Евпатий Коловрат отрывок из романа

            ... Все! Лес наполнился страшным топотом и из-за деревьев стали появляться дружинники в развевающихся красных плащах с большими продолговатыми щитами. Железная волна конников как коса прошла по передовым рядам монголов, сметая всех на своем пути. Поняв, что они попали в засаду и, не зная числа напавших на них нежданно русичей, монголы попытались использовали свою старую тактику. Ускакать, отойти на большое расстояние, потом развернуться и снова напасть, осыпав противника стрелами. Но уйти им не дал воевода Будыка. Сильным неожиданным ударом своих дружинников он опрокинул монгольских всадников уже с другой стороны. Завопили степняки и бросились в рассыпную, нащупывая лазейку в рядах русичей, которые теперь были всюду. Но и последняя лазейка встретила их сначала стрелами, а потом приняла на копья.
            Монголы метались на узкой безлесной полоске, а железные клещи русичей сжимались все сильнее и сильнее. Степняки не могли использовать луки на таком маленьком расстоянии, в такой тесной битве. А хорошо вооруженные русичи рубили их с седел мечами, кидал сулицы, топтали копытами сильных коней. Солнце поднялось над лесом и залило красным морозным светом поляну. Тысячи монголов лежали на снегу в крови. Стонали раненные, бегали перепуганные кони. Коловрат загнал с лязгом меч в ножны и плюнул в сторону поляны. Вперед! В погоню!
           Хан Батый был очень удивлен, тому, что отправленная им навстречу русичам половина тумена исчезла, а русичи снова оказались у него за спиной. Они, кажется, и не остановились ни разу. Какие потусторонние силы ими движут? Кто это такие? Он приказал остановить свое войско и послал тумен монголов навстречу руисичам, приказав всех убить, а их воеводу притащить к нему.
           - Ставить шатер, Великий хан? - спросили Батыя.
           - Нет, - отмахнулся он, - мы сейчас двинемся дальше. Это быстро. Прикажите, чтобы воины дали коням немного овса. Пусть кони отдохнут, впереди долгий путь по этим русским лесам.
           Но дальше произошло совсем непонятное. Целый тумен монгольских воинов развернулся и поскакал навстречу русичам. Но русичи не останавливались, хотя видели мчавшихся им навстречу отборных воинов хана. Ага, остановились, злорадно и как-то разочаровано покачал головой Батый. О-о, совсем меня расстроил русский воевода, он повернул коней назад. Трусливый воевода, совсем плохо.
           Вот русичи пришпорили коней и стали убегать от монголов с такой же скоростью, с какой те нагоняли их. Вот ряды русичей смешались, все спуталось. Конница бросилась к лесу, а на пути монгольских воинов, несшихся на врага, вдруг осталась шеренга пеших русских воинов. И не одна, а три ряда воинов. И вот первый ряд присел на колено, второй опустил копья, третий замер за их спиной с мечами и страшными боевыми топорами. О небо, это не копья, не только копья, это упругие колья, с заостренными концами, которые русичи надежно уперли в землю. И не остановить уже всадников! Батый закричал, понимая, что командир тумена его не услышит, а если и услышит, то не сумеет так быстро остановить бег коней.
         Кони снова падали с пробитыми телами. Колья сбрасывали людей с коней, всадники летели через конские головы за спины русичей, где их безжалостно добивали топорами и мечами. А задние не видели, что происходит вперед и пришпоривали своих коней. И вот уже гора трупов, раненных лошадей и кричащих людей стала расти и достигла уровни человеческого лица. А русичи медленно пятились, оставляя всадникам возможность снова напасть на них. Разъяренные командиры бросили своих воинов в обход, кони вязли в глубоком снегу, который тут в низинках намело за ночь. Кони прыгали и скакали как зайцы, воины еле удерживались в седлах, а их расстреливали из луков из-за деревьев русские ратники. Тумен остановился, тумен понес такой урон, что его срочно нужно было отводить назад.
