дуэль

ДУЭЛЬ

Дождь. Я люблю стреляться в дождь. Большинство бретеров стараются подгадать дуэль на солнечный день, но Питерская погода такими сюрпризами балует редко. А дождь, дождь это обычное состояние Балтики и если тебе он не помеха, то ты уже почти выиграл свою дуэль.
Я выиграл уже девять и мне остался последний подход к барьеру. Тугие холодные капли чеканили свой не стройный мотив по моей широкополой шляпе и затянутой в кожаный плащ спине. Я уже довольно долго стоял под холодными струями и мое кожаное облачение напитавшись влагой заметно отяжелело. Многие не понимали моей причуды приходить на дуэль в кожаных одеждах. По мнению большинства это было неудобно и глупо. Под солнцем кожа нагревалась, а в холодное время почти сразу остывала, да и каждое движение давалось мне с трудом и натужным скрипом. Но у меня был свой резон. Толстая свиная кожа плаща не раз превращала касательные ранения в спасительные рикошеты. А обвисшие края моей старой кожаной шляпы на пятой дуэли спасли мне жизнь. Глаз к сожалению спасти не удалось, но лучше носить повязку на пустой глазнице, чем гнить в безымянной могиле.
Я с тоской посмотрел на стоящий вдалеке новенький джип. В его теплом сухом салоне сейчас неодобрительно глядя на меня грелся мой секундант. Он никогда не понимал зачем я не смотря на опоздание оппонента в любую погоду стою под открытым небом. Вместо того, чтобы сидеть в уютном салоне дорого автомобиля. Дуэльный комитет постоянно обновлял свой автомобильный парк, чтобы стрелки ехали на свидание со смертью с максимальным комфортом.
Конечно с возрастом соблазн ожидать нерадивых  соперников в машине рост в геометрической прогрессии, но я чтил дуэльный кодекс. А кодекс приписывал прибывшему первым на место схватки ожидать противника не сходя с места. А по прибытии опоздавшего высказать ему свое возмущение и сомнения в его порядочности. Сейчас мало кто чтил кодекс. Дуэлянты нанимали сотни юристов, чтобы найти лазейку в простых правилах и выторговать себе хоть какое-то преимущество. Бывали и такие, которые умудрялись годами судиться об условиях дуэли. Но в таких случаях дуэльный комитет обычно терпимый ко множеству выкидонов стреляющихся принимал жесткие решения. Стоило лишить дворянства нескольких вот таких умников и мода на судебные войны сразу сошла на нет.
Дворянство. Суть и проклятие дуэли. Только стреляясь можно попасть в это сословие и закрепить это право за своим родом на долгие годы.
Когда-то было не так. Вернее сказать когда-то было так, да не так. Были в России дворяне и крепостные, были мещане и купцы, а правили огромной империей представители царского рода. Потом были революции, смута и войны. Царизм и сословное устройство общества погибли в огне октябрьской революции далекого двадцатого века. Россия стала союзом советских республик, тогда все люди в этом союзе были равны и строили социализм. Но и этот устой дал трещину и погиб под напором рыночных отношений. Когда-то великая страна распалась на независимые республики и вновь небо над Россией затянули темные тучи разрухи. Потом была попытка построить капиталистическое общество и она почти удалась. Но не может патриархальная Русь жить без государя и тогда было принято решение вернуться к дореволюционному устройству общества.
Первым императором Российской империи стал Владимир Великий, от него и пошла династия Путиных. Первый император понимая ущербность старых механизмов деления общества на сословия придумал простой и действенный способ образования элит общества. Вечными фамилиями были признаны императорский дом, Романовы, Юсуповы, Шереметьевы и еще порядка десяти фамилий. Остальному населению страны был дан срок на вольное определение в низших сословиях. Кто-то пошел в вольные землепашцы, кто-то в мещане, ко-то в рабочие и мастеровые. В каждом сословии был определен четкий табель о рангах и порядок карьерного роста. Были свои высокие чины и у крестьян и у рабочих. Всех же бизнесменов определили в купечество, там деление по гильдиям осталось дореволюционным, по размеру состояния.
