Маняшино озеро

1 глава
В старинном сибирском городке, стоящем на берегу великого и могучего Енисея, прямо в его центре, у самого древнего монастыря, жила со своим отцом маленькая девочка Маняша. Ей было всего шесть лет, но она уже многое умела делать сама - заплетать смешные хвостики, мести пол и даже жарить яичницу. Жила Маняша в деревянной избе из темных бревен. Таких домов в городе было много, больших и маленьких, с расписными ставнями и резными наличниками. Зимой стекла покрывались причудливыми узорами, замерзая почти полностью, Маняша вставала на табурет и пальчиком отогревала дырочку, через которую было видно улицу и гуляющих собак. Девочка могла долго стоять и смотреть, как спешат прохожие, несутся по своим делам машины, и как соседский кот дразнит бездомного Барбоса.
В детский сад она не ходила, потому что отец все время был на работе, и за ней присматривала соседка баба Валя, а мамы у Маняши не было. У всех мамы были, а вот у Маняши не было. Она много раз спрашивала папу и бабу Валю, где ее мама, а те говорили, что она живет на небе и внимательно наблюдает за ней сверху. Маняша слушала и не могла понять, как можно жить на небе, там ведь холодно и можно упасть. Но когда они с другом Вовкой лежали летом на пригорке у монастырской стены и смотрели в небо, Маша представляла, как мама сейчас смотрит на нее, от этих мыслей ей становилось чуточку теплей.
Вот и сейчас было лето, поэтому Маняша часто убегала от бабы Вали к своему товарищу Володе - он жил совсем рядом, в соседнем доме. Его мама тетя Лиза пекла очень вкусные пирожки и угощала ими ребятишек.
Маняша любила гостить у Вовки. В их доме пахло хлебом и борщом, «красным супом», как называла его Маняша. Первый раз красным супом ее накормила тетя Лиза, а папа такой суп варить не умел, вот Маняша и бегала к другу на вкусненькое.
Набив животы так, что было трудно дышать, друзья отправились к монастырским воротам. Послушник Илюшка должен был идти на колонку за водой для трапезной, ребята часто помогали ему катить тяжелую бочку со студеной водицей. И вообще, они считали послушника Илью своим товарищем, он был совсем взрослым и очень умным, этот долговязый паренек в черном длинном одеянии со смешной редкой бородкой огненно-красного цвета и большими ласковыми глазами. Маняше и Вовке он казался мудрым и рассудительным. Илюша часто поучал своих маленьких друзей, рассказывал им разные истории и легенды. Например, о том, что в старом купеческом доме у самой водоколонки живет привидение, и что ночью оно страшно кричит и пугает жильцов. А еще Илюша рассказывал о чудесном озере, которое исполняет все желания. По словам Илюши, находится оно далеко за городом и пешком туда не добраться, а только на машине. Маняша спрашивала о том озере у папы и бабы Вали – папа не ответил, а баба Валя сказала, что Илюша - юродивый и слушать его не надо. Маняша никак не могла понять этого умного слова и решила спросить у тети Лизы, Вовкиной мамы, что оно значит. Тетя Лиза объяснила друзьям, что слово это неласковое, а значит оно то, что у Илюши мало ума. Маняша долго рассуждала и решила, что взрослые её обманули, Илюша не может быть дурачком, ведь он такой взрослый и очень умный, он даже придумал космический корабль и обещал, что, когда они вырастут, он возьмет их в космос, чтобы посмотреть на Бога. Но Маняша втайне мечтала, что может ей удастся увидеть на небе свою маму.
 Вовка бежал впереди, его отросшие русые волосы развевались на ветру, а Маша семенила за ним, то и дело останавливаясь, чтобы подобрать слетевшие с ног желтые китайские сланцы. Споткнувшись у дома, стоящего прямо у дороги, ведущей к монастырскому холму, Маняша остановилась и увидела буйно цветущий куст сирени. Пышные гроздья ароматных цветов свешивались через низенький заборчик палисадника. Девочка оглянулась по сторонам, проверяя, нет ли поблизости хозяев, сорвала несколько веточек и припустила за другом. Вовка расположился на ярко-зеленой молодой травке, как раз там, откуда были хорошо видны монастырские ворота. Маняша скинула надоевшие шлёпки и уселась рядышком, перебирая цветы сирени.
- Что ты там ищешь? - переворачиваясь на живот, спросил Вовка.
- Вот, нашла! Цветочек с пятью лепестками! Бабы Валина Зинка говорила своей подруге Верке, что если съесть сирень с пятью лепестками, то любое желание исполнится, - морщась и тщательно пережевывая цветок, объяснила Маняша.
- Что, горько? - невольно поддразнивая подругу, спросил Вовка.
- Очень, но это ничего - значит, желание точно сбудется, - утвердительно кивала девочка, стараясь проглотить горький цветок.
Незаметно к ним подошел Илья, как всегда веселый и довольный, достал из кармана два кусочка сахара и протянул ребятам.
- Хотите? Нам сегодня за утренней трапезой давали. У меня три, мне дьякон Михаил свой подарил, - похвалился послушник.
- Один возьмем для Маняши, а то она сейчас горечь такую съела, ужас. А я не хочу, нас мамка так борщом обкормила, - поглаживая себя по животу, ответил Вовка.
