Звонок

               
                Звонок

                - Говорят, что там лучше, чем здесь, но оттуда пока ещё никто не звонил…    
                Реплика из телепередачи от 26.01.2017г.

     Сегодня я катался на лыжах. Давно уже я этого не делал, лет пять, наверное.  Но этой зимой снега навалило, как в былые времена, и я не удержался, достал из кладовой мои старенькие лыжи, натёр их мазью и решил вспомнить молодость.  Прислонив их к стене в прихожей, чтобы они получше пропитались, я пошёл к окну посмотреть на улицу, как там обстоят дела. Тусклое январское солнце, едва показавшись из-за горизонта, осыпало серебром верхушки метровых сугробов. Их намело за одну ночь, они были пушистыми и совершенно нетронутыми. 
   - Красотища, - обрадовался я и, сгорая от нетерпения, побежал в прихожую. Мне вдруг захотелось поскорее оказаться на улице, пройтись по нетронутому снегу, протоптать в нём лыжню, а потом ощутить, как белые рассыпчатые комья насыплются мне в ботинки и будут там медленно таять, пощипывая ступни, а мне будет всё равно. Я взберусь на самую высокую горку и стремительно с неё скачусь. Я, конечно же, не упаду, потому что знаю, сегодня всё будет точно так же, как в моём далёком детстве.
     Прокручивая в голове нетерпеливые мысли, я натянул цветастый свитер, связанный мне когда-то моей женой, когда мы ещё жили с ней на Крайнем Севере, и тёплое спортивное трико, потом надел лыжные ботинки и вышел на улицу. Машин в этот утренний час почти не было, прохожие, попадавшиеся мне навстречу, были все как один на лыжах. Раскрасневшиеся на морозе их лица сияли улыбками. Я им тоже улыбнулся, затем пристегнул лыжи к ботинкам и покатил в городской парк. Почти с места я набрал приличную скорость и, чем дальше бежал, тем легче мне становилось. Потом мне вообще показалось, что это не я качусь, а лыжи сами  несут меня. Снег весело повизгивал подо моими ногами, а снежинки, падавшие на моё лицо, на нём не таяли. Они казались мне тёплыми и мягкими, словно сделанными из пуха.
   - Как в детстве, - обрадовался я, - тогда тоже не было холодного снега, и даже когда он набивался в рукава по самые локти и обжигал запястья, то и тогда он казался мне тёплым.
     В парке я сразу наткнулся на Борю Мучкина. Он бежал, а, вернее, летел по накатанной лыжне коньковым ходом.
     Боря мой лучший друг с институтских времён, и мы с ним до сих пор - не разлей вода, но в отличие от меня, он лыжник со стажем. Ещё в девятом классе он выполнил норматив кандидата в мастера спорта по лыжным гонкам. Любой серьёзный спортсмен знает, что это такое. Одет мой друг был в яркий спортивный костюм с номерком 032 на груди.
   - Как на крутой тачке, - подумал я, - на лексусы обычно такие ставят.
     Сейчас Боре далеко за полтинник, впрочем, как и мне, а он до сих пор бегает полтинник (такой вот каламбур) и занимает на городских соревнованиях призовые места. Следом за ним осторожно ступал по снегу Саша Рудой, наш одногруппник. С ним мы когда-то жили в одной комнате в общежитии и спали на соседних койках. Сколько себя помню, больших надежд в лыжном спорте Саша не подавал никогда.
   - Чего только под старость не бывает, - удивился я, - кто спивается, а кто спортсменом становится.
     Одет мой бывший одногруппник был в цветастый свитер и чёрные треники, в точности, как и я, и как большинство лыжников вокруг.
   - Вырядились все сегодня одинаково, словно в былые времена, - подумал я, -  один Боря не следует общему примеру, но он и в институте выделялся среди всех. Девчонки из-за этого на него западали.
     Поравнявшись со мной, мой лучший друг остановился, пропустив вперёд Сашу Рудого.
     Саша поприветствовал нас лыжными палками и продолжил путь, а я подошёл к Боре и поздоровался с ним за руку.
