Даша

1. Ольга Павловна

              Лежит и лежит, как трутень околелый. Весь диван продавил. Прикрылся своей любимой газетой, и ничто его больше не интересует, ни посуду не помоет, ни ножи не наточит. Только мусор сам выносит, и то, когда я напоминаю. Крутишься, как белка в колесе. И варишь, и стираешь, и окна моешь. Однажды сказал, что мне, мол, крыльев не хватает. Отдал бы свои, говорит, да самому нужны!  Откуда у него свои-то взялись? Ведь на уме одно ворчание.

             Эх, Стёпка-Стёпка! В молодости таким не был. И внимание ко мне проявлял, и ласку, и обходительность. И на работу вместе ходили, и с работы друг друга дожидались. Ни друзей не забывали, ни родственников. В Узбекистан вместе ездили — климат сыну меняли. Я же за Стёпкой, в молодости, как нитка за иголкой. Верила в его силу, предприимчивость. А теперь?

             В Горный Алтай собрался на Костиковой машине. На Семинском перевали мы, говорит, с тобой были. Может, в другое место съездим? А сын  собрался ехать с компанией. В ней Вилька будет, приятель Костика. Терпеть я его не могу. Весь какой-то скользкий и далеко не откровенный.

2. Степан Митрофанович

                Ножи, ножи…  Заладила. Режем двумя, так они всегда острые. А остальные восемь и так сойдут. Я ж не точильщик. Надо будет, наточу. И посуду  помою. А Ольга, ежели на кухне что-нибудь готовит, так  весь умывальник  завален. И всё недовольная. Ты, грит, моющим средством мало пользуешься. Перемывать после тебя приходится. Ни разу не видел, чтобы перемывала. Наоборот, подсунуть свои тарелки да ложки пытается.
      
                А моющее средство для посуды, оно же здоровью вредное. В телевизоре зря не скажут. А тут, вон, про Горный Алтай читал, в «Вечёрке». Так красиво написано! А какие фотки! И про Семинский перевал сказано. Ещё бы раз  туда съездить.  Предложил Ольге, а та  артачится. Вилька из Костиковой компании, видишь ли, ей не нравится. И дождей там много.

                Дождей конечно побольше,и  погода разная бывает. Но что нас, пенсионеров, держит-то? Костя в отпуске. Отвезёт поди на своей «приоре». А то ж засиделись в четырёх стенах. Эх, Оля-Оля! "Упахалась" совсем. Всех, ведь, дел не переделаешь. Отдохнула бы от забот нескончаемых. И сама "затуркалась", и мне кишки подвымотала.

3. Ольга Павловна

               Придумал тоже! На Семинский перевал ему захотелось. Костик с друзьями молодые. Это понятно. Но мы-то со Стёпой для них древние люди. Да и были мы там. Друзей Костика я давно знаю. Не раз к сыну приходили. Серёга такой умница! Скромняга-парень. Зато, в футбольных воротах, как Костик рассказывал, весь преображается. И реакция у него кошачья, и команда им довольна, и администрация краевая не нарадуется. Деньги хорошие получает, особенно, когда играют на выезде. Квартиру купил, на Балтийской. Машину недавно приобрёл. Дело за женитьбой. Как и наш Костик, девушку себе найти не может.

              Зато, у Вильки, с физиономией Ретта Батлера, из «Унесённых ветром», и женщин развратных полно, и девочек лёгкого поведения. И жена от него сбежала. И сам он, себялюбец, павлин бахвалистый, так и любуется собой.  Всегда гладко выбрит, одеколоном и дорогими сигаретами за версту несёт. Частенько бывает под хмельком. Но за своим внешним видом следит. И глаза у него, как два щупа, и под одежду залезут и в душу заглянут, и царапинку там оставят.

              Ох, не люблю я таких. Прям, как образ мужчины семидесятых: гладко выбрит, слегка пьян, интеллект – от Эдиты Пьехи, до иди ты на….  Вот, это Вилька и есть. И что Костик с Серёгой в нём нашли? С Костиком-то они одноклассники, а Серёга младше их лет на пять. Но, говорит, Вилька в их  округе, на Комсомольском, смолоду среди пацанов верховодил.

              Костик сказал, что у Серёги сестрёнка есть, Дашей зовут, но сам её ни разу её не видел. Вот бы поглядеть на девчонку…

4. Степан Митрофанович

               То она не поедет, то поедет. Не поймёшь. «На неделе семь пятниц». Небось, когда дети маленькими были и болели часто, ныла, что дома стены заели. Однако ни одна из бабушек заботу не проявила. Крутитесь, мол, как можете. А ведь, могли бы и посидеть с внучатами-то. И Ольга бы работала на одном месте, и нареканий от начальства не было бы. Понятно дело, что ей смолоду доставалось. С больничных не вылезала.

