Главный секрет Деда Мороза

        Куранты вот-вот пробьют полночь, а мы всё ещё не закончили с приготовлениями. Всё-таки новый год - суматошный праздник. И каждый раз одно и то же: время провожать старый, а мы  впопыхах сервируем стол, надеваем парадную одежду, раскладываем салаты и наводим марафет.
        - Мама! - позвала мама бабушку, отчего-то задержавшуюся на кухне.- Уже без пяти!
        - Так, я готов! - провозгласил папа, победив галстук.
        - Иду-иду, - пропыхтела улыбающаяся бабушка, внося пышущее паром жаркое. - Чуть не проворонила!
        Я разложил приборы и взялся за лимонад. Папа уже воевал с пробкой шампанского, но я оказался быстрее и, когда он только ещё начал разливать, уже стоял с наполненным бокалом.
        - Молодец сынок, раньше всех приготовился! - Похвалила мама.
        Наконец президент закончил свою речь, и мы замерли в ожидании боя курантов. Я затаил дыхание, неотрывно глядя в экран телевизора. Однако время шло, но ничего не происходило, как будто телевизор замер вместе с нами. Если бы это был фильм с диска, я бы решил, что фильм поставили на паузу.
        - Ма, а почему... - я не закончил вопрос. Обернувшись, я смотрел на родню. Больше всего это напоминало скульптурную композицию "семья в ожидании боя часов", нечто подобное я уже видел в изваяниях и на картинах. Лица, застывшие в восторженных выражениях, руки, замершие в готовности свести бокалы в праздничном звоне...
        Я поставил бокал и, растерянно глядя на родных, неуверенно повторил:
        - Ма?
        Обойдя угол стола, я подошёл к маме и дотронулся до её руки. Рука отодвинулась в сторону, как у куклы, - без всякого сопротивления. Оглядевшись, я еще раз посмотрел на родных и тихо повторил в третий раз:
        - Ма?
        Стало страшно и захотелось плакать.
        - Что происходит?
        По  телевизору по-прежнему показывали кремль, а вокруг стояла плотная, противоестественная тишина. Боясь отвернуться, я спиной вышел из комнаты и спрятался за  дверью. За мной никто не гнался, и я почувствовал себя очень глупо. Недолго постояв, я приблизился к окну и выглянул на улицу. На улице было светло и пусто. С чистого неба светила луна, фонари  рисовали круги, но не было ничего, что могло бы двигаться в эту минуту. Даже снегопада. Я ущипнул себя за руку и прислушался. Ничего. Затем принялся поспешно вспоминать всё, что я мог знать о подобных происшествиях, и как, в таких случаях, следует себя вести.  Но я, о таком, никогда не слышал, и что делать не понимал.
        Я достал телефон и набрал несколько номеров. Никто не ответил. Не заходя в комнату, я быстро оделся и выбежал на лестничную площадку. Первым делом я позвонил и постучал к соседям, но, как и ожидал, ответа не получил. Затем спустился во двор и, оглядевшись по сторонам, закричал:
        - Люди, кто-нибудь! Ау!
        Никто не отозвался. Везде царила глухая, неправдоподобная тишина. И тогда я побежал. Я бежал мимо машин и сугробов, витрин и светофоров, урн и ларьков, наблюдая одно и тоже - мир застыл. Ни что, из того, что я видел, не подавало признаков жизни. Как рыбки в янтаре - выглядят как живые, а на поверку - нет.
        Запыхавшись и устав, я сел на скамейку и заплакал. На улице было морозно и слезы быстро превращались в ледяные корочки. Это было неприятно, но помогло успокоиться. Не придумав, что делать я поплелся обратно, - домой.
        Дома ничего не изменилось. Ни предвкушение радости на застывших лицах, ни замершие с бокалами руки, ни картинка в телевизоре. Ничего.
