Звезда и Лотос

Весной, когда первая робкая травка пробивается сквозь прошлогодние бурые листья, заброшенный пруд покрывается молодой зеленью. Старые ивы, наклонившись над голубоватой гладью воды, радуются обнове, ароматным желтым сережкам, робко дрожащим на легком весеннем ветерке. По берегам просыпающегося пруда тут и там желтеют букетики золотистой калужницы, как будто улыбаясь первым теплым денькам. Серые уточки прилетели из теплых стран в родные гнезда, они готовятся высиживать желторотых птенчиков. Благородные лебеди гордо плавают, отражаясь в лазури прохладных вод, высоко вскинув длинные белоснежные шеи. Водяные лилии расправили свои широкополые листья, похожие на шляпы мушкетеров, ожидали появления фарфоровых бутонов, символов девственности и красоты. Желтые кувшинки подняли чашечки-бутоны над водой, привлекая к себе бабочек и стрекоз. Клоп-водомерка скользил по гладкой поверхности крошечного озера, отмеряя его своими длинными, тонкими ножками.
И вот рано утром, когда алый диск солнца только показалось над горизонтом, окрасив поверхность пруда легким пурпуром, у самой кромки набегающей волны показались два длинных широких листа, они качались на теплом весеннем ветерке и были похожи на крылья диковинной птицы, прилетевшей сюда из дальних стран.
- Посмотрите, что это за странные листья? В прошлом году их здесь не было, - сказала важная белая лилия, ее белоснежный бутон появился над водой вчера вечером и уже успел покрасоваться в лучах заходящего солнца.
- Да, странное растение, а листья какие большие, зеленые! Наверное, его семечко принес сюда ветер или те огромные белые птицы, что прилетали к нам прошлой осенью.
- Давно в нашем пруду не селились новые жильцы, - поддержала разговор старая ива, склонившись к самой воде и томно любуясь своим отражением.
- Совсем еще юный, такой зелененький, наверное, чудесный у него будет цветок! Интересно, какого цвета? Я думаю, такого же солнечного как наш, - кокетливо заспорили кувшинки, переглядываясь друг с другом и пугая спящих стрекоз.
- Ну, уж нет, сколько можно! Ваш желтый цвет засеял весь пруд, вот посмотрите: калужница, сережки у ивы и вы, кувшинки-болтушки! Цветок должен быть белоснежный, это цвет изысканности и благородства! Неужели нам так и цвести в гордом одиночестве? - важно восклицал бутон белой лилии.
А листья, похожие на крылья диковинной птицы, молчали, качаясь на ветру и не обращая внимания на утренний разговор соседей. Зеленые листья клонились в такт набегающим волнам и наслаждались прохладой раннего утра, первыми теплыми лучами просыпающегося солнца. Соседки несколько раз заводили разговор с новым жильцом, но он упорно молчал, делая вид, что его мало интересуют разговоры юных болтушек, и только тихо покачивался под легким напором набегающей волны.
Через несколько дней, совсем уже поздним вечером, в середине необычных листьев показался крупный розоватый бутон, он торчал на крепкой зеленой ножке, раскачиваясь от каждого порыва прохладного вечернего ветра. Солнышко село, освещая последними багровыми лучами поверхность старого пруда, небо светилось всеми оттенками пурпура, розовые облака молча гляделись в тихую гладь чуть красноватого озера. Белые лилии раскрыли свои фарфоровые бутоны, источая тончайший аромат, кувшинки, видя красоту белоснежных красавиц, тянулись выше, чтобы казаться более значимыми. 
Наступила ночь, и поверхность пруда засеребрилась неровной сиреневатой рябью. Полная луна, похожая на румяный блин, любовалась на летний пруд, на изящные цветы белых лилий и на смешно вздернутые головки желтых кувшинок. Старые ивы, казалось, расчесывали свои густые зеленые кудри, наклонив их над самой зыбью серебристой воды. На темном небосводе зажглась первая большая звезда, она мигала своим холодным чуть розоватым светом, осматривая все вокруг. И вот она заметила у самой кромки светящийся воды огромный нежно-розовый бутон, он качался в такт набегающим волнам, как будто танцевал сказочный, мелодичный танец. Звезда ахнула от восторга, и ее холодные лучи засветились еще ярче и, наверное, немного теплей. А цветок все качался и качался в свете полной луны, не замечая небесной соседки, казалось, что он крепко спит, плотно сжав свой прекрасный розовый бутон. 
