Очаровательный проказник Петя

ЯВЛЕНИЕ ПЕТРА НАРОДУ

Однажды в нашем дружном коллективе появился новый сотрудник - главный специалист по имени Пётр. Перед тем, как оказаться у нас, сей благообразный и милейший джентльмен продолжительное время работал каким-то начальником в вышестоящей организации.
Мужчина он был представительный, статный, улыбчивый и добросердечный.
И специалист знатный - в свое время даже написал научную статью по утилизации вредоносных химических отходов.

Руководство ценило веселого и опытного сотрудника, который, несмотря на свой достаточно почтенный возраст, выглядел весьма молодцевато и привлекательно.
На особ женского пола, коих в отделе было подавляющее большинство, новый мужчина произвел неизгладимое впечатление.

Короче, все у Петра было замечательно, если бы не одна маленькая неприятность. Дело в том, что главный специалист страдал редкой формой хронического метеоризма, нежданные и бурные проявления которого происходили с удручающей регулярностью.
Старший инженер Нина Ивановна, женщина наблюдательная и мудрая, огорченно выразилась по данному поводу - " Петруша энтот - мужичонка вроде бы видный, однако, растудыт его в качель,  не орёл ".

Не взирая на эти очевидные факты, женская составляющая коллектива была без ума от неотразимого обаяния "душки" Петра, который постоянно осыпал дам сладкоречивыми комплиментами, а некоторым даже - целовал ручки.
Правда, в процессе лобызания рук с ним нередко случался "звуковой конфуз", но на такую забавную мелочь, конечно же, никто внимания не обращал, а некоторые даже думали, что это происходит от избытка возвышенных чувств, распирающих нутро галантного кавалера.

Однажды вежливый Петр с болью в сердце поведал добрым женщинам печальную историю своего неизлечимого заболевания, растревожив их до крайности.
По словам бедолаги, он долго и добросовестно лечился - как в домашних условиях, так и во всевозможных больницах, но отечественная медицина оказалась бессильной, а заграничное обследование требует очень больших денег. Поэтому окончательный диагноз загадочной болезни установить так и не удалось.
 
А между тем, она ( болезнь ) была крайне коварна. Стоило Петру слегка понервничать, утомиться на работе, не поспать после сытного обеда или еще какое насилие над собой сотворить - его измученный и разбалансированный организм сразу переходил в режим аварийного функционирования, сопровождаемого бурным выделением газообразных отравляющих веществ.

Примерно так было написано в единственном экземпляре безвозвратно утерянного медицинского заключения.

Душещипательные подробности физических и душевных страданий милого дамского угодника никого не могли оставить равнодушным, у особо ранимых слушательниц увлажнялись глаза.
Чем больше рассказывал горемыка о своей беде, тем все яснее становилось, что Петруша - не жилец на этом свете, и потому расстраивать его никак нельзя.

В заключение рассказчик простодушно предупредил собравшихся, что лечащие врачи прописали ему ни в коем случае не сдерживать газы, иначе произойдет быстрое отравление организма с последующим летальным исходом. Понятливые граждане стыдливо и сочувственно молчали.

РАЗНОГЛАСИЯ В КОЛЛЕКТИВЕ

Однако радикальная оппозиция ( в составе научного сотрудника Гани и ушастого слесаря-антисемита Николаича ) категорически отказывалась верить в искренность прохиндея.
Въедливый Ганя провел независимое расследование и установил, что чаще всего "термоядерные" процессы в утробе подозреваемого запускаются после употребления домашних харчей, которые тот ежедневно таскает на работу в стеклянных баночках.
Вместе с тем, пытливый исследователь утверждал, что наблюдаются и беспричинные, самопроизвольные проявления коварного недуга. Добрые женщины не верили злобствующему Гане и упрямо продолжали жалеть тяжелобольного Петра.
А когда ушастый Николаич громко обозвал болезнь Петра одним очень нехорошим словом, то женская аудитория несколько дней с лопоухим хулиганом не здоровалась - в знак протеста.