               А сколько работ сменила? Трое детей – не хрен собачий. Сейчас-то что держит? Дети выросли. У двоих семьи имеются. Для меня ведь внучатки тоже милее милых. Однако я не такой сердобольный, как  баба Оля. Дед всё-таки! И суровый, и грозный, но добрый. Не то, что она, сварлюша назойливая. И как я с ней больше сорока лет прожил? Да мне памятник  поставить надо, за такую тяжёлую семейную жизнь. Сказал ей как-то об этом. Говорит: и мне  надо памятник. С таким ворчуном нормальный человек и недели не протянет. Вот, и будем стоять рядышком, бронзовыми изваяниями.

5. Костя

              И чего это они такие озабоченные. Батяня на моё приветствие только головой кивнул. Спросил у мамани, чего бы «похавать», ответила сквозь зубы: в холодильнике. Поди, судьбу мою опять решают? Или программу по телевидению изменили да любимый сериал перенесли? Ох, и надоели мне эти предки!  Пожить бы от них отдельно, почувствовать себя хозяином положения. А то выслушиваешь каждый день: когда ты женишься, неужели до сих пор девушки подходящей не нашлось? Да! Пока не нашлось. Жениться по любви надо. И маманя об этом постоянно твердит, и батяня рассказывал про их молодую жизнь. А нет её, любви-то! Как попало не хочу, и девочки-одноночки мне не нужны.

              Не поймёшь их, родителей. Вчера о любви вечной говорили. Сегодня батяня заявляет: стерпится-слюбится. И маманя как-то ревностно воспринимает моё будущее знакомство с девушкой. Как же! Сыночек, кровиночка!  А вдруг какая-нибудь мымра обидит!

             Но я ведь тоже на месте не сижу. Бываю в компаниях, присматриваюсь. К Вильке заходил. Договорились на природу вылазку сделать. Серёге позвонили, позвали, а он обещал Дашу пригласить. Машины у всех имеются, палатки. Вилька – калач тёртый. Везде бывал, всё знает. Не зря же геолог.

6. Ольга Павловна

          Уговорил-таки муженёк. Поедем на Семинский. И сынок с друзьями решили туда поехать. Костик так говорит, словно мы со Степаном этого не знаем: там комара нет, мошки нет, змеи не водятся, и кедрач растёт, и травы целебные. Может, вместе и отправимся? Только, возьмут ли они нас, стариков-то? А Вильку как-нибудь стерплю.

          И что за сестрёнка, Даша? Спросить как-то неудобно.  А посмотреть так хочется! Подойдёт ли нашему Костику?

7. Степан Митрофанович

          Если Костя с друзьями не будут против, то поедем с ними. И Вилька не помеха. Мало ли кто кому не нравится.  Я ведь, кроме Чемала, только на Семинском перевале и бывал. Супруге там понравилось. А тут Костя заикнулся, что у друга Серёги сестрёнка Даша есть, с ними поедет. Что за сестрёнка? Может сыну нашему парой будет? А то ведь, парень «в девках» останется.  Спросить, что ли?

8. Костя

          Пусть родители к нам присоединяются. Друзья не против. Места всем хватит, и в машинах, и на природе. Маманю, конечно, любопытством бог не обделил. До всего ей дело есть. Зато, батяня немногословный. Будет её сдерживать. Сестрёнка Серёгина согласилась. Всё веселее будет. Она у матери живёт, отец умер.  Раньше я её не видел.  Интересно бы посмотреть на эту Дашу. Знаю, что они с Серёгой двойняшки и учились оба в Москве, в физкультурном институте, жили у дяди. Может, приглянется девушка. Надоело одному-то.

9. Степан Митрофанович

           Ну, мать, даёт! И бельё нательное с начёсом на всех взяла. Говорит, по ночам мёрзнуть придётся, как в прошлый раз! Но то вгуст был, а сейчас — июль. Хотя бабье чутьё иногда вернее, чем прогноз погоды. И шапки вязаные и рукавицы, и носки, и шарфы прихватила, и одеяла байковые. Хорошо, хоть от матрасов ватных мы с Костей её отговорили. Сказали, что в машине места не хватит, да и в палатках тесно.

           Договорились, что встречаемся в семь, утра, у семиэтажки, где сотый магазин, на Ленинском. Там живёт Даша. 

           Интересно! На месте встречи мой сынок сделал удивлённые глаза:
 - Дарья Тимофеевна! Вот не думал здесь вас увидеть! И девушка в ответ:
 - Константин Степанович! Так неожиданно! Это что же, выходит, что мы все — рузья?..
И так мило улыбнулась, что даже моё сердце стариковское заныло. Вот бы сношенька-то была! Глядел бы на неё и за сына радовался. Эх! И куда Костя смотрит?

