37. О чём молчит Феникс. Гард. Последняя схватка

36. О чём молчит Феникс. Гард. Бой - http://www.proza.ru/2016/12/31/1228
------------------------------------------------

На площадке появился ещё один боец. Широкие плечи, узкие бедра, худощавый, жилистый, едва ли на нём можно было отыскать хоть долю жира. Атрас знал его имя. Учи Геки. На языке народа земель Высокого Солнца, откуда парень был родом, слово переводилось как "один удар". Хороший учитель был у этого парня, передал секрет усыпляющих касаний. При желании они становились смертельными касаниями. Не ожидал Атрас, что бен-Яир поставит против Гарда таких бойцов.

Гард ничего этого не знал, а вот для Учи Геки имелось послание, характеризующее Гарда, – оно горой лежало посреди площадки и было красноречивым. Бен-Яир жестом распорядился убрать его в сторону, и соперники оттащили бездыханное тело Костяшки к ограждению.

Хотя Гард понятия не имел, что из себя представляет его новый противник, свитое из жёстких и упругих мышц тело, твёрдая квадратная челюсть и колючие, как два чёрных жала, глаза, ясно говорили: легко не будет. Не зная возможностей и способностей именно этого бойца, Гард не мог определить стратегию и тактику поединка раньше его начала. Потом, во время боя придётся перестраиваться, а делать это ой, как непросто. Тем не менее, начало боя надо оставить за соперником.

Гард неплохо владел системой под названием "свиля". Его техника предполагает, что в бойца попасть невозможно. Тело – кусочек энергии, птица в полёте, а не мишень для врага. Если боец уходит в синяках, – он не мастер. В арсенале Гарда имелись не только приёмы из свили, весёлая жинга дополнила традиционную систему приёмами неожиданными для соперника и потому эффективными. Надо сказать, что жинга отлично сочеталась со свилей, так как задача бойца в жинге не блокировать удар соперника, а уклониться от него стремительной сменой позиции.

Гард вошёл в состояние внешнего облака – руки начали движение, в теле возникло ощущение танца. Непрерывное движение давало немалые преимущества в бою. Всё равно что работающий мотор машины – только нажми на педаль и машина поедет. Но если он выключен, требуется время, чтобы его запустить. Точно так же ускоряются и реакции человека за счёт уменьшения времени от команды мозга до её исполнения. Если руки бойца в движении, легче изменить направление этого движения, чем начать его из состояния покоя. К тому же, движущиеся руки просто отвлекают внимание, ежесекундно создают ложные тревоги у соперника, ведь он не знает,  просто ли двигаются твои руки, или это уже началась атака.
При этом сам боец на эти движения не отвлекается, ими руководит подсознание. Не думая, не анализируя, он чувствует, как между ним и соперником стоит невидимое облако и постоянно за это укрытие прячется, чувствует, как оно меняет форму по ситуации и надёжно его прикрывает.
 
Учи Геки начал бой так стремительно, что возникло ощущение, будто не человек, а ураган с ошеломляющей быстрой взметнулся на площадке. Он начал со взрывной атаки, навязывая сверх-плотный бой с тем, что парнишка не выдержит такого темпа, сорвёт дыхание, а с забитой дыхалкой он уже не боец. Этот поединок Учи рассматривал как возможность лишний раз продемонстрировать Саидхаруну бен-Яиру своё непревзойдённое мастерство. Увалень Костяшка явно оплашал, не повезло. Но он-то не Костяшка.

Агрессивная атака Учи состояла из серии точных, технически правильных и жёстких ударов. Но вся комбинация ушла в воздух, не затронув партнёра. Не блокируя атаки, Гард контролировал ситуацию почти на уровне рефлексов. Он не суетился, не делал лишних движений. Вот чуть отвёл голову – и кулак противника, просвистев, как камень из пращи, на самый мизер разминулся с целью. Гард уклонялся, нырял, уходил в низкую стойку. Блоки ставил не жесткие, а проводящие удар противника мимо за счёт вращательного движения, атаку соперника старался свести до минимума, гасить её с минимальными для себя потерями. Поворот... Уклон... Тело будто уловило некий ритм боя и, как в танце, ритм овладевал, подчинял, задавал темп. Менялось состояние сознания, менялось ощущение времени, оно будто замедлилось и раздвоилось. Гард был здесь и сейчас, но одновременно как бы на секунду впереди. Вот сейчас правая рука противника свистнет в воздухе, выстрелив, как стальная пружина… уже мимо. Нет, легко не было. Гарда спасал темп и арсенал наработанных приёмов. Чтобы оценить соперника, ему не понадобилось и минуты.
 