        Не раздеваясь, я сел на стул и выпил свой лимонад, как простую воду, не почувствовав ни вкуса, ни удовольствия. Чтобы не происходило, я ничего не мог  с этим поделать.
        - Фигня, какая-то. – Сказал я вслух. - А  я? Почему я не застыл как все? Что это значит?
        Надо было поразмыслить, а чтобы думать, надо поесть. Этим я и занялся. Положив себе салатов и жаркое, я приготовился плотно покушать, но к моему бескрайнему удивлению еда не имела совсем никакого вкуса и есть её, оказалось неприятно. С досадой отложив ложку, я сделал вывод, что собраться с мыслями придётся на голодный желудок. И первое, что пришло мне в голову: идея вседозволенности. Чтобы не происходило - жить здесь можно, и чтобы этим не управляло, мне  оно не мешает. А значит, я могу делать, всё что пожелаю, и никто не сможет меня остановить!  Ни заругать, ни наказать, ни прочитать нотацию! Открытие было ошеломляющим. Поначалу я даже не поверил -  настолько оно было грандиозным и захватывающим. Я единственный живой человек! Во всем мире! Никто не может мне запретить, никого не надо спрашивать и ни в чем не надо себя ограничивать!
        От разыгравшегося воображения перехватило дух. Это было небывалое чувство полной свободы! О таком подарке нельзя было даже мечтать, а у меня он есть - бери - не хочу. Я вскочил на стул и не стесняясь, от всей души закричал: ура! Наверное, в эту минуту, я был похож на соседского пса, когда во время прогулки его спускают с поводка. Сразу зачесалось что-нибудь сделать, что-нибудь эдакое, и я огляделся в поисках идеи.
        «Интересно - это надолго?» - спросил я себя: столько всего хотелось сделать в эту минуту! И глядя на праздничный стол, скромный и скучный, я сразу догадался с чего надо начать!
        Неподалёку от нашего дома располагался магазин с очень красивыми и дорогими пирожными. Я уже давно мечтал их все перепробовать, но мама соглашалась сюда заходить только в праздники, и покупала только одно, - настолько они дорого стоили. Сегодня же, их можно было есть сколько угодно, и совершенно бесплатно! Но каково было моё огорчение, когда пирожные оказались такими же безвкусными, как и домашняя еда. И я ничего не съел. Из магазина я побежал в танцевальный клуб. Детей туда не пускали, а мне очень хотелось побывать в настоящем клубе: с яркой светомузыкой и клёвыми декорациями. Но и там, оказалось так же тихо, как и везде, а ходить среди людей-манекенов было скучно, и тогда я направился в детский мир. Вот, где раздолье воображению и источники нескончаемого удовольствия! Игрушки! Огромное количество игрушек! Всяких разных. И даже такие, которые родители никогда не купят! Радиоуправляемые машинки, квадрокоптеры, роботы, игровые приставки, электромобили. Да всего не перечислишь! И там я нашёл свою мечту. Огромный программируемый грузовик-конструктор, с кучей всяких примочек. Точно такой, купили моему однокласснику, Вовке, и он постоянно им хвастался, а поиграть не давал. И точно в этот миг меня осенило: а не сходить ли мне в гости? Уж очень я был зол, за эти его дразнилки! Так я и сделал.