Такое государственное устройство не смогло бы существовать без крепкого сложившегося дворянства. Понимая, что на полтора десятке вечных фамилий далеко не уедешь император создал первое благородное общество на основе офицерства и высших чиновников. Но понимая, что классовое расслоение рано или поздно приведет к новой революции Владимир Великий внес свои изменения в процесс формирования дворянства. Помимо вечных фамилий остальное дворянство было поделено на три класса. Третий класс предполагал только личное дворянство полученное за определенные заслуги. Но после смерти дворянина третьего класса все преференции, земли и имение требовалось возвратить государю.
Второй и первый  классы дворянства набирались на добровольной основе. Каждый россиянин из низших сословий мог подать прошение об вступлении в дворянское общество второго или первого класса. И тогда в свои права вступала дуэль. Каждый кандидат на высшее общество должен был два раз стреляться с такими же, как он кандидатами, а потом с действительными дворянами. Вот тут и скрывалась главная разница между первым и вторым классом. Второй класс предполагал три дуэли с дворянами и в случае успеха получение дворянских привилегий на пятьдесят лет. Пятьдесят лет спокойной жизни в достатке и свете государя императора. По истечении полувека спокойствия все наследные мужчины этого рода будут внесены в дуэльные списки и начнут отстаивать свои права в  схватках с кандидатами из низших сословий. Первый класс отличался только количеством дуэлей и периодом спокойствия. два века благоденствия дворянского рода стоило восемь схваток.
Каждый в нашей стране был свободен с рождения и мог сам выбирать свою судьбу. Хотя нет, не каждый. Из сословного устройства были исключены евреи и цыгане. Для них, как и во времена Романовых была создана черта оседлости. Единственный способ уйти от поражения в правах было принятие православия и обязательное покаяние в монастыре порядка пяти лет. Но желающих менять веру ради свободы передвижения и возможности стреляться за дворянские привилегии было не много. Во первых черта оседлости не облагалась налогами, а во вторых что еврейские бароны, что цыганские почитались при дворе не меньше русских дворян. А в формирование их внутренних элит наш государь не лез. Похожая ситуация сложилась и на Северном Кавказе. Своих князей они выбирали сами, при этом каждый абрек считался дворянином, даже если всю жизнь пас чужих баранов. Таков уж он нрав у гордых горцев.
  Господи, как же я замерз. Не хватало мне еще помереть от простуды, когда до дворянства первого класса осталась одна паршивая дуэль. Девять убийств, два мещанина и семь дворян. Такова цена моего величия. Два рода я оставил без наследников, но благо и об этом подумал первый император. Если под угрозой гибели оказывался дворянский род первого класса то волею жеребья поддуэльному молодому дворянину второго класса выпадал шанс перейти в этот род. И таким образом он не только обретал еще большие блага, но и полный пожизненный иммунитет от дуэли. Но был и один минус. Счастливчик должен был сменить фамилию и полностью отдать себя новому роду, прекратив всякие сношения со своими родными и близкими. Тот же механизм работал и для обескровленных фамилий второго ранга, только пополнялись они за счет дворян третьего класса. И в этом случае в новую фамилию переходила вся семья дворянина.