10. Ольга Павловна

             Взъярилась я на Стёпку. Ишь, на молодушку засмотрелся, кот мартовский.  Даша, конечно, ничего особа, однако не в моём вкусе. Пониже Костика, но девушке и положено быть такой. Джинсики линялые, в обтяжечку, на коленках рваные.  Футболка белая, с портретом какого-то бородача. На босых ногах пластиковые шлёпанцы. Ноги тонковаты, а плечи широковаты. В наши-то молодые годы парни ценили девушек за грудь, за бёдра, за ножки.  А эта – доска доской. И волосы светлые, прямые, коротко остриженные, и помада на губах алая, как у девочек-подростков. И сама беленькая, словно, никогда не загорала. Если Вилька глаз на неё положит – его дело, а Костику девушка не подходит.

11. Даша

            И что это мама Константина Степановича меня так пристально разглядывает? Интерес возник что ли?  Надо ж такому случиться – с её сынком в одной компании оказались. Хотя в спортивной школе видимся с ним чуть ли не каждый день, и ни разу не заговорили друг с другом. Всё в рамках официальности. По-другому как-то неудобно было. Там он в мою сторону ни разу и не поглядел.

           Я бы от такого парня не отказалась. Женатый, поди? Однако на пальце нет колечка. Может, носить не любит?  А где тогда жена? Дома осталась? Редко такое бывает. А сам-то высок, широкоплеч, ладони большие, хваткие. Волосы тёмно-русые, и глаза серые. И душа, видать, добрая. Иначе не стал бы с детьми заниматься. Они ж, мальчишки, без его дзюдо жить не могут, как и мои девочки без моего.  Наверное, ему не нравлюсь. Но если узнает, что у меня ребёнок, тогда "труба".

12. Костя

           Странно видеть её в нашей компании! В спортшколе я на неё глядел формально, как и на всех сотрудников. Одевалась без изысков. Приходила в светло-сером пиджаке и такого же цвета брюках. Под пиджаком блузка белая. В спортзале – обычная борцовская форма. Ни перстней на пальцах, ни колец. Ничто нигде у меня, при виде её, не колотилось, не шевелилось.

           А здесь? Как она мила! И улыбается естественно, без рисовки… Дарья Тимофеевна! Да она же  Дашенька! Нежна и прелестна. И не подумаешь, что спортсменка, дзюдоистка. И не сказал бы, что строгая и неприступная. Вовсе нет. Очень, очень привлекательна. И проста, и скромна, и помада не броская, в тон маникюру. Чем дольше я на неё гляжу, тем больше она мне нравится. Вилька, поди, тоже на неё "запал"? Но я не отступлюсь.

13. Ольга Павловна

            Выходит, что они знакомы? И взглядами  перебросились. Каждый что-то для себя отметил. Даже моё материнское сердце дрогнуло. Давно ли мы со Стёпой были так же молоды, и жизнь наша грядущая представлялась, как розовый туман?  Жаль, годы уходят!  А Даша с Костиком, похоже, «клюнули» друг на друга. И этот хлюст, Вилька, тоже поглядывает на девушку маслеными глазками. Но…  разберутся.

14. Степан Митрофанович

              Конечно, «приора» лучше автобуса. И ход у машины мягче, и дремлется в ней, и былое вспоминается, особенно, когда знаешь, что путь неблизкий. Но пейзажи приелись. Поглядел на Дашу и подумал: дожились. И девчонки дзюдоистками стали, и женщины с ними занимаются. А пяльцы в руках никто никогда не держал. А уж чтобы сшить какую-нибудь полезную одёжку, тут и говорить нечего. Не умеют. 

              Зато, пяткой в нос ловко бьют. Хоть жена и говорит, чтобы я угомонился и меньше ворчал, вроде как, время сейчас другое, а неправильно это. Многое, конечно, изменилось в жизни, но раньше интереснее было. Как говорят, и трава была зеленее, и вода мокрее, и масло масленее.  Зря не скажут. Но… Костик из нашенских. Вряд ли Дашу Вильке уступит.

15. Даша

            Выехали рано, как и договорились. Впереди, за баранкой новенького чёрного «джипа» восседал Вилли. Мы с братом ехали следом, на белой «тойоте». Последним, на бордовой «приоре» ехал Костя с родителями. Мне всё нравилось. Я не могла оторваться от окна машины. День стоял солнечный, насыщенный разнообразными красками. Я никогда раньше не была в Горном Алтае, и только успевала крутить головой, удивляясь всему, что видела. Внимательно прочитывала на указателях названия  речушек. Но их было столько много, что все и не упомнить. 

