Фиолетовые сны

1 глава
Всего этого не было и не могло быть на свете, все это мне приснилось, не за одну ночь, не за две, а за всю жизнь. Я решила поделиться с вами, может, кто и разгадает мои сны, не простые, а фиолетовые. Сама я не участвовала в тех снах, а просто видела, наблюдая со стороны. Назовем главного героя Эл. Я хотела написать просто о человеке ищущем, испытывающем трудности, но получилось вот так. Выношу на ваш суд свои сны и мысли.
Случилось это где-то там, очень далеко, а может, совсем близко, между завтра и вчера, между сном и явью, там, где нельзя увидеть, а можно только услышать её - музыку души.

1 сон
Вы видели когда-нибудь пшеничное поле, огромное, безбрежное, словно океан, без начала и конца, напоенное густым ароматом спелого хлеба, таким плотным, что кажется, его можно резать ножом и пробовать на вкус? Так вот, по этому янтарному морю спелой пшеницы бредет человек. Он просто гуляет, наслаждаясь запахами земли и воздуха. Его взгляд выискивает в сплошном пшеничном безбрежье капельки неба - мелкие цветки васильков, тут и там притаившиеся у края дорожки. Рука неторопливо скользит по цепким усам спелых колосьев, тело не чувствует притяжения, оно будто парит, покачиваясь в такт живым золотым волнам, гонимых прохладным ветерком. Поле поет серенаду жизни, ветер-музыкант умело пробегает по октавам, а человек слушает, впитывая песню каждой клеточкой кожи. Но что-то неведомое манит его вперед, зовет и притягивает - человек всматривается вдаль: и уже не тропинка, бегущая по желтому полю, а огромная пыльная дорога предстает перед его взором.
Вереница путников, идущих друг за другом, медленно, как пестрая змея, ползет за горизонт. Человек срывается с места и бежит, как будто боится опоздать, поле становится бесцветным, тускнеет и исчезает, забирая с собой запахи и звуки.
Пустота, абсолютная, без конца и без края, серая, душная. Тишина звенит в ушах, и только медленно бредущие люди, опустив головы, покачиваются, подчиняясь общему неслышному ритму. Человек подходит и становится в очередь. Вокруг серая, бесконечная тишина и только очередь – медленная и бессловесная. Щемящее одиночество прокалывает сердце. «Как много в этой очереди людей, а я совсем один», - стучит в голове набатом.
- Знаешь, Эл, мы рождаемся, живем и умираем в одиночестве,- слышит он откуда-то сверху.
Человек поворачивает голову, смотрит вокруг, ищет того, кто заговорил с ним, но люди монотонно движутся, не обращая внимания друг на друга. Хочется закричать, спросить, но тишина заставляет опустить голову. «Почему? Я же другой. Я хочу спросить, куда мы идем, зачем?» - мелькает мысль, но её страшно произнести вслух. «Вдруг я разрушу этот порядок, разобью эту тишину?» - вновь подумал человек.
- Порядок? А кто установил этот порядок? Эл, ты сам встал в очередь, - рассмеялся голос.
- Все стояли, и я встал, мне было любопытно, - ответил он голосу.
- Вот и иди до конца! Или ты устал?
- Нет, не устал, но мне страшно. Вдруг там что-то ужасное?» - опять оправдался человек.
- Не бойся, а то ты не узнаешь, что там, в конце! - прокричал голос и опять тишина.
- Пойду! Надо посмотреть, что там, впереди, - решил человек, заглядывая через плечо идущего перед ним.
А впереди была только вереница бредущих людей, длинная и очень скучная. Человек, медленно шагая и подчиняясь общему ходу, опустил голову. Солнце в зените, серое безликое поле, пыльная дорога, да еще спина впереди идущего, - вот и все, что он видел. Мысли покинули его, тишина окутала, и только дыхание спутников говорило о том, что он еще жив и слышит звуки. Сколько времени прошло, сколько лет, сколько весен и зим? А он все шёл и шёл в толпе.
Казалось, мир замер, жизнь зациклилась в однообразном движении. Вдруг около него появилась белая собака, она потерлась о его ноги и, подняв голову, посмотрела прямо в глаза.
- Что ты хочешь? – равнодушно спросил человек.
- Я хочу, чтобы ты вышел из этой скучной очереди, и побежал туда, за горизонт, - вдруг сказала собака.
- Зачем? Здесь все так просто и понятно: все идут - и я иду, - нисколько не удивился Эл говорящей собаке.
- Здесь так тоскливо и неинтересно. Побежали! - виляя хвостом и отходя на несколько шагов в сторону, позвала собака.
Человек было шагнул за ней, но его путь преградил абсолютно черный кот.
- Куда ты? А вдруг там хуже, чем здесь? И кто тебе эта белая псина, которая манит тебя в неизвестность? - мурлыкал кот, прохаживаясь у ног человека.
Эл остановился, он смотрел то на собаку, весело прыгавшую чуть поодаль, то на черного кота у своих ног. «Как быть и зачем слушать вдруг заговоривших животных?» - думал он.
- Пойдем, поиграем! Побежали! Разомни косточки, тебе будет весело, и ты увидишь, что находится там, за горизонтом, - настойчиво звала собака.
- Зачем тебе эти пустые беспокойства? Там будет то же, что и здесь. Подумаешь, горизонт. Это просто линия! Иди со всеми, зачем высовываться? - ласково уговаривал кот.
Человек крутил головой, решение не приходило, но он сделал шаг в сторону, чуть отделившись от вереницы. Люди стали оглядываться, с укором глядя на него, тревожный шепоток пробежал по очереди: «Куда это он? Почему он ломает привычный строй и ход жизни? Что, ему больше всех надо?» - как шипение змеи слышалось тут и там. Человек вернулся на свое место, людская толпа успокоилась.
«Откуда здесь собака и кошка?» - вдруг возник естественный вопрос.
- Ты сам нас выпустил, мы живем у тебя внутри, мы - это и есть ты, - промурлыкал кот, прыгая человеку на плечо.
- Как это - я? - удивился человек.
- Да, в каждом человеке живет черное и белое, и эти два начала вечно борются между собой. Вот и в тебе живем мы: белая собака и черный кот, - рассказывал кот, сидя на плече.
- Он прав, хоть я его, нытика, и не выношу, - гавкнула собака, подбегая ближе.
- Молчи, задира, иди, лови блох! Бегай за горизонты, путешественник, а нам и здесь хорошо! Правда, Эл? - злобно зашипел кот.
- Перестаньте, надо помириться и жить без вражды, - прикрикнул на них человек.
- Никогда, - прошипел кот, отворачиваясь.
- А знаешь, что бывает, когда белое мирится с черным? - спросила собака, поворачивая голову набок и прищуриваясь.
- Что? - удивился Эл.
- Серое, - недовольно ответил кот.
- Ну и что, приятный цвет, - удивился человек пренебрежительному тону кота.
- Ты хочешь, чтобы мы превратились в серых мышей и в тебе жили мыши? Прекрасно: тихо, тепло и мышами воняет, - дернулся кот, спрыгивая с плеча, и отошел чуть в сторону, фыркая.
- Это правда, Эл, если мы договоримся, то превратимся в одну большую серую мышь, которая будет жить в тебе и сделает твою жизнь невыносимо скучной и однообразной. Ты же сам выпустил нас погулять, а теперь хочешь превратить в мышь, - удивился пес.
- Нет, не хочу, - смешался человек, оправдываясь.
- Тогда побежали, посмотрим, что там, впереди! - подпрыгнула собака и весело завиляла хвостом.
- Побежали! Может, действительно, там лучше? Мне здесь уже порядком надоело, и ноги устали, - чуть отталкивая кота в сторону, ответил Эл.
Человек сорвался с места и побежал. Кот едва поспевал за ним, стараясь перебежать дорогу.
- Помнишь, что говорит примета: «Черный кот на дороге - к несчастью». Остановись! - пытался докричаться кот.
Но Эл его уже не слышал, он бежал вперед, гонимый попутным ветром. Пейзаж менялся, пустота сменилась на ромашковое поле, отдельно растущие сосны и березы. Невысокая трава щекотала ноги, тишина превратилась в щебетание птиц и стрекотание кузнечиков, белая собака слилась с белизной цветов и пропала, кота тоже нигде не было. Человек остался один, но душа его ликовала, хотелось кричать, петь от счастья и новизны. И он громко и весело запел. Песню подхватили звенящий в овраге ручей и чуть заметная в ветвях птаха, а легкий ветерок в такт покачивал травинки.
Эл пел, прославляя себя и жизнь. Человеку свойственно хвалить себя, вот выбрался он из скучной очереди, и это только его заслуга, а что он туда встал - это было давно и об этом не стоит помнить, главное - как здорово, что он преодолел все трудности принятия решения. И все-таки решил правильно, теперь в его жизни все прекрасно и так будет вечно, ведь он человек умный и опытный, он успешно прошел первый уровень. Жизнь – игра, и как ты живешь, и что с тобой происходит, зависит только от тебя, но еще немного от счастливого случая. Так думал человек, прогуливаясь по ромашковому полю, но вскоре ему все наскучило, в душе появилось томительное чувства тревоги. Ведь человек живет не в Раю, и жизнь состоит не только из приятных моментов.