Учи Геки наносил удары из самых немыслимых положений. Его кисти, локти, колени, руки, ноги, пальцы начинали свой путь к телу Гарда в конкретную точку, однако точка каким-то образом ускользала. Один раз, другой, третий – потом эта недосягаемость какого-то безвестного, но слишком уж ловкого мальчишки начала злить. При этом пацан не провёл ни одной атаки, почему он уклоняется? Что за странная тактика и на что рассчитывает юнец? Что он, Учи Геки рухнет к его ногам от усталости? Мешало, что мальчишка использовал стойки на руках, перемещения вниз головой и вообще уходил в слишком уж низкую позицию. Известно, это стиль приверженцев жинги – чем ниже к земле, тем больше защищён. Геки презирал этот стиль обитателей помоек, не ожидал встретиться с ним здесь и каждый элемент жинги, проведённый Гардом, всё больше бесил соперника.

Для Учи стал неожиданностью хлёсткий удар Гарда. Из нижней линии атаки, опираясь на ногу и две руки, он скорпионом ударил пяткой из-за спины. Удар нацеленный в голову, был жёсткий, с проносом, когда нога не останавливается в точке касания и не отдёргивается, а как будто проносится сквозь цель – удар при этом достигает невероятной силы.

Учи Геки отшатнулся и затряс головой, чтобы в ней хоть сколько-то прояснилось. Сосредоточив, наконец, взгляд на сопернике, он не поверил своим глазам: мальчишка смотрел на него и улыбался. Он, ублюдок, веселился! Оскалив зубы, Учи шагнул к нему.

Нож Гард увидел в самый последний момент, уже уходя от удара, и всё же  лезвие хищно лизнуло плечо. А ведь Гард «почувствовал» оружие раньше, по тому лёгкому, почти незаметному движению рукой, которое сделал Учи. Нож был спрятан в рукаве куртки – одно движение и он в руке. Неподготовленному человеку уцелеть в такой ситуации практически невозможно. Но и Гард оказался в незавидном положение – с голыми руками против такого бойца немного шансов выстоять. А оружие никто не собирался ему предлагать.
 
Боли Гард не чувствовал, рану только слегка пощипывало. Но рукав набряк горячим. Вот так тоже можно одолеть соперника, измотав и обессилив его лёгкими, но многочисленными ранами.

Почему-то собаки в питомнике подняли гвалт. Сейчас было время раздавать им корм, но они заливались, будто кто-то их дразнил.

Гард коротким движением освободился от своего пояса. В руке его оказалась толстая верёвка с двойным узлом на каждом конце. В узлах, пропитанных клеем, прятались небольшие свинцовые кольца. Обмотанная вокруг пояса, веревка надёжно держалась благодаря зацепу одного узла за другой и при надобности снималась мгновенно.

Гард неожиданно пошёл в атаку на человека с ножом, нанося быстрые и чёткие удары по болевым и уязвимым точкам. Он использовал преимущества своего оружия – хлёсткость. Гибкость и небольшой вес давали многократное усиление удара именно на конце верёвки, это и была хлёсткость, основное преимущество такого оружия. Ещё эффективнее был бы в этой ситуации кнут. Во время замаха кнутом в его рукояти возникают колебания. Их частота возрастает по мере того, как они передаются к концу кнута. В результате самый кончик набирает скорость выше скорости звука и в момент, когда он преодолевает звуковой барьер, раздается щелчок.