        Вовка, стоял со своей роднёй за столом перед телевизором и ждал двенадцати часов, но в отличие от меня, был такой же куклой, как и остальные. Грузовик я нашёл под письменным столом. Вовка, видимо, сильно им дорожил: не смотря на то, что некоторые детали уже успели замылиться и обтереться, машинка была в отличном состоянии. И тут я совершил то, чего от себя совсем никак не ожидал: я поднял грузовик над головой и со всей силы бросил его об пол. Игрушка разлетелась на множество частей с грохотом поскакавших во все стороны. Я не знаю, почему я так поступил, - наверное, хотел отомстить за издёвки и подтрунивания.  Но я не раскаивался, и мне не было стыдно, даже наоборот, - я почувствовал себя супер героем восстанавливающим справедливость, и мне это понравилось!  От чего сразу же вспомнил ещё одного мальчишку, уже не из нашего класса, который ко мне постоянно задирался и вредничал. Я знал, где тот живёт, и побежал прямиком к его дому. Говорить, что у него дома было что-то иначе, думаю, не стоит, я же не врун, в конце концов! Отыскав обидчика, я подошёл и со всего маха залепил ему пощёчину, и сразу другую. Мне стало смешно: голова задиры болталась из стороны в сторону, как у куклы, а на щеках оставались красные отметины. Но мне этого показалось мало. Я нашёл в его столе маркер и нарисовал ему слёзы и усы. Только после этого, я был удовлетворён и чувствовал себя отмщённым. Однако, внезапно нахлынувшее воспоминание, омрачило моё торжество. Когда то этот гад, поставил мне подножку, и я очень больно и некрасиво распластался на школьном полу. Все вокруг смеялись и показывали пальцем, но самое обидное, что момент моего всеобщего унижения видела она, - девочка из параллельного класса, которая мне очень нравилась. К счастью она не смеялась, но выглядел я в её глазах, наверняка, как клоун. Подходить к ней после этого я уже не мог, и желание дружбы превратилось в несбыточную мечту. Хотя подождите! Стоп! О чём это я? Какую ещё мечту? Мне же всё можно!
        - Эх, сломать бы тебе что-нибудь, чтобы в следующий раз неповадно было! - погрозил я хулигану кулаком, и больше ни секунды не задерживаясь, стремглав бросился к дому этой девочки.
        Звали её Марина. Она сидела очень красивая, в нарядном платье, с деодемой в волосах. Прямо как принцесса. Я некоторое время стоял и любовался, а потом решился и поцеловал её прямо в щёчку. Несмотря на то, что я был единственным живым человеком, мне всё равно стало не по себе, и я поцеловал её ещё раз - в другую щечку. Вот теперь было хорошо. Жаль она никогда об этом не узнает. Было бы так здорово пройтись с ней за руку по улице и чтобы все на нас глазели. Вот было бы счастье! Но где теперь набраться храбрости? Как побороть свою неловкость и страх? Да и вообще: как теперь жить дальше? Грустные мысли затопили меня. Я подошёл к окну, упёрся лбом в стекло и посмотрел на пустой унылый город.  Снег лежал неровными кучами, деревья, словно доктора в халатах, были обильно облеплены снежинками, а  дома стояли такие же серые, как и летом. 
        Вдруг, что-то странное привлекло моё внимание. За домами, не близко и не далеко, примерно через квартал, мигал свет. Восторг взорвался в моей голове. Это была жизнь! Кто-то ещё, кроме меня, ходил и делал что-то в эту минуту! Это было здорово! Наконец-то! Я выбежал на улицу и разогнался в том направлении. Добежав до места, я поднял глаза. Световые всполохи мелькали из окон квартиры на шестом этаже. Там определённо кто-то ходил! Я забежал в парадное. Пара пролетов. Еще. Никогда я не чувствовал себя таким лёгким и быстрым!
        Какой-то старик, в ярко-синем халате, раскладывал под ёлкой разноцветные  коробки.
        - Дед Мороз? - спросил я, растягивая слова и, ещё не вполне уверенный в своей удаче.
        - Дедушка Мороз! Мороз Иванович! - Закричал я, и подбежал к старику, когда сомнений уже не осталось.
        Дедушка видимо не ожидал, что его здесь застанут и, охая, повалился на пол.
        - Ой! Ох! Кто здесь? Откуда ты взялся?
        - Дедушка! Дедушка! - Тараторил я, едва сдерживая слёзы и крепко обнимая старика. - Как же я рад тебя видеть! Представляешь, все как застыли, а я ничего понять не могу, люди в кукол превратились, а я живой! По-прежнему! Один! Никого больше нет! И я теперь совсем не знаю, что делать.
