Провал месии

 
Эпиграф

"Если грешника ещё можно убедить раскаяться, то праведника никогда."


Наконец решившись, Джон замахнул горсть таблеток. Затем, раздевшись до гола, он лег в пастель, рядом на спинке стула висел пиджак, на сидении были сложены рубашка, брюки, а поверх стояли старые, но начищенные ботинки. На компьютерном столе рядом со старой грязной клавиатурой помимо банки снотворного лежали кинжал и револьвер. Он долго колебался, но так и не смог решиться уйти как его предки викинги, или офицеры захвативших  его родину много лет назад врагов. Он лежал и вспоминал, заставлял себя вспоминать, те далёкие годы, когда его ещё звали Йенс. Горные луга, дом, больше похожий на зимовье охотников, потом оккупацию, нищие послевоенные годы, пароход, уносящий его из Нидароса в такие многообещающие штаты, эпидемию тифа на борту. То, как он, еле выживший доходяга, ступил на доски причала своей новой родины, как ветер Атлантики трепал его отросшие за время карантина белые волосы… Работу на почте, в магазине, снова на почте… никто, оказывается, не ждал его, никому он был здесь не нужен. Так до конца и не избавившись от акцента, он с удивлением обнаружил, что охотнее чем сами американцы от него отворачиваются бывшие соотечественники, те что лучше приспособились к новой жизни. Всю свою тяжелую жизнь он проработал у кого то на побегушках, и наконец решив «Хватит!», он лежал на своей узкой кровати в съемной комнатушке на окраине спального района. «Жаль, что я ждал так долго…»- подумал он, проваливаясь в сон.
 Сон был яркий, похожий на современные фантастические фильмы, но намного реальнее. Невиданны леса, море света, всё искрилось и переливалось «Хорошо на последок…»- была его последняя мысль.
Проснувшись он не мог вспомнить свой чудесный сон, и это его очень опечалило. Только потом пришло удивление «Проснувшись?!». В его штате за попытку самоубийства карали смертной казнью на электростуле… страшная смерть. Ужас охватил его, рывком он хотел подняться, и не смог, оказалось, что тело его не слушается. Ремней медицинской койки он тоже не ощутил. Только сейчас до него дошло- он не чувствует своего тела, ничего не видит и не слышит. «Меня погребли заживо!!!». Стало ещё страшнее, но постепенно тьма начала рассеиваться, её сменили сумерки, а за тем свет. Правда мало что изменилось, по прежнему он не видел ничего. Внезапно раздался голос.
-Не бойся, всё закончилось…
- Кто тут?!
- Успокойся. Не надо волноваться…
- Покажись!
- Хорошо.- свет чуть померк, явилась сияющая фигура – Теперь видишь меня?
- Вижу… Я себя не вижу!
- Хорошо, смотри.- тот час он ощутил тело, увидел его. Он был абсолютно наг, и это было не его тело. Вместо старческой морщинистой кожи- молодой поджарый торс, руки и ноги. Он ощупал лицо, ни усов, ни бороды, вместо лысины- волосы длинною в пядь. Ничего не болело, он не испытывал никаких позывов, ни голода, ни жажды. Тем не менее, теперь он мог шевелиться хотя по прежнему не видел ни одного ориентира, кроме своего собеседника. Тот участливо спросил:
- Так лучше?
- Как ты это сделал?
- Не важно. Это лишь видимость, что бы тебе стало спокойнее. Здесь нет ничего материального, тела тут нужны не многим.
- Здесь… значит я всё таки умер…
- Не совсем. В своём мире ты мёртв, твоё тело уже сожжено в городском крематории, твои мышцы, твои глаза, лицо, даже твоя изведенная циррозом печень- всё перегорело в пепел. Твои вещи, на которые ты так по долгу копил подешевке распродаются с молотка. Ты задумывался об этом, решаясь на такой шаг?
- Я знал, конечно, но старался об этом не думать… Так я на том свете? Ты ангел?
- Не совсем. Да, в том мире нас называют ангелами, хоть это и не совсем внерно, а вот относительно смерти… Нет, ты не мёртв. Ты не прошел через врата  смерти, мА выдернули тебя из ещё живого тела и перенесли в наш мир. Так что ты вполне себе жив.
- Спасибо, конечно, но зачем?
- Ты нам нужен. То, что мы сделали очень сложно, энергозатратно, и не приветствуется в Высших иерархиях… Мы нарушили очень многое, что бы спасти тебя от посмертия самоубийцы.
- Зачем вам старик?
- Ты больше не старик. Ты сможешь выбрать тело любой расы нашего мира.
- Предпочитаю остаться норвежцем.
- У нас нет норвежцев, у нас вообще нет людей.
- Тогда наиболее на них похоже.
- Больше всего внешне на них похожи алвы, но … Как тебе сказать, они слишком искренни и эмоциональны. Измениться твой характер, система ценностей. Возможно даже личность… Пожалуй ближе всего в этом плане на вас людей походят вараги.
- Знакомое слово.
- Просто созвучное. Но эта раса изначально посвящена тьме. К их созданию наши враги приложились ещё при сотворении мира. Они так же подвержены страстям, причём страстям тёмным, разрушительным…