- А что вы ели такое горькое? - поворачивая тележку с бочкой в сторону колонки, недоуменно спросил Илюша.
- Да Маняша сирень ела, желание загадала. Говорят, что верное дело, сбудется, - семеня за пареньком, объяснял Вовка.
- Глупости это все, суеверия, вот если бы на озере загадать, трижды окунуться с головой и желание шепотом произнести, а потом еще в часовне помолиться, да Богородицу попросить, вот тогда верно дело, сбудется, - деловито объяснял Илья.
- Да, но как же нам до озера того добраться? Ты же нам сам рассказывал, что оно далеко, и туда только на машине можно доехать, - поддерживал разговор Володя.
Тем временем Маняша догрызла сахар, внимательно слушая разговор друзей, обтерла руки о подол пестрого ситцевого платья и, забегая вперед, жалобно сказала:
- Илюша, нам очень нужно на озеро. Очень-очень.
- Зачем вам?
- Маняше надо маму - у всех есть, а у нее нет, - ответил Вовка, глядя на подругу.
- Да, Илюша, у всех мамы есть, а у меня нет, я уже все делала - сирень ела, кулачки весь вечер держала, пять одинаковых камешков на Енисее в воду бросала, на звезду падающую загадывала, а мамы все нет. Озеро - это моя последняя надежда, - сказала Маняша, помогая Илье набирать воду.
Холодные брызги летели во все стороны, стекали по тоненьким ножкам Маняши, а гачи Вовкиных брюк покрылись мелкими крапинами. Июньское солнце отражалось в образовавшейся луже и водяном тумане. Волшебная радуга светилась всеми цветами, ребята как завороженные смотрели на яркое сияние, а воздух был напоен ароматом цветущей неподалеку яблони и молодой травы.
- Хорошо, возьму я вас на озеро, только вы у родителей отпроситесь. Скоро Троица, и батюшка обещал повезти всех монахов и послушников на озеро. Приедет много паломников и гостей, после утренней службы на автобусах и поедем, не опаздывайте, - со знанием дела объяснил Илья.
-Ура! - запрыгала от радости Маняша.
Вовка, удовлетворенный разговором, довольно смотрел на подругу. Он был совсем взрослым, ему весной исполнилось восемь лет, он уже окончил первый класс, а мужчинам свои чувства показывать неприлично.

2 глава
Как назло, время шло очень медленно. «До конца недели три дня осталось», - глядя на календарь, висевший у бабы Вали в комнате, подумала Маняша. Она долго расспрашивала бабу Валю о Троице, что это за праздник такой, и когда он будет. Старушка рассказала, что знала, а потом, глядя лукавыми глазами на девочку, спросила:
- А зачем тебе Троица-то? Что это ты задумала, пичужка?
- Да так, ничего. Илюшка говорил, гостей много понаедет, гостинцев им привезут, - слукавила Маняша и заторопилась на улицу.
- Смотри мне, а то папке скажу, что проказишь.
Последних слов бабы Вали Маняша уже не слышала, она со всех ног бежала в соседний двор - рассказать Вовке о празднике Троицы. Вовка сидел на крыльце и уминал куски пирога с брусникой, густо намазанные сметаной.
- Вовка, а мне, - обиженно спросила Маняша.
- Вот твоя доля, мамка сказала поделиться, - протягивая кусочек, ответил Вовка.
Маняша уселась рядом и принялась за тети Лизину стряпню - сначала слизывала сметану, а уже потом откусывала зарумянившийся корж. Управившись с пирогом, Маняша привычно вытерла руки о подол и принялась рассказывать Вовке о празднике.
- В общем, Троица - это день рождения трех тетенек - Веры, Надежды и Любы. Все люди приходят в церковь нарядные, с подарками и березовыми веточками, - со знанием дела объясняла Маняша.
- А березовые ветки зачем, париться, что ли? - переспросил Вовка.
- Я не знаю, но баба Валя мне рассказала, что нужны. А праздник будет в это воскресенье. Надо у папки отпроситься, а ты у тети Лизы спроси, можно ли ехать, - озабоченно добавила девочка.
- До воскресения три дня осталось. Поедем, и твое желание обязательно сбудется, - вставая с крыльца и облизывая пальцы, успокоил подругу Вовка.
Маняша каждый день смотрела на календарь и с нетерпением ждала воскресенья. В субботу она долго не могла заснуть, ворочаясь с боку на бок. Отец даже немного забеспокоился, не приболела ли доченька, но жара и озноба у малышки не было, и он успокоился.
Как только солнечный зайчик защекотал румяные щеки Маняши, она открыла глаза и спрыгнула с кровати. Дом был пуст, на столе стоял стакан молока и сдобная булочка, сверху посыпанная маком. Маняша забралась на стул и увидела аккуратно свернутый тетрадный листок, на нем крупными печатными буквами было написано: «УЕХАЛ НА РЫБАЛКУ, БУДУ К ОБЕДУ, ПОЕШЬ. ПАПА». Маняша уже умела читать печатные буквы, ее научила баба Валя, и у нее недавно выпал один зуб, а это верный признак, что скоро в первый класс. Девочка села за стол, положила голову на руки: «Ну и что мне делать?». Маняша было призадумалась, но потом быстро подтащила табурет к шифоньеру и полезла на верхнюю полку.