           Не успел Батый послать приказ. Из леса, через упавших в снег русичей, пропускавших свою конницу, вырвались новые дружинники в красных плащах. Страшный вой понесся по лесу. Вой стаи диких животных, которые бросаются в смертельную схватку. У Бату-хана внутри все на миг похолодело. Он завоевал половину мира и встречал сильных воинов, сильные армии, но он никогда и нигде не встречал таких безрассудно храбрых воинов.
           - Вперед, все вперед! - закричала хан, ломая руками рукоять плети и швыряя ее на землю. - Они ведь истребляют их!
           Железная стена русских конников ударилась в монголов, топтавшихся на месте с такой силой, что сразу смяла нескольку рядов. А следом уже выезжали новые русичи. Да сколько их там? И вот уже монгольский тумен опрокинут, монголы бегут, потому что в лесах не развернешься, не рассыпешься по сторонам, не вырвешься из рук противника, не обойдешь его со всех сторон. Тут только стоять на месте и умирать или бежать к своим туменам, в надежде, что успеешь, что тебя не зарубят, не поднимут на копье.
           Батый ругался, брызгал слюной, но ничего не мог поделать. Русичи небольшой ратью теснили и теснили его воинов. Передовой тумен рассеян и наполовину вырублен. Сколько хороших воинов погибло на тех кольях, что им приготовили русичи. Вот уже основные силы монголов встали на пути русского полка. Русичи несли потери, все больше и больше их воинов оставалось лежать на красном от крови снегу. Но те, кто еще был жив, страшно рубились и двигались, они двигались вперед, через ряды монгольских воинов. Хан не верил своим глазам. Если так и дальше будет продолжаться, то ему не с чем будет идти на Владимир и Суздаль.
           Он хорошо видел огромного русича, который бился впереди всех. Его борода развевалась на ветру, шлем он потерял, а его сильные руки обрушивали на монголов такие страшные удары, что он разрубал почти до пояса воина одетого в кольчугу, он разрубал даже пластинчатые доспехи. Его черный конь поднимался на дыбы и бил копытами монголов, их коней, он хватал их зубами. Этого просто не могло быть! Нет, могло. Русичи уставали. Наконец, монгольские воины стали охватывать их с боков, теснить назад к лесу. Но русичи все еще дрались как разъяренные звери. Они рубили и рубили, и продолжали падать замертво монгольские воины.
           - Хватит! - Крикнул Батый. - Развернуть камнеметы. Быстрее!
           Русичей оставалось совсем мало, но они явно хотели умереть. Батый нервно дергал из ножен саблю и снова вгонял ее со стуком назад. Да быстрее же, быстрее. Сейчас русичи поймут, что их ждет и побегут. Нет, они попросят пощады, сдадутся. Не может человек до такой степени пренебрегать смертью. И вот монголы отхлынули. Попытались отойти, но русичи снова кинулись на них так, как раненный волк вцепляется в ногу врага.
           Камни полетели, взвились в воздух и пали на русичей. Сразу было убито несколько человек. Камнеметы заряжали снова и снова полетели камни и били по панцирям, разбивали головы, ломали конечности. И тот огромный воин снова повел своих оставшихся в живых товарищей вперед, прямо под падающие на них камни, прямо под стрелы монгольских лучников. И вот камень ударил в грудь страшного русича с развевающейся бородой.
           Полторак был рядом, у них уже не осталось коней и все бились пешими, когда очередной камень сбил Коловрата с ног. Сотник кинулся к нему, но было поздно. Тело было изувечено страшным ударом, хотя в глазах Коловрата еще теплилась жизнь.
           - Ждана, - прошептали его побелевшие губы и из горла хлынула кровь, заливая грудь и шею воеводы.