2 сон
- А что будет дальше? - промелькнула мысль.
- Выбор. Как всегда, выбор, - услышал он знакомый голос сверху.
- Какой выбор? Все понятно: это - я, это - поле, это - дерево, и я не хочу ничего менять, - рассуждал человек, глядя по сторонам.
- А вот так. Все делают выбор, и тебе, Эл, тоже придется, - рассмеялся голос.
И вдруг перед ним появилась стена со множеством дверей: одни простые деревянные, совсем не крашенные, другие расписаны затейливым узором, с ажурными ручками и золочеными гвоздями, были среди них и совсем необычные - с железными коваными решетками и огромные металлические, сверкающие на солнце, с навесными замками. И сколько видел глаз, дверям не было конца. Ни обойти, ни перелезть стену было невозможно. Эл стоял в недоумении, рассматривал одну дверь за другой, не решаясь даже дотронуться до ручки.
- Вот опять, ну, сколько можно, жили же спокойно, - услышал он урчание кота.
- Давай зайдем в самую красивую, там, наверное, поесть дадут, - подхватила собака.
- Тебе только бы есть. Вот смотри, какая красивая дверь с решеткой, будет, где мне посидеть. Там столько приключений, там все легко и просто, работать не надо, все сделают за тебя, как ты любишь. Посмотри, она совсем легко открывается, только толкни - и ты внутри новой жизни, - лукавил кот.
- Фу! Она такая же черная, как ты, и решетки – безвкусица! Я от тебя такого не ожидала, лентяй, - пролаяла собака, стараясь схватить гуляющего рядом кота.
Эл долго смотрел то на одну, то на другую дверь, слушал, что говорят друзья, а потом решительно открыл простую деревянную дверь. Перед ним появилась бетонная стена с небольшим лазом внутрь. Лаз был совсем маленький, попасть в него можно было, только встав на колени. Человек оглянулся, пытаясь вернуться, но за спиной зияла огромная черная пропасть в пустоту.
- Во вчера вернуться нельзя. Надо помнить хорошее, из плохого извлечь уроки и идти вперед, как бы ни было трудно, помогая другим и не теряя веры в себя, - услышал человек знакомый голос сверху.
- Я иду, - чуть слышно ответил Эл.
Он пошатнулся, чуть было не свалившись в пропасть, но, схватившись за косяк обеими руками, удержался. Набрал полную грудь воздуха, встал на колени и заполз внутрь. Проход был настолько узкий, что спина цеплялась о колючий верх, колени заныли на неровной поверхности лаза, сплошь состоящего из острых камней и сыпучего песка. Ход то сужался до такой степени, что ползти приходилось по-пластунски, то расширялся, позволяя немного перевести дух и присесть отдохнуть. Темнота окутывала человека плотной пеленой, лишь чуть видимый вдали свет говорил о том, что из этого туннеля есть выход. Силы таяли с каждым мгновением, человек присел, опершись на бугристую стену, и горько заплакал. Он смотрел на чуть видимый проход и не верил, что когда-нибудь это все кончится. «За что мне такие испытания? Чем я так насолил небесам? Все живут нормально, а я - то в очереди застрял, то этот туннель - зачем мне все это?» - взмолился он, обращаясь в неизвестность.
Человек еще не знал, что жизнь - это долгий путь испытаний, взлетов и падений, наград и лишений, - и пройти его придется самому. Что заслужишь, то и получишь - свой приз ты зарабатываешь всю жизнь.
- Ты должен понять сам, только сам, ищи ответ в себе, - донесся до него чуть слышный голос откуда-то издалека.
- Повернуть назад или ползти вперед? - оборачиваясь, подумал человек. Позади была кромешная темнота, дверь в прошлое закрылась.
- Давай вставай, нытик, надо идти. Не теряй силы, ты же можешь! - вдруг услышал человек знакомый лай, собака толкала его носом в бок.
- Ты так устал, и ноги болят, давай останемся здесь. За что тебе такое? Ты же хороший, умный, может, кто-нибудь и придет тебе на помощь. Ты не заслужил такой участи, - мурлыкал кот, ложась ему на колени.
Эл посмотрел на друзей, оглянулся назад, еще раз пристально вглядываясь в темноту, затем посмотрел вперед: тусклый свет звал к себе.
- Давай за мной, немного осталось, - крикнул белый пес и растворился вдали, поглощенный светом.
- Да ну его, не ходи, давай поспим, потом пойдем. Бедный ты мой, колени все в крови и руки болят, - уговаривал кот.
Кошачье мурлыканье убаюкивало, человек сам не заметил, как свернулся клубочком и заснул. Очнулся он от неожиданного грохота, казалось, что над ним проходит оживленная трасса и тысячи машин мчатся, обгоняя друг друга. Огромная куча камней засыпала проход назад, отрезая путь к отступлению. Свет вдали потускнел и был едва различим, проход заметно сузился, сдавливая его со всех сторон, было трудно дышать, тяжело двигаться. Страх сковал волю, голова была пуста, мелкая дрожь сотрясала все тело. Острые камешки сыпались за шиворот, кололи руки. Эл с трудом приподнялся и пополз вперед, стертые колени приносили невыносимые страдания, оставляя за собой кровавый след, а слезы ручьем бежали по грязным щекам.
Он упорно полз, силы почти покинули его, в то время как поверхность стала очень скользкой и холодной, со стен капала ледяная вода, она сразу промочила одежду. Зуб перестал попадать на зуб, его трясло от холода и сырости, а свет был еще так далеко, человек почти отчаялся, но страх заставлял его собрать последние силы. Ноги разъезжались на стылом и скользком льду, ладони прилипали холодной поверхности, но душа рвалась вперед. «Скоро все кончится, в мире нет ничего бесконечного, надо дойти», - одна только мысль звучала в голове. Появилась уверенность, что еще один рывок - и все кончится, он преодолеет, он справится. Свет становился все ярче с каждым движением, лед сменила сухая трава, уже было слышно щебетание птиц и шелест деревьев, повеяло свежим ветерком. И вот оно, спасение, еще несколько движений - и он увидит солнце! Человек собрал последние силы и бросился вперед, преодолевая боль. Туннель расширился, Эл поднялся с огромным трудом и, еле передвигая ноги, подошел к выходу, опираясь рукой о стену.
Отвесная скала, отражающая лучи восходящего солнца, а глубоко внизу виднелись белые пушистые шапки облаков и чуть заметная синеватая лента реки – такая картина открылась Элу. Человек присел, свешивая ноги в пропасть, он смертельно устал, ужасно хотелось пить, тело дрожало от холода, и он вглядывался вдаль, стараясь рассмотреть хоть какой-то лучик надежды. Но только ослепительно яркое солнце на синем небе - вот и все, что он видел. Там, внизу, была жизнь: леса, поля, реки. Здесь же - только небо, солнце и скала, голая, холодная и безжизненная, а до вершины еще так далеко.
- Это тупик. Я выбрал не ту дверь, - мелькнула мысль в его голове.
- Брось, из каждой ситуации есть выход, ты что-нибудь придумаешь, - подала голос собака.
- И назад не вернуться, умрем мы здесь. Бедные мы, бедные, за что это тебе? - ныл рядом кот.
Эл закрыл глаза и замолчал. Сколько он сидел так один, в полной тишине, освещенный восходящим солнцем, он не знал. Мысли пришли в порядок, солнце согрело его, он встал и осмотрел скалу. Чуть заметная тропинка вела к вершине. «По ней пройдет только горная коза», - подумал человек. Но другого выбора не было, и он шагнул, прижимаясь к скале всем телом. Медленно переставляя ноги, он двигался все выше и выше. Камни из-под его ног срывались в пропасть, напоминая об огромной высоте, тело чувствовало прохладу скалы. Казалось, человек прилип к ней, трудно было даже согнуть колено, настолько узкой была дорога. Но он двигался вперед, нащупывая ногой устойчивые места, на душе стало немного спокойней. «Выход всегда есть, надо только его разглядеть», - вспомнил Эл философское изречение. Как вдруг он услышал голос, кто-то звал его там, впереди.
- Помогите, помогите!
Путник пристально всматривался вдаль, над пропастью висел человек, едва удерживаясь за выступ скалы.
- Помогите! - уже еле слышно стонал он.
Эл прибавил шаг, он торопился, насколько могла позволить узкая тропинка. Он подошел вплотную к висящему человеку, пальцы которого побелели от усилий. «Что делать, как ему помочь?» - стучало в голове. Наклониться было невозможно, даже присесть, согнуть колени. Эл встал спиной к скале, взглянул в пропасть, и его голова закружилась, еще мгновение - он полетит вниз, тогда и он, и висящий человек погибнут.
- Помогите! – послышалось вновь.
- Что делать, как поступить? - стучало в висках.
- Да сбрось ты его и свободно пройдешь! А то висит тут, дорогу загораживает. Ты столько вынес, вспомни тоннель, тебе кто-нибудь помог? Если ты его вытащишь, как вы пойдете вместе? Тропинка узка, а вдруг ты сорвешься? Надо думать о себе, - прокаркал черный ворон, неожиданно появившийся рядом. Он бил огромными крыльями, стараясь сбросить висящего человека.
- Не делай этого. Смотри, он совсем ослаб! Протяни ему руку, вместе будет легче преодолевать трудности, - курлыкал белый голубок, присев ему на плечо.
- Толкни его и пойдем дальше! Думай о себе, вершина совсем рядом, а там спасение, - манил с собой черный ворон, поднимаясь выше и указывая на окончание тропы.
- Скорей, скорей - он сейчас упадет, дай ему руку, - почти кричал встревоженный голубь, кружа вокруг висящего человека.
Эл спиной прижался к скале, осторожно скользя вдоль, тихонько присел и протянул руку висящему.
- Хватайте меня за руку, я вас вытяну, - твердо сказал Эл, крепко держа висящего.
Рука ухватила руку, сжав зубы, путник рванул висящего вверх, изо всех сил прижимаясь к холодной скале.
- Цепляйтесь ногами, еще немного! – кричал он, вытягивая висящего.
Еще усилие - и два человека стояли, прижавшись к скале, Эл часто дышал от усталости, но был довольный собой.
- Прости! – и спасённый толкнул спасителя в пропасть.
- А-а! - отдалось эхом о скалы.

3 сон
Эл летел со скалы вниз, его сердце сжималось от обиды: «За что?».
- Я тебе говорил: «Не делай добро». Вот и получил по заслугам, сердобольный ты наш! Сейчас бы уже на травке грелись, а теперь кости не соберёшь, высота-то какая! Пока, не до тебя мне теперь, - сказал ворон, взмахнул крыльями и пропал.
- Ты все правильно сделал, тебе нечего стыдиться. Мы умрем как герои, - успокаивал голубок. Он сложил крылья и камнем понесся вниз рядом с падающим человеком.
Крепко зажмурив глаза, человек ждал удара о землю, еще мгновение - и все исчезнет. Но легкое прикосновение чего-то мягкого и теплого заставило очнуться. И вот перед ним необыкновенной красоты вид - удивительная голубая поверхность с белым горизонтом, а вдали белокаменный город. Ни единого дерева, ни травинки, ни цветочка, а воздух наполнен необыкновенными ароматами свежей зелени и цветов после дождя. Легкий морской бриз ласкал уставшее тело. Воздух будто просачивался сквозь кожу, наполняя тело силой, энергией и жизнью. Мысли светлели, радость переполняла душу: «Я жив!» - отчаянно колотилось сердце. Он лежал, боясь пошевелиться, слушал свое тело - ничего не болело. Эл медленно поднялся на ноги и, оглядевшись, решил пойти в город. Его удивляла необыкновенная красота поверхности под ногами, она была молочно-голубая и совершенно ровная, шагать было легко и приятно.
Как по волшебству тело наполнялось силой, его кожа стала свежей и гладкой, волосы раздувал ветерок, и они шелком ласкали лоб и шею. Одежды стали белыми и складками ниспадали к ногам, за спиной он почувствовал что-то необычное. Два крыла, совсем маленькие, похожие на воробьиные, только абсолютно белые, как первый снег. Через огромную золоченую арку человек вошел в город, высокие белокаменные дома с мраморными колонами и величественными лестницами стояли повсюду. По белоснежным дорожкам гуляли люди, они были необыкновенно красивы, большие добрые глаза и лучезарные улыбки украшали их лица. Мужчины, женщины, дети, - людей было бесчисленное множество, в белых одеждах с крыльями за спиной. Глядя на нового человека, они приветливо улыбались, чуть наклонив голову.
- Здравствуйте! – поздоровался человек.
- Новенький, новенький, а какой смешной: он говорит. Он не знает, что здесь можно общаться мысленно, - услышал он в голове еле различимые возгласы.
- Здесь слышат мысли? Но мысли бывают и ужасно плохие, это же страшно, когда все знают твои мысли,- подумал человек, оглядываясь по сторонам.
- А зачем думать плохо? Тебе хорошо, у тебя все хорошо, зачем думать плохо? - удивилась проходившая мимо женщина.
- А вдруг вам лучше, чем мне? - вновь подумал человек, он стал привыкать к тому, что говорить не обязательно.
- Как это? Хорошо, оно и есть хорошо. У всех хорошо одинаково, ведь хорошо не может быть по-разному, - удивились окружающие.
- Ладно, поживем - увидим, - решил человек и зашагал дальше, он хотел посмотреть, что это там белеет у горизонта. Неожиданно, как по взмаху волшебной палочки, с лазурно-голубого неба пошел теплый дождь, крупные капли падали на молочную поверхность, встряхивая бирюзовые пылинки, оставляя синеющий след. Эл заторопился в укрытие, встав под навес у крайнего дома. Люди же, наоборот, вышли из помещений, радуясь дождю, они тянули руки к небу и громко смеялись. Их смех сливался в один звук, напоминая раскат летнего грома.
- Эл, не стой под крышей, иди к нам, это благодать небес изливается на нас, - приветствуя нового жителя, протянула руку белокурая девушка с зелеными глазами.
Человек нехотя вышел под дождь, и невероятное ощущение свежести и чистоты, аромат дикой розы и ландыша окутали его невидимым облаком. Ему тоже захотелось смеяться, но не так, как смеются от рассказанного анекдота или нелепой шутки, у него смеялась душа, как в детстве от долгожданного подарка или от ласкового прикосновения мамы и папы. Ему было хорошо, вернее, благостно, сейчас в его жизни была полная гармония. И смех Эла слился со смехом окружающих, превращаясь в летний раскат грома.
Вскоре дождь закончился, а намокшая поверхность под ногами стала совершенно синей - казалось, что идешь по морю, только очень спокойному и гладкому. Человек зашагал дальше, озираясь по сторонам, его все больше удивляло происходящее вокруг.
Пройдя несколько кварталов, кланяясь гуляющим повсюду людям, он, наконец, добрался до огромной белой стелы, верхушка которой упиралась в облака, а вниз вела белая мраморная лестница. Эл постоял несколько секунд у начала ступеней, разглядывая величественное строение, и шагнул вперед, к входу, считая ступени.
- Триста тридцать три, - произнес он, останавливаясь у высокой золоченой двери, ведущей куда-то внутрь.
- Опять дверь, хорошо, что одна, а стоит ли ее открывать? - засомневался он, вспоминая предыдущий опыт. Только лишь он поднес руку, дверь легко распахнулась, как от дуновения ветерка. Наполненный светом зал с высокими потолками встретил его прохладой, навстречу вышла приветливая старушка в накрахмаленном переднике, расшитом белоснежными кружевами.
- Приветствую вас! - сказала старушка.
- Здравствуйте, - ответил человек удивленно.
- Проходите, вас ждут, - указывая вперед, продолжала она.
Старушка, цокая каблучками, повела его по залу, кругом все было залито светом, но окон или другого источника освещения Эл не видел. Казалось, что свет существовал сам по себе. Он ослеплял, делая все абсолютно белым и чистым.
- Сюда, пожалуйста, - открывая чуть заметную дверь в стене, указала женщина.
Человек шагнул внутрь.
- Ждите,- услышал он знакомый голос.
Небольшая длинная комната, больше похожая на коридор, заставленная колбами и склянками, старыми книгами на деревянных стеллажах и непонятного вида фигурами. Посреди комнаты стоял стул, на который Эл присел. Пахло миррой и пчелиным воском. «Знакомый запах», - подумал он.
- Совершенно верно, так пахнет на благословенной земле,- услышал он знакомый голос, тот, что доносился с неба.
- А где я? - подумал человек.
- А разве ты не понял? - ответил тот же голос.
Эл оглянулся: чуть поодаль стоял человек. Нельзя было сказать, мужчина это или женщина. Худощавая фигура, одетая в серые холщовые одежды до пят, подпоясанная бечевой. Длинные седые волосы, собранные в пучок, и правильные тонкие черты лица с большими голубыми глазами. Всё это никак не выдавало пол незнакомого человека.
- Нет, - ответил робко Эл.
- Ты на небе.
- Как на небе? - недоумевал Эл, – Я же свалился со скалы!
«Странно, это мужчина или женщина?» - вдруг пронеслась мысль.
- А разве для тебя это важно? - спросил худощавый человек, пристально разглядывая гостя.
- Нет, конечно же, нет, - испугался Эл своих мыслей, он опять забыл, что здесь слышат то, что ты думаешь.
- Правильно, любить надо любого, будь то мужчина или женщина. Любить как самого себя.
- Как же любого? А вот я прошел такой трудный путь, выбрался из страшной пещеры и почти уже дошел до вершины горы. С огромным трудом спас человека, а он меня в пропасть толкнул, мне его тоже любить?
- Конечно, ведь он отправил тебя сюда, а разве здесь тебе плохо, или ты пожалел, что оказался здесь? Без сомнения, в его поступке много плохого, но ведь это его поступок, и за него будет отвечать он. Из любой ситуации есть выход - ведь это ты сказал, когда искал дорогу на скале?
- Да, я. Но мой путь был очень сложным.
- Ты же сам его выбрал, войдя именно в эту дверь.
- Сам. Но разве в жизни всегда только трудности и испытания?
- Нет, что ты! Жизнь - это опыт. Хороший или плохой, но он важен для души, и ты всегда выбираешь его сам. А душа должна стремиться к совершенству. Есть три кита, на которых живет душа: любовь, работа и терпение. Мы не знаем, что будет завтра, поэтому полагаемся на высшие силы и верим в лучшее. А иначе жизнь стала бы пыткой.
-Я понимаю: любовь, работа. Но вот терпение? Тебя бьют, а ты терпишь? - возмутился человек.
- Зачем терпеть? Дай сдачи, если считаешь, что прав. Я говорю о терпении к трудностям жизни, о смирении. Вот как у тебя в пещере: ты не вернулся, не бился в истерике, не успокоился, а терпеливо шел вперед к цели, преодолевая боль и страх. Терпение и смирение - это высшая награда, что дана человеку.
- Терпеть трудно, - сделал вывод человек, качая головой.
- А любить, думаешь, легко?
- Не знаю, я еще не любил,- ответил Эл.
- Как не любил? - удивился человек в холщовом одеянии.
- Ну, любил, конечно, маму, папу, собаку свою и всякие там пустяки: бабочек, птиц, море, - перечислял Эл, вспоминая приятные моменты жизни.
- Ха-ха-ха, у тебя еще все впереди, ведь ещё совсем юн, - рассмеялся седой человек.
- А что со мной будет дальше?
- Дальше я покажу тебе жизнь, а ты выберешь сам, по какому пути пойти. А сейчас смотри - что это? - человек в холщовом одеянии бросил на пол множество крестов.
Они рассыпались по полу: золотые, серебряные, медные, деревянные, с разноцветными камешками, большие и маленькие. Они усыпали мраморный пол прямо у ног. Эл наклонился, собирая их в полу одежды и внимательно рассматривая.
- Это ваше, - протянул он собранные крестики человеку в холщовых одеждах.
- Ты правильно сделал, что не взял чужого. Настанет день, и ты понесешь свой крест, а теперь иди - я устал, завтра трудный день. Мне нужно много рассказать и показать тебе.