           Пугали каменистые обрывы на поворотах дороги. И Катунь забыть невозможно. Особенно в районе Манжерока.  Воды реки сталкивались с огромными порогами – пятью валунами, торчащими из воды метра на полтора-два, разбивались о них, и монотонные шумовые волны разбегались на много километров в разные стороны, сливаясь в единый мощный грохот.  Их долго было слышно на трассе.

           Через несколько часов пути стало закладывать уши. Видимо, сказывалась высота. Голова слегка подкруживалась.

           И почему у меня сегодня такой повышенный интерес ко всему? Наверное, потому, что Константин Степанович стал ближе.  И сердце при виде парня неровно бьётся.  Странно, что в спортшколе он не обращал на меня внимания. Да и сейчас-то не особо. Просто, узнал во мне коллегу. А всё равно, мне он нравится. Не то, что Вилька, с его сверлящими взглядами и внутренней ухмылкой.

16. Вилли

           Наконец-то, добрались! – воскликнул я, выйдя из машины. Мне не впервой было глядеть на красоты перевала. Я же геолог, и Горный Алтай знаю, как свои пять. И командиром быть нравится. Особенно, когда в компании такая прелестная девушка. Давно ли ребёнком была? Я и в юности на неё поглядывал. И сейчас она восхищает! Ей всё интересно. И местные пейзажи, и голубые вершины гор. Она вся живая! Люблю таких! Мне казалось, что девушка смотрит только на меня. Я многих перевидал на своём коротком веку, и профур, и девственниц, но Даша!..  Случалось, что наши взгляды пересекались,  и она краснела. Как я люблю, когда девушки смущаются. В доску расшибусь, но Даша будет моей!

17. Ольга Павловна

            Я вышла из машины и стала оглядываться по сторонам. Ближе к базе красовалось всё то же небольшое озерко, со скамейками вдоль берега. Там туристы и спортсмены, после физзарядки обычно купались или просто обливались водой. Палатки наша компания ставила сообща. У Даши неплохо получалось. Однако Вилька так и норовил что-нибудь да подсказать девушке. И Даша благодарила его, скромно приспустив веки. Хитра особа. Прикидывается ланью, а тот рад стараться, лишний раз писануться перед девушкой.

            Костик помог нам со Стёпой устроить уютное гнёздышко. А Даша отдельно поселилась. Могла бы и с братом поделиться жилплощадью. Надеется, что ночью к ней кто-нибудь из парней заявится? А как Вилька на Дашу смотрит, бабник!  Ишь ты, так и пытается вогнать девушку в краску.  Да мой Костик во сто раз лучше. И добрее, и скромнее, и симпатичнее.  Ладно, пусть тешатся. Костик сам решит, как ему поступить.

18. Степан Митрофанович

             Вилли предложил поужинать на природе. Никто не стал возражать. Все проголодались, и стали доставать свои припасы. Чего только не было на салфетках. И куры жареные, и консервы, и колбаса, и мясо копчёное, и рыба красная, и котлеты домашние, и огурчики в маленьких баночках.
 
             В центре обилия аппетитных закусок стояли две бутылки красного вина, с заграничными надписями, и бутылка «вискаря». Я, не долго думая, пристроил рядом бутылку «Вечернего Алтая». Гулять, так гулять. Ольга сделала недовольную физиономию. Но, это до первого «стопаря». А как она ко мне прижималась, когда мы танцевали под романсы и песни Вилли! А он неплохо поёт, зараза! За живое цепляет. На женщин его голос наверное сильнее воздействует. Это же прочувствовать надо и душой, и телом.

19. Сергей

              Дашу не пришлось долго уговаривать. Я только сказал ей, что поедут Вилли и Костя с родителями. С Вилли они были знакомы с детства, когда мы с сестрёнкой у матери, на Ленинском, жили. Он и тогда на неё поглядывал – король местной шпаны. И курить рано начал, и винишко попивал, и с какими-то девочками якшался. Но уж больно любил песни Вилли Токарева. Потому и Вилькой стал. По паспорту он Вениамин. Вилька после школы в Новосибирском университете на геолого-физическом факультете учился, а мы с Дашей поехали в Москву к дяде. А  там институт физкультуры нас приветил. Даша дзюдо увлекалась, а мне футбол был по душе.

              На сборы ездили. Даша с тренером закрутила, Виталием.  На последнем курсе замуж за него засобиралась, а тот женатым оказался. Любовницей Виталия она становиться не захотела – характер не тот. Так и разбежались.  Сын у Даши родился, Виталиком назвала. Подробностей я никому не рассказывал. А Степану Митрофановичу и подавно. Пусть сестрёнка сама себе судьбу определяет. Но с Вилькой мне бы не хотелось её видеть.