Каждую ночь Звезда любовалась восхитительным цветком, мечтая о том, что когда бутон раскроется, то он обязательно заметит ее, ведь они так похожи своим розоватым цветом. Но бутон все рос и увеличивался, но был также плотно сжат, как будто не желая просыпаться, он не хотел замечать ничего вокруг. Так продолжалось из ночи в ночь, Звезда уже начала терять надежду, что бутон когда-нибудь проснется и, наконец, заметит ее.
И вот в конце июня, когда утки и лебеди первый раз вывели свое потомство на пруд, в розовом бутоне вдруг что-то щелкнуло, и лепестки необычного цветка раскрылись. Они были необыкновенно изящны, чуть вытянуты к краю и напоминали хрустальную вазу тончайшей работы. Лепестки цветка были настолько тонки, что лучи солнца легко проникали сквозь них. В середине множества желтых мохнатых тычинок, наполненных ароматной пыльцой, коробочка пестика красовалась в самом центре, указывая на значимость происхождения. Цветок потянулся, радуясь восходящему солнышку, его лепестки своим цветом напоминали легкую утреннюю дымку, чуть розоватую, с нежно-фиолетовыми отблесками, белоснежные прожилки у основания делали бутон еще краше.
- Вот я и проснулся! Всем доброго утра, - сказал прекрасный цветок, глядя на грациозных соседок, цветущих рядом.
- Какой прелестный, какой розовый, - шептались белые лилии.
- В нашем пруду никогда не росли такие огромные розовые цветы, где ваша родина и как вас называть, прекрасный незнакомец? - спросила старая ива, поддерживая разговор.
- Меня зовут Лотосом, моя родина - далекая Индия. Там растут мои родители в водах теплого Инда, а семечко принес сюда серый журавль, что зимует в наших краях.
- Это тот самый журавль, что гнездится вон на том лугу, у него появились два прелестных птенчика, - подтвердила старая ива.
- Да, именно ему я обязан появлением здесь, - подтвердил прекрасный Лотос.
- Добро пожаловать на наш старый пруд! Меня зовут лилия, и я с огромной радостью поделюсь с вами стрекозами и бабочками, ведь вам тоже нужно, чтобы вас опылили, - кокетливо сказала водная лилия, покачиваясь на легком ветерке.
- Огромное спасибо, буду очень рад вашим гостям, - вежливо ответил Лотос.
Лилии понравился обходительный тон Лотоса, и она не сводила взор с прекрасного соседа, то и дело посылая ему бабочек и стрекоз, садящихся на ее цветок. Лотос приветливо улыбался, благодарил щедрую соседку, покачиваясь в ее сторону и наполняя воздух приятным ароматом.
- Вы видели, прекрасный Лотос влюбился в меня, сколько внимания он мне оказывает! Я думаю, мы вскоре обменяемся с ним пыльцой, и на следующий год в нашем пруду будут цвести белые лотосы и розовые лилии, - важно шепталась лилия соседкам.
- Может быть, может быть, - качались в такт сестре другие водные лилии.
Каждый день белая лилия учиняла допрос розовому цветку, расспрашивая его о родителях, родине и кто еще рос с ним рядом там, в далекой стране.
Лотос вежливо отвечал назойливой соседке, но вскоре ему это наскучило, и он сделал вид, что спит, прикрывая нежно-розовые лепестки от палящего солнца. Его занимало другое: он слушал музыку ветра, любовался на дивный наряд прилетающих бабочек и стрекоз, мечтал о больших белых облаках, что так тихо плыли по небу. Он улетал в своих грезах далеко-далеко, и только ветер напевал ему свои мелодичные песни. Ночью, когда на небе появлялась луна и всходили звезды, Лотос слышал странные напевы. Ему казалось, что кто-то завет его тихим ласковым голосом, он смотрел вокруг, но все было спокойно, ночные мотыльки порхали с цветка на цветок, да редкий крик совы нарушал тишину ночи. Он смотрел на темное небо, и ему казалось, что все звезды светят чуть желтоватым тусклым сиянием и лишь одна, самая яркая, бросает свои розоватые серебристые лучи прямо на него. И в душе цветка звучала нежная мелодия, песня любви, он тянулся к небу своими зелеными листьями, стараясь расслышать ласковое шептание далекой, но такой милой, чуточку похожей на него, розовой Звезды. Она светила каждую ночь, согревая его своим розоватым светом, и лишь когда по небу бежали тяжелые серые тучи, шел дождь, она не могла видеть его, и от этого свет ее становился тусклым и холодным. Лотос в надежде увидеть любимую не мог дождаться ночи, он всматривался в закат солнца в надежде разглядеть знакомое мерцание, а когда на пруд опускались сумерки, и небо покрывалось маленькими мигающими звездочками, он без труда узнавал самое дорогое розовое сияние. В душе у влюбленного Лотоса рождались романсы, он тянул свои зеленые листья к небу и ласково напевал:

О, звезда моей души, жизнь моя наполнена тобой,
Как мне доказать свою любовь?
Как дотянуться до тебя нежными листьями?
Лишь ты одна нужна мне в этом бренном мире,
Тебе одной отдам себя сполна.
Мой аромат дарю тебе, любимая,
Лишь для тебя живу, тобой дышу.
Свети всегда, пусть жизнь продлится вечно,
Ведь в мире вечны только звезды и цветы.

Лилии и кувшинки удивленно смотрели на происходящее, покачивая свои цветочные головки.
- Что он нашел в этой далекой холодной звезде? Посмотрите, ее совсем не видно, - возмущалась белая лилия.
- Все это так странно! В нашем пруду столько достойных красивых цветов, взять, к примеру, благородную лилию или озорную кувшинку… А чем плоха золотистая калужница? А он все поет романсы о любви далекой холодной звезде, очень непонятный этот розовый лотос, - перешептывались кувшинки.
Старый камыш вторил спору цветов, качаясь на легком ветерке, возмущенно шелестя листьями.
- Так обидеть наших дам! Это невиданное оскорбление. И что он себе позволяет, зачем только матушка-природа подарила ему столько красоты!
Но Лотос старался не обращать внимания на надоедливых, вечно ворчащих соседей и лишь иногда, глубоко вздохнув, произносил с нескрываемым восторгом:
- Но разве вы не видите, какая она прекрасная, какой необыкновенный свет исходит от нее! И моя любовь обязательно долетит до нее, а мои поэмы и романсы - они соединяют нас в ночи.
Так прошло все лето, розовый Лотос согревался в свете далекой Звезды, а она старалась светить еще ярче, окутывая любимый цветок розовым сиянием. Жители пруда, наконец, утихли и перестали обращать внимание на влюбленный цветок и его романсы.
Пришла осень, утки и лебеди собирались улетать в дальние теплые края, белые лилии давно отцвели, кувшинки редкими желтыми чашечками еще красовались тут и там, ежась от холодного ветра. Зеленые кудри ивы стали желтыми, то и дела сбрасывали с себя свои длинные бурые листья под порывами холодного осеннего ветра. Лотос качался на ветру, стараясь сохранить прелесть своего цветка, он надеялся еще хоть раз увидеть любимую Звезду, почувствовать ласковое прикосновение ее нежно-розовых лучей.   Наступила ночь, сильные холодные порывы ветра и моросящий дождь трепали цветок, срывая с него хрупкие шелковые лепестки. Он тянулся вверх в надежде разглядеть хоть лучик милого розового света, но тяжелые черные тучи низко ползли по небу, устрашающие раскаты грома заставляли его вздрагивать при каждом ударе молнии. Страшный порыв ветра склонил цветок до самой воды, срывая с него последний лепесток.
- Прощай!!! - крикнул Лотос в надежде, что далекая любимая Звезда услышит его.
А она старалась разглядеть ненаглядный цветок, пробиваясь своим светом через толщу серых холодных туч, но она была слишком далеко, и только тихое, чуть слышное «прощай» долетело до нее. Ветер растрепал клочья черных туч, и небольшой чистый клочок неба как раз над самым прудом засветился при лунном сиянии.
Звезда в страхе искала милое создание, но цветка нигде не было, только темные листья трепало на ветру как старые паруса после шторма. Она тянула свои лучи в надежде ярче осветить то место, где рос любимый Лотос, но только сломанный порывами ветра, серый стебелек с бурой коробочкой жалко качался у самой воды.
 Звезда вздрогнула и сорвалась с места, ее розовый свет блеснул как вспышка, как фейерверк любви и верности. Она летела по небу в надежде помочь единственному любимому в ее звездной жизни созданию удержаться под порывами холодного осеннего ветра. Яркой розовой вспышкой сверкнула она на небосводе и пропала в черном, бездонном небе, медленно угасая.
Наступила зима, лед и снег сковали воды старого пруда, он опустел, жизнь в нем уснула, в надежде ожить вновь под теплым весенним солнышком. 
После холодной, долгой зимы обязательно приходит весна, и вновь прилетели утки и лебеди на старые гнезда, кувшинки подняли свои желтые чашечки-головки. Белые лилии готовились раскрыть свои фарфоровые белоснежные бутоны.
У самой кромки воды появились темно-зеленые крупные листья, похожие на крылья диковинной птицы. Листьев было так много, что казалось целая стая заморских путешественников поселилась на старом пруду. Через некоторое время, когда маленькие утята учились плавать, а пара прекрасных лебедей привела на пруд свое неуклюжее потомство, распусти;ись десятки прекрасных розовых цветов, оттенок их был очень необычен - лепестки переливались чуть серебристым сиянием, а аромат был столь сильным, что все окрестные поля благоухали свежестью звезды и прелестью лотоса. Старая ива с гордостью рассказывала молодой березовой поросли историю великой любви цветка и далекой розовой звезды и показывала удивительно прекрасные серебристо-розовые цветы, выросшие в старом пруду.
Серебристые лотосы каждую ночь тянулись к небу, покачиваясь на легком прохладном ветерке, казалось, они танцуют старинный вальс под звуки прекрасного романса, спетого когда-то первым Лотосом своей любимой розовой Звезде.


Рецензии
Очень красивое повествование о приближающейся весне!

Александра Арсентьева   17.02.2018 20:01     Заявить о нарушении