Дождь усилился и словно вторя ему в кармане завибрировал телефон. Я нехотя достал его и прочитал длинное полное извинений сообщение от секунданта моего визави. Он умолял меня простить их опоздание ссылаясь на осеннею распутицу и обещал всячески компенсировать мои неудобства за счет дуэльного комитета. Конечно в случае моей победы, в противном случае мне их компенсации будут ни к чему. Двадцать третий век на дворе, а в России все так же правит бал распутица. Ох уж эти две русские беды. От долгого стояния под дождем у меня заныли все мои ранения. Только из первых пяти схваток я выходил без ущерба. С двух дуэлей мня увозили в морг, но слаба богу я выжил. Вообще у дуэли может быть три исхода. Один убитый, оба мертвы и оба живы. В последнем случае дуэль будет повторяться до чьей либо гибели. Ну а если будет вскрыт преступный сговор, то не поздоровиться никому. Дворянства лишаться все имеющие его, а кандидат на оное потеряет право на дуэли пожизненно. Благо мне ни с кем не пришлось стреляться дважды. Все мои оппоненты давно кормят червей.
Надо бы осмотреть дуэльную пару. Конечно же пистолеты в полном порядке, за них отвечает секундант и для него это дело чести. Но для меня это стало некой традицией. Я словно напитывался от них какой то дикой древней энергией. Согласно дуэльного кодекса стреляться можно было только из этих древних дульнозаряжаемых пистолей. Каждой дуэльной паре было от двух сот лет  и более. Говорят из одного из этих пистолетов был убит Пушкин.
Наконец вдалеке показался автомобиль. Это был такой же новенький джип, как и тот что привез меня. Но если мой был белоснежно белым, то этот матово черным. Скоро все случиться. Надо было размяться, но делать это на глазах у соперника я стал. Каждая мелочь может повлиять на исход дуэли и если узнать личность соперника было ни как не возможно, то его поведение, походка, движения могли рассказать о нем многое.
Именно вот такая разминка перед седьмой дуэлью подсказала мне, что стреляться я буду  с довольно пожилым мужчиной имевшим трудности в повороте корпуса направо. Когда стреляющиеся начинают свое движение к барьеру каждый из них старается поймать мишень в прицел и уменьшить расстрельную площадь своего тела. Умелые бретеры скручивают корпус в каждом шаге, неумелые новички умудряются бежать согнувшись в три погибели и выставив под выстрел широкую спину. Тот противник был опытным и скручивал корпус, только вправо не мог нормально закрутиться и поэтому я застрелил его. И все из за какой-то дурацкой разминки.
Пока я думал об этом ко мне со стороны машин двинулась процессия. Согласно кодекса на дуэли могут присутствовать стреляющиеся, два секунданта и доктор. Но в приближающейся компании было явно больше человек чем необходимо. Я поспешил натянуть на лицо маску. Это не было основным условием дуэли, но показывать свое лицо считалось не только слабостью, но и попыткой повлиять на оппонента. Конечно женщины не допускались на дуэль, так как порядок наследия незыблемо происходил только по мужской линии, но и безусый малец может заставить дрогнуть руку престарелого стрелка. Особенно если у того есть внуки или же он любитель томных юношей.
Я же под маской прятал не столько свое лицо сколько полученное увечье. Если противник увидит, что я имею только правый глаз, он поймет что я не смогу стрелять при упоре на левую ногу и значит сможет меня переиграть. Если он конечно же опытный стрелок. Опытных стрелков среди дворян хватало. Каждый мальчик российской империи начинал стрелять с малых ногтей. Одни тренировались для защиты дворянской фамилии, другие чтобы заполучить ее. При этом стреляться ради забавы или по делам чести запрещалось под страхом смерти. Если же находились буйные головы, которые не считались с этим запретом, то страдали не только они но и все их родственники.
Наконец-то все были на месте. Не смотря на усилившейся дождь каждый занямался своим делом. Доктор деловито проверял работу своего саквояжа. В угоду традициям снаружи его большой баул был старомодным кожаным чемоданом, внутри же скрывался целый диагностический комплекс с набором различных препаратов и инструментов. Главной задачей медика было констатация смерти либо облегчение предсмертных мук умирающего. В случае ранений сразу же вызывался вертолет скорой помощи.