   - Привет, дружище, - сказал я, - странный день сегодня выдался, морозный и тёплый одновременно. Ты без перчаток, я тоже, но мы не мёрзнем, и попадаются сегодня мне навстречу те, кого я уже сто лет не видел. Надо бы почаще выбираться на природу.
  - «Мороз и солнце, день чудесный», - продекламировал Боря и, взмахнув палками, полетел по лыжне дальше. Через мгновение его яркий силуэт скрылся за деревьями. Пока я вспоминал следующую пушкинскую строку, в кармане моих треников зазвонил телефон.
   - Алло? – закричал я радостно в трубку, пытаясь сообразить, кому это я понадобился в столь ранний час. 
   - Привет, Виктор Сергеевич, - раздалось у самого моего уха, - как поживаешь?
   - Ещё один одногруппник объявился! – обрадовался я.
     Слышимость была невероятной, и я сразу понял, кто это звонит. Это был Слава Михалёв, наш институтский староста. Когда-то он здорово помог мне. На втором курсе я влюбился в одну девчонку, влюбился без памяти раз и навсегда, как мне тогда казалось. Но она не оценила моих пылких чувств и через полгода меня бросила. А я не смог достойно пережить потерю, начал выпивать и курить, стал пропускать занятия и, как результат, к очередной сессии допущен не был. Встал вопрос о моём отчислении. Вот тут Слава и вмешался.
     Сперва он поговорил со мной:
   - Что-то ты распустился, Виктор Сергеевич, - строго попенял он мне, величая меня как всегда по имени отчеству, - жалеешь, наверное, свою персону, обиженным себя считаешь. Ты это дело брось, потакать своим слабостям не лучший выход. Не ты первый, не ты последний. В любых ситуациях надо оставаться мужиком!
     Потом он выступил в мою защиту на факультетском собрании и поручился за меня. Что-то разглядел он тогда во мне такое, чего другие не заметили. Он был постарше нас, поступил в институт после техникума и службы во флоте, а потому руководство факультета прислушалось к его просьбе и назначило мне испытательный срок.
     С высоты теперешних лет я понимаю, что если бы не Слава, институт я вряд ли бы закончил, и как сложилась бы моя дальнейшая судьба – неизвестно. Но мне повезло с моим другом и наставником. После памятного собрания моя жизнь круто изменилась. По утрам теперь Слава приходил ко мне в комнату и будил меня, а потом сопровождал до самой аудитории. Я старался его не подводить, ходил на все лекции, не пропускал лабораторных занятий, записался в секцию бокса и постепенно выправил положение. К лету я сдал все экзамены на «хорошо» и «отлично» и получил стипендию. Роковая любовь со временем забылась и встретилась новая...настоящая. Так в жизни бывает. Сначала нам кажется, что произошла катастрофа, и изменить ничего нельзя…но проходит время, и лет этак через пять вдруг оказывается, что то была не катастрофа, а большая удача. Она принесла новую любовь, которая затмила все предыдущие и поставила всё на свои места. А трудности, нам посылаемые, оказались для нашей же пользы…
     Институт я благополучно окончил и уехал по распределению на Крайний Север, Слава после пятого курса уехал в Москву и осел там. Он многого добился в жизни: построил дом, вырастил двоих детей – сына и дочь, основал фирму, короче, как мужчина реализовался полностью. И жену нашёл достойную под стать себе - красавицу и умницу, а ещё верного спутника по жизни.
     Добившись многого, Слава не зазнался. Мы с Борей частенько бывали у него в гостях в его московском доме. Хлебосольство нашего друга и его жены Аллы не знало границ. Накормленные и обогретые, мы всегда допоздна засиживались у них, устроившись где-нибудь на просторном диване и беседуя по душам далеко за полночь. По-прежнему он звонил мне, и по-прежнему величал меня уважительно, Виктором Сергеевичем, хотя был старше меня на целых шесть лет. Так продолжалось долго, пока однажды связь наша с ним не прервалась. Нет, мы не поругались, и Слава никуда не уехал. Дело в том… что он умер два года назад от рака желудка.