        - Погоди, погоди. - Остановил меня дедушка, усаживаясь покрепче и сажая меня рядом. - Давай-ка посмотрим, кто ты у нас.
        - Как это кто? - Удивился я, но дедушка меня не слушал, он уже достал какой-то приборчик, похожий на толстенький мобильник и направил его на меня. В приборе что-то запищало и засветилось.
        - Та-ак... Ну-ка, ну-ка: Ваня Иванов, улица такая-то, город такой-то... Ага... Ясно.
        - Да, это я. А что? Что ясно? - Заговорил я, заглядывая через его руку на скрытую от меня сторону прибора.
        - Тут написано, что ты не попал в список озорников.
        - Ух, ты, здорово! А у тебя про всех детей там написано, да?
        - Да. Но и в список хороших детей ты тоже не попал.
        - Как это? Это какая-то ошибка, я же ничего плохого не делал!
        - Видимо ничего хорошего тоже.
        - И что же теперь?
        - Как что? Пользоваться моментом.
        - Это как?
        - Понимаешь, я один, а детей много, и я не успеваю разложить все подарки, пока часы бьют полночь, поэтому я останавливаю время и спокойно себе хожу по домам. От ёлки к ёлке. И вы - ничего не замечаете, и мне - торопиться не надо.
        - А как же я?
        - Понимаешь, у этой штуки, которая время останавливает, есть одна особенность. Если мальчик или девочка никак себя не проявили, то они как бы выпадают из-под её влияния и продолжают жить, как ни в чём не бывало. Думаю это для того, чтобы они успели что-нибудь совершить, пока ещё есть время. Какой-нибудь стоящий поступок.
        Коробочка в руке деда мороза пискнула, и он поднёс её к глазам.
        - Смотри-ка, твой статус изменился. Ты перенесён в список плохишей. Вот видишь всё и прояснилось!
        - Нет-нет! Как так прояснилось? Я не хочу в список плохишей!
        -Ты же большой и всё понимаешь: что делаешь - то и получаешь!
        Дедушка мороз с кряхтением поднялся и принялся завязывать свой мешок.
        - Подождите дедушка, как же так, это не правильно! Я не согласен! Я всё исправлю! Сколько у меня времени? Я не хочу в этот список. Пожалуйста!
        Я снова чуть не разревелся, но теперь уже не от радости, а огорчения. Я чувствовал себя таким глупым! Глупым и плохим. Мне стало стыдно.
        Дед Мороз остановился и серьёзно на меня посмотрел.
        - Исправить, хочешь? Интересно. А пока меня не встретил, не хотел?
        - Просто всё так неожиданно...
        - Думал, никто не узнает и не накажет?
        - Да, - признался я, краснея.
        - А теперь, значит, подарка лишился, и сразу паинькой стал?
        - Нет! Не так! Вы не правильно поняли! Я всегда хотел быть хорошим, просто я боялся, а здесь... сейчас...
        - Перестал бояться и стал плохим?
        Я, молча, уставился в пол, и презирал себя за проявленную слабость.
        - Я больше так не буду...
        Дед мороз помедлил и сказал:
        - Я верю тебе, Ваня, но обещать ничего не могу. Как только я разложу подарки - время снова пойдёт своим чередом, и сделанное будет не исправить.
        - Я успею, я быстро, вот увидите, только не торопитесь, хорошо?
        Дед мороз внимательно посмотрел в мои глаза и улыбнулся:
        - Хорошо.
        Я тоже улыбнулся и, пятясь всё быстрее и быстрее, пошёл к двери. Выйдя в коридор, я сразу побежал. Лестница, улица... Так, с чего начать? Ближе всех был тот самый хулиган...