Умеренная оппозиция до поры не была столь категорична, как радикальная.

Каждый полдень, аппетитно откушав домашних разносолов, Петр расслабленно погружался в сладкую послеобеденную дрему, источая дурманящий аромат.
Следует признать, что поначалу любимец женщин не сильно злоупотреблял своим неизлечимым недугом.
Когда его особо нестерпимо прихватывало, он, проявляя рыцарское благородство, выходил в коридор и там стравливал давление ( случалось, что и со звуковым сопровождением ).
Но со временем, видя понимание и сострадание окружающих, доходил до коридора все реже и реже. А потом и вообще перестал выходить.
В итоге озверелая оппозиция в лице матерящихся Гани и Николаича возмущенно заявила, что Петр не покидает помещение вовсе не по причине физической немощи, а исключительно из-за своей лени и наплевательства, и даже более того - из хулиганских побуждений.

Короче, когда экология в комнате стала стремительно деградировать, встрепенулись не только представители умеренной оппозиции, но даже некоторые дамы из "команды" Петра. Бывало, психанут, а потом опять начинают беднягу жалеть. Отходчивые они, женщины.

Мстительный Николаич периодически врывался в закуток, где питался и отдыхал главный специалист, и, делая вид, что задыхается, истошно орал - " Газы !! Боевая тревога !!! ". После чего демонстративно распахивал окно настежь и жадно глотал свежий воздух.
Однако мудрый Петр на эти убогие приколы неумного слесаря моргал и продолжал поступать так, как врачи велели.

Тем не менее, уловив революционный и решительный настрой масс, осторожный хитрюга на время "перекрыл вентиль", а потом и вообще как-то затих, по-видимому, болезнь на время отступила.
Обстановка в коллективе быстро нормализовалась, но это было затишье перед бурей.

МОЯ САМАЯ КОШМАРНАЯ КОМАНДИРОВКА

Вскоре после описанных выше событий меня и Петра направили в срочную командировку. Это было знойным летом.
В состав командированной бригады помимо нас входили еще и две молодые женщины из дружественного московского НИИ, с которыми мы ранее знакомы не были. Добрались благополучно, однако на месте выяснилось, что гостиница забронирована лишь с завтрашнего дня.

В связи с этим нас временно, на одни сутки, поселили в пустующей спортбазе местного футбольного клуба, выделив две небольшие комнатки в дощатом бараке. Перегородки между помещениями были сделаны из тончайшей фанеры, так что слышимость была максимальная.
" Удобства " располагались в конце обшарпанного, мрачного коридора, который слабо освещался единственной и весьма тусклой лампочкой. Ничего, одну ночь как-нибудь переживем - легкомысленно решил я.

Вечером женщины пошли прогуляться по центру города и набережной, а меня Петр затащил к своему старому приятелю, с которым был знаком еще со времен студенчества. Посидели мы в гостях замечательно, Петр вообще мужик был компанейский.
Но смутное беспокойство не покидало меня.
И вдруг, глядя, как главный специалист аппетитно выпивает и закусывает, я с ужасом осознал происходящее, вспомнив о загадочной болезни сослуживца. Количество поглощенного Петром "боезаряда" было огромным.
 
Когда мы возвращались, жизнелюбивый Петр рассказывал веселые анекдоты, а я мрачно слушал, справедливо опасаясь, что основное веселье ждет меня впереди, совсем уже скоро.
Но еще теплилась в растревоженном сознании спасительная мысль - " Может быть, все обойдется ? Ведь Петруша, вроде бы, конкретно затихарился в последнее время ! ". Увы, надежды не оправдались ...

Свет в комнате женщин был погашен, из-за перегородки слышался их приглушенный разговор. Легли и мы - чинно, благородно и тихо.

А ночью начался кошмар.
 
Сначала затаившийся в темноте Петр вел себя интеллигентно - источал тошнотворные газы бесшумно. Но потом стали раздаваться хаотичные "ружейные" выстрелы. Дальше - чаще и громче. Чуть погодя стрелок вошел во вкус и начал палить дуплетом, а далее очередями - сначала короткими, потом длинными.
За стеной послышалось осторожное женское хихиканье.
 