 20. Даша

                Голос у Вилли красивый, не отнимешь. Так за душу и берёт!..
Каждый из парней, во время танцев, старался уделить мне внимание.  Я, то и дело, переходила из одних рук в другие.  Из машины Вилли доносились записи старых танго, фокстротов, вальсов в исполнении разных певцов, и просто, танцевальная музыка.  А он  комментировал: поёт Ефрем Флакс, или –  Нестор Козин. И песни Токарева он знал, и Георгия Виноградова, и Петра Лещенко. Я о таких и не слышала.

                Степан Митрофанович танцевал только с Ольгой Павловной. Зато, подвыпивший Вилли так и норовил выхватить меня из рук Кости или Сергея. Кстати, партнёром в танцах он был классным. И ритм музыки чувствовал, и движения у него были отработаны. Настоящий кавалер. В его объятиях я порхала, как бабочка. А он, облобызав мои плечи, пожирал меня глазами. Я видела недовольство Кости. Видела, как он сжимал кулаки, готовый броситься на Вилли. Слышала, как Ольга Павловна шипела на сына: не лезь, потом разберёшься! Только за полночь и угомонились.

                Я лежала в расстёгнутом спальнике, переодевшись в махровую пижаму, и укрывшись байковым одеялом. Дежуривший Сергей, видимо, «прикимарил» у костра и не заметил, как в мою палатку вполз Вилли.  Он клялся мне в любви, говорил красивые слова.            
 - Что ты ко мне привязался? Мне нравится другой! – заявила я.
Тогда Вилли прохрипел: 
- Просто так я тебя никому не отдам…

                Он обнял меня и прижался губами к моему плечу. Реакция сработала мгновенно. Не используя никаких приёмов, я оттолкнула Вилли ногами. Он вылетел из палатки и распластался у входа. Снова сунувшись ко мне, он получил от удар пяткой в лицо. Отпрянув назад, парень споткнулся о корень кедра. Еле удержавшись на ногах, развернулся, чтобы уйти, однако наткнулся на торчащий из ствола толстый сук и выматерился. Лёгкий хмелёк и усталость сморили меня окончательно, но перед тем, как уснуть, я подумала, что могла бы с Вилли и в ресторане посидеть, и кофе потом выпить, и ночь скоротать, но…

21. Костя

           Утром я увидел у Вильки фингал под глазом.
 - Где это тебя угораздило?.. 
Вилька зло поглядел на меня и отмахнулся.
 - Наверное, ночью по нужде приспичило, да в темноте налетел на сучок? – рассмеялся я. – А ты, господин дежурный, дремал, наверное, когда с товарищем беда случилась?..
Серёга соврал в ответ:
- Я видел, как Вилли шёл в сторону туалета, однако не усёк подробностей. Темно же было… 
- Оставь его, Костя, – заступился Вилька за друга. – Что он мог разглядеть?..

           Из палатки вышла Даша. Увидев фингал под глазом Вильки, она прыснула от смеха и предложила смазать место ушиба особой мазью, что при травмах применяется. Аптечку Вилька принёс из своей машины. Затем Вилька и Даша ушли в палатку. Через несколько минут они вышли, о чём-то непринуждённо беседуя. Я поглядел на улыбающуюся пару и отвернулся. Что-то во мне вскипело.  Даша, похоже, заметила моё  состояние. 

           После завтрака группа собралась на крыльце столовой турбазы. И снова мы услышали бодрый Вилькин голос:
 - Ну что, друзья! Понравился завтрак?
 - Да, понравился! – ответил Дашин голос. Вилли объявил:
- Сейчас пойдём на гору Тияхту. Она рядом, в километре от нас. Да и высота тысяча девятьсот метров. А на базе — тысяча семьсот. Подъём не очень крутой. Поход всем под силу. К обеду вернёмся…

           Вилька увивался вокруг Даши. Но поравнявшись с девушкой, я взял её за руку. Она не отстранилась, и мы пошли рядом.  Я постоянно чувствовал прикосновение её плечика, и знал, что маманя с батяней следят за нами.

          - Дарья Тимофеевна! – спросил я у девушки. – А у вас есть парень?..
- Нет, – ответила Даша. – Только, зовите меня, пожалуйста, по имени и обращайтесь на «ты». На сборах я знакомилась с парнями, но отношения были товарищескими…

          - Вопрос к вам аналогичный. У вас есть женщина или девушка? – спросила Даша. – Может, вы женаты?..
- Та же просьба и к тебе, Даша. Зови меня по имени, и обращайся на «ты». Девушки нет, и жены никогда не было. На сборы тоже часто ездил. Знакомился со многими, но никаких вольностей по отношению к ним не проявлял. А фингал у Вильки, наверное, не просто так?..
Даша ответила с ухмылкой:
- Он же на сучок ночью налетел…
          
           У девушки в кармане зазвенел сотовый. И она отвлеклась на разговор:
- Да, мама. И я тебя хорошо слышу. Всё у нас с Сергеем замечательно. Ехали без приключений. Вечером поужинали. Здесь неплохая столовая, кормят недорого. А сейчас на гору подымаемся, Тияхту. Она возле нашей стоянки.  Ну, какие парни, мама?  Ладно, потом поговорим.