- Ну, где же оно? - роясь в вещах, тараторила Маняша. - Вот ты где! А ну, вылезай, - она достала красное шелковое платьице в крупный белый горошек.
Со знанием дела встряхнула его несколько раз, быстро стянула с себя майку и принялась надевать нарядное платье. Спрыгнув с табурета, Маняша направилась к зеркалу, она крутилась то передом, то боком, но видела в нем только свою светленькую макушку со смешно торчащими кудряшками.
- Надо стул, - поджав губы, подумала Маняша.
Подтащив табурет к зеркалу и рассмотрев себя со всех сторон, Маняша утвердительно кивнула себе головой и весело спрыгнула на пол.
- Так, теперь хвостики, - роясь в шкатулке с резинками и заколками, выбирая самую красивую, рассуждала она.
Наскоро причесав смешные кудряшки и накрутив два совершенно неровных хвостика, Маняша сунула ноги в желтые шлепанцы и поспешила в дом бабы Вали.
Калитка была заперта, а в щель забора был виден огромный замок, висевший на входной двери. «Так, они что, сговорились? Утро на дворе, а их дома никого нет», - про себя возмутилась Маняша и, не падая духом, вприпрыжку побежала к Вовке.
- А я тебе сказала, никуда ты не поедешь! Вы гляньте на него, куда собрался, да еще с этим Илюшкой! За ним самим глаз да глаз нужен, а он еще ребятню сманивает. Убежишь, всю шкуру спущу! - громко кричала тетя Лиза. Вовка стоял во дворе у старого сарая и, шмыгая носом, застегивал наскоро надетую рубаху.
- Вова, - тихонько позвала Маняша, боясь, что ее увидит тетя Лиза.
Вовка быстро выскочил за калитку, прикрывая за собой дверь, Маняша смотрела на друга широко раскрытыми глазами. Она очень боялась моргнуть, ведь тогда Вовка увидит, что ее зеленые глаза полны слез. Но девичью водичку не удержишь, и слезинки, одна догоняя другую, ручьем полились из Маняшиных глаз.
- Взяла моду – ремень! Боялся я! Не реви, пойдем, а то опоздаем, - твердо сказал Вовка, взяв подругу за руку.
- А если попадет? - хныкала девочка.
- Мамка для тебя важней, а моя отходчивая, поругается и все, - ласково улыбнулся Володя.
Ребята заспешили к воротам монастыря, там уже стояли большие красивые автобусы с темными стеклами и ждали пассажиров. Народ толпился у монастырской стены, отмахиваясь от редких комаров. Женщины в светлых косынках, мужчины с березовыми веточками, перевитыми яркими шелковыми ленточками, ожидали окончания церковной службы. Маняша рассматривала толпу, пытаясь отыскать глазами Илюшу. Вдруг с колокольни стал разливаться нежный звон колокольчиков. Переливы усиливались, и вот уже большой колокол воспевал Троицу. Люди крестились и кланялись, встречая в воротах крестный ход во главе с настоятелем монастыря. Монахи несли иконы и огромные свечи, березовые ветки, нарядно украшенные цветами и лентами. Звон колоколов и праздничное шествие наполняли воздух ощущением торжества и благодати. Вовка сильнее сжал руку подруги, его сердечко быстро стучало от волнения и ответственности.
- Ребята, идите сюда, батюшка Филарет разрешил вам поехать, - взмахнул рукой послушник, подзывая ребят.

 - Маняша, смотри, вон Илюшка! Да вон там, у автобуса, - потянув Машу за ручонку, засуетился Вовка.
Маняша довольно выдохнула и, семеня за другом, смотрела по сторонам. «Сколько народа, и все за желанием на озеро едут. Верное дело, сбудется», - довольно думала девочка, еле поспевая за Вовкой. Народ рассаживался по автобусам, толпясь у дверей. Илья стоял чуть в сторонке, дожидаясь друзей.
- Ну что, мамка отпустила? - спросил он у Вовки, подсаживая Маняшу в автобус.
- Да, - опуская глаза, соврал Вовка другу.
Автобусы загудели и, медленно сползая с пригорка, двинулись в путь. Ехать пришлось долго. Сначала Маняша во все глаза рассматривала пейзажи, мелькавшие за окном, а потом даже задремала на плече у Володи. Наконец автобус затормозил и остановился, люди вышли, разбредаясь каждый по своим делам. Кто-то шел к озеру, другие поспешили в часовню, остальные рассматривали окрестности. Маняша, вцепившись в руку друга, тоже поспешила к выходу, Илья помог ей спрыгнуть на землю.
- Вот возьми, я тебе гостинчик к празднику приготовил, - доставая из кармана маленькую голубую косыночку, сказал Илья.
- Спасибо, - растерянно улыбнулась Маняша.
- Надень, видишь, все девочки и тетеньки в платках, - тихонько скомандовал Вовка.
Маняша послушно повязала платочек, Илья и Володя довольно улыбнулись.
- Ну, вы здесь все посмотрите, а мне батюшке помогать надо, - с деловым видом сказал Илюша и поспешил по тропинке к часовне.