Секунданты ловко собирали дуэльный столик. Столику, как и дуэльной паре было лет двести не меньше. Через пару минут они приступят к заряжанию и выставлению барьеров. А вот моего противника я рассмотреть не мог. Его от мня скрывали три широких спины неизвестных мне людей довольно таки богатырского телосложения. Это было грубым нарушением дуэльного кодекса и я бы мог потребовать отмены дуэли, ну или хотя бы каких-нибудь объяснений. Но медленное покачивание головой моего секунданта из стороны в сторону дало мне понять, что дуэль будет, а объяснений нет. Если честно с подобным я столкнулся впервые. Конечно же в мелочах кодекс нарушали постоянно, но как правило об этом договаривались обе стороны. В моем же случае мне оставалось только стерпеть. Конечно же если я выйду победителем из схватки тогда точно смогу в полной мере стребовать и объяснений и компенсаций. Но видимо ни кто не верил в мою победу, ни противник, ни секунданты.
Значит у них есть на то свои основания, неужели кто-то из вечных фамилий? Дуэльный кодекс суров и злой рок не знает различий между дворянскими фамилиями. Поговаривают, что даже Путины стреляются. Единственное, что не страшно великим дворянам так это забвение. Фамилии приходят и уходят и только вечные всегда будут в списках русского дворянства. Или я ошибаюсь и это все же такой психологический ход. Наверное хотят, чтобы я накрутил себя и моя рука дрогнула в нужный момент. Не дрогнет, не дождетесь.
Меня много раз спрашивали почему я не остановился на второй категории. В действительности дворян первого ранга не многим больше чем вечных. Многие желают прилагаемых к званию богатств и положения, многие мечтают быть подле императора, но единицы рискуют поспорить с теорией вероятности и выжить в десяти дуэлях. Единицы рискуют и почти ни кто не добивается этой цели. Конечно мне самому хватило бы и второго ранга, получил бы хлебное имение где-нибудь в глубинке или должность головы в небольшом городке, но я старался не для себя.
У меня есть дочь, а у нее есть только я. Так уж вышло. И если бы она не появилась в моей жизни я быть может вообще никогда бы не подумал о том, чтобы попытать счастья в дуэли. Но однажды я нашел замерзающую маленькую девочку и теперь в ответе за ее будующее. Ее родителями были нелегалы из Франции и когда их поймали в ходе облавы они решили, что у малышки будет больше шансов выжить на холодной Питерской мостовой, чем в гибнущей в лапах ваххабизма Франции. По нашим законам все нелегалы и беженцы подлежат выдворению и только дворянство защитит от губительной судьбы мою девочку. И моя фамилия должна быть только первого ранга, чтобы даже в случае раскрытия тайны моей названной дочери ей ничего не угрожало.
Наконец-то широкие спины расступились и мне навстречу вышел мой поединщик. Фигурой он не вышел, невысокий и крайне худощавый молодой человек. Не знаю почему я решил, что это юноша, а не старик. Он как и я был весь затянут в толстую кожу. Вернее я был одет в нее, а он именно затянут. Толстенный корсет стягивал его грудь исключая все скользящие траектории. Длинные полы тяжелого плаща почти не двигались при его ходьбе, а голову покрывал кожаный шлем, что тоже не воспрещалось кодексом. Вот только толщина шлема наводила на мысли о подлоге, возможно под кожей есть металлические вставки.
Словно почувствовав мои сомнения мой визави быстрым шагом подошел ко мне и тихим почти девичьим голосом сказал:
- «Прошу прощения, сударь. Не имею возможности представиться», - он немного прокашлялся и продолжил: «Поверьте меня тоже смущает этот шлем. Больно он тяжел для обычной кожи допускаемой кодексом».
Разговоры перед стрельбой не воспрещались, но не приветствовались. Пока я думал, что ответить этому юному незнакомцу он продолжил: «Не сочтете ли вы за уловку мое желание снять этот злосчастный шлем? Вы можете остаться в своей шляпе. Это честная и видно, что не раз простреленная дуэльная шляпа».
