире хомяк живёт. И потянулся к ней народ с болезными зверушками. Хочешь посмотреть?
Я согласился, он вывел меня в короткий коридор и приоткрыл дверь в соседнюю комнату. Там стояла Надя в белом халате и с умным видом
осматривает болезненную зверюгу, а потом говорит:
- Для более детального обследования, оставьте животное до завтра, а утром получите в лучшем виде.
Малолетняя хозяйка целуют хомяка в носик, поливает слезами и оставляет. Мы отпрыгнули на прежние позиции, и я сказал:
- А в чём смысл лечения?
- Ну, ты тупой, - заржал наглец, - Надька сейчас смывает закрюченного хомяка в унитаз и выбирает из вольерчика подходящего по цвету и размерам.
- Зачем?
- Наутро хозяева получат здоровенькую и весёленькую скотинку, а «врач» получит 50 гривен и все довольны.
- Это ведь что, получается! - изумился я. - Сорок гривен навара с одного хомячка!
- Таки да!
В этот момент вошла Надя, и я увёл её из этой кузницы денежных знаков. Я хитро попросил аборигенку показать мне Одессу и уже через полчаса мы оказались в знаменитом порту, в который пресловутый Костя приводил шаланды, полные пропавшей ныне кефали.
- Активное судоходное движение, - вела экскурсию Надя, - разные корабли прибывают, чуть ли не по нескольку в день…
Я видел, что для разгрузки здесь используют дешёвую рабочую силу - местных нищих, которые в большом количестве ошивались в окрестностях порта. Некоторые из них дремали на солнышке.
- А что одесскому маргиналу для счастья надо? - риторически спросила Надя. - Кепка на нос, чтобы солнце не било в глаза, да стенка или бревно под голову.
О работе они не беспокоились - работодатели их сами находили. Но владельцы судов не хотели, конечно же, платить много. Одесситы тоже не хотели получать мало, и очень сердились, когда их будили с «несерьёзными» предложениями.
- Смотри! - толкнула меня в бок провожатая.
Напротив, нас лежал подобный труженик, у которого было написано мелом на подошвах:
- Меньше десятки не будить!
- И всем всё понятно! - одобрил я.
Из порта мы поехали на Привоз. Один продавец предложил мне попробовать его яблок и протянул надкушенное яблоко. Я попросил нож.
- У нас в Киеве продавцы яблок даёт нож, чтобы покупатель отрезал себе кусочек… - шепнул я девушке.
А одессит успокоил:
- Да вы не бойтесь, это не кто-то чужой, это я кусал!
Яблок я купил, и назад мы поехали на одесском трамвае. Тесно, мы стоим в середине вагона. Город я знаю плохо, глазею по сторонам, вычисляю, сейчас выходить или на следующей. Пожилая одесситка, уловив мою нерешительность, с характерной интонацией:
- Сейчас конечная. Вы выходите или таки едете дальше?!
- А Вы? - откликнулась Надя.
- А Вам зачем знать?
Пока я провожал её от остановки до дома, успел предложить работу на кандидата в президенты. Она неожиданно с радостью согласилась. Мы решили отметить начало совместной деятельности и пошли в бар на углу Преображенской и Большой Арнаутской.
- За плодотворное сотрудничество! - многозначительно сказал я и выпил.
Бармен, «молодой пацан» лет пятидесяти, налил нам ещё водки, других напитков там не было. Он мирно, с пониманием беседует с таким же, как и он, во всех понятиях, одесским «парнем».
- Саичка, шо мине делать? - спросил коренной житель жемчужины у моря. - Я скоро еду «туда», ми всё продаём, так жаль, так жаль, а как же мой телевизор, мине его тоже очень жаль, он почти новий, ему только 14 лет, так его жаль, шо мине делать?
- Мойша, шо ты убиваешься, - успокоил его бармен, - надо ехать, таки да надо, а телевизор возьми с собой.
- Нахрена мне это гавно там надо! - громко возмутился посетитель.
Бармен пожал плечами и снова налил нам водки. После пятой порции мы с Надей поехали на мою квартиру, а дальше я не помню. На следующий день был выходной, и пока Надя отсыпалась после бурной ночи, я отправился на берег славного Чёрного моря.
- Вот он рай! - нежился я на ласковом песке.
Ближе к вечеру разомлевший и назагоравший у воды аппетит, возвращаюсь с пляжа, иду на остановку трамвая. Остановка недалеко от набережной, людей тьма.
- Здесь даже электротранспорт бесплатный! - изумился я щедрости этого города.
Рядом с остановкой несколько характерных личностей с хронически не трезвеющим взглядом и синдромом острой алкогольной недостаточности продают неизвестно как добытые дары моря. Подходит один из таких продавцов с потрёпанным полиэтиленовым пакетом, в котором виднеется килограмма 2 жирных кругленьких бычков.