Сосновый бор с могучими деревьями был напоен хвойными ароматами, теплые солнечные лучики, проходя сквозь разлапистые ветви, играли на песчаной тропинке веселыми солнечными зайчиками. Под высоким угором с крутым извилистым спуском раскинулось волшебное озеро. Его берега кое-где поросли камышом и мелким кустарником, изумрудная вода сверкала на солнышке яркими бликами. Маняша смотрела на озеро и не могла поверить, что ее мечта сбылась. Что вот сейчас она спустится вниз и загадает желание. Девочка потянула Вовку за руку, но мальчик удержал её на месте.
- Вова, ну пойдем, вот же озеро! - чуть не закричала от волнения девочка, все сильнее вырывая руку.
- Маняша, подожди! Видишь, надо вон туда идти, туда все люди идут, - глядя по сторонам, скомандовал Вовка.
- Вова, а давай здесь спустимся, озеро ведь везде волшебное, - уговаривала Маняша.
- Нет, пойдем туда, там лесенка и скамеечки, наверное, там самое волшебное место, - поправил ее Вовка.
- Пойдем тогда скорее, - согласилась она.
Ребята побежали по тропинке, ведущей к спуску, народ стоял на ступеньках, по берегу и на помосте, расположенном у самой воды. Несколько мужчин купались, скинув одежду, женщины умывались, зачерпывая холодную воду руками.
- Начало июня, водица еще не нагрелась, холодное озеро-то, еще и ключи подводные бьют, - рассуждали женщины, стоявшие на берегу.
Маняша протискивалась сквозь толпу, ей очень хотелось побыстрей оказаться у озера. Вовка насилу поспевал за подругой. И вот последняя ступенька, Маша с силой вырвала свою ладонь из руки друга и побежала к самой кромке воды. Она скинула с себя желтые шлепанцы, сняла с головы Илюшин подарок, развязала поясок и принялась стягивать свое красное шелковое платьице в крупный белый горох.
- Никак купаться собралась. Девочка, а ну, одевайся, - застрожила Маняшу пожилая женщина, стоявшая чуть в стороне.
Маняша оглянулась на строгую тетеньку и смело шагнула в воду. Илистое дно было очень скользким. Девочка аккуратно, чтобы не упасть, нащупывая ногами опору, шагала все глубже, и вот вода доставала ей почти до подмышек. Люди как завороженные смотрели на отважную девчонку, никто не говорил ни слова.
Маняша сложила руки и закинула голову к небу, она что-то шептала себе под нос, стоящие рядом люди слышали только доносимые ветром слова. «Боженька, миленький, маму… Очень прошу… Аминь», - и неожиданно для всех девочка нырнула под воду, ее светлые хвостики то появлялись из воды, то вновь исчезали.
- Господи, люди, да вытащите вы ее из воды! - запричитала женщина, подавая Вовке полотенце и глядя на девочку во все глаза.
Маняша три раза погрузилась в воду, выбралась на берег и, трясясь от холода как осиновый лист, счастливо улыбалась во весь беззубый рот синими губами.
- Вовка, ты видел? Я три раза ныряла и желание сказала, теперь сбудется? - заикаясь то от холода, то от восторга, тараторила Маняша.
- Видел, Маняша. Ты - герой, я бы так не смог, - вытирая подругу полотенцем, ответил Вовка.
Он помог натянуть Маняше платье, наспех повязал ей косынку, и ребята побежали вверх по ступенькам, не обращая внимания на возгласы взрослых. А оставшиеся у озера люди еще какое-то время бурно обсуждали смелый поступок маленькой девочки. Косынка у Маняши намокла, холодные крупные капли сбегали по мокрым хвостикам, капая на белый кружевной воротничок платья. Тоненькие ножки девочки покрылись пупырышками, зубы стучали от холода, но в душе Маняша была очень счастлива. Дети шли по тропинке к деревянной часовне, держась за руки. Люди, сменяя друг друга, заходили в двери, покупали свечи, крестясь и кланяясь. Из зала часовни доносился густой бас батюшки Филарета, он исполнял песнопения, прославляя Троицу: единство Бога-отца, Сына и Святого духа, - служба подходила к концу.
Маняша с Володей остановились на высоком крыльце, чуть в стороне от входа в часовню. Маша хорошо помнила слова Илюши: «Нужно поставить свечку и помолиться Богородице».
«Но как поставить свечку? Денег-то у нас нет, а взять так нельзя, это будет нечестно», - подумала Маняша и грустно опустила глаза. На крыльцо поднимался незнакомый человек в праздничных одеждах священника, он шел, чуть прихрамывая, опираясь на деревянный батожок. Маняша вырвала свою руку из Вовкиной и подбежала к батюшке.
- Дедушка, мне очень надо Богородицу попросить, а денег у меня нет и у Вовки тоже, - говорила Маняша, теребя его за рукав.
- А зачем же тебе, детонька, деньги? Богородице деньги не нужны, она и без денег всех слышит и любит, - улыбнулся старик.
- А как же свечку зажечь? - удивилась Маняша.
- А-а, вон оно что! Свечку? Тогда пойдем, - беря девочку за руку, сказал батюшка. - Свечки покупает тот, кто хочет помочь церкви и кто может зарабатывать, а ты еще малышка. Сегодня большой праздник Троицы, я подарю тебе свечку, а когда ты вырастешь, то купишь для Богородицы сама, - объяснял священник, протягивая девочке свечку.