4 сон
Человек встал и пошел к двери, там его ждала все та же старушка в кружевном переднике. Она повела его по залу, и вскоре они очутились в уютной столовой. Два длинных стола, покрытые белыми скатертями, массивные деревянные стулья с обеих сторон, пара огромных буфетов с фарфоровой посудой, величественные статуи по углам и множество живых цветов в роскошных вазах - вот и все, что было в этой комнате. Женщины, мужчины в разнообразных одеждах и с разным выражением лица сидели, стояли и прогуливались по комнате. Человек отошел в сторонку, пытаясь остаться незамеченным, но к нему подошла молодая женщина в ярком красном платье.
- Здравствуйте! Вы по приглашению или сами зашли? Вы за какой стол сядете: за левый или за правый? А вы что больше любите: рыбу или мясо? А вы что предпочитаете: цветную посуду или белую? Вам нравятся накрахмаленные скатерти или шелковые, вас устроят стулья без подушек или вам нравятся мягкие? - женщина тараторила, задавая самые разные вопросы, но все это касалось только кухни.
- Зачем ей нужно все это знать? Мы впервые видимся, и какая разница, куда сесть: за левый стол или за правый, белый будет фарфор или цветной? - подумал человек, отходя чуть в сторону.
- Это важно, очень важно, ведь лево - это не право, а право - это не лево, - возмутилась женщина, следуя за ним по пятам.
Вдруг зазвучала торжественная музыка, девушки в светлых одеждах внесли в столовую блюда с различными яствами: жареные фазаны, фаршированные инжиром, молочные поросята с виноградом и финиками, всевозможные закуски и салаты, заливные языки на серебряных блюдах, запеченная рыба, отварные и припущенные овощи, копченое и вяленое мясо, изысканные вина в высоких кувшинах и еще множество разнообразных блюд и напитков. Всё это они поставили на правый стол, а на левый - отварной картофель в мундире, черный хлеб и кувшин с квасом.
Люди, толкая друг друга, кинулись к правому столу, занимая стулья. Столовых приборов на этом столе не было, и они хватали руками и разрывали жареную птицу, рыбу и мясо, жадно ели, набивая полные рты, запивали еду вином прямо из кувшинов, проливая его на одежды. Люди хохотали, отнимая друг у друга изысканные кушанья липкими руками, и вскоре обед за правым столом превратился в потасовку. Люди ругались, кидая друг в друга кости и другие остатки трапезы, скатерти были сплошь залиты вином и испачканы жиром.
Только несколько человек в скромных одеждах сели за левый стол. Эл внимательно смотрел на происходящее, он не мог решить, что ему делать, за какой стол сесть. Очень хотелось есть. Помедлив, он присел за левый стол, перед ним сразу же появилась белая тарелка, кружка и нехитрый столовый прибор. Он положил себе немного картофеля, отломил корочку черного хлеба и налил пенистый квас. Никогда он не ел более вкусного хлеба и не пил столь приятного напитка, как сейчас. За столом велась неторопливая беседа о земле и погоде. Когда трапеза была почти закончена, он услышал мелодичные звуки арфы, они доносились откуда-то сверху, приглашая встать и идти за ними. Эл встал и направился к выходу, его звали, манили мелодии, которые слышал только он.
- Куда он, куда он пошел? - закричала толпа, кидаясь за ним следом.
Люди падали друг на друга, пытаясь выйти за Элом.
- Постойте, вам еще не пора, - преградили им путь два человека в белых одеждах. 
Эл шел, не оглядываясь, он миновал большой светлый зал, затем длинный коридор и очутился в просторной комнате. На деревянной скамье сидела белокурая девушка с зелеными глазами, это она играла на арфе.

5 сон
- Привет! - поздоровался Эл, вспоминая, где он мог видеть эту девушку.
Арфистка качнула головой в знак приветствия и продолжала перебирать струны, музыка лилась, заполняя собой комнату. Эл присел рядом и закрыл глаза. Его душа парила, качаясь на волнах божественных звуков. Мелодия окутывала его сознание, перед глазами поплыли картины детства: мамины теплые руки пахнут парным молоком, ее яркий передник с неизменной карамелькой в кармане, подарки под новогодней елкой, неповторимый аромат хвои и мандаринов, березовая роща рядом с домом и последний школьный звонок… Волшебная музыка уносила все дальше и дальше, делая его тело невесомым. Эл потерял ощущение времени, он слышал только звуки струн и чувствовал легкое дуновения ветерка откуда-то сверху. «Странно, здесь нет окон, а ветерок такой свежий, как будто сидишь у ручья», - подумал он. Вдруг все стихло, человек открыл глаза: белокурая девушка, похожая на ангела, укладывала арфу в футляр.
- Привет, меня зовут Эл, - вновь поздоровался он.
Девушка широко открыла глаза, ее длинные пушистые ресницы касались тонко изогнутых бровей, зеленые глаза смотрели прямо на него. Она молчала. Эл встал и взял ее за руку, девушка покорно встала рядом.
- Скажи, как тебя зовут? - спросил он.
- Эл, - ответила девушка.
- Нет, это меня зовут Эл, - улыбнулся человек.
- Я тоже Эл, - улыбнулась она в ответ.
- Как это здорово! - восхитился он.
Она кивнула головой в знак согласия, Эл не выпускал ее руки - длинные изящные пальцы с маленькими розовыми ноготками казались фарфоровыми. Он поднес их к губам и поцеловал, девушка улыбнулась. Её душа засветилась, золотистый свет исходил из её груди и проникал везде, расцвечивая комнату сотней золотых оттенков. Эл почувствовал такое нежное тепло, что, казалось, он стоит у горящего камина. Оно согревало его тело и проникало прямо в сердце. Он не мог налюбоваться на восхитительную тезку, ему хотелось остаться с ней навсегда, быть окутанным ее светом и теплом. Эл не знал, кто она и откуда, но он точно чувствовал: это его половинка, часть его самого.
Ведь пока человек не нашел пару, его душа не цельна, он сирота в огромном множестве людей. А когда человек находит истинную пару, их души воссоединяются и начинают светиться, согревая всех вокруг. Эл чувствовал, что это небесное создание - вторая половина его души, а его свет, идущий изнутри, соединился с ее светом. Сильнейшая вспышка - и яркий золотой столб вырвался наружу, заполняя светом все залы. «Вот откуда живой свет в залах, где нет окон, это излучение любви», - догадался человек. Эл обнял девушку, крепко прижимая ее к своей груди, ритм их сердец забился в унисон, тела слились в одно. Свет, подобно миллионам огромных ламп, рвался наружу. Любовь освещает и согревает все вокруг, вот что дает жизнь. Сколько прошло времени, Эл не чувствовал, только он и она, два начала стало одним.
Внезапно раздавшийся голос заставил очнуться.
- Эл, тебе пора! - тревожным гулом звучало в ушах.
Эл стоял, прижимая белокурое создание к груди, он даже представить себе не мог, как он может отпустить ее, отойти от нее, опять остаться один. Но голос настойчиво звал, душа рвалась на части. Как зеркало, разбитое на миллионы самых мелких осколков, душа билась, металась, боялась и не хотела уходить. Но голос звал настойчиво и твердо. Эл отстранил белокурую красавицу от себя, ее зеленые глаза наполнились слезами, хрустальные капли падали на мраморный пол, догоняя одна другую. Но душа девушки светилась тем же золотистым сиянием, Эл чувствовал ее тепло. Она тянула к нему руки, прощаясь глазами, сердце у него забилось чаще, он выскочил из комнаты. Залы были пусты, в коридоре его ждала все та же старушка в накрахмаленном переднике.
- Вас ждут, - как всегда спокойно сказала она.
Эл быстро зашагал по залам: ноги шли вперед, а душа рвалась туда, где его ждала Эл - половина его души, его любовь. Знакомая длинная комната, на стуле сидел все тот же человек в холщовых одеждах. За спиной у него были огромные белые крылья.
- Зачем вы звали меня? Я не могу оставить мою Эл одну! - гневно закричал человек.
- Ты должен выполнить свою миссию, каждый человек приходит в мир со своей задачей, надо закончить начатое. Ваши души воссоединились, и никто не сможет разлучить вас, если это истинная любовь, а не мираж, - спокойно ответил собеседник.
Эл покорно опустил голову. Он чувствовал, что его половинка с ним - она в его сердце, душа его светилась любовью.
- Я готов, - решительно произнес он, вскидывая голову.
- Ты принял правильное решение, - направляясь к выходу, ответил человек в серых одеждах.
Эл направился за ним, и они молча шли, минуя длинные коридоры, затем перед ними появилась едва заметная дверь.
- Опять дверь, - подумал Эл.
- Это не последняя дверь в твоей жизни, - поворачивая ручку, промолвил его спутник.
Дверь распахнулась, и они очутились на пороге, перед ними открылся невероятной красоты вид: бескрайний сосновый бор под лазурным летним небом, медленно плывущие облака, чуть заметная дорога, ведущая куда-то вдаль. Щебетание птиц и стук дятла где-то неподалеку, шуршание хвои на ветру - все говорило о том, что жизнь продолжается. Эл вздохнул полной грудью, ему хотелось побежать по этой песчаной дороге, вскинув руки вверх. Но видел он это все сверху, стоя на облаке, низко плывущем над бором.
- Если мы прыгнем, то, наверняка, разобьемся, - сказал он, глядя на старца.
- А зачем прыгать? Мы полетим, - взмахивая огромными белыми крыльями, ответил человек в холщовых одеждах.
- Как? Я совсем не умею летать, и крылья у меня крошечные, - боясь последовать примеру седовласого, ответил Эл.
- Лети, - только и донеслось до Эла, и человек скрылся за белой дымкой.
- Как же мне называть этого таинственного спутника? – мимоходом подумал Эл. Пусть будет «старец», раз он не удостоил меня чести сказать своё имя.
Эл взмахнул своими маленькими белыми крылышками и постарался взлететь, он хлопал ими часто-часто, как это делают маленькие воробушки, учась летать. Обладатель больших крыльев сделал круг и стал парить рядом, наблюдая за Элом.
- Я не смогу летать как вы, у меня нет таких сильных крыльев, - кричал тот, задыхаясь.
- Сможешь, если захочешь, надо стараться, каждый учится ходить, а тебе выпало счастье узнать, что такое полет, не подведи меня, - смеялся старец над стараниями человека.
Эл задыхался от усилий, его движения поначалу были неловкими, он махал ногами, помогал себе руками, но его тело висело мешком, не давая крыльям работать. Казалось, он совсем выбился из сил, но теплый золотистый свет, исходивший откуда-то сверху, окутал его. Сердце забилось ровнее, и он стал внимательно наблюдать за парившим рядом старцем, повторяя его движения.
Эл старательно махал крыльями, и вскоре его полет стал намного ровней, они летели над бором все дальше и дальше. Старец парил чуть выше, указывая путь. И вот на исходе дня вдали появилась широкая река. Человек в серых одеждах медленно сложил крылья и опустился на берег, Эл последовал его примеру. Приземление было неудачным, и он кубарем скатился прямо к воде.
Река, полная нечистот, предстала пред его взором, в воздухе стояли смрад и невыносимое зловоние. Мерзкая жижа пенилась, бурлила, надувая грязно-желтые пузыри, несла за собой останки человеческих тел и всевозможный мусор.
- Что это и зачем мы прилетели сюда? - зажимая нос, спросил Эл.
- Это река человеческих пороков, и только преодолев ее, ты познаешь жизнь, - ответил старец.
- Но как ее преодолеть, я же испачкаюсь! - возмутился Эл.
- А ты постарайся остаться чистым. Ты же научился летать - научись и думать.
- Ты поможешь мне? - спросил Эл с надеждой.
- Я подожду тебя на том берегу, - старец взмахнул крыльями и улетел.
- А как же я? - кричал ему стоящий на берегу Эл.
- Сам! Будет невыносимо трудно - зови! - эхом донеслось издалека.
- Опять я один. Человек рождается, живет и умирает в одиночестве. Вот и мне придется утонуть в этой ужасной реке одному, - огорченно думал Эл, сидя на берегу.
Солнце скрылось за горизонтом, стало совсем темно. Свет луны и одиноко сидевшая фигура человека на берегу, - вот и все, что осталось в ночи.
6 сон
Утро. Пейзаж не менялся: все та же река, широкая, грязная, зловонная. Эл стоял на берегу, не решаясь сделать даже шага вперед. Он вглядывался вдаль, стараясь рассмотреть противоположенный берег, но плотная серая дымка закрывала горизонт.
- Может, поискать мост? - услышал вдруг знакомое мурлыканье Эл - черный кот терся о его ноги.
- Какой мост, плыть нужно! Река не так страшна, как кажется, подумаешь, пахнет: человек ко всему привыкает. Жить вообще трудно, если жить, думая, - спорила белая собака.
- Да уж, не ландыш! И как ты думаешь плыть здесь? Доской прибьет или жижей захлебнешься, фу, какая гадость! И это ты называешь жизнью? Можно найти что-нибудь полегче, можно лодку соорудить, - кот брезгливо чихнул.
- Тебя ждут на том берегу, лодку некогда делать! Решайся, человек! Ты сможешь, выход один - плыть, - решительно толкала его носом в колени собака.
Человек помедлил еще секунду, закрыл глаза и с разбега кинулся в воду.