           Как там Виталик? По мне ещё не соскучился? Наверное, бабушке с ним очень весело! Дети есть дети, шустрее, чем мы когда-то. Сергею сама позвонишь?  Ну и хорошо. Целую вас обоих, а Виталика в обе щёчки…

           Я не пытался слушать чужой разговор, но стал его невольным свидетелем. Это выходит, что у Даши есть ребёнок?  Неожиданное известие меня  ошарашило. Так вот почему она так легко ведёт себя с Вилькой.  И со мной пытается встать «на короткую ногу». Не иначе, присматривается.

22. Даша

            Я окликнула Вилли:
 - Пора снимать тампон, командир...
 - Дашенька, ты волшебница. Синяк полностью сошёл…
 - Пить меньше надо, маэстро!..
Вилли опять убежал исполнять обязанности командира. Узкая тропа, по которой мы шли с Костей, вела вверх, пересекая асфальтированную дорогу. Заросли иван-чая и кусты жимолости удивили нас своим обилием. Ольга Павловна бросилась собирать ягоды. Парни полезли на скалы, разбросанные у подножья горы.

            Про одну из скал Вилли поведал, что она целебная.  Если кто-нибудь прикоснётся к ней рукой, встанет лицом к востоку и постоит с минуту, то его аура очистится. И ещё, он сказал, что скала может исполнить любые загаданные желания. Каждый из группы по очереди очищал свою ауру, мысленно загадывая желания. Я тоже загадала. Надеюсь, что оно совпало с Костиным. Потом, мы фотографировались. Костя  со мной, а Вилли  с группой и один.

23. Ольга Павловна

            Я видела, что Костик ни на шаг не отходит от Даши. На привале, когда все фотографировались, они стояли рядом. Костик держал Дашу за руку, и она доверчиво, как ребёнок, прижималась к его плечу. На душе моей было спокойно. Я всё больше уверялась в порядочности Даши и радовалась за сына.


            С привала открывались прекрасные виды. Вдоль подножья горы серой лентой извивалась дорога. За дорогой росли кедры. За ними виднелся Чуйский тракт, а дальше, во весь горизонт, тянулась гряда серо-голубых гор. Мы стояли у родника, когда я услышала звонок мобилы.

            До меня долетел разговор Даши с матерью. Весть о том, что у Даши есть ребёнок, ошеломила меня. А я-то, бестолочь, мечтала, что они с Костиком соединят свои судьбы! Да никогда этого не будет! Что же он, видный парень, не сможет найти себе порядочную девушку? Никаких близких отношений! Ещё чего не хватало! Чужого внука я не буду воспитывать, и сыну моему чужой ребёнок не нужен! Что, у него не хватит способности завести своих детей? Я, не помня себя, дошла до какого-то бетонного столба, а мысли голове всё крутились и крутились.
 
            Мы потрогали столб руками. Оказалось, что это обыкновенное человеческое творение с отметкой – тысяча девятьсот метров. За столбом, среди скальных нагромождений, виднелась площадка, усеянная мелкой травой. Но меня это мало интересовало. Я волновалась за судьбу Костика, и его отношения с Дашей. Назойливый голос Вильки вернул меня к действительности:

            - Друзья, обратите внимание! Трава на площадке мелкая, как в северной тундре, и называется куропаточья! А пирамиды из камней — святые. Их сложили местные жители. На этой горе они общаются со своими богами…
Но я и близко подходить не стала к пирамидам. Не до них было. Вилька указал на горизонт:
 - Сразу за Чуйским трактом, - продолжал Вилька. - Виднеется гора, а на вершине – «Ласточкино Гнездо» из огромных камней. Правее, вдоль горной гряды – Смотровая Площадка. Оттуда открывается прекрасный вид на Алтайские горы и долину Тенгинского озера. И если хорошо присмотреться, то при ясной погоде мы увидим гору Белуху, с её  вершинами…   
"Ишь, шустряк! - подумала я. - Пусть с ним Даша и крутит..."

24.  Даша

            Я так и ходила, держась за руку Кости, как маленькая девочка, и мне это нравилось. И горы нравились, и скалы, и кедры, и кустарники. Я постоянно чувствовала на себе чьи-то взгляды. Кто-то следил за нами. Один из следящих, похоже, был Вилька. Его внимание к себе я заметила сразу, как приехали. Другие же, наверное, Ольга Павловна и Степан Митрофанович. Я шёпотом поделилась своими предположениями с Костей. Он также шёпотом ответил:  «Пусть смотрят. Это даже лучше»…
Но, при этом, Костя, вроде случайно, отстранился от меня. Что это он?