- А Вовке? - глядя батюшке прямо в глаза, спросила Маша.
Батюшка улыбнулся и, взяв еще одну свечу из коробки, протянул ее девочке.
- А Вовка-то твой где, заступница?
- Да здесь я, - застенчиво пробурчал Володя, нехотя подходя к подруге.
- Ну, пойдемте, покажу вам, куда свечку поставить и с Богородицей вас познакомлю, - батюшка, пропустив детей вперед, перешагнул порог.
Ребята вошли в часовню, внимательно наблюдая за священником. Батюшка перекрестился и поклонился в пояс, входя в зал. Маняша со знанием дела перекрестилась тоже, а Вовка, наклонив голову, повторил за подругой. Батюшка подвел ребят к иконе Богородицы, и Маняша увидела красивую молодую женщину с младенцем на руках.
- Вот посмотрите, это икона Владимирской Божьей Матери. Свечу можете зажечь и поставить сюда. А молиться-то умеете? - снова улыбнулся батюшка.
Друзья дружно закивали, держа в руках свечи. Маняша поднесла свою свечу к ранее зажженной и долго держала ее, глядя прямо в глаза Богородице. Она что-то истово шептала, шевеля губами. Маняше казалось, что Богородица тоже смотрит на нее, настолько пристальными и внимательными были ее большие грустные глаза. Вовка стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу. Часовня опустела, народ торопился к автобусам, а Маняша, преисполненная благодатью, все стояла и смотрела на лик Богородицы.
- Маняша, нам пора! - окликнул знакомый голос.
Девочка очнулась, ее глаза лучились счастьем. Довольная, она взяла Вовку за руку и вприпрыжку побежала за Илюшкой.
Дома Маняшу ждали баба Валя и отец, они целый день бегали по окрестностям в поисках Маняши и Вовки. Тетя Лиза, поговорив с сыном, ушла на рынок и только вернувшись, узнала, что друзья все-таки уехали на озеро. Она приготовила тонкий прут и принялась ждать Вовку. Машу сильно ругали и даже наказали, поставив в угол на целый час, а Вовке досталось прутом. Досталось прилично, но он не проронил ни слезинки, вспоминая, как его подруга храбро ныряла в холодное озеро и какими счастливыми были ее глаза.

3 глава
Наутро Маняша закашляла, ее знобило и отцу пришлось вызвать врача. Доктор приехал к обеду, смерил температуру, послушал её и прописал уколы и горькие таблетки. Маша лежала под теплым одеялом и часто кашляла. Температура была высокая, нос у Маняши заложило, и дышать было трудно. Но несмотря ни на что, она очень переживала за друга. Сегодня он ни разу не зашел, наверное, ему сильно попало. Маняша то и дело отрывала голову от подушки и в полубреду звала друга: «Вовка, Вовка! Папа, там Вовка пришел». А Вовка весь день просидел дома - мать запретила ему выходить со двора целую неделю.
К вечеру отец привел в дом медсестру делать укол. Маняша лежала под одеялом, всё её худенькое тело горело от высокой температуры, на лбу лежало влажное полотенце. Увидев доктора, девочка с трудом забралась под одеяло с головой, потому что очень боялась уколов.
- А где у нас больная? - ласково сказала медсестра, подходя к кровати.
Маняша лежала, не шелохнувшись. Женщина приподняла краешек одеяла и увидела беленькие хвостики, торчащие в разные стороны.
- Вылезай, проказница. Рассказала мне баба Валя, как ты в озеро ныряла, - улыбнулась женщина.
- А укол – это не больно? - чуть слышно спросила Маняша.
- Ну, я думала, что такая героиня уколов не боится, и иголочка у меня тоненькая, как комарик укусит, - ласково уговаривала девочку медсестра.
Маняша откинула одеяло и оценивающе посмотрела на женщину. Небольшого роста, полненькая, белокурая, с большими синими глазами и в белом халате, она показалась Маняше снегурочкой.
- А вы снегурочка? - прошептала Маша и раскашлялась.
- Ложись на животик! Нет, Маняша, я, скорей, доктор Айболит, - рассмеялась девушка.
Маняша послушно перевернулась на живот и с силой зажмурила глаза. Медсестра приподняла край сорочки и поставила укол.
- Вот и все! Теперь закрывай глазки и спи, - поправляя одеяло, сказала медсестра.
Папа проводил доктора до двери и вернулся в спальню к дочери. Он потрогал горячий лоб и озабоченно покачал головой.
- Что же мне, Маруся, с тобой делать? Завтра на работе полный завал, лес везут и везут, а тут ты разболелась.
- Папуля, ты иди на работу, я с бабой Валей справлюсь, - виновато ответила Маняша.
- А температура? Ладно, спи, утром поглядим, - подтыкая одеяло под край кровати, ответил отец.
Всю ночь Маняша потела, ей даже пришлось сменить ночную рубашку, а утром температура спала. Папа договорился с соседкой и ушел на работу.
К десяти утра пришла баба Валя. Она хлопотала на кухне, варила Маняше кашу и все бурчала себе под нос, что Александру надо жениться, что девчонка без матери растет, и хозяйки в доме нет, что она уже старая и ей на базар огурчики бы продавать, а тут Манькины сопли. Маняша слушала, притаившись под одеялом. Она не спорила с бабой Валей, ведь она была виновата и к тому же обещала отцу слушаться. Потом они читали сказки и смотрели бабы Валины сериалы про любовь и всякие взрослые штуки. К вечеру пришла медсестра в белом халате. Маняша улыбнулась и села на край кровати, встречая гостью.