2 глава
Голубая морская волна скрыла его с головой, прилив усиливался, и одна волна набегала на другую, не давая встать. Но скоро ноги нащупали твердое дно, и человек встал, борясь со стихией. Он открыл глаза, на берегу размахивая руками, стояла красивая блондинка, она что-то кричала ему. Шум воды поглощал все звуки. Эл приложил усилия, справляясь с вновь набежавшей волной, и вышел на берег. Горячий зернистый песок приятно окутал ступни, аромат цветущей акации и вид пляжа успокоили.
- Как ты меня напугал, по громкой связи передали, что надвигается шторм, купаться запрещено, - ласково сказала белокурая девушка, прижимаясь к его еще мокрой груди.
Эл оглянулся, внимательно глядя на море: сине-зеленые волны одна за другой набегали на песчаный берег. От грязной зловонной реки не осталось и следа.
- Женя, ты куда смотришь? - спросила девушка, поворачивая его лицо.
- Ах, ты, моя Женечка!!! - восторженно закружив белокурую девушку, вдруг крикнул он.
- Отпусти меня. Сколько можно, ты все время путаешь меня со своей женой. Твоя Женя осталась дома, тебя что, на волнах укачало? Я Света!!!! - зло оттолкнула его девушка.
- Ну, прости, море совсем замучило меня, - ухватив уходившую девушку за руку, сказал Евгений.
- Пойдем, а то к обеду опоздаем, - позвала Светлана, закутываясь в легкое парео.
Они шли по пляжу, обнявшись, Евгений постепенно приходил в себя. «Странно: грязная река, полет со стариком, наверное, это все сон. Надо позвонить Аркадию, сделка, наверняка, идет к завершению», - думал Евгений, разглядывая окрестности. Небольшой уличный ресторанчик, привычное меню, вежливые официанты, мило улыбающаяся девушка рядом – все было таким знакомым.
- А там казалось, что жизнь так сложна, - произнес Женя, изучая содержимое тарелки.
- Что, что ты сказал? - удивилась Светлана.
- Да это я так, вспомнил. Давай оторвемся по полной, что-то я зверски проголодался. Мне еще это, вот это и еще бутылочку вина! А ты, Светланка, выпьешь со мной? - тыча пальцем в меню, спрашивал Евгений.
- А мне виски и салатик, - улыбнулась она в ответ.
- Хорошо, - официант удалился, приняв заказ.
- Котик, ты мне шубку обещал, - гладя друга голой ногой по щиколотке, капризничала Света.
- Обещал - куплю, ты её уже выбрала? - набирая номер телефона, ответил Евгений.
- Ага, - сделав глоток спиртного, сказала Света.
- Вот и славно, вечером заедем и все купим. Алло, Аркадий, как там дела? - деловито спросил Евгений.
- Евгений Иванович, все идет по плану, но Смолин не успокаивается, хочет получить свою долю, - услышал он в ответ.
- Что? Какая еще его доля, он забыл, сколько он мне должен? Скажи ему - нет, я приеду, разберусь.
- Но он настаивает, ему срочно нужны деньги, у него там что-то в семье, жене операцию нужно срочно делать, она в аварию попала.
- Ну, как всегда, я что, бесплатный фонд помощи? Нет денег. В конце концов, пусть машину продаст, - злобно отрезал Евгений и закрыл трубку.
- Женечка, кушай, все стынет, дела потом, - улыбалась спутница, томно потягивая виски.
- Правильно, Светуля, все потом, сейчас только море и мы, - опрокидывая в себя фужер вина, ответил он.
Евгений рвал жареную курицу руками, причмокивал, запивал любимым красным вином. Копченая рыба, мидии и блюда с устрицами «улетели» за несколько минут. Затем знатный кусок грушевого пирога со взбитыми сливками и чашка черного кофе. Обед подходил к завершению, когда вдруг раздался телефонный звонок.
- Да, Женечка, привет! Да, скоро приеду. Совещание? Еще дня три. На море? Женя, ну какое море, работы невпроворот, ты же знаешь, заканчиваем сделку. Давай позже, - оправдывался Евгений перед женой.
- Твоя? - ухмыльнулась Светлана, допивая виски.
- Достала, море ей подавай, а на него еще заработать надо, - вытирая руки о край скатерти, зло ответил Женя.
- Идем, мне еще в офис нужно сегодня попасть, - буркнул он, отставляя стул спутницы.
- Я на море, поваляюсь еще часок, потом в отель, у тебя все равно дела. А вечером поедем за шубкой, - улыбнулась Светлана, роясь в сумочке.
- Умница, ты понимающий специалист по мужским проблемам, - пошутил он.
Машина сорвалась с места, Евгений заехал в отель, привел себя в порядок и направился в офис, ему предстояли нелегкие переговоры с партнерами по бизнесу. На крыльце его ждал Аркадий, он беспокоился: шеф опаздывал.
- Евгений Иванович, скорей, партнеры уже нервничают, - торопил сослуживец.
- Подождут, - грубо отрезал шеф, проходя в здание.
В зале заседаний за круглым столом сидели трое мужчин, одетых в деловые костюмы, они заметно нервничали.
- Евгений Иванович, вы ознакомились с документацией? Нам не понятны некоторые пункты договора, - открывая папку с документами, сказал один из мужчин.
- По всем вопросам обращайтесь к Аркадию Викторовичу, проработайте договор по каждому пункту, - деловито ответил Евгений.
Евгений встал и подошел к окну, достал из футляра сигару и покрутил в руках. Аркадий обсуждал с партнерами все пункты договора, через час они пришли к согласию.
- Евгений Иванович, посмотрите, пожалуйста, документы, можно ставить свою подпись, - подал бумаги Аркадий.
Евгений щелкнул авторучкой, наскоро пролистал папку документов, ставя размашистую подпись, с шумом захлопнул папку и подал заместителю. Аркадий, довольный, пожал руку партнерам.
- В восемь часов мы ждем вас в ресторане «На пристани», будем очень рады, - приглашал Аркадий.
- Обязательно будем,- ответил один из партнеров, убирая свою папку с документами в портфель.
Аркадий Викторович проводил гостей до дверей и вернулся в кабинет, Евгений сидел за столом.
- Ну что, все как мы планировали? Когда первое поступление машин строго спросил  шеф.
- Через три дня первая партия, фуры для транспортировки уже выехали в Европу, - ответил Аркадий.
- Хорошо, проконтролируй. Ладно, до вечера, перепроверь все, мне пора, - выходя из кабинета, сказал Евгений.
У входа его ждала машина с водителем, он сел и направился в отель. Светлана уже вернулась с пляжа, приняв душ, сушила волосы.
- Светик!!! - окликнул Евгений женщину, открывая дверь номера.
- Да, любимый, как все прошло?
- Замечательно, а вечером ты должна быть на высоте, идем в ресторан с немцами.
- Женя, а шубка? - канючила Светлана, - Ты же обещал…
- Да помню я про шубу, поедем чуть раньше, а сейчас спать, я устал, - рухнув на кровать, ответил Евгений.
Около семи часов Светлана была готова: роскошное вечернее платье сливового цвета легко струилось по фигуре. Светлые локоны падали на плечи, алые губки и бархатно-томные глаза делали образ законченным.
Евгений Иванович в деловом светлом костюме и чуть розоватой рубашке выглядел особенно представительным. В свои тридцать пять лет он достиг многого: свой автосалон по продаже европейских иномарок, несколько ремонтных мастерских, большой загородный дом. Женился он по большой любви, жену Евгению встретил в консерватории, когда, прячась от дождя, заскочил в ближайшее здание: его заворожили звуки арфы. Увидев музыкантшу, он влюбился в нее с первого взгляда, ухаживание было недолгим, Евгения как будто была его половиной, она все понимала с полуслова, всегда чувствовала его настроение.
После свадьбы супруги жили в квартире Жениной бабушки, он работал, она училась. И вот они вместе уже десять лет, Евгения преподает в музыкальном училище, а он занимается бизнесом. Она, как обычно, предугадывает настроение мужа, он же работает, обеспечивая семью. Но чего-то ему не хватает: адреналина, отношений «на грани», страсти и роковых решений на выдохе. А Евгения - тонкая, нежная натура, хорошая хозяйка, тихая подруга жизни. Как занавеска на окне: была, есть и будет, как повесишь, так и висит. Красивая, нежная, нужная, но не интересная. А Евгению хотелось жить на пределе, быстро, резко, вот он и завел себе Светлану, капризную, требовательную, роковую. «Вырви глаз», - как он говорил о ней.
В ресторане все прошло как всегда, на высоте, Светлана блистала своей красотой и эрудицией. Она относилась к категории женщин, красивых и умных, но не любящих работать. Светлана считала, что с её данными мужчины должны ценить и баловать ее так, а работа – это удел «серых мышек». До последнего времени у нее это легко получалось. Евгений выполнял все ее капризы, квартира, шубки и наряды появлялись как по волшебству. Она не пыталась женить его на себе, ей этого и не надо было, она дорожила своей свободой. Вдруг ей встретится мужчина интересней и богаче?
Глава делегации партнеров не сводил глаз с блистательной Светланы, он занимался поставкой автомобилей из Германии в Россию и давно перебрался жить в Европу. Его бизнес процветал, Светланин нюх на деньги ее не подвел. И в конце вечера, она, извинившись, удалилась с новым другом. Евгений вернулся в отель один, на душе было мерзко. Три часа назад она примеряла новую шубку, красуясь перед ним в меховом салоне, затем неистово благодарила, повиснув на его шее. Ему казалось, что эта женщина - надежный друг, она должна быть благодарна ему, он давал ей все, что она хотела. Евгений опрокинул в себя стакан коньяка и, свернувшись калачиком, как в детстве, уснул.