- Надя их пожарит! - мой нагулянный аппетит, и воображение сразу представили мне их зажаренными, рядом с парой-тройкой бутылочек холодного одесского пива.
Традиционно поторговавшись, совершаю с мужичком взаимовыгодный обмен деньги - рыба. Дабы не напрягаться и не держать в руках увесистый и
грязноватый пакет, ставлю его на бетонный парапет и продолжаю ждать вожделенный трамвай.
- Где же он ползает?! - ругнулся в сердцах.
Зная знаменитый одесский менталитет, стараюсь не упускать из виду своих, лежащих в 2 метрах от меня бычков. Боковым взглядом оцениваю.
- Вроде всё в порядке, никто не зарится, правда рядом с пакетом сел на парапет лысоватый щупленький мужичонка, курит, о чём-то беседует с подошедшим представительным мужичком в фирменных зелёных шортах и пёстрой рубахе-гавайке… - заметил я автоматически.
Через пару минут мужичок заканчивает курить, встаёт, уходит. Проходит ещё минут 7 и появляется долгожданный гулящий трамвай. Народ подтягивается к остановке поближе. Шагаю к пакету, беру его и разворачиваюсь в сторону трамвая.
- Эй, мужик, а ты, куда мою рыбу упёр? - слышу сзади мужской голос.
Оборачиваюсь, голос принадлежит мужику в шортах и гавайской рубахе. Крайне удивлён, но вежливо поясняю, что это есть именно моя рыба, купленная на этой же остановке минут 15-20 назад. Мужик в свою очередь
поясняет:
- Это есть моя рыба, купленная на вот этом месте у лысенького щупленького мужичка не далее, как 5-7 минут назад.
Дальнейшие разборки прояснили, что тот лысенький щупленький мужичок умудрился, не притрагиваясь к пакету, удачно продать его ещё раз прямо под моим носом.
- Вот она знаменитая одесская смекалка! - засмеялся я.
Мы поделили злополучную рыбу пополам и сели ждать другого трамвая. Поедая вечером жареную рыбу, Надя неожиданно сказала:
- Тебе нужно взять в наш штаб Борю!
- Зачем? - поперхнулся я.
- Он мой друг, - сообщила она, - еврей. Причём настоящий.
- А чем докажешь?
- Взять хотя бы тот случай, когда он купил машину за 100 «баксов», разбил её, а потом по запчастям продал за 700.
- Точно еврей!
- Я ж говорю, самый настоящий…
Я пригласил Бориса на работу и с помощью активных местных жителей быстро организовал эффективную предвыборную работу. Борис оказался незаменимым работником, только слишком трепетно относился к своему здоровью и здоровью своих близких.
- Кругом столько болезней, - пугался он, - а нас так мало…
Сходили мы вместе в поход за город, всё нормально. Вернулись, полные сил и здоровья. Через неделю банкет с просмотром фильма и фотографий. Товарищи собрались, банкет начался, а Бориса нет.
- Что случилось? - спросил начальник штаба.
- Он в больнице.
- Да ты, что?
- Клещ.
- Клещ - это опасно, наверное, энцефалит подцепил...
Через пару дней наведываемся к Боре в больницу. Проходим в палату, лежит, голубчик, весь из себя прозрачный.
- Что случилось? - осторожно спросил я. - Рассказывай!
Оказалось, по приезду из похода Боря нашёл клеща у себя на штормовке.
- Ну, нашёл и нашёл, - удивился я, - не впился же, раздавил бы, да и выбросил...
- Я так и хотел, да жена с тёщей увидели.
- Ну и что?
- Теща, она медработник, перепугалась, погнала в свою поликлинику укол ставить на всякий случай.
- Ну и что?
- Тёща позвонила, поставили двойную дозу, а на укол у меня аллергия, на «скорой» из поликлиники увезли в больницу.
- Ну и что, антиаллергенов нет, что ли!
- После укола антиаллергена я сознание потерял, и меня положили в
стационар… Врачи обследуют уже вторую неделю, говорят «белокровие» развивается.
- Да ты что!
- Несовместимость какая-то...
Я в полном шоке вышел из больницы и упёрся в объявление на воротах кладбища, расположенного напротив:
- «Здесь предоставляется платная стоянка на постоянной договорной основе».
- Нам этот город никогда не понять! - подумал я и побежал нести в массы светлый образ нашего кандидата.


Рецензии
Простите! По-моему, Вы несколько переборщили с "одесским" юмором и говорком. На мой взгляд, Одесса - нормальный, обычный город, с нормальными обывателями, сиречь - жителями. Люблю этот город за то, что он уютен. Одесса - маленький Париж! Или наоборот. Именно это не знаю до сих пор.
С уважением,
Сергей

Сергей Белобородов 1   08.12.2018 13:25     Заявить о нарушении
Спасибо!

Владимир Шатов   08.12.2018 20:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.