- И все-таки, вы снегурочка, - лукаво прищуривая глаза, сказала девочка.
- Ну как вы сегодня, температуры нет? - обратилась женщина к бабе Вале.
- Да нет уже. Весь день как егоза, все норовит из-под одеяла выбраться, но я ее не пускала, и кашель меньше, - успокаивала старушка.
- Хорошо, но еще рано вставать, надо полежать дня три. Вот выздоровеешь совсем, тогда и побежишь играть, - улыбнулась медсестра.
Маняша опять повернулась на живот и ей поставили укол, но в этот раз она уже совсем не боялась и лежала, широко раскрыв глаза.
- Ну, вот доктор Айболит сделал свое дело. Укол поставили, температуру смерили, пора домой, - шутила женщина.
- Но вы же тетенька, почему доктор Айболит? А у вас детки есть?
- Нет, еще нет, - ответила женщина.
- А муж есть? - копошась под одеялом, продолжала допрос Маша.
- Нет, и мужа нет, я недавно приехала из деревни в город, теперь здесь буду лечить ребятишек.
- Понятно. И правда, как комарик укусил, совсем не больно, - сложив руки поверх одеяла, довольно сказала Маняша.
- Ну ладно, я пойду. Завтра опять приду вечерком, а ты лежи и хорошо кушай, - снимая халат, сказала женщина.
- А как вас зовут? И откуда вы бабу Валю знаете? - расспрашивала девочка.
- Зовут меня Светлана, а баба Валя - моя тетушка, вот я и знаю про тебя все, - улыбнулась девушка.
- Теперь понятно, - залезая под одеяло, ответила Маняша. - А Вовку вы знаете? Тети Лизиного, из соседнего дома? Он мой друг, но вчера и сегодня ко мне не приходил, - печально спросила Маша.
- Нет, про Вовку я ничего не знаю, - ответила Светлана. - Выздоравливай, Маняша, до свидания, - закрывая за собой дверь, попрощалась женщина.
- До свидания, - ответила девочка и повернулась к стене.
Скоро и баба Валя ушла домой, отца не было, а вставать с постели ей было нельзя. На часах было уже половина восьмого и Маняше стало страшно и одиноко одной. Вообще-то она не была трусихой, но почему-то сейчас ей стало очень грустно. Она вспомнила Вовку, Илюшку, озеро, лесную часовню, тети Лизин красный суп, -  и Маняше стало обидно.
Она забралась под одеяло и тихо заплакала. Сквозь мокрые ресницы и яркий край пододеяльника было видно горящую лампочку. Девочка вытерла глаза и стала внимательно рассматривать яркое свечение. Маняша то прищуривала, то резко открывала глаза, и сказочные птицы, нарисованные на пододеяльнике, оживали и, взмахивая прекрасными крыльями, перелетали с ветки на ветку.
- Маняша, ты где? - послышался знакомый голос.
- Папа, я здесь. Тихо, а то птиц спугнешь, - чуть слышно прошептала дочка.
- Вылезай, выдумщица, пойдем ужином отца кормить. Как ты себя чувствуешь? - собирая на стол, спросил отец.
Маняша выбралась из-под одеяла, сунула ноги в тапки и засеменила на кухню.
- Все хорошо, папа. Приходила доктор тетя Света, поставила мне укол вот сюда и совсем не больно. Папа, а тетя Света похожа на снегурочку - такая беленькая и добрая, - тараторила Маняша.
- Это хорошо, что добрая. А Вовка заходил?
- Нет, не заходил, видать, ему от тети Лизы сильно досталось, - с грустью в голосе ответила Маняша.
- Наверно, ты завтра опять одна будешь, я на работе задержусь, а к тебе баба Валя зайдет. Ты у меня барышня взрослая, таблетки сама выпей утром и к обеду, а вечером медсестра придет, хорошо?
- Хорошо, папа, - ответила Маняша, уплетая вермишелевый суп, сваренный бабой Валей.
Следующий день был очень скучный, Маняша проснулась поздно, попила молока, съела булку, выпила приготовленные папой таблетки, немного порисовала, повалялась на кровати. К обеду зашла баба Валя, она принесла Маше горяченькую жареную картошку и пару огурчиков, но есть Маняша не хотела и оставила картошку на вечер. Потом посидела у окна, наблюдая за прохожими, поиграла с куклой Зинкой и стала ждать тетю Свету. Вот уже тетя Лиза прошла мимо окон с работы, и Маняша пригнула голову, чтобы ее не было видно. Ей было очень стыдно попадаться тете Лизе на глаза, ведь это она была во всем виновата. Потом сосед дядя Юра проехал на велосипеде, а доктора все не было. Маняша улеглась на кровать, свернулась клубочком и затихла.
- Маняша, - позвали из прихожей.
- Тетя Света! - обрадовалась девочка.
- А что это ты в темноте одна, и тебе не страшно? А я вот с детства темноты боюсь, - улыбнулась женщина, включая свет.
- А я привыкла. Укол будем ставить?