На Учи Геки градом сыпались удары жёсткими и довольно тяжёлыми узлами. Гард то и дело меня точку цели, бил очень быстро и хаотично. Соперник уже затруднялся адекватно защищаться и едва успевал прикрываться от самые жестоких ударов – в голову, шею, пах.  Хлещущие удары по рукам – по трицепсу, по локтю и запястью отсушивали руки. По туловищу Гард бил с оттяжкой, рвущей одежду и кожу, вызывающей жгучую боль. Стремительность и хладнокровие, с которыми он работал верёвкой, ставшей в его руках страшным оружием, превратило его в безжалостную, методичную машину.

Псы будто взбесились – захлёбывались лаем, завывали, решётки звенели и гремели от ударов тяжёлых тел. То ли собаки почуяли запах крови, которой была залита рука Гарда, или энергия агрессии разлилась далеко за пределы площадки, или их тревожила сама смерть, витавшая здесь… 

Учи Геки сделал попытку прорваться, бросился с ножом вперёд – Гард моментально зажал в руках оба конца верёвки и блокировал удар Геки. Более того, рука противника едва избежала верёвочной петли, в последний миг отпрянув из ловушки. Однако ловушка догнала его – верёвка метнулась следом и обвила руку с ножом. В следующее мгновение Учи закричал от боли и захрипел, потому что Гард оказался за его спиной, и там же оказалась рука с ножом, вздернутая верёвкой вверх до хруста в плече. Другим концом Гард захлестнул горло врага и теперь затягивал петлю.

И тут Гард уловил переферийным зрением, как за пределами площадки из дальнего прохода вынеслась чёрная молния. Гард резко развернул ей навстречу бьющееся тело Учи Геки и молния врезалась в это тело. Пёс ударил Учи в грудь, но не опрокинул на пол из-за упора, который принял Гард. Однако челюсти  сомкнулись на горле врага и пёс повис на неприятеле. Гард уронил на пол обоих, с усилием разжав руки – добивать этого соперника ему не придётся.

Сквозь бешеный лай, рычание и звон в ушах он едва расслышал несколько негромких хлопков в ладоши. Саидхарун бен-Яир смотрел на него и улыбался.

– Зачем он это сделал? – спросил Гард уже вечером, несколько часов спустя после поединков.

Все это время он молчал, и Атрас видел: легкость, с которой Гард прошел через последнее испытание – только видимость.

В душе Гарда не утихало смятение. Он убил дважды. А те люди, они  тоже пришли убить? Почему? Выходит, его жизнь стоит не больше, чем пыль под ногами? Как и те две жизни? Бен-Яир назначил им такую цену? Что же, сегодня он узнал свою цену, – Гард сжимал зубы, чтобы не оскалить их. И значит, теперь он будет убивать. Не потому, что так хочет или велит его господин, а потому, что будет отстаивать себя. И как бы дешево его жизнь не ценилась в чужих глазах, он, когда придётся, продаст её дорого.

– Что именно? – переспросил Атрас.
– Пожертвовал ими.
– Ааа, ты про Костяшку и Учи Геки, мир их праху. Саидхарун ничего не делает без причины. Костяшка был сильный бойцом. Но тупым, глупым и жестоким. И дрался так же. Думаю, он стал неинтересен Саидхаруну.  А Учи Геки слишком высоко себя ставил, заносчивым стал. Слышал, из-за этого хозяин был недоволен им в последнее время. В общем, для обоих причина нашлась. А что "пожертвовал"... так не на мальчишках из бойцовской школы тебя испытывать. Ты должен был выстоять против самых сильных. Или не выстоять.

- Меня он не стал бы убивать, - усмехнулся Гард. Так же, как на площадке, в лицо  Учи Геки.
- Не стал бы. В качестве придворного танцора ты ему тоже сгодился бы. А вот для них, если проиграют, вариантов не было. Они не должны были унести отсюда знание, что придворный танцор еще и отличный боец.

– Рэма кто выпустил?
– Сам замок выбил.
– Не ждал от него. У нас с ним не очень ладилось.
– Да, он будто наблюдал за тобой. А для чего – непонятно. То ли момент какой-то удобный ждет, то ли опасается.
– Теперь понятно. Смотрел, гожусь ли ему в друзья, – улыбнулся, наконец, Гард.
--------------------------------------------------

38. О чём молчит Феникс. Визиты. http://www.proza.ru/2017/03/03/2360


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.