Хотелось что есть силы стукнуть по фанерной перегородке кулаком и во всю мощь заорать - " Девушки, это не я !!!!!!!! Это Петр, вражина !!!! ". Однако, стиснув зубы от гнева, лежал и молчал пристыженно.
 
Ситуация супер идиотская. А стрельба продолжалась, не затихала. Обнаглевший негодяй, истратив очередной боекомплект, блаженно-протяжно прогундосил - " Эх, хорошо-о-о-о-о-о ". За стеной смеялись уже во весь голос, но жизнерадостного циника это ничуть не смущало.

Чтобы не задохнуться, я распахнул окно, но лишь наполовину, т.к. оборзевший шалун очень боялся застудить свою музыкальную задницу.

Ближе к утру "артиллерист" совсем расхворался. После артподготовки он вылетел на вынужденное бомбометание в направлении полуразрушенного санузла, спасительно маячившего в конце затемненного коридора.
Прилетев на объект, дверь за собой, поганец, не закрыл, а зачем - чувствовал себя "ворошиловский стрелок" раскованно, как дома. А что такого - дело житейское, пусть все слышат, кому спать не охота.

И тут я, уловив, как за стеной женщины что-то обсуждали вполголоса, болезненно прислушался к их беседе. О, ужас !!!!
Оказывается, они увлеченно спорили, кто сейчас " отжигает " в конце коридора - Володя или Петр ? Позорище !!!! Ну, Петр, сволочь !!!! И опять мне захотелось отчаянно и дико заорать - " Не виноватый я !!!!!! ".

Основательно отбомбившись, мой раскрепощенный сосед возвратился в родную хату. Канонада не затихала до рассвета. Более того - подключилась и тяжелая артиллерия.

Утром я долго не мог себя заставить выйти из комнаты. Мучили стыд и позор. А улыбчивому балагуру Петруше - все по фигу ! Бегал, гнида, по коридору и весело интересовался - " Здорово, девчонки ! Как спалось, красавицы ? ".
Я смущенно отводил глаза и чувствовал, что густо краснею.
Вопрос - какой вывод напрашивался у женщин? Правильно - ночью куролесил Володя !

На протяжении нескольких лет после кошмарной командировки я чувствовал себя в высшей степени препогано, когда по служебным делам приходилось пересекаться с этими милыми, интеллигентными дамами.

Мой веселый друг Виталий стал ежегодно поздравлять бравого Петра с Днем Артиллерии, а тот и не возражал.

ИСТОРИЯ С ИВАНОМ

По возвращении домой я попросил начальника нашего отдела Ивана более Петра в командировки не посылать, но тот как-то легкомысленно отмахнулся. А задумался лишь тогда, когда сам влип в интересную историю.
 
Направился однажды Ваня в весьма ответственную командировку, опрометчиво прихватив с собой солидного и благообразного Петра.
Поселились они, слава Богу, в различных гостиничных номерах и поэтому шеф самого интересного в исполнении своего уважаемого виртуоза-подчиненного не услышал. Но в день отъезда Иван отведал "минуту славы" по полной программе.

После маленького банкета радушные хозяева проводили Ваню и Петра до вокзала, где на прощание решили сделать коллективный фотоснимок на фоне поезда.

И тут у Петюни начались очередные послеобеденные схватки. Отбежать в сторону он уже не успевал, а потому - пристроился вплотную к Ивану и сделал свое черное дело бесшумно ( опытный был, сволочь ), но чрезвычайно ароматно.
После чего все дружно обернулись и изумленно уставились на Ивана. А на кого же еще ? Вон Петр - ухоженный, солидный, гладко выбритый и улыбчивый. А наш Ваня совсем даже наоборот - помятый какой-то, на щеках щетина, невеселый и задумчивый.
Ясное дело - натворил делов и теперь совестью мучается, переживает.
 