        Исправить оказалось не так-то легко. Я же много чего поломал да испортил, а ещё съел. Как вернуть на место то, что ты уже скушал? И тогда я вспомнил, как исправить то, что исправить нельзя - нужно попросить прощение, но не просто, а так, чтобы поняли, что ты действительно сожалеешь. Хулигану из нашей школы, я оставил записку, что это я надавал ему пощёчин и разрисовал лицо, и если он считает, что это незаслуженно, пусть ждёт меня в школе, после уроков, я готов встретиться и обсудить это лично. В магазине, где я пробовал пирожные, я навёл порядок и чистоту.  Из баночек на стеллаже сложил надпись "с новым годом", а у входа слепил снежную бабу, приглашающую всех  за покупками. Однокласснику, которому сломал машинку, я записку оставлять не стал. Вместо этого, я сбегал домой и взял из своей копилки столько денег, сколько она стоила в детском мире.  Деньги отнёс в магазин, а однокласснику доставил новую машинку. Самое сложное оказалось в поцелуе. Я ведь поцеловал без разрешения, и забрать поцелуй обратно не мог. Значит нужно признаться, а сделать это можно при личной встрече, и я решил её организовать. Под окнами её квартиры, с помощью снега и веток, я написал, что она самая лучшая девочка нашей школы, а в кармашек её кофточки положил записку, где меня искать и номер телефона. А ещё, из того же детского мира, на оставшиеся деньги, купил ей самую красивую куклу, и на упаковке написал: от меня и деда мороза.
        Закончив, я побежал домой. Я очень торопился, но всё равно не успел. Когда я ворвался в комнату, куранты уже били полночь и все стукались бокалами и кричали с новым годом!
        - О! Ванька! А ты откуда такой запыхавшийся и мокрый? – Приветствовал меня папа.
        Мама растерялась больше всех:
        - Сынок, а ты, как это...
        - С новым годом мама! Папа! Бабушка! Я так рад! Я так вас люблю!
        Родители переглянулись, ошарашено глядя то на меня, то на мою тарелку, а бабушка как-то странно заулыбалась и весьма загадочно подмигнула. Но в тот момент я не уделил этому внимания, обняв родителей, я торопился посмотреть под ёлкой: правильно ли я всё сделал? Успел ли до нового года? И вы не поверите! Под ёлкой лежал тот самый грузовик! В красивой блестящей обёртке. Там же я нашёл картонку с изображением подмигивающего деда мороза. Того самого. Я счастливо засмеялся и закричал на всю квартиру, высоко поднимая машинку над головой:
        - Ура!!! Я успел!!!
        Это был самый весёлый и самый вкусный новый год в моей жизни!
        После ужина я помогал бабушке мыть посуду и она, как бы невзначай, хитро улыбаясь, спросила:
        - Ну и как он? Всё такой же крепкий и весёлый?
        - Кто, бабушка? Кто, крепкий?
        - Думаю, ты догадываешься о ком я. - Не переставая улыбаться, сказала бабушка, и слегка толкнула меня бедром.
        - Так. Погоди. Ты что, тоже его видела?
        - Ага...
        - Дела! Но ты же жила совсем в другом месте!
        - А ты думаешь, он не ко всем детям приходит?
        - Вот здорово! Расскажешь, как у тебя это было?
        - Ладно, расскажу. А ты - свою историю, договорились?
        Сначала я смутился и протянул длинное э, но потом решился: - Ладно! Договорились!
        И тут зазвенел телефон. Это была она. Мы обменялись поздравлениями, и она пригласила меня вместе выйти на улицу - запускать фейерверк. Я, конечно, согласился и мы почти час стояли, держась за руки и глядя на разноцветные салюты. А потом, когда пришла пора расходиться по домам, она подошла близко-близко и чмокнула меня в щёчку.
        Вот так, сказочно, прошло моё празднование нового года в ту ночь.  Единственное о чём я жалел, что вместо того, чтобы жить по-настоящему и совершать поступки, я прятался за отговорками  и зря терял время. Не буду хвастаться, что с тех пор у меня всё иначе, но урок Деда Мороза я запомнил на всю жизнь.


Рецензии