7 сон
Эл плыл по зловонной реке, руки его с трудом справлялись с вязкой жижей, коряги цеплялись за ноги, мешая двигаться вперед. Спертый от невыносимо пахнущих испарений воздух не давал вздохнуть полной грудью, но он старался, гребя руками, отталкиваясь  ногами.
- Помогите мне, помогите! - кричал он, но голос растворялся в безжизненной бездне.
Силы совсем покинули его, серая жижа накрыла его с головой. Эл сделал над собой усилие, поднимая голову над поверхностью, хватая воздух, но его тянуло вниз, в вязкую трясину.
- Помогите! - еле слышно прошептал он.
Золотистый свет опустился к нему, жижа расступилась, и прозрачно-голубая вода вытолкнула его на поверхность.
«Держись, я жду тебя, любимый», - услышал он знакомый голос откуда-то сверху.
Его тело стало наполняться силой, руки окрепли, плыть стало намного легче. Эл всматривался вдаль, но река была слишком широка, а он проплыл только треть. Душа рвалась вперед, на том берегу его ждут, там, вдали, избавление от невыносимых испытаний. Эл почувствовал, как будто у него открылось второе дыхание, он сделал над собой усилие и размашисто поплыл к цели. У него появилась надежда. Он плыл и плыл, удаляясь от берега все дальше и дальше, и вот перед ним появилась лодка. Человек в плаще сидел в ней, опустив голову.
- Помогите мне, - подплыв к борту лодки вплотную, попросил Эл.
Человек молчал.
- Вы меня слышите? Помогите мне, - позвал еще раз Эл.
Человек резко вскинул голову, его лицо было очень знакомо, он широко улыбнулся и протянул весло. Эл ухватился за старое деревянное весло, стараясь подтянуться.
- Толкай лодку вперед, так ты не заберешься, плыви вон до того топляка, - ответил человек, сидевший в лодке.
Эл всматривался вдаль, впереди торчал конец топляка, он собрал все силы и начал работать ногами, толкая лодку вперед. Продвигались они очень медленно, жижа как будто тянула их назад, а «плащ» сидел, опустив голову, он не греб, не говорил и не смотрел на него. Просто сидел в лодке как привидение, как живой мертвец, посреди странной зловонной реки, и казалось, что он был частью ее.
- Гребите, гребите, помогайте мне веслами, - кричал Эл, толкая лодку из последних сил.
- Зачем? - услышал Эл ответ «плаща».
- Как зачем? Ведь нам надо доплыть до топляка, - возмутился Эл.
- Это тебе надо доплыть, - глухо рассмеялся человек в лодке.
Эл никак не мог вспомнить, откуда он знает этого человека, который смеялся глухо, противно, так, как кричит выпь на болоте, запрокинув голову назад.
- Толкай, толкай, - подбадривал он Эла.
Эл греб руками, ногами расталкивая мусор и нечистоты, до торчащего топляка осталось совсем немного, человек, сидящий в лодке, с ухмылкой глянул на толкающего его Эла.
- Ты хочешь попасть в лодку? - вдруг спросил он.
- Конечно, я очень устал, дай мне руку, я выберусь, и мы вместе доплывем до берега, - уговаривал его Эл.
- У тебя есть то, что я давно хочу, отдай мне это, и я помогу тебе.
- У меня ничего нет, - удивился Эл.
- У тебя есть крылья, отдай их мне.
- Как же я могу отдать тебе крылья? Это же часть меня, - возмутился Эл.
- Давай, я срежу их, - вытаскивая огромный нож, ответил человек в лодке.
- Нет, нет, я не могу отдать их тебе! - закричал Эл, отталкиваясь от лодки.
- Отдай, мне их, отдай! - закричал лодочник, размахивая ножом.
Эл уже отплывал от страшного собеседника, как вдруг человек в лодке схватил весло и с силой ударил его прямо по плечу. Невыносимая боль пронзила все тело, рука онемела, не давая двигаться. «Все, жизнь моя кончилась, как жаль оставаться здесь», - подумал Эл, опускаясь под воду. Неожиданно кто-то ухватил тонущего человека за шиворот и с силой рванул из воды. Человек в серых холщовых одеждах нес Эла над зловонной жижей, широко раскинув крылья. Летели они недолго, человек с большими крыльями опустился на чуть заметный островок посреди зловонной жижи.
- Отдохни, у тебя еще долгий путь, - сказал он и исчез в высоте.
Эл сидел на крохотном островке, вокруг не было ни души, только серость, тишина и чуть заметная линия берега. Он тихо заплакал, вытирая грязное лицо рукой. Человек в серых одеждах улетел, не спросив его и не дав совета, река еще так широка, а островок так мал, что хотелось кричать от безысходности, и Эл закричал.
- Я устал, я очень устал. Услышьте меня хоть кто-нибудь, - громко кричал Эл, вскинув здоровую руку вверх.
Но его голос поглощала серая тишина, и только хриплое эхо отвечало: «Будь, будь, будь…»

3 глава
Евгений вскочил, открыв глаза. Его лоб был покрыт крупными каплями пота. Он оглядел комнату, все было как всегда: обычный номер отеля, легкая штора надулась парусом от сквозняка открытого балкона. Евгений сел на кровать: «Надо поменять билеты, все дела закончил, пора домой,- подумал он. - Светлана - это вчерашний день, была бабочка и упорхнула».
Самолет приземлился точно по расписанию, Евгений добрался до дома к вечеру.
- Женечка! - обнимая мужа, восторженно вскрикнула жена.
- Привет, любимая, я так устал, раньше закончил дела - и к тебе, - выдохнув, ответил Женя.
Дома было спокойно, здесь он мог расслабиться и быть самим собой. Вечер прошел тихо, жена приготовила замечательный сытный ужин, Евгений уплетал за обе щеки, он любил вкусно поесть. Его фигуре это не вредило, и он не переживал по поводу количества съеденного.
-Жень, а давай родим малыша, мы уже десять лет вместе, у нас все есть, - тихо спросила жена.
- Женечка, золотко, давай подождем еще годика два-три, еще не время, - поглаживая жену по руке, уговаривал Евгений.
Женя молча встала и прошла на кухню.
- Жень, тебе молока принести? - тихо спросила она.
- Принеси с булкой, - улыбнулся муж в ответ.
Утром Евгений Иванович приехал в офис, проверил текущую документацию. Как обычно, после длительного отсутствия, к вечеру он запланировал проехать по мастерским. 
- Юленька, пригласи ко мне Аркадия Николаевича, - попросил шеф секретаря.
Высокая черноглазая девушка вошла в кабинет с папкой бумаг.
- Евгений Иванович, Аркадия Николаевича нет на работе, и его телефон отключен. Вот партнеры из Германии прислали факс, деньги за машины на их счет не поступили, - отчиталась секретарь, протягивая папку с документами.
- Как не поступили? Я еще два дня тому назад дал Аркадию распоряжение перевести им деньги! - закричал шеф, читая документ.
- Я не знаю, - потупила глаза Юлия.
- Срочно всех собрать в моем кабинете! - строго скомандовал он.
Юлия, стуча каблучками по паркету, удалилась. Евгений Иванович внимательно прочитал факс. «Все, нам конец, по договору штрафные санкции заоблачные. Где этот Аркаша, где его носит?» - судорожно набирая номер телефона зама, думал Евгений. В трубке раздался голос механической леди: «Абонент вне зоны доступа».
- Порву, работнички! - кричал Евгений Иванович, он метался по кабинету.
Через несколько минут кабинет был полон: главный бухгалтер, все заместители, начальники мастерских, начальник охраны. Коллеги суетливо рассаживались за стол. Мужчины тревожно перешептывались, видя настроение шефа.
- А где наш незаменимый Аркадий Викторович? - строго спросил Евгений.
- Он пропал со вчерашнего дня. Телефоны отключены, дома не появлялся, а его девушка вылетела в Штаты еще позавчера, - отчитался начальник охраны.
-А сам он где? Где эта сволочь? – уже переходя на крик, спрашивал шеф.
- В город он не возвращался, командировка не сдана, на работе и дома он не появлялся, - еще раз объяснил начальник охраны.
- Куда переведены деньги, на какие счета? Вы проверяли? - обратился шеф к главному бухгалтеру.
- Деньги переведены в кипрский банк, счет новый, перед отъездом мне его Аркадий Викторович предоставил с вашей подписью, сказал, что так партнерам удобней. И с вами согласовано, вот приказ, - подала бумаги бухгалтер.
- Это еще что за новости? Я эти бумаги впервые вижу. Найдите мне Аркадия, из-под земли достаньте! - кричал шеф.
Потом Евгений Иванович прошел к окну, окинул работников отсутствующим взглядом, задумался, морща лоб.
- Идите по рабочим местам, мне нужно подумать. Ирина Анатольевна, а вы задержитесь, - попросил он главного бухгалтера.
Работники молча покинули кабинет, в холле все столпились у выхода и стали бурно обсуждать происходящее. Ирина Анатольевна пересела ближе к столу шефа.
- Евгений Иванович, я не хотела говорить при всех, но сегодня утром мне позвонили из банка, с наших счетов пропали все деньги, они переведены все в тот же кипрский банк. Я сделала запрос, мне ответили, что деньги пробыли там всего несколько часов и были переведены в Канаду. Наверняка, и там их уже нет, это обычная схема заметания следов, - объясняла главный бухгалтер.
- Я все понял, пригласите ко мне Максима Леонидовича, пожалуйста, - еле слышно ответил шеф.
Женщина тихонько встала и пошла к выходу, ее пугало настроение шефа, она проработала с ним пять лет, и вот всегда уверенный в себе, гордый человек был раздавлен. Она вышла в холл, мужчины не расходились, вопрос застыл на их лицах.
- Максим, зайди, шеф тебя зовет, - обратилась она к заму по продажам.
Максим Леонидович заторопился в кабинет начальника. Евгений Иванович наливал коньяк в стакан.
- Ты партнерам звонил, что там с отгрузкой? - спросил шеф, делая большой глоток коньяка.
- Машины вышли еще вчера, сейчас на таможне в Польше. Они деньги требуют, говорят, что это не первый контракт с нами, заминок не было, вот и отправили сразу после подписания. Что делать-то будем? Деньги немалые… - спросил зам.
- Что делать? Если бы я знал! У нас ни копейки! Спасибо Аркаше, вытащили его из дерьма, вот и получили благодарность, - допивая коньяк, ответил Евгений.
- Может, взять кредит? - нерешительно предложил зам.
- Можно и кредит, только это недели две, пока дадут, а нам деньги, как говорится, ещё вчера нужны, и немалые, - ответил шеф, - Ладно, иди, работай, что-нибудь придумаем, - решительно сказал Евгений.
Зам вышел, а Евгений Иванович поднял трубку и набрал знакомый номер.
- Алло, Егор, денег не займешь? Месяца на два, много. Егор, я же тебя выручал… Да пошел ты! - бросая трубку, зло буркнул Евгений.
Он налил полный стакан коньяка и залпом выпил, потом еще и еще. Посидев немного, Евгений вышел из кабинета.
- Юля, меня сегодня не будет, - чуть слышно сказал он секретарше и вышел.
Евгений брел по знакомой аллее, запинаясь, он изрядно выпил, в руках он держал недопитую бутылку водки из соседнего супермаркета. Он сел на старую облупившуюся скамью в самом заброшенном углу аллеи. Слезы сами покатились из его глаз, не хотелось никого не видеть и не слышать, телефон разрывался в кармане пиджака, Евгений нажал кнопку и бросил его в урну, стоящую тут же. Сколько он так просидел, тупо глядя в одну точку, Евгений не знал. Немного успокоившись, он поднял глаза: грязная, облезлая собака лежала у его ног. Когда-то она была совершенно белой, но сейчас ее шерсть клочьями свисала с боков, грязь и машинное масло въелись в нее, но по экстерьеру угадывались черты породы - это был лабрадор.
-Тебя тоже кинули? - гладя собаку по голове, спросил Евгений.
Собака молча вскинула голову, она смотрела преданно и жалобно.
- Как мы с тобой похожи, ты вон какая породистая, умная, наверно, а живешь на помойке. Я тоже считал себя везунчиком и не глупым, а тоже очутился здесь. Что нам с тобой, псина, делать? - потрепав собаку по загривку, спросил Евгений.
Собака жалобно взвизгнула, ей было больно.
- Тебя били, наверно, но не переживай - за одного битого двух небитых дают. Пойдем домой, - привязывая собаке на шею ремень, вытащенный из брюк, позвал он.
Собака упиралась, поскуливая, Евгений погладил ее по голове, и она нехотя побрела за ним. Если бы в тот момент в парке был кто-нибудь, но увидел бы странную картину: по пустынной вечерней аллее шел одинокий человек, чуть покачиваясь и придерживая штаны рукой, а за ним брела на кожаном ремне облезлая собака.
Серое вечернее небо с рваными низкими тучами предвещало дождь. Путники дошли до проезжей части, долго ловили такси, старенькие «Жигули» подвезли их до знакомого поворота, потом они дошли до дома. Евгений позвонил в ворота, навстречу ему выскочила встревоженная жена.
- Женечка, где же ты был? А это кто с тобой? - причитала женщина, обнимая мужа.
- Жень, потом. Накорми псину, это мой друг, - уставшим голосом ответил Евгений.
- А как ее зовут? - разглядывая собаку, спросила жена.
- А как хочешь, так и назови, - тихо ответил муж, опускаясь на крыльцо.
Евгения быстро вошла в дом, потом вернулась с тарелкой, в которую был налит теплый куриный суп с ломтиками хлеба. Собака жадно ела, поскуливая. Женя села рядом с мужем, обняла его, стараясь согреть. Раскаты грома доносились откуда-то издалека, редкие холодные капли дождя застучали по крыше.
-Что, Женька, нищие мы с тобой. Аркаша сделал так, что все денежки тю-тю, - грустно сказал Евгений.
- Ничего, дом продадим, одну мастерскую, выберемся. Значит, ему нужнее, - ласково ответила жена.
- А жить мы где будем? Я столько времени все это зарабатывал, - злобно буркнул муж.
- Жень, не психуй, все это тяжело, страшно, но все живы, у тебя голова светлая и руки на месте. Для чего-то это все случилось. А жить в нашей старенькой квартире будем, я работаю, денег нам хватит. Все пройдет, это сейчас тяжело, а завтра ты Аркашке спасибо еще скажешь, - улыбнулась Женя.
-Да, скажу… убил бы скотину, - чуть слышно ответил Евгений, почти засыпая.
- Пойдем, дождь начинается, - помогая мужу встать, сказала Женя.
Евгения уложила мужа спать, искупала собаку, приготовила мужу костюм, позвонила другу отца.
- Иван Николаевич, добрый вечер, это Женя, мне нужна ваша помощь: у Евгения большие неприятности по бизнесу, можно, он вам завтра перезвонит? Спасибо, - кладя трубку, попрощалась Евгения. - Что ж, будем жить дальше. Как же тебя назвать? Как тебе - Снежинка? – Женя внимательно смотрела на собаку.
Собака тихо тявкнула.
- Нравится, вот и хорошо, будешь Снежка, - погладила нового жильца по голове хозяйка.