           В поле стояла тишина. Полторак опустил голову Коловрата, все еще не сводя глаз с его мертвого лица. Боль в раненной левой руке был нестерпимой, но боль в душе была сильнее. Сжав меч под раненной рукой, он вытер ладонь правой руки о порты и снова взялся поудобнее за рукоять. За его спиной стояли оставшиеся в живых, но Полторак их не видел. Он стоял рядом с телом своего командира, друга. И хотел умереть рядом с ним. Он с ненавистью смотрел через пелену, застилавшую глаза, как расступились монголы, как вперед выехал важный хан и как он заговорил, а толмач с седой бороденкой стал крикливо передавать его слова по-русски.
           - Вы храбро бились ! Великий хан признал в вас храбрых воинов. Вы можете уйти. Он дарует вам жизнь. А тело этого человека мы заберем.
           - Нет, монгол, - с трудом прохрипел пошатывающийся от усталости Полторак. - Не получишь ты тела Коловрата. Мы умрем возле него.
           - Вам незачем умирать, вам надо идти домой.
           - У нас нет дома. Ты сжег его. И мы пришли отомстить тебе и умереть.
           - Вы хотите умереть? - опешил хан, вглядываясь в лицо молодого воина, так стойко и мужественно охранявшего с мечом тело своего товарища.
           - Мы сами решаем, когда нам жить, а когда умирать, - с трудом проговорил Полторак, мысленно моливший, чтобы на них как можно скорее кинулись и убили всех. Стоять он уже не мог, а попасть живым в руки врага было стыдно.
           Батый смотрел на русичей, на то, как они стояли и смотрели на него тяжело дыша, сжимая окровавленные мечи. Да, они готовы умереть. Не задумываясь. Что это за люди такие? Он смотрел и не понимал. И этот, который стоит первым. Ведь зубами вцепится, но тела не отдаст.
          - Сегодня я решаю, - перевел толмач, - кто будет жить, а кто умрет. Вы будете жить. Забирайте тело вашего багатура и уходите.
          Батый повернул коня и поехал вверх по склону, ворча и качая головой. Вот каким должен быть воин, думал он. Мне бы таких отчаянных храбрецов набрать, я бы весь мир прошел, и не остановился ни разу. А Полторак смотрел, как уходят монголы. Разворачивают коней и сотня за сотней, тысяча за тысячей уходят дальше через поле. И снова увозят свои камнеметы. Ноги подогнулись, и он опустился на колени рядом с телом Коловрата...


Рецензии
Да, Евпатий Коловрат это символ, легенда.Написано мощно и красиво, основная канва событий передана довольно точно. Добавлю только, что у Коловрата было около 800 бойцов из них конных где то 80-100 воинов. Этот Рязанский городовой воевода собрал всех кого мог в изувеченной и порушенной Рязани и бросился отбивать полон. Поэтому настиг он в первую очередь обозы татар и освободил многих полоняников. Когда дело дошло до регулярных монгольских частей, то сражение быстро закончилось, т.к. Вы верно написали про излюбленную тактику монголов - окружить и не приближаясь обстреливать из луков. Евпатий не единственный конечно проявил героизм и самопожертвование, были и князья выходившие в чисто поле с малой дружиной и дававшие бой и погибавшие конечно. Но Коловрат стоит особняком. Спасибо, написано прекрасно. Жду продолжения. С уважением.

Михаил Юдин   01.02.2017 16:03     Заявить о нарушении
Спасибо! Точных сведений нет.. по иным данным у него было 1700 человек. По летописным данным Коловрат фигура неоднозначная и трактовать его личность сложно. Я оставляю за собой авторское право видеть его таким, каким описал. Не за обозом он кинулся, не пленников спасать, ибо Батый не из-за грабежа сжег Рязань. Он бросился на смерть. Отомстить и умереть. И каждый из воинов, что пошел с ним, шли на смерть. Кстати, это одна из летописных версий и мне ее хотелось развить. А роман скоро выйдет в издательстве ЭКСМО.

Лев Даров   01.02.2017 16:09   Заявить о нарушении