- Будем. Как ты себя чувствуешь? Давай-ка я тебя послушаю, - ласково сказала тётя Света.
- Хорошо, я почти не кашляю, - ответила Маняша, довольно улыбаясь и снимая халатик.
- Так, не дыши. Дыши. Это хорошо, а что ты сегодня кушала? - продолжала разговор женщина, послушав грудь и спину девочки.
- Утром молоко, в обед баба Валя картошку принесла с огурцом, я один съела и больше не хочу, - рассказывала Маняша, одергивая майку и натягивая халат.
- Тебе кушать надо, а то не выздоровеешь. А что ты любишь есть?
- Я люблю красный суп, как тетя Лиза варит, Вовкина мама.
- А какой это красный суп? - удивилась Света.
- Ну, с капусточкой и свеколкой, - недоуменно объясняла Маняша.
- Борщ, что ли? - рассмеялась женщина.
- Да, да, борщ! - запрыгала Маша вокруг тети Светы.
- Хорошо, где у вас холодильник? Пойдем, будем готовить тебе борщ, - снимая халат, сказала тетя Света.
Маняша радостно побежала на кухню, распахнула холодильник.
- Вот баночка тушенки, вот лук, вот еще что-то в баночке, - тянула ручки Маняша.
- Да, не густо, а овощи у вас есть?
- Да, в подполье, вот здесь крышку надо открыть, - показывая в дальний угол кухни, кричала Маняша.
Светлана спустилась в подполье, достала морковь, свеклу, картошку, приготовила к чистке лук, нашла в столе кастрюлю и принялась готовить. Маняше тоже хватало дел, она встала на стул и терла овощи на крупной старой терке. Потом они вместе мыли посуду, делали салат из принесенных бабой Валей огурцов. Тетя Света достала из своего пакета капусту и зелень, угостила девочку грушей. Работа спорилась, и вот через час дом уже наполнился вкусными ароматами.
- Ну что, Маняша, иди мой руки и садись, будем ужинать, - придвигая табурет к столу, позвала тетя Света.
Маняша послушно вымыла руки и уселась за стол, а тетя Света поставила перед ней тарелку с дымящимся красным супом, сдобренным большой ложкой сметаны.
- Вкусно! - довольно отхлебывала девочка, глядя на женщину.
- Сухариков бы надо, но это мы с тобой в следующий раз насушим, - пробуя борщ, ответила тетя Света.
Хлопнула входная дверь и в прихожей послышался голос хозяина.
- Ой, чем это у нас так вкусно пахнет? - проходя на кухню, спросил отец.
- Садитесь, мы тут с Маняшей борщ варили, - наливая полную тарелку горячего борща, сказала Света.
- Борщ - это хорошо, давно я борщеца домашнего не ел, - подвигая к себе тарелку, улыбался отец.
- Ну, мне пора, - собираясь уходить и складывая свои вещи в пакет, сказала Светлана.
Маняша побежала за медсестрой в прихожую, дверь скрипнула и захлопнулась. Маша с опущенной головой пришла на кухню, она тихонько забралась на табурет и, внимательно глядя отцу в глаза, спросила:
- Папуля, а тебе тетя Света нравится? Она такая добрая и красный суп варить умеет.
- Хорошая женщина и суп очень вкусный, - довольно ответил отец.
- Ну что ты тогда сидишь? Скорее иди, проводи ее, у нее такие сумки тяжелые, - строго сказала Маняша, пытаясь поднять отца со стула.
- Да она уже, наверно, далеко ушла, - нехотя ответил папа.
- Ну и мужчины! И правильно баба Валя говорит, что сейчас мужики только в кино, а в жизни - то лентяи, то пьяницы, - ворчала себе под нос Маняша, убирая чашки со стола.
- Не ворчи, пойду догоню, - обуваясь, ответил отец.
Маняша забралась на стул, помыла тарелки, убрала хлеб в хлебницу и пошла в спальню. Папы долго не было, и она заснула.
На следующий день Маша рассказала бабе Вале о том, как они со Светой варили борщ, как кормили папу. Потом Маняша подметала пол в ожидании своей новой подруги, но вечером пришла другая женщина, взрослая и строгая - она быстро сделала Маняше укол и ушла. Следующим вечером тети Светы опять не было, и Маняша очень расстроилась, ей стало очень обидно, что тетя Света забыла о ней, потом Маняша даже немного сердилась на нее. К субботе она уже совсем поправилась, и отец разрешил ей пойти погулять. Первым делом она отправилась к Вовке, но заходить во двор ей было страшно, вдруг тетя Лиза накажет и ее. Она стояла у забора и заглядывала в щелку.
- Заходи уж, проказница, я пироги с капустой испекла. Вовка уже за обе щеки трескает, - услышала она громкий голос тети Лизы позади себя.
Маняша вздрогнула и молча поплелась за Вовкиной мамой.
- А здороваться?
- Здравствуйте, тетя Лиза! Простите Вовку, это он из-за меня на озеро сбежал, мне очень надо было, - жалобно сказала девочка.
- Ладно, садись за стол, я отходчивая, - улыбнулась тетя Лиза.
Маняша ела пироги и рассказывала соседям, как она болела, про тетю Свету и красный суп, про строгую тетю, которая так больно ставила уколы. Потом ребятня, набрав горячих пирогов, побежала к монастырским воротам угощать Илюшку, ведь они не виделись целую неделю.