8 сон
Эл открыл глаза, он проснулся внезапно, его ноги намокли и замерзли, зловонная жижа наступала. Островок становился все меньше и меньше, на нем можно было только стоять. Эл осмотрелся, очертания берега едва угадывались в серой дали. Его взор привлекла маленькая светящаяся точка, она медленно, но верно приближалась к нему, и вот она уже приобрела облик маленького человека, летевшего над водой. Белокурый ребенок с белыми крыльями парил над малюсеньким островом.
- Полетели со мной, - позвал малыш.
- Я не могу, мои крылья слиплись от грязи, и у меня нет сил, - ответил Эл.
- Ты потерял веру в себя, каждому дается по вере его. Дай мне руку - я помогу тебе, - протягивая пухлую ручку, позвал ребенок.
- Ты сам такой маленький, как же ты мне поможешь? - тихо ответил Эл.
- Поверь мне, и я смогу тебе помочь, вместе мы справимся, дай руку.
Эл нерешительно протянул руку, малыш крепко ухватил его за указательный палец и чуть приподнял над поверхностью.
- Ты помоги мне, маши крыльями, - закричал маленький человечек, изо всех сил взмахивая своими.
- Я не могу, мне тяжело, - ответил Эл, стараясь нащупать ногой твердую поверхность.
- Ты хочешь, чтобы мы утонули вместе? Смотри, берег совсем рядом, ты только немного помоги мне, - уговаривал малыш.
Эл взмахнул крыльями и полетел низко, над самой рекой, но он летел, а малыш тянул его все выше и выше. И вот уже показалась кромка берега, еще несколько усилий - и они опустились на твердую поверхность. Эл увидел невдалеке огромный серый валун с сидящим на нем худощавым человеком в холщовых одеждах, крылья его были плотно прижаты к спине.
- Ну вот ты и добрался, я уже устал тебя ждать, - обратился он к Элу.
- Да, путь был нелегким, мне помог малыш, он вытащил меня с погружающегося под воду острова, я совсем потерял веру в себя и в людей. Мне столько пришлось пережить, меня опять обманули и предали, - жаловался Эл.
- Послушай себя, что ты мне сейчас говоришь? - покачал головой человек с крыльями.
- Я рассказываю тебе мой путь, он был очень трудный, - ответил непонимающий Эл.
- Ты все время говоришь о себе и ищешь виноватых вокруг. А не ты ли выбрал этот путь, не ты ли бросился в реку?
- Но ты же сам привел меня сюда и сказал, что будешь ждать на том берегу, - продолжал искать оправдания Эл.
- Ты видишь только плохое и находишь его, потому что каждый получает то, что ищет, - улыбнулся человек в холщовых одеждах.
- Но я не искал этой реки, не хотел таких трудностей, - кричал Эл.
- Придется еще раз дать тебе шанс понять, что каждый сам отвечает за свои поступки, - сказал человек, сидящий на камне.
- А где малыш? - оглядываясь по сторонам, спросил Эл.
- Он улетел туда, где ему сейчас нужно быть,- ответил худощавый человек, лукаво улыбаясь.
- Опять я один,- загрустил Эл, садясь рядом.
- Но раз ты так чувствуешь, значит, так и есть. А ты посмотри вокруг, загляни в себя - и поймешь, один ли ты? Прощай, увидимся позже, - крикнул человек в холщовых одеждах и взмыл в небо.
- Да, вам хорошо, у вас такие крылья! А что я могу со своими маленькими и совсем грязными, мне только и осталось смотреть по сторонам, - застонал Эл.
От реки вела еле заметная тропинка, убегающая куда-то вдаль, каменистый берег сменили высокие камыши, густо растущие кругом. Эл шел, рассматривая окрестности, камыши сменили луговые травы. Мурава цеплялась, спутывая ноги будто шелковыми нитями. Выпутывая ноги, Эл всматривался в горизонт сквозь волны нагретого воздуха, а тропинка совсем потерялась в безбрежном зеленом море. Пройдя еще несколько метров, он упал в шелковистую траву, раскинул руки и посмотрел на лазурно-голубое небо. Он очень устал, и ноги были как будто увешаны пудовыми гирями.
- Аккуратней, что вы как слон, здесь люди живут, - услышал он у самого уха.
- Кто здесь? - испугался Эл.
- Это мы - жители зеленого луга, ты упал прямо на наш дом, - чуть слышно пропищал кто-то.
Эл встал на колени и внимательно посмотрел в траву. Множество маленьких домиков, похожих на спичечные коробочки, стояли тут и там, заборчики-зубочистки торчали повсюду, огораживая строения. Одни заборчики были совсем маленькие, другие - повыше, а у дома на самой окраине забор доходил до конька крыши.
Он увидел очень маленьких людей, совсем одинаковых лицом и ростом, одетых в одинаковые бесцветные одежды, похожие на серую осеннюю паутину, свисающую с голых веток. Они суетились, поправляя упавшие изгороди, наскоро закрывали ставенки, замыкая засовы.
- Как интересно, никогда не думал, что среди травы идет такая жизнь, - раздвигая траву и рассматривая маленьких человечков, удивлялся Эл.
- Аккуратней, дышите в сторону, вы своим дыханием поднимите бурю, а вдруг что-нибудь случится, - предупредил маленький человечек, забравшись на огромную ладонь Эла.
- Хорошо. Я и не подозревал, что есть такие маленькие люди, как вы, - продолжал удивляться Эл.
- Маленький человек - это не внешний вид, маленький человек - это состояние души, вот мы живем тихо, не высовываемся, поэтому нас никто не видит и не знает, - пояснил маленький человечек.
- Вы прячетесь? - уточнил Эл.
- Нет, мы просто не высовываемся. Зачем?  Мы маленькие люди, нам этого не надо, - ответил человечек.
- Наверное, очень тяжело так жить? - спросил Эл.
- Конечно, тяжело, столько дел каждый день: работа, дом, нужно быть незаметным для всех, не обращать внимания на проблемы других, строить высокий забор, чтобы соседей не видеть. А трава такая высокая, нужно пригибать стебли, чтобы солнышко хоть изредка пробивалось в дома, а потом возвращать траву обратно, чтобы никто нас не увидел, а еще нужно отдать много еды муравьям, - объяснил маленький человек.
- А зачем вы отдаете провизию муравьям? Нужно прогнать их со своей территории, - попытался дать совет Эл.
- Как это прогнать? Мы боимся, а вдруг потом будет хуже, и кто их будет выставлять? Мы - люди маленькие, нам этого не надо. Может быть, вы попросите муравьев уйти? - спросил маленький человек.
- Я попробую, а вы мне поможете?
- Нет, нет, уж вы сами, как бы чего не вышло, - спрыгивая с ладони Эла и закрывая за собой малюсенькую калитку, ответил человечек.
Эл посмотрел по сторонам: ни одного человечка нигде не было, ставни и ворота были закрыты.
- Люди, выходите, я вам помогу победить муравьев! - позвал Эл.
В ответ тишина, ни звука. Эл тихонько постучал в крайний дом с высоким забором.
- Выходите, помогите мне - и будете жить свободно, - уговаривал Эл.
- Тише, тише, не стучите, наша хата с краю, мы ничего не знаем, оставьте нас в покое. Мы свой взнос муравьям отдали еще на прошлой неделе, мы не пойдем, - ответили из дома.
Из ворот соседних домов показались головы маленьких людей, Эл обрадовался, что его призыв был услышан, но люди, торопясь, выставляли за ограды корзинки с продуктами и скрывались обратно. На окраине селения появились несколько рыжих муравьев, они, шевеля усиками, бегали между травинками в поисках пропитания. Почувствовав запах съестного, направились к корзинкам, перевернув поклажи, потащили часть содержимого с собой, остатки так и бросили на дороге. Затем пришли другие муравьи, они долго сновали туда-сюда, изучая окрестности, забрали раскиданные остатки пищи, прихватили дохлую гусеницу, свалившуюся с высокой травинки. Затем были еще муравьи и разнообразные жуки, они бегали между домов по своим делам, ведомым только им. Эл наблюдал эту картину и не понимал, зачем маленькие люди кормят муравьев, ведь насекомые выискивают пропитание сами, не обращая внимания на маленьких людей. Эл тихонько постучал в ворота знакомого человечка.
- Можно вас спросить?
- Да, конечно, я вас слушаю, - деловито ответил маленький человек, выходя из калитки и озираясь по сторонам.
- А муравьи когда-нибудь делали что-нибудь плохое жителям селенья, обижали вас? - спросил Эл.
- Нет, не обижали, но мы не ждем этого, мы люди маленькие, лучше отдать самим, чем у нас отберут, - рассуждал маленький человек.
- Но ведь муравьи сами могут найти себе пропитание, а если вы не будете выставлять им корзинки с провизией, они и ходить к вам не будут. Может, когда и забредет какой случайно,- предположил Эл.
- Так нельзя рассуждать. А вдруг будет не так, как вы сказали, вдруг будет хуже? - ответил человечек.
Маленькие люди высыпали на улицу послушать разговор самого смелого человечка с незнакомым пришельцем.
- Нет, нет, как это - не выставлять провизию, наши отцы и деды так делали, и мы будем, а вдруг что, - шумели людишки.
- Но вас так много, соберитесь все вместе, разберите каждый свои заборы и постройте один высокий вокруг селения - и никто вас больше не потревожит, можно будет спокойно жить, - призывал Эл.
Люди молчали, они опустили головы. Кто чертил что-то ногой на пыльной дороге, другой считал камешки, перебирая их пальцами, третьи совсем тихонько попятились к своим калиткам.
- Ну что же вы? Я предлагаю вам выход, и жизнь станет легче,- настаивал Эл, обращаясь к знакомому человечку.
- Надо подумать, ведь всё не так просто, столько нюансов. Нужно провести собрание, опросить людей, поставить все на голосование, посчитать, подумать, все сопоставить, выбрать главного, выделить средства… А кто всем этим будет заниматься? Мы люди маленькие. Вот мне лично этого не надо, а вам? - обратился он к людям.
Они молчали, переглядываясь.
- Давайте, тогда я вам хоть траву вырву - солнышко будет лучше светить, и работы вам меньше, - предложил Эл, ему стало очень жаль этих маленьких людей.
- Нет, нет, не надо, как бы чего не вышло, пусть все будет как всегда, - зашумел народ в голос.
Эл встал и пошел прочь, на душе было скверно, он вспомнил отвесную скалу и вязкую жижу в реке, но тогда ему не было так грустно и непонятно. Вдруг рядом залаял знакомый белый пес.
- Чего тут думать? Не каждый хороший человек тебе друг и не каждый плохой - враг. Маленькие люди - это состояние души, что тут можно поделать? Помогать нужно тем, кто просит о помощи, а они тебя просили? - бегая вокруг, рассуждал пес.
- Нет, - задумчиво ответил Эл.
- Ну вот и не лезь со своим уставом в чужой монастырь.
- Опять умничаешь? Может, он хотел, как лучше, может, опять хотел, как на скале? Помнишь, как я тебе говорил: иди мимо, ан нет, вытащил на свою голову! Кто знает может, и не было бы проблем, - вдруг объявился черный кот, прогуливаясь рядом.
- Я же помочь хотел, сделать лучше для них,- настаивал на своем Эл.
- А откуда ты знаешь, как им лучше? - мурлыкал кот.
- Но это же очевидно, - не успокаивался Эл.
- Пойди и помоги, раз считаешь, что так будет лучше, - легко согласился кот.
Эл резко развернулся и пошел обратно, он долго лазал на четвереньках, раздвигая высокую траву в поисках селения, но даже напоминание о маленьких людях пропало.
Солнце уже катилось к закату, когда он сел и задумался. «Я такой же маленький человек, как они, я не настоял на своем, не помог, не повернул их мир к лучшему. Сколько равнодушных людей, злых людей… Неужели весь мир состоит из одних врунов и предателей?» - почти закричал человек, глядя вдаль. А даль была пуста, виделось только небо и зеленое безбрежное море. Он упал, уткнувшись лицом в траву, душу разрывала обида на себя, на жизнь, на происходящее. «Меня никто не поддерживает, я одинок, даже мои пороки покинули меня. Где мои пес и кот?» - причитал Эл. 
Вдруг его тело почувствовало легкую вибрацию, земля как будто уходила из-под его тела, закручиваясь и образуя воронку. Человека затягивало все глубже и глубже, земля набивалась в рот и нос, не давала дышать. Руки и ноги не слушались, глаза щипало, и они с трудом могли разглядеть глубокую черную воронку, затягивающую его внутрь. «Черная дыра», - мелькнуло у него в голове. Раскатистый зловещий хохот ударялся эхом о стены воронки и создавал странную вибрацию во всем теле Эла. Он закрыл глаза и полетел кубарем - все перемешалось, непреодолимый ужас, захлестывая дыхание, сжал сердце. Резкий удар - и тишина.
Эл упал на что-то твердое, тело невыносимо болело, было страшно открыть глаза, в голове было темно, слышно только биение собственного сердца, мыслей нет, холодно. И вот как по щелчку выключателя Эл открыл глаза, яркий свет ослепил его. «Странно, я провалился под землю, а здесь так светло», - удивился Эл, осматриваясь. Но это было первое ощущение, свет был какой-то серый, как от грязной лампы, вокруг ни души, лишь черная рыхлая земля, сильно пахнущая прелой листвой. Эл встал и пошел вперед, ему было все равно куда идти, дороги не было, и он решил двигаться вперед.
- На небе был, в пещере был, где же я теперь? - попытался громко сказать Эл, но его голос звучал как-то странно, как будто он говорил в толстостенную металлическую трубу, глухо и протяжно.
- Ты у нас в гостях, - услышал он такой же глухой голос откуда-то сверху.
Эл поднял голову и увидел необыкновенное зрелище: огромные вековые дубы росли прямо в небо. Их корни упирались в серые хмурые облака, а огромная, абсолютно голая крона без единого листочка свисала к земле. На толстых ветвях тут и там были выстроены гнезда, одни огромные, другие поменьше, но все они были с яркими табличками. Эл внимательно присмотрелся к надписям: «Самый добрый человек», «Самый порядочный человек», «Самый честный человек», «Самый умный человек», «Самый щедрый человек», «Самый веселый человек», «Самый…», «Самый….», «Самый…» мелькало повсюду.
 - Наконец-то я нашел то, что так долго искал, теперь можно немного расслабиться и отдохнуть, - тихо сказал Эл сам себе.
- Доброго времени суток, - услышал Эл с ближайшей ветки.
- Добро пожаловать, заходите в гости, - кричали с соседнего гнезда.
- Нет, у нас вам будет удобней, - настаивали чуть выше.
Эл улыбнулся в ответ такому гостеприимству, он очень устал и хотел отдохнуть.
- А как мне забраться к вам? - крикнул он в ответ.
И как по волшебству десятки веревочных лестниц спустились с гнезд, Эл схватил ближайшую от него и стал взбираться вверх.
- Осторожней, не упадите, - протянул ему руку самый добрый человек, именно в его гнездо забирался Эл.
- Здравствуйте, - еще раз приветливо поздоровался Эл.
- Здравствуйте, как хорошо, что вы выбрали мое жилище, знаете, у нас так редко бывают гости, поговорить абсолютно не с кем, - усаживаясь рядом с гостем, рассуждал хозяин.
Это был маленький лысый старичок с седенькой острой бородкой, похожий на толстенького гнома. Эл с любопытством рассматривал внутреннее убранство гнезда. Разноцветные тряпочки, пуговицы на нитке, бусины, медные монетки, засохшие травинки - всем этим богатством были утыканы неровные края гнезда, сплетенного из сухих дубовых веток.
- Как же не с кем? У вас сосед самый умный, я видел такую надпись на его доме, - ответил Эл, весело улыбаясь хозяину.
Глаза старичка вспыхнули недобрым светом, он нервно застучал острыми зубками.
- Да какой он умный, у него одна только надпись! Вот на прошлой неделе он взялся достраивать левый край гнезда и так натыкал веток, что загородил мне весь вид на горизонт. Это сколько же надо иметь ума, чтобы не высчитать высоту стены? И вообще он - премерзкий тип, - выходил из себя старичок, его щеки покраснели, а уши стали почти фиолетовыми.
- Я, наверное, пойду, - смутился Эл, для него этот разговор стал неожиданностью, ведь на жилище старичка было написано «Самый добрый».
- Останьтесь, я вам про самого щедрого расскажу, как он три дня назад пожалел монетку самому порядочному, а тот хотел забрать все монеты у меня, сказал, что ему они очень нужны для важного дела. Оказалось, для ровного счета, - продолжал злорадствовать самый добрый.
Эл попытался откланяться, но самый добрый щелкал зубами, рассказывая о своих соседях. Наконец, Эл сумел перекинуть ногу через край гнезда и повис на ветке, самый добрый толкнул его что было сил - и человек кубарем полетел на землю. Из соседних гнезд свисали люди, с любопытством глядя на происходящее, протягивая Элу руки.
- Какая досада, свалился, у нас такие тяжелые условия жизни, как же вы так неловко, поднимайтесь, - причитал самый добрый, посматривая на соседей.
Эл вскочил на ноги, посмотрел вверх, лысый старичок смотрел ему прямо в глаза и мило улыбался, делая вид, что ему очень жаль упавшего. «Вот я попал», - подумал Эл, но тут же отогнал шальную мысль. «Зачем думать обо всех плохо, может быть, он один такой? Зайду в гости к другим, может быть, еще отдохну», - оправдался Эл в своих мыслях. Он посмотрел на другие гнезда и увидел премилую старушку в соломенном чепце, она кокетливо махала ему рукой.
- Здравствуйте, - вежливо поклонился Эл.
- Доброго времени суток, - лукаво улыбнулась старушка, поправляя белое кружевное жабо.
- Можно зайти к вам в гости? - спросил Эл, читая надпись на гнезде «Самая целомудренная».
- Да, конечно, проходите в нашей местности столько мужчин и ни одного достойного, - жеманно ответила дама.
Эл ловко забрался в гнездышко пожилой дамы, внутри оно было очень уютным. Красная ткань обтягивала импровизированные стены, дно было выстлано мягким птичьим пухом, застеленным той же тканью, множество монет разного достоинства висели ожерельями по краю гнезда. Он устроился поудобней, растянувшись на дне гнезда, пожилая дама достала длинную сигарету в черном мундштуке и закурила.
- У вас есть монеты? - томно пуская дым, спросила она.
- Да, вот есть несколько, - доставая из кармана горсть самых разных монет, ответил Эл.
Дама довольно кивнула, ее глаза заблестели, на сморщенном лице вспыхнула улыбка. Она кокетливо протянула Элу руку в ажурной перчатке, ее пальчики были обнажены. Длинные изящные ноготки перламутрового цвета были безупречны, Эл внимательно взглянул на руку дамы, она была молода и очень красива: розовая бархатная кожа, нежное кружево красного цвета в тон стен. Эл поднес милую ручку к губам и поцеловал. Дама смущенно засмеялась, пряча монеты в свой карман.
- Может быть, выпьете, у меня есть немного бренди, - предложила она.
Эл кивнул головой в знак согласия, дама достала начатую бутылку мутной жидкости, налила ее в фигурный бокал. Эл отхлебнул большой глоток и стал внимательно разглядывать даму. Она смущенно краснела, ловким движением поправляя подвязку чулка, ее стройная ножка с тоненькой щиколоткой, обтянутая красным сетчатым чулком, была головокружительна. Чуть заметный край нижнего белья заставил Эла вскочить со своего места, он крепко прижал даму к себе, неистово осыпая ее шею жаркими поцелуями.  Шелковая кожа плеч источала аромат свежесрезанной розы с чуть уловимой горчинкой полыни. У Эла от страсти кружилась голова, по телу пробегали электрические разряды, он все крепче и крепче прижимал даму к себе, наслаждаясь ароматом ее восхитительного тела. Дама повизгивала, стараясь высвободиться, но как-то не очень уверенно, ее движения только распаляли в нем большую страсть. Осыпая поцелуями руки дамы, Эл приоткрыл глаза, и в бокале, стоящем тут же, он увидел странную картину. Он, Эл, прижимал к себе и целовал сморщенную старуху, ее костлявые синюшные руки с грязными уродливыми ногтями обвивали его шею, кривые тонкие ноги в безобразно красных чулках выглядели отвратительно. Старуха скалила беззубый рот и улыбаясь ему. Эл в ужасе оттолкнул старуху от себя, стараясь встать, но ноги не слушались.
- Милый, что с тобой? Выпей, - протягивая бокал с мутной жидкостью, улыбалась дама.
- Нет, нет! - закричал Эл, его лоб покрылся испариной.
Дама смеялась, запрокинув голову, ее смех гулким эхом стучал в ушах. Эл сделал усилие над собой, перекинул ногу через край гнезда.
Вокруг стояли люди, они наблюдали происходящее, хихикая. Дама поднялась, держа в руке сигарету в длинном черном мундштуке, пуская клубы серого дыма, презрительно глядя на спешащего Эла. Он падал вниз, ударяясь о толстые ветки дуба, пытаясь ухватиться за них руками. Оцарапав кисти рук в кровь, Эл, наконец, сумел ухватиться за тонкий сук, подтянулся и присел на голую ветку дерева.
- Смотрите, как смешно он падает, вот недотепа, нет ничего смешнее, чем оступившийся человек, - громко смеялся самый веселый человек, показывая на Эла пальцем.
Народ неистово хохотал, притопывая ногами, а дама смеялась громче всех, подмигивая ему левым глазом.
- Что, милый, не ожидал? да, мир у нас такой, видится одно – а на самом деле другое. Наши души живут на лицах, - лукаво глядя на упавшего человека, объясняла дама.
Эл посмотрел на свои руки, его пальцы были сбиты в кровь, она сбегала ручейками и капала на тоненькую веточку. Неожиданно древесная почка ожила и, лопнув, превратилась в зеленый листик, затем еще одна, а за ней и другая. И вот ветка, на которой сидел Эл, зазеленела. Злобный народец зашипел, их глазки сузились, блестя зловещим светом, и они врассыпную бросились прятаться в свои гнезда.
На горизонте появилась небольшая белая точка, она приближалась, превращаясь в огромную птицу, и вскоре стало видно, что человек в холщовых одеждах, распахнув огромные белые крылья, парит над растущими из серого хмурого неба дубами. Эл, разглядев знакомого человека, очень обрадовался, его лицо расцвело улыбкой, он вскинул руки к небу, его крылья расправились, и он полетел навстречу.
- Как хорошо, что вы здесь, - радостно произнес Эл.
Человек с белыми крыльями сделал круг, как будто стирая краски на палитре, дубы закружились, превращаясь в лазурное небо, и исчезли. Лишь молодые зеленые деревца росли кругом под голубым чистым небосводом.