Один из провожающих ( выпивший профессор ) ободряюще похлопал опозорившегося коллегу по плечу - " Ничего, Ванюша, бывает, не переживай сильно. Все мы человеки ! ".

Ванюша потерял дар речи, а потом, в вагоне поезда, тщетно пытался расколоть Петра на чистосердечное признание. Но тот, глядя ясными и честными глазами, клятвенно заверял, что случившееся непотребство устроили провожающие, скорее всего, тот самый профессор-шалопай. Недаром лез обниматься - типичный провокатор.

Появившись на работе, Иван никак не мог успокоиться - " Какая обезоруживающая наглость ! Уже действительно начинаю думать - а вдруг это на самом деле я сотворил ? ". Очень крепко призадумался тогда наш униженный начальник.

А Петр тем временем вошел, что называется, во вкус и начал откровенно беспредельничать.
Потеряв благоразумие и осторожность, он выполнял предписание врачей относительно недержания газов с особым усердием. Дышать в помещении стало практически невозможно, общая беда объединила людей, назревал русский бунт - "бессмысленный и беспощадный".
Последней каплей стала трагическая история, приключившаяся с Ганей.

ПОКУШЕНИЕ НА ГАНЮ

Непоседливый научный сотрудник Ганя любил носиться по лестницам, как угорелый, перепрыгивая через пять ступенек. При этом голова его была неестественно выдвинута вперед, как у борзой собаки. Мы с Виталиком не раз предупреждали,что ничего хорошего из таких забегов не получится.

Однажды Ганя, стартовав на первом этаже, безумно несся на третий. Через пять ступенек. Скорость он развил бешеную и слишком поздно заметил, как впереди, кряхтя, тащился по лестнице плотно пообедавший Петр.
Ганя резко дал по тормозам, но столкновение было неизбежно - Ганин нос стремительно приближался к " духовитой " пятой точке Петра.

И когда до контакта штанов Петра и Ганиного носа оставалось где-то сантиметра два, Петр выдал оглушительный залп, по-видимому, в целях самообороны.
Выстрел оказался прицельным. Очевидцы рассказывали, что Ганина голова дернулась, как от сильного удара, и он тотчас рухнул на ступени, под ноги Петра - оглушенный, задохнувшийся и потерявший сознание. При этом разбил о ступеньки нос.
Циничный "киллер" даже не оглянулся. Хладнокровно исполнив " контрольный выстрел в голову ", он величаво продолжил движение.

Раненого Ганю подняли и транспортировали в рабочее помещение, где привели в чувство, дали крепкого чаю и уложили на стулья. Зажимая разбитый нос, пострадавший ученый гневно изрек - " Убью гада !!! ". Это было призывом к восстанию.

ВОССТАНИЕ ВОЗМУЩЕННОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ

Около лежащего на стульях Гани моментально скучковался народ и состоялся стихийный митинг протеста, на котором трудящиеся граждане в категорической форме предложили осатаневшему Петру прекратить подлое загрязнение окружающей среды.

Тот сперва напомнил о рекомендации врачей, потом пробовал отшучиваться, но безуспешно - бунт не утихал. Заправлял сборищем решительно настроенный черносотенец Николаич.
И вдруг главному специалисту наскучило заигрывать с безмозглым народишком и он в наглую, по-мажорски, заявил, что его вредоносные выбросы находятся в пределах ПДК ( предельно допустимых концентраций ), а стало быть, смертельной опасности для окружающих не представляют.

Пока ошалевший народ врубался - это что, Петр так круто, по-доброму, пошутил или же, паскудник, цинично изгаляется - расстроенный Николаич рванул на груди тельняшку и заголосил отчаянно - " Хорош экологию поганить, гнида !!! ".

Слесаря еле вывели в коридор, где он, временно помутившись возмущенным рассудком, долго и надрывно требовал выдать два противогаза - для себя и пострадавшего Гани.