Три огромный молодчика зло сверлили меня глазами. Рассмотреть их лица мне не удалось из за густых, почти по самый скулы, бород переходящих в длинные волосы и брови. Как только юноша потянул руки к своему головному убору троица синхронно ринулась к нему, но его резкий по девичьи звонкий окрик: «Стоять!» заставил их замереть на месте.
Мой оппонент долго ковырял многочисленные ремешки застегнутые в разных местах и наконец ему удалось отстегнуть каску. Но как только он приподнял ее над головой к его ногам упала и его маска. В этот момент выдохнули все, парень умудрился расстегнуть все ремешки, те что надо и те, что не надо. Я взглянул в его лицо и опешил. Из-за этой секундной растерянности я последним из присутствующих опустился на колено.
Передо мной смущаясь и краснея стоял молодой наследный цесаревич Сергей. Все таки Путины тоже стреляются. Цесаревич был очень популярен в народе, а его поразительное сходство с императором Владимиром Великим делало из него полубога. А учитывая последние новости об ухудшении здоровья императора Павла Второго многие уже видели его на троне. Поговаривали, что не смотря на субтильность телосложения в молодом Путине чувствовался волевой характер и целеустремленность. И не смотря на совсем не плохое положение дел в Российской империи почти все связывали с ним надежды на новый расцвет России.
- «Ваше императорское высочество», - прохрипел я еще не зная, что говорить дальше.
- «Простите», - нагнувшись ко мне прошептал Сергей: «я так не ловок».
После этого юный цесаревич взял меня за плечи и потянул вверх, я и не ожидал такой силы в его точеных руках. После того, как я поднялся он громко объявил: «Судари, я прошу меня извинить за данное недоразумение и давайте приступим к делу».
- «Но, простите, как же я буду в вас стрелять?»,- забыв про рамки приличия возмутился я.
Молодой цесаревич секунду проницательно изучал мое скрытое маской лицо: «Если вы действительно дворянин, вы будете стрелять».
Конечно же он понимал, что я пока еще не дворянин. Понимал, что от моей цели меня отделяет только его смерть. Я уже полностью просчитал его, сделал я это не специально, скорее машинально. И я конечно же понимал, что если мы будем стреляться честно, без ухищрений со стороны его охраны, то у него нет шансов. Самым страшным было то, что он был единственным наследником у престарелого больного императора и если я его убью на российский престол взойдет кто-то другой принявший на себя фамилию Путиных. Возможно это будет самый благородный из дворян первого класса или из вечных фамилий, но это уже будет другая история, другая Россия.
К моему удивлению секунданты спокойно продолжили готовить пистолеты, а бородатые мордовороты отошли  на положенное расстояние от расстрельного места. В чем же тогда заключается их план. Даже я понимал, что ни кто бы не доверил слепому случаю жизнь этого юноши, за которым стоит все будущее страны. Быть может снайпер, или у меня будет выхолощенный пистолет. Или быть может я уже отравлен, как с неделю и через пару минут упаду замертво от сердечного приступа.
Я еще раз посмотрел на молодого Сергея и тоже отстегнул свою маску, так будет честнее. Пусть он видит, что я одноглазый.
Как только маска покинула мое лицо молодой цесаревич сразу встрепенулся и схватил меня за руки: «Я знаю вас! Вернее весьма о вас наслышан! Вы тот мещанин, что вознамерились стать одним из первого класса, вы прямо скажу гроза всего подддуэльного общества столицы!»
Я не знал, что ответить, а будущий император продолжая держать меня за руки продолжил с восхищением в голосе: «Поверьте мне очень жаль, что мы встретились при таких условиях. И я если честно затрудняюсь ответить, чего мне хочется больше, остаться в живых или представить лица всех напыщенных вельмож когда вы войдете в высшее общество».