4 глава
Евгений проснулся встревоженный: проблемы, проблемы, как найти выход? «Аркашка – сволочь… столько лет работали вместе, вытащил его из подворотни, всему научил, а он мне такую оплеуху, мерзавец», - крутилось в голове. Шум в прихожей заставил очнуться, новый жилец Снежка гоняла хозяйского черного кота Бакса. Тот уворачивался, задевая углы, Снежка громко лаяла.
- Снежка, перестань, иди - котлетку дам! Бакс - ты же хозяин, что за прием, зачем ты дразнишь собаку? - успокаивала животных Евгения.
Женя улыбнулся, эта картина ему что-то напомнила, на душе стало чуть легче.
Он встал, привел себя в порядок и нехотя побрел на кухню, аппетита не было, но, чтобы не огорчать жену, он выпил чашку кофе, наскоро съел бутерброд. За столом сидел молча, на Женьку старался не смотреть. Ведь только три года назад он подарил ей этот дом, она так была рада, все говорила, что в таком доме должно быть много детей. А теперь какие дети? Он практически нищий, и только потому, что доверил все человеку, которому когда-то помог, и еще потому, что вырастил в себе спесь и гордыню.
- Женя, я вчера вечером звонила Ивану Николаевичу, помнишь, папиному другу банкиру, он сказал, что ты можешь позвонить, - сказала жена, снимая передник.
- Хорошо, сейчас бы кредит не помешал, - задумчиво ответил он.
- Жень, ты меня до работы не подкинешь? У меня сегодня занятия в первую смену, - спросила Женя.
- Конечно, я тебя в машине жду, - Евгений хлопнул дверью.
Дорога в офис, казалось, заняла целую вечность, супруги молчали, у музыкального училища Евгения вышла.
- Рома, давай в банк, - скомандовал шеф, он даже не заметил, что жена пошла в другую сторону.
Машина резко развернулась и медленно поползла в пробке. Евгений звонить не хотел, разговаривать надо глядя в глаза, он обдумывал каждое слово, что сказать банкиру, как убедить его дать кредит быстро и на выгодных условиях. Репутация у него среди бизнесменов хорошая, деньги он, правда, держал в другом банке, но он пообещает, что станет постоянным клиентом. Евгений быстро шел по просторному светлому коридору, у кабинета директора он остановился, на душе у него было неспокойно.
- Здравствуйте, Иван Николаевич у себя? Скажите, что Евгений Иванович Бессонов хочет с ним поговорить,- обратился он к секретарю.
Секретарь, миловидная девушка, подняла трубку телефона, доложила директору.
- Ждите, вас примут, - спокойно ответила она Евгению Ивановичу.
Он присел, прошел час, ответа не было, Евгений вопросительно посмотрел на секретаря. «Ждите, вас скоро примут», - повторила она. Прошло еще четверть часа, секретарь прошла в кабинет директора, через несколько минут дверь в кабинет открылась.
- Проходите, вас ждут, - пригласила секретарь.
Евгений быстро встал и прошел в кабинет, его встретил полноватый немолодой человек маленького роста, с седенькой острой бородкой и смешной лысиной. Дорогой костюм подчеркивал его статус, он приветливо протянул Евгению руку и предложил сесть.
- Здравствуйте, здравствуйте, голубчик, так вот кто муж нашей Женечки! Наслышан, наслышан, говорят, везунчик; так все у вас гладко получается, недюжинного ума бизнесмен: все крепости без боя вам сдаются? - похлопывая Евгения по плечу, нахваливал его директор банка.
- Преувеличивают. Вы знаете, Иван Николаевич, у меня небольшие затруднения, мне бы кредит в вашем банке взять и, если можно, в кратчайшие сроки, - ответил Евгений.
- А что случилось? Мне говорили, что у вас денег хватает, - добавил директор.
Евгений рассказал Ивану Николаевичу о своей проблеме и еще раз попросил займа.
- А как вы, голубчик, рассчитываться собираетесь? У нас проценты, сроки, а насколько я вас понял, у вас за душой сейчас ни гроша. Мастерские заложены под прошлое кредитование? - переспросил Иван Николаевич.
- Да, заложены, но сегодня привезут машины под заказ, и я думаю, сумею выкрутиться, - доказывал Евгений.
- Знаете, Женечка, мне надо подумать, позвоните мне на следующей неделе или, постойте, дней через десять, может быть, я чем-то смогу вам помочь, - ласково ответил директор, взглядом поднимая Евгения с места и указывая на дверь.
- Спасибо, я позвоню, - попрощался Евгений Иванович.
- Был рад увидеть супруга Женечки, до свидания, - любезно раскланялся толстый человечек со смешной лысиной.
Евгений шагал по коридорам, клерки банка приветливо улыбались ему, раскланиваясь. «Да уж сервис! Послали так, что и не прикопаешься», - зло буркнул себе под нос Евгений, выходя из здания банка.
Он сел в машину и поехал в офис, на работе все ждали шефа. В приемной толпились замы.
- Евгений Иванович, немцы звонили уже три раза. Вы деньги нашли? Сегодня надо хотя бы половину суммы перевести, - забегая вперед начальника, торопливо объясняла главный бухгалтер.
- Денег я не нашел, и, наверное, не найду, готовьте документы на возврат, - скомандовал Евгений.
- А как же клиенты? Они же внесли задаток, люди ждут своих машин, - возразил заместитель по продажам.
- Нет денег - и задатков нет, - раздраженно крикнул Евгений и сел в кресло.
- А нам что делать, машины разгружать? - спросил зам по продажам.
- Разгружайте, еще простой за фуры не хватало платить, - ответил шеф.
Работники разошлись, Евгений Иванович обзвонил друзей и старых партнеров, у всех просил денег в долг. Он упрашивал, унижался, но одни ссылались на занятость, другие на отсутствие финансов, третьи обещали незначительную сумму. Пропадала всякая надежда, у Евгения темнело в глазах от безысходности. Мастерские продать было невозможно, они заложены под кредит на развитие бизнеса, если начать продажу дома, то на это уйдет несколько недель, тревога сдавливала виски. Евгений достал ключи от машины, бросил на стол: «Осталось только разогнаться - и в стену. Стольких людей я подвел», - пролетела шальная мысль. Вечерело, надо было ехать домой, но он все тянул время, ему не хотелось шевелиться. Усталость давила на плечи, казалось, выхода уже не было, хотелось раствориться, никого не видеть и не слышать. Он лег на диван в кабинете и закрыл глаза.