     И вот сейчас я снова слышал его голос, совсем рядом, такой живой и знакомый.
   - Как ты там? – спросил я и запнулся, понимая, куда и к кому обращаюсь..
   - Тебе ещё рано знать, - ответил он, засмеявшись, - я вижу, ты на лыжах катаешься, молодец! – похвалил он меня, переведя разговор в другое русло.
   - А ему оттуда всё видно, - подумал я, - значит и там есть жизнь. Хорошо, что в последнее время я не делал ничего предосудительного, не врал слишком много и не трескал на ночь...
   - Я почему-то только до тебя смог дозвониться, - между тем посетовал он, - ты не знаешь, почему другие не берут трубку?
   - Не переживай, - успокоил я его, - со временем и до них дозвонишься.
   - Ты так думаешь? – засомневался он, и тут вдруг связь наша с ним прервалась.  Я повертел в руках телефон, не решаясь нажать на кнопку вызова, и сунул его обратно в карман трико.
     Следующие два часа я носился по парку, как угорелый, не хуже, чем Боря, но в то же время усталости никакой не чувствовал.
   - Может, и мне полтинник попробовать, - самодовольно подумал я, - два часа ношусь, и хоть бы что.
     Но что-то мне подсказывало, что не всё так просто. И этот разговор со Славой, и лёгкий бег, и не тающий на лице снег. Что-то подозрительное происходило в мире.
     И тут вдруг телефон зазвонил снова, и снова на связи был Слава.
   - Нас прервали, - сказал он, – и долго не соединяли, а теперь вот разрешили.
   - Кто разрешил?! – подумал я, - неужели этот Кто-то существует? 
     Пока я раздумывал над этим вопросом, из-за деревьев показался мой бывший одноклассник и сосед по парте Витька Гуреев. Он был на коротеньких детских лыжиках и с бамбуковыми палками в руках.
   - Давай сюда! - приказал я ему, – дело есть…   
     Когда он поравнялся со мной, я отнял телефон от своего уха и дал послушать ему.
   - Может быть, ты что-то поймёшь? – спросил я, и в этот момент проснулся.
     Было раннее утро, тусклое зимнее солнце светило в окно. В комнате я был один. Я сразу понял, что всё случившееся - это сон. Славы давно уже нет на этом свете, он умер два года назад, а Витьки Гуреева нет уже лет пятнадцать. Он погиб на атомной подводной лодке. Во сне я этого не понимал, а потому всё для меня было реальным и, проснувшись, я долго не мог прийти в себя. Я посмотрел на прикроватный столик, на котором лежал мой сотовый, и взял его в руки.
     Вот уже несколько дней, как я ночую дома один, жена проводит дни и ночи напролёт у своей мамы, которой в последнее время постоянно плохо. Старушке скоро девяносто исполнится, три месяца осталось до юбилея, но до него она может не дотянуть… хотя и очень старается.
     На ночь я кладу телефон рядом с собой, чтобы жена не звонила на городской, и мне не пришлось бы ночью вставать и бежать в прихожую.
     Я посмотрел на экран своего сотового, на котором был высвечен неотвеченный вызов.
   - От кого это? - удивился я, - от Славы, или от жены?
     Чтобы развеять сомнения, я нажал на кнопку…

                09.02.2017г.

    P.S. 12.02.2017г
    Сегодня с утра мы с Борей ходили в баню. В гардеробной ему выдали номерок с цифрами 032. И это уже был не сон...

    Фото телефона из Интернета.


Рецензии
А я так и подозревала, что Вы с полным правом - НАСТОЯЩИЙ ПИСАТЕЛЬ!
Прочла с огромным удовольствием,

Галина Фан Бонн-Дригайло   13.12.2018 17:46     Заявить о нарушении
Этот рассказ интернет журнал P.S. разместил как-то в одном из своих сборников, как лучшее произведение номера. Сделал он это, правда, без моего ведома, но бумагу за подписью и печатью прислал. И то ладно, а я всего лишь записал свой сон.

Виктор Решетнев   13.12.2018 18:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.