25. Ольга Павловна

           Я толкнула в бок Степана:
 - Ты хоть посмотри на молодых…
 - Я на горы смотрю. Прекрасное зрелище!..
 - Тюфяк ты бестолковый!  Видел бы, как молодёжь держалась за руки, какими глазами они глядели друг на друга. А теперь, не держатся и не глядят. Уясни себе раз и навсегда, что эти два мира, недавно стремящиеся друг к другу –  наши несостоятельные бредни. И выбрось их из головы. У Даши есть ребёнок…
 - А ты откуда знаешь? – спросил Степан.
- "Сорока на хвосте принесла!.."

            Назад мы почти бежали. Под горку всегда легче. К обеду успели.
После обеда отдыхали в палатках.  Костя пошёл побродить по окрестностям. Даша увязалась за ним. Мне тоже не сиделось, и я утащила гулять Степана. Мы видели, как Даша и Костя собирают зелёный мох с кедров, похожий на шерстяные пряди.

            - Девочка-девочка! –  думала я. – И на что ты надеешься? Не сможешь ты осчастливить моего сына. Вряд ли он кинется на тебя, детную. Да я и сама этого не хочу.  А то, взялась мне «леща кидать». По утрам: с добрым утром, Ольга Павловна, как спалось? Перед сном: спокойной ночи, Ольга Павловна, приятных снов. То жимолость пойдёт со мной собирать, то иван-чай. Да всё норовит заговорить по-дружески, да всё о Костике. Меня корёжит от её лисьей вежливости. И вот она, причина её лести - звонок мобилы…
             
26. Костя

              После ужина Вилька снова пел песни под гитару. Дежурство у костра досталось батяне.  Я задумчиво глядел на огонь, но чувствовал Вилькины злые поглядывания. Даша притёрлась ко мне и жестом пригласила погулять.  Я не стал отказываться. Вилька снова зло поглядел в нашу сторону. Мамане, судя по выражению её лица, наша прогулка тоже не понравилась.

              Мы с Дашей отошли от палаток на приличное расстояние, и сразу почувствовали ночную свежесть высокогорья. Да и темнота мешала своей непроглядностью. Я посоветовал Даше посмотреть на костёр и звёзды, а потом перевести взор на какие-нибудь предметы. Так во тьме лучше видно.  Девушка дрожала от холода. Я предложил ей свою куртку. Она надела её, и тут же в ней утонула. Зато её сразу же окутало тепло.

              - Вилли приставал к тебе прошлой ночью? – спросил я у Даши. 
 - Немного. Дзюдоистке с чёрным поясом это не страшно, – ответила девушка.
 - У тебя чёрный пояс?..
 - А что тут особенного. Я заслужила его своими  знаниями и умением, почерпнутыми ещё в институте, и призовыми местами в разных соревнованиях…
 - У меня тоже чёрный пояс. Я прекрасно знаю, чего стоит его получить…
Мы бродили среди кедров, выходили на поляны. Из-за вершин гор появилась луна, осветив нас серебристым светом. Я полушёпотом произнёс:

              - Мне очень хорошо с тобой, Дашенька…
 - И мне хорошо с тобой, Костя, но что с тобой случилось? Ты замкнулся, стал избегать меня…
Я не стал говорить Даше о своих сомнениях. Я понял, что люблю её. А раз её, то и всё, что с ней связано. И Дашиного ребёнка тоже. Мы остановились между поляной и кедровником.

              Я бережно взял Дашу за плечи и притянул к себе. Девушка часто и горячо дышала. Я заглянул в её бездонные глаза. В них отражался весь окружающий мир, искристый, словно, наполненный огнями праздничных фейерверков. Я поцеловал Дашу в мягкие, податливее губы. Она молча прижалась к моей груди…

27. Степан Митрофанович

            Утром, когда рельеф гор на востоке засиял золотым блеском, я увидел, как Даша и Костя подходят к костру. Посмотрев на их счастливые лица, я позвал Ольгу. Она всю ночь крутилась с боку на бок, наверно не могла уснуть. Мне было понятно, что весть о Дашином ребёнке забила клин в её сердце и лишила мечтаний о ближайшем будущем Кости. Даша, похоже, успела Ольге понравиться. Но ребёнок… Ольга быстро выскочила из палатки, даже не поправив сбившиеся волосы. Увидев Костю с Дашей, она, в сердцах, произнесла:
- Поступайте, как хотите. Вы взрослые люди. Вам решать, но моего благословения вам не будет!..