Жизнь потекла своим чередом, Маняша успокоилась, и только изредка, засыпая, она вспоминала добрую тетю Свету. Она вспоминала озеро и свое тайное желание, чтобы Боженька послал ей маму, вот такую красивую и добрую как тетя Света, но желание не сбывалось, и тетя Света больше не приходила. Папа, как всегда, часто задерживался на работе, и Маняша прибегая от друзей, мыла ноги и ложилась спать - она привыкла быть самостоятельной.
В самом конце августа, когда все ребята начинают жалеть, что лето кончилось и пора собираться в школу, у Маняши выпало три зуба. Это было верной приметой, что ей скоро идти в первый класс. И вдруг однажды на пороге появился папа с тетей Светой - Маняша не могла поверить своим глазам.


- Вот, Маняша, сегодня поедем покупать тебе портфель и школьное платье, а тетя Света нам поможет, - улыбался отец.
Маняша смотрела на женщину, широко раскрыв глаза.
- Ты будешь моей мамой? - боясь ошибиться, тихо спросила Маняша.
- Да, я буду твоей  мамой, - ответила женщина, протягивая к девочке руки.
- Мамочка, я знала, что ты придешь, я так тебя ждала! - закричала Маняша и бросилась в объятья Светланы.
Маняша долго рассказывала Вовке, как Богородица исполнила её желание, как тётя Света стала ее мамой, и про то, что волшебное озеро самое волшебное на свете. Но это было потом, а сейчас Маняша изо всех сил прижималась к маме и боялась разжать руки, ведь она так долго этого ждала.


Рецензии
А что, действительно, шестилетнему ребенку говорили, что мама "наблюдает" за ней с неба? Так и сказали: наблюдает?
А что, нельзя было использовать слово "смотрит", "присматривает", "глядит"?
Ведь слово "наблюдает" больше подходит для ученых и надзирателей?
Далее.
Как-то размыто указаны хронологические рамки. Машины по улицам уже "носятся", но живет девочка в "деревянной избе из темных бревен" и не ходит в детский сад, да еще какой-то послушник катит бочку с водой - типа, водопровода нет для массы людей в трапезной. Но при этом он уже придумал "космический корабль"...
И при этом у девочки на ногах "китайские сланцы" - значит, это уже в наше время девочка живет в избе (в городе), не ходит в детский сад, не имеет матери и тем не менее, не привлекает к себе внимание соцслужб? Про избу - ладно, такое в Енисейске есть. Но вот полная предоставленность самой себе настораживает и заставляет усомниться в правдоподобности изложенного.
Кстати, даже зеркало в доме висит так высоко, что девочка видит в нем только свою макушку. И это при том, что у героини рассказа есть приходящая знакомая бабушка. Но ей, очевидно, все равно - как и отцу. Не случайно, когда девочка заболела и температура, по словам автора, была такой, что стала заговариваться в полубреду - никто не вызвал скорую.
Ну, про заезженные штампы про "великий и могучий Енисей" я уж говорить не буду, это обороты уровня 6 класса. Равно как и "работа спорилась", "пестрое ситцевое платье", и "лукавые глаза" и прочее. Кстати, не очень красиво использовать слово "лукавыми" и "слукавила" в обозримой близости друг от друга. Да и вообще... автор знает значение слова "лукавый" в церковнославянском языке? А если знает, что зачем так часто использует?
Кстати, еще одна страсть автора - употреблять выражение "со знанием дела". Чуть ли не в каждом втором абзаце.
А вот еще - сказано, что Илюша часто "поучал" своих маленьких друзей. А примеров поучений далее в тексте нет. Или автор просто не владеет смысловыми оттенками, используя слово "поучал"?
В общем, текст иногда производит удручающее впечатление. Писатель - это высочайшая требовательность к себе, это труд, а не упоительное составление слов в предложения.

Артур Миханев   16.05.2019 10:38     Заявить о нарушении
Мне бы хотелось написать не ЗАМЕЧАНИЯ, а парировать Артуру Миханеву. Уважаемый Артур, позвольте с Вами не согласиться... Вы такие нелепые пишете обвинения к "Маняшиному озеру", что сказать: "Я удивлена", - это ничего не сказать! Вы вообще были хоть раз в Енисейске? Там более 80 процентов домов именно таких, как описывает автор - это раз! В приоритете именно деревянные дома! Вода подведена далеко не в каждый дом, отопление печное еще не изжило себя - это два! Что за абсурд по поводу детского сада и соц. служб??? Летом, как правило, детские сады закрываются на ремонт (это так, для общего развития) - и это три! Именно с неба НАБЛЮДАЮТ а не присматривают... Создается впечатление от Вашего замечания, что Вы живете на другой планете; у Вас в жизни всё "стерильно" и за детьми присматриваете и температурку измеряете "каЖен" час))) Смешно... Вы просмотрели фильм или прочитали книгу и решили поставить кляксу, потому что просто решили... Ну да - каждому свое: "Один наслаждается дождем, другой просто промокает"... Кто уж чем наполнен... И еще: за красивые глазки Членом союза писателей не становятся!!! Будьте добрее, а то от Вашей желчи даже у меня во рту горько!

Елена Молодец   21.05.2019 17:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.