Начальник Иван, узнав о состоявшемся народном вече, поддержал трудящихся. И довольно скоро главный специалист написал заявление об уходе.

В последний день пребывания на работе Петр посетил свою любимую комнату, названную в народе "душегубкой", где каждому из присутствующих крепко пожал руку, а потом горделиво и неспешно поплыл к выходу, как величавый эскадренный броненосец на морском параде.
Выруливая в коридор, "броненосец" чуть сбавил ход, прощально отсалютовав залпом из всех корабельных орудий, и навсегда растворился в "тумане моря голубом".

ЭПИЛОГ

Некоторое время спустя, в августовский полдень я, изнывая от жары, ехал в переполненном автобусе. Дышать и так было нечем, а тут еще откуда-то вдруг мерзко пахнуло, и это были вовсе не выхлопные газы нашего транспортного средства, а нечто более пакостное.
 
Запах крепчал, пассажиры начали недовольно роптать. Какой-то горластый мужчина возмущался громче всех - " Безобразие, прекратите хулиганить !! Граждане, имейте совесть !!! ".
Голос его показался очень знакомым, я обернулся и все понял. Из глубины салона, лукаво подмигивая, загадочно улыбался отставной "артиллерист" Петруша.

Февраль 2017 года.


Рецензии
Владимир, на этот раз Вы дали на гора такого извращенца, что я просто пожалел о таком, благополучном для него, финале. Особенно пакостно проявилось его натура в последнем эпизоде, когда он, нагло поправ все нормы человеческой морали, пытался скинуть свои гадости на "совесть" остальных пассажиров. Образ этого, в полном смысле слова, "засранца" сработан Вами настолько убедительно, что я, невольно проигнорировав всякие юмор и сарказм, готов был откровенно набить ему морду так, чтобы он раз и навсегда забыл о своем "грехе". Удивляюсь, кстати, почему Вы этого не сделали сами, когда были с этим монстром вместе в командировке. Возможно Вас удивит, с чего это я, вдруг, так распалился? Да потому что сталкивался с таким явлением. Во время учебы в училище мы спали на двухъярусных койках. И, как Вы возможно, уже догадались, надо мной обосновался "коллега", который по ночам грешил именно таким образом. Конечно,его прямой вины в том не было, но я, тем не менее, возненавидел его люто. К счастью, нас несколько позднее развели в разные казармы.

Константин Франишин 2   29.08.2017 20:12     Заявить о нарушении
Константин, читая Ваши искренние, гневные строки, я понял, что образ "обаятельного засранца" сработан мною убедительно.
Удивительная это была личность, сочетающая в себе улыбчивость добродушного балагура с редчайшим паскудством, которое он творил опять же - с неизменной улыбкой. Женщин нашего коллектива Петр буквально загипнотизировал своими сладкоречивыми комплиментами, беспардонно сопровождая их порою приступами "случайного" метеоризма. Престарелому хулигану все сходило в рук.
Более того - его многие еще и жалели, а он потешался внутри себя над российской сердобольностью. До сих пор отдельные дамы вспоминают о "страдальце" с теплым чувством, не желая понимать, что тот просто "обаятельно" издевался над окружающими.
Этот "парашютист" прилетел к нам " сверху", уволить его было трудно, да и специалист он был хороший. Но наглый до предела ( улыбчиво-наглый ). В концовке рассказа это показано.
Пока Ганя и Николаич не подняли восстание, все остальные интеллигентно терпели приступы ( хулиганские выходки ) "неизлечимо больного" весельчака и пакостника. Не скрою, в описываемой мною командировке мне очень хотелось набить морду хулиганствующему Петру, но я в ту пору был совсем молодым человеком, а он - уже несколько лет был на пенсии. Не мог я этого сделать, а разговоров по душам главный специалист не понимал.

Романов Владимир Владимирович   29.08.2017 21:33   Заявить о нарушении
По-любому, это был - редчайшая скотина. Так что "руки чешутся" до сих пор. Вот ведь - Великая сила искусства!

Константин Франишин 2   29.08.2017 21:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.