           Даша спокойно отнеслась к словам Ольги.
 - Ольга Павловна! – сказала она. – Не корите меня за ошибки молодости. Я люблю Костю, и сделаю всё, чтобы он был счастлив…
Девушка тут же ушла в палатку.

           - Батяня, маманя, я сделал свой выбор, – вступил в разговор  Костя. – Может быть не так, как вы хотели, но я люблю Дашу и жизни без неё не представляю…
Наконец-то я увидел в Косте настоящего мужчину.

           - Матриархуша ты матриархуша! – сказал я Ольге. – Им же не по пятнадцать лет. Вилька тоже на неё заглядывается. Но ему-то просто баба нужна для развлечений. А у нашего сына с Дашей  любовь. Она превыше всяких житейских мелочей…

28. Вилли

              Зло на Костю и чувство мести всё больше и больше овладевали мной.  Я представлял Дашу в объятиях Кости, и меня трясло от ревности, особенно, когда они всю ночь пробыли вместе. Костя влез в палатку, и у меня было желание дать ему в морду. Однако не драться же мне с ним, дзюдоистом. Позора потом не оберёшься. Это хорошо, что Даша скрыла от всех моё фиаско.  Нет, тут надо что-то придумать. Девушка станет моей!

              Сегодня поход на Ласточкино Гнездо. Пока туда движемся, что-нибудь соображу. А пока, доброта и благородство не должны сходить с моего лица. Может, дождик поможет?  С утра моросит.

              В ложе «Ласточкиного Гнезда» лезла вся компания, подтягивая друг друга руками. Я, как командир, шёл сзади и следил, чтобы никто не отставал. План мщения созревал в голове, и я обдумывал его. Даша первая выскочила на площадку Гнезда.
- Какое оно огромное!  Это сколько же ласточек могут уместиться здесь? Наверное, со всего Горного Алтая!..

              Посреди площадки была сложена из камня огромная пирамида – святыня местных жителей. А вокруг — валуны. На них можно было отдохнуть. Но уставшей оказалась только Ольга Павловна. Степан Митрофанович решил не оставлять супругу одну и пристроился рядом. Остальные решили слазить на одну из стен Гнезда. Высоту я не знаю, но, думаю, она выше телеграфного столба примерно наполовину, а может, и больше. Как и обычно, впереди идущий подтягивал рукой следующего, чтобы тот не свалился с узкой, каменистой тропы.

              Первой шустро взбиралась Даша. Обернувшись назад, я увидел, что за мной следом подымался Костя. Он свободно держался на скользких камнях,не нуждаясь в чьей-то помощи. Я подал Косте сложенную лодочкой ладонь. Он нехотя взял её за кончики пальцев. Я легонько толкнул соперника от себя. Моя ладонь выскользнула из ладони Кости, и он полетел вниз. Никто не заметил моего толчка, но зато все увидели летящего вниз Костю. Он умел падать, не зря же дзюдоист, но внизу его ждали нагромождения валунов.
- Вот и моё отмщение! – подумал я и бросился вниз, помогать упавшему товарищу.

29. Даша

- Костя, Костенька, очнись, погляди на меня! Это я… Даша!.. – обнимала я Костю за плечи, покрывая его окровавленное лицо поцелуями. Ольга Павловна суетилась вокруг сына и не обращала на меня никакого внимания. Вилли вызвал из райцентра «Скорую», и сам пошёл навстречу машине. Примерно через час она прибыла в район Гнезда. Персонал «Скорой» принёс носилки, поднялся с ними на гору, и все мы общими усилиями спустили Костю вниз.
       
            Помощь обошлась в определённую сумму, которую мы, сбросившись, заплатили. А Костя очнулся,он глядел в пространство мутными глазами и харкал кровью. Ольга Павловна расплакалась и запричитала, моля у Господа внимания к её сыну.  Врач «Скорой», седовласый старичок с бородкой, осмотрел Костю и произнёс, нахмурившись:
 - Жить будет…
Ольга Павловна распорядилась, чтобы Степан Митрофанович перегнал Костину машину в Барнаул, а сама села в салон "Скорой". Я забралась следом. Мне было важно состояние здоровья моего Кости.

30. Степан Митрофанович

          Я следил за Вилли. Видел, как он увивался за Дашей. Видел, как он зло глядел на Костю. Я давно понял, что этот человек привык брать всё, что ему нравилось, и пользоваться этим без зазрения совести. Грязный циник да и только.  Костя, при его физической подготовке, не мог упасть с высоты без «помощи друга». Я готов был разорвать Вилли, испинать его ногами, но сдержался, с силой  ударив кулаком в его ненавистную физиономию…

                21.01.17г.               


Рецензии