9 сон
Эл бежал по скошенному полю, стернина сцарапывала ноги в кровь, впиваясь в босые ступни, силы были на исходе, боль сковывала все тело. Огромная толпа орущих людей преследовала его, их пустые глазницы зловеще светились черной бездной, а костлявые руки тянулись, стараясь ухватить. Люди, топча друг друга, рычали, шипели, ревели, весь этот гомон превращался в единое жуткое грохотание. Эл бежал, едва уворачиваясь от хватающих его рук. Он бежал и бежал, ища спасение, вдруг впереди он увидел необыкновенное свечение, небо было раскрашено багряными красками. «Закат, значит скоро стемнеет, и я сумею спрятаться», - мелькнула мысль,
Эл, собрав последние силы, рванул навстречу алому зареву. Это был страшный пожар, пламя поднималось в небо своими острыми языками, огонь сплошной стеной двигался навстречу, казалась, что горит сама земля. Эл оглянулся назад: зловещая толпа почти настигла его, костлявые руки уже вцепились в одежду и потянули назад. А впереди, в шаге - огонь, жаркий, всепоглощающий, испепеляющий. Эл замер на секунду, оторванный рукав лохмотьями повис на плече, а люди рвали одежду зубами, топтали ногами. Еще мгновение - и с ним будет то же, а одно движение вперед - и от него останется легкий дымок. Медлить было нельзя, Эл закрыл глаза и прыгнул в огонь, толпа заревела и бросилась врассыпную. Огонь, догоняя, поглощал одного за другим, превращая их в черные головешки.
Эл почувствовал, что огонь проникает в самое его сердце, сжигая его, но боли не было, было ощущение невесомости, чистоты, покоя и безмятежности. Открыв глаза, он понял, что летит, паря на огромных белых крыльях, его одежды были чисты и прозрачны.
- Я умер, все кончилась, - прошептал он, глядя в небо
- Смерти нет, неужели ты еще этого не понял? - услышал Эл знакомый голос.
Рядом летел знакомый человек в холщовых одеждах, он улыбался, глядя на Эла, его глаза светились счастьем, а под ними простиралась бескрайняя пустыня.
- Куда мы летим? - спросил Эл.
- Терпение, мой друг, терпение, - успокаивал его человек.
На горизонте появились огромные пирамиды, сложенные из серых камней. Путники присели на край блока пирамиды, человек в холщовых одеждах обнял теплый камень, прикасаясь к нему щекой.
- Почувствуй вечность, - предложил он Элу.
- Зачем? - недоумевал Эл.
- Чтобы победить сегодня и не бояться завтра, нужно прикоснуться к вечности, - объяснил человек в холщовых одеждах.
Эл встал и подошел к огромному серому валуну, торчащему из стены, и обнял его, прижимаясь всем телом, а потом закрыл глаза. Камень как будто поглотил его, затягивая в свое теплое, нагретое солнцем нутро.
Эл стоял посреди дома. Он увидел знакомые занавески на окнах, которые вышивала еще бабушка, глиняный горшок с цветком герани стоял на окне. Вот отколотый край, это он бросил мяч и попал в окно, мама очень ругалась, но папе ничего не сказала. Сосед дядя Вася вставил стекло до прихода отца. Старая этажерка с его книгами, стопка тетрадей, а это дневник с двойкой по литературе, он спрятал его под диван. Мамина любимая ваза и салфетка - её сестренка вязала сама и подарила маме на восьмое марта. Расстроенное пианино, на котором сестры барабанили «Собачий вальс», а бабушка мечтала, что одна из них станет музыкантшей. Старый стол, застеленный вытертой клеенкой, со следами каракулей, которые он рисовал, когда ему скучно было читать, вот и чиркал. Портреты на стене: дед и бабушка, папины родители, бабули в беленьких платочках с печальными глазами, а деды - прямо герои с медалями. Фотоальбом на полке - он так любил рассматривать старые фотографии, прадед - полный георгиевский кавалер, а это дядя запускает змея. Маленькая мама, такая смешная, с тоненькими косичками, и папа в костюме зайчика.
За окном послышался громкий детский смех, Эл подошел и отдернул занавеску, пустые качели качались, поскрипывая старыми канатами. Выцветший мяч одиноко лежал в сторонке, растрепанная кукла валялась тут же. Двор был залит ярким солнцем: старая яблоня, песочница, клумба с любимыми мамиными астрами. Кругом ни души, Эл стоял, как завороженный, глядя в окно. Очнуться его заставил шум на кухне, аромат свежих блинов и сметаны распространялся по дому.
- Мама! - закричал Эл и побежал на кухню.
На кухне хозяйничала женщина в мамином переднике, ее гладко прибранные волосы и скромное ситцевое платье заставили сердце стучаться чаще.
- Мама! - позвал Эл.
Женщина повернула голову. Она улыбалась, ее глаза светились добротой и чем-то еще таким, что бывает только в детстве. Эл сел на табурет, стоящий у стола, женщина обняла его, прижимая к себе, поцеловала макушку. От женщины пахло теплом и домом.
- Я жду тебя, приезжай скорей, - сказала женщина ласково.
- Эл?! - узнал он любимую.
Вдруг картинка поплыла и растворилась, превращаясь в утреннюю дымку. Эл открыл глаза, человек в холщовых одеждах вопросительно смотрел на него.
- Мне нужно домой, - уверенно сказал Эл.
- Я очень рад, что ты, наконец, понял, - ответил человек, распахнул крылья и взмыл ввысь.

5 глава
Евгений открыл глаза, часы показывали семь часов, солнце играло яркими зайчиками по письменному столу. Он схватил со стола ключи от машины и побежал к выходу. Машин на трассе было немного: суббота, а он совсем забыл об этом. Добравшись до дома, Евгений быстро открыл ворота, сейчас он скажет жене, как он ее любит, что вместе они обязательно справятся с проблемами. Евгения сидела на крыльце, у ее ног стояли коробки, чемоданы, дремал белый пес, на руках в плетеной корзинке лежал черный кот.
- Женя, что случилось, почему ты здесь? - удивился Евгений.
- Я дом продала, моему однокурснику нужен был дом за городом, он недавно вернулся из Америки, наш дом ему как раз подошел. Деньги он уже перевел на мой счет, - протянула пакет жена.
- Женя, зачем ты это сделала? - тихо спросил муж.
- Я так решила, это был мой дом, верно? Ты же мне его подарил. Так будет лучше, наш малыш должен родиться в доме своих предков, в той квартире, где живут воспоминания, - улыбнулась Женя.
- Какой малыш? - недоуменно спросил муж, складывая коробки в багажник.
- Наш малыш, у тебя будет сын! С проблемами я не решилась раньше тебе об этом сказать, - объясняла жена.
- А я знал, - слукавил Евгений, нежно прижимая к себе жену.
Евгений сложил в багажник коробки, чемоданы, Снежка прыгнула на заднее сиденье, Евгения с котом села вперед. Машина медленно выехала за ворота, Евгений оглянулся, как будто прощаясь с прошлой жизнью.
- Не жалей ни о чем, пусть другие люди будут счастливы в этом доме, - улыбнулась Женя.
Супруги ехали молча, Евгения готовилась к серьезному разговору, она старалась не вмешиваться в дела мужа, но сейчас ему нужна поддержка, и она решила дать совет.
- Женя, я хотела тебе сказать, может быть, позвонить в Германию партнерам, объяснить все. Такое может случиться в любой фирме, вместе легче найти выход, - нерешительно предложила жена.
- Дорогая, что ты выдумала, им и дела нет до наших проблем, они свои условия договора выполнили. Я за прошлую неделю столько унижался с одним Иваном Николаевичем, так послали, что не подкопаешься. Женечка, не лезь ты в эти дела, прошу тебя, - раздраженно ответил муж.
Женя замолчала, она смотрела в окно, кот мирно дремал в корзине, вот показался и знакомый двор. Машина затормозила у второго подъезда, Евгения нашла в сумочке ключи и направилась к двери, зовя за собой собаку. Снежка и Евгения с котом скрылись в подъезде. Евгений выгрузил чемоданы, коробки, составил все у дверей.
- Что, Женечка, домой? - приветливо спросила старушка, сидевшая на скамеечке у подъезда.
- Да, Тамара Михайловна, домой, - ответил Евгений, ее лицо и кружевной передник были так знакомы ему.
Евгений переносил коробки и сумки в квартиру, тем временем жена принялась за уборку, а он решил съездить до ближайшего магазина за продуктами. Сев в машину, Евгений задумался, достал из кармана телефон и нажал знакомую кнопку.
- Алло, доброе утро, я по поводу поставки машин…
Евгений долго объяснял партнерам из Германии о своих затруднениях, стараясь выглядеть достойно, его внимательно слушали, не перебивая.
- Я все понял, Евгений Иванович, пришлите в понедельник новый договор реализации и созвонимся. Три недели для продажи машин вам хватит? - услышал он спокойный голос в трубке.
- Да, вполне,- ответил Евгений.
- Вот и хорошо, мы все люди, я вас понимаю. Надо уметь озвучивать проблему, ведь всегда можно договориться, - сказал немецкий партнер.
- Спасибо, я позвоню, - поблагодарил Евгений.
Он сидел в машине, на душе стало легко и спокойно, теплый летний ветерок трепал его волосы через раскрытое окно. Улица была пуста. Он открыл дверь автомобиля и увидел, как по дорожке шел высокий худощавый человек в сером длинном плаще. Его силуэт показался Евгению странно знакомым, как будто он где-то встречал этого человека раньше. Прохожий вдруг кивнул в знак приветствия и лукаво улыбнулся. Знакомое лицо со впалыми щеками и большие синие искрящиеся глаза заставили Евгения вздрогнуть, он выскочил из машины, пытаясь догнать уходящего прочь человека, но улица была уже пуста.
Он присел на скамеечку, вокруг не было ни души, но Евгений чувствовал: он не один, у него есть Евгения, его любимая половинка, их будущий ребенок. Его сослуживцы, которые поддерживали его, партнеры – там, далеко в Германии, но так близко - в его сердце, и даже баба Тамара на скамеечке. Его память, его любовь и вера. Он не один, с ним целый мир и целая жизнь.
И что такое жизнь? Мы часто не знаем, где сон, а где явь, и где та грань, которую нам дано пережить. В чем смысл и в чем суть происходящего – мы познаем всю жизнь, одним это дано, а другие так и останутся слепы. Приятных снов…


Рецензии
Спасибо за произведение!Фантастика переплетается с реальной жизнью, данное произведение( как впрочем и другие произведения Елены), несут глубокий смысл.заставляют задуматься о нашем жизненном пути. кто мы,зачем и для чего рождены...Многое переосмыслить,даже разобраться в себе....Пишите, радуйте нас,Ваши произведения несут тепло и приятные мысли после прочтения.Да и Мир видится несколько другим! с уважением Ваш читатель.

Елена Молодец   13.02.2017 10:37     Заявить о нарушении