Ему было весело, а мне совсем уж не до смеха. Я надеялся, что сейчас секунданты остановят все это и объявят об ошибке. Срочно найдут мне нового оппонента и цесаревич будет жить. Но пистолеты были заряжены, а секунданты выставляли барьеры. Неужели мы будем стреляться. Неужели в этом и была хитрость секундантов. Видимо ремешки тяжелой каски застегнули специально таким образом, чтобы вместе с ней отстегнулась и маска. Зная честность юного цесаревича ему специально одели явно жульнический головной убор, а любой адекватный человек на моем месте не станет стрелять в наследника.
Все гениальное просто, я думаю цесаревич это тоже вскоре поймет, но вот только для меня все будет закончено. Он конечно будет тяготиться этим, но со временем поймет, что по другому его подданные не могли поступить. Вернее могли, но тогда бы пострадала его честь.  Именно так бы все и случилось если бы не моя малышка. Конечно я не могу сравнивать будущее России и благополучие маленькой девочки, но подвести я не могу не ту не другую. Секунданты раздали пистолеты и попросили стреляющихся выдвинуться на исходные позиции. Сергей словно и не понимая, что через мгновения здесь смерть будет пожинать свою ниву весело вышагивая направился на свое место. Секунданты и охрана впились въедливыми глазами в мое лицо, словно давая мне установку: «Иди и умри!»
Стоять дольше я не мог, если я останусь на месте мне засчитают отказ от дуэли и обвинят в трусости. Потом каторга, юному Путину найдут другого оппонента и он точно будет менее опасен, чем я. Сыграют еще один спектакль с маской и обязательная дуэль будет зачтена будущему императору Российской империи. А моя девочка сгинет, ее отдадут в казенный дом, где очень скоро поймут, что русский язык девочке не родной. И моя кровиночка сгинет на проклятой родине.
Мой секундант решил, что я достаточно отстоял на месте для обвинения в трусости и двинулся в мою сторону. Никто не знает всех хитросплетений кодекса лучше чем секунданты, никто кроме меня. Только такой, как я одержимый до сумасшествия мог изучить все его пункты и поправки. И решение пришло ко мне в одну секунду, пусть не решение, пусть отсрочка, но все же.
Я резко повернулся в сторону приближающегося  секунданта и выстрелил ему в лицо. Тяжелая круглая пуля не просто прострелила ему голову, она снесла ее оторвав при этом еще и большой кусок шеи. На близкой дистанции старый пистоль страшен. Тело обезглавленного секунданта еще не упало а землю, а ко мне уже со всех ног летели бородатые мордовороты. Конечно меня побьют. Побьют не столько за убийство в ни в чем не повинного человека сколько с огромной досады. Все кроме изумленного цесаревича уже поняли мою хитрость.
Согласно одной статьи кодекса если один из дуэлянтов находится под следствием либо осужден и отбывает наказание, то дуэли быть не может. А согласно другой статьи кодекса совершение преступления и даже убийство не может быть причиной отмены дуэли. И согласно третьей статьи кодекса при ссылке на первые две дуэль не отменяется, а переносится на срок следствия или наказания виновного. При этом дуэльный комитет несет полную ответственность за сохранность жизни и здоровья дуэлянтов.
Меня сбили с ног и сразу сломали пару ребер, треснуло запястье и сломанный нос забрызжил кровью. Ох и достанется мне, но я все же улыбался. Конечно же мне наймут хороших, пожалуй лучших адвокатов. Дадут лет семь не больше, а там и на условно-досрочное натянут года через три. Но это уже моя забота. Я постараюсь, чтобы у тебя было лет десять молодой цесаревич. Я буду самым ужасным заключенным за новейшую историю русской тюрьмы, но десять лет для тебя выжму. Я постараюсь. Но и ты постарайся, не подведи свой народ и оправдай его надежды на новое возрождение России. Потому, что потом я выйду и убью тебя. Потому, что я тоже должен, пусть не целой империи, пусть всего лишь одной маленькой девочке. Но у меня тоже есть честь, пусть я все еще не дворянин. 


Рецензии