- Ну к этому нам не привыкать. Справимся как ни будь. Но я всё равно не понимаю, для чего я вам нужен, да ещё и с такими сложностями.
- Дело в том, что наш мир гибнет. Он создан был лишь семь поколений назад по счёту смертных, а мы уже проиграли свою битву. Тёмные сразу взяли инициативу в свои, так сказать, руки. Ты- наша последняя надежда.
- Я?
- Ты! В своём собственном мире ты был наделён великой силой. Всемогущая судьба выкинула счастливые коси при твоей инкарнации… Но вот жизнь твоя сложилась иначе, я тебя не виню, разуметься. Да, война, голод, разруха… Ты мог стать великим человеком, мог изменить путь своего народа, а возможно и всей Европы… Но не стал. Всю свою жизнь ты потратил на смирение, приспособление, обида на весь мир прошла с тобой весь твой жизненный путь. Недеяние- тоже грех. Но раз ты не прошел тем путём, раз ты всё ещё жив, то сила твоя по прежнему с тобой. Возможно ты сможешь если и не спасти наш мир, то хотя бы замедлить его гибель, дать нам шанс накопить силы…
- Отлично… Ну и что я должен делать?
- Не знаю! Никто не знает! Но вдруг у тебя получиться? Ты- наш последний шанс.
- Ну ладно, в конце концов, я вам обязан, хотя и не просил об этом. Расскажи мне о вашем мире. Для начала было бы неплохо взглянуть на него. Есть карта?
- Нет.
- Как это? В моём мире не то, что карты, даже из космоса можно оглядеть весь мир.
- Ваш мир стар, а наш ещё молод. Он даже не создан до конца. Процесс его сотворения ещё идёт, но всё медленнее. Всё меньше в него нисходит душ, воплощается всё меньше существ…
- Ясно. Ну, я так понимаю, выбора у меня нет.
- Верно. С днём рождения, что ли!
Яркий свет, тьма, сумерки, и вот он стоит на обочине дороги под сенью огромных, похожих на растопыренные пальцы, листьев. Не успел он опомниться, как услышал гневный голос. Язык был не знаком, но он его понял.
- Тварь тьмы! Смерть!!!
На него нёсся рыцарь в серебристых доспехах на шестиногом скакуне с копьём на перевес. Не успев ничего предпринять, даже что ни будь ответить он поймал грудью четырёхгранный наконечник. « Опять смерть…»- подумал он, но нет, его только отшвырнуло в густые кусты, оказалось на нём был пластинчатый чёрный нагрудник. Он скатился в какую- то канаву, рыцарь спешился, пошарил в ближних зарослях, но в дебри не полез. Вскоре раздался мягкий топот его удаляющегося скакуна. «Ну вроде пронесло. Надо быть осторожнее…»
Через два местных месяца он стоял на мосту и обдумывал свои выводы. Этого времени ему хватило что бы всё понять. Его нынешние сородичи, хоть и почти истреблённые, не приняли его, ещё бы, ведь он вёл себя не как все. Да, ему постоянно хотелось жрать, хотя он не ослабевал от бескормицы, хватало воды и плодов растений что бы потом голодать неделю, другие же вараги предпочитали мясо, причём желательно мыслящих существ. Всё, абсолютно всё вызывало раздражение и даже ненависть, но он научился сдерживаться, в то время как другие собачились по каждому поводу. Естественно он стал парией, изгоем, отшельником, что впрочем, позволило ему лучше и быстрее узнать новый мир, вместо постоянной обороны, что держали его соплеменники. Он всё быстро понял, особенно после встречи с местными бестелесными демиургами.
 Почти сразу, как только был создан мир началась вражда между всеми его расами, но в отличие от привычных войн за территории, ресурсы или просто войны за превосходство над другими, эта сразу приобрела характер религиозной. Причём самой религии как таковой в привычном понимании здесь не было, просто одни расы приняли на себя ризы света, а других соответственно нарекли слугами тьмы. Такое было, и не раз, в его прошлом мире, но там всегда за действием следовало противодействие. Крестовые походы- арабский халифат, захват маврами Испании- реконкиста, и так далее… а вот здесь побеждать по всем фронтам сразу стали силы «света2. Сотни лет проливалась кровь с обеих сторон, геноцид, исчезали целые народы и расы, но силы света всё побеждали… Скоро исконных слуг тьмы стало не хватать, начались, как он это называл, кадровые чистки. Обвинения в ереси, маловерии, и во многом чём ещё породили самоизбиение самих «светлых» сил. Крепчали высокомерие, презрение, кровожадность циничность в разумах и душах. Чем громче звучали лозунги, тем меньше в них было правды и веры. Хитро сыграли местные демоны, так вывернули искреннею приверженность в фанатизм и, по факту, безверие. «этот мир обречён, ничего тут уже не поделаешь. Если грешника ещё можно убедить раскаяться, то праведника никогда. Посмотрим что будет в следующем…»- думал он отпуская левой лапой перила, левой, потому что правой он держал привязанный к шее камень. Глубокое ущелье с шумным потоком на дне равнодушно приняло его.


Рецензии
Везде одно и тоже.
Спасибо
Понравилось

Агон Элла   21.03.2017 09:56     Заявить о нарушении