Карнавал слов

Карнавал слов




1. Увертюра.


Подобное тянется к подобному, таков закон жизни.

Влюбляемся мы в того, кто напоминает нам единственный объект, достойный любви в этом мире — самого себя.

Американец любит американку (не шарабан).

Испанец — испанку (не грипп).

Болгарин — болгарку (не пилу).

Китаец — китайку (не ткань).

Кореец — корейку (не мясо).

Индеец — индейку (не птицу).

Кубанец — кубанку (не шапку).

Казанец — казанку (не железку).

Ростовчанин — ростовчанку (не тачанку).

Лебедь — лебедку (не строительный кран).

Бай — байку (не тряпку).

Банан — бананку (не рыбку).

Баран — баранку (не хлебобулочное изделие).

Цезарь — цесарку (не курицу).

Гей — гейшу (не японскую артистку).

Танк — танкетку (не обувь).


Я, доктор языкознания Платон Михайлович Дуров, люблю язык (врагам показав язык).

Я, главный редактор Большого Словаря живаго русского языка, сам словарь, люблю слова.

Я, буквоед, буквоман, буквофрик и буквофреник, люблю буквы.


Я, профессор Дуров П. М., замполит (заместитель по литературе) Среднерусского информационно-военного округа, заслуженный ловец слов Российской Федерации, а также ее окрестностей и местностей, словесный эмир Русского мира, шах по мату, янычар по чарам, паша от слова пахать (а бей от слова бить и жрец от слова жрать — это не про меня)...

Ветеран 3-х вербально-ядерных войн и несчетного числа баталий.

Былинник речистый, лирик чистый, лексолог лучистый, собиратель - слов старатель,
сказитель - слов спаситель, виршеплет - слов пилот, отправляющий слова в полет  —  я люблю Речь.

И — настаиваю на этом — родную.




                1. Ля фам фаталь



Модель.

Парижская л`этуаль.

По имени Адель.


Ад, ель.


Талия — сталь.

Грива — метель.

Губы — шармель.

Дать медаль.


Тон.

Такт.

Шарм.

Шик.

Кураж.

Омаж.

Ноблес оближ.


Ее сопровождала длинная свита из кутерье, ателье, портье, сомелье, шоколатье…


Платье-футляр.

Велюр, муар.

Корсет.

Бюстье.

Браслет.

Колье.

Канатье «Мадам Бонасье».

Пудра, тушь — "Мадмазель Нитуш".


Айфон — о, зачем он не мон!

Алло, Нинон де Ланкло!


Вся от кутюр.

Гламур-тужур.

Имаж: винтаж.


Мишель Мерсьё, Мирей Матьё!

Нашим бы девкам такое шмотьё.


Лирическое отступление:

Как мы любили тебя, бель Франс!

Просто фарс.

Шанз элизе.

Шанс на слезе.


Что нам весь мир!

Миру-мир — гони сувенир.

Мон плезир.

Парижская же тема —

Же тэ ма!


В Париж, словно узник из плена,
Бежала к Парису Елена,
И в тающем марте
Она на Монмартре,
Крестясь, преклонила колена.


Лягушатники вы наши, царевичи!

Шаромыжники-шерами!

Шерочки с машерочками!

Мадам, прекраснейшая из дам!

Мадмазель-стрекозель!

Друг мусью!

Сильвупле, дорогие гости, сильвупле. Жевупри, авеплезир. Господи, прости, от страха все слова повыскакивали.

Лишь только зажгут фонари
В Парижском саду Тюильри,
Придет на свиданье к мечтательной Тане
Покойный поэт Валери.

Прочту из Артюра Рембо
И брошусь с моста Мирабо.
Потомкам на славу:
Ведь пал не в канаву,
А в Сену, с моста Мирабо!


Исповедь социальщика на пособии:

Миль пардон.

Оревуар.

Гран мерси.

Бонжур-бонсуар.

Мерси боку.

Лежу на боку,

Ку-ку!


Либерте, эгалите, фратерните, декольте!


И главное слово:

- О-ла-ла!


Ах, Камилль Буа-Траси!

Анжелика дю Плесси!


Биркин!

Лора Лавальер!

Ленуар!

И де Бельер!


Паради!

Коко Шанель!

Монтеспан!

Эммануэль!


Кер, Шеврез, де Фонтебло!

Котийяр, Пиаф, Марло!


Буассон и Жирардо,

Трентинян, Бриджит Бардо!


Ах, мадам де Помпадур!

Сколько разных с помпой дур

На нее чтоб стать похожей,

Аж повылезли из кожи!


Самой трепетной Париж

Дарит яблоко, Парис.

Ты дари его, дари,

Мальчик — Эмме Бовари.




                2. Демарш
                (Драма в трех актах).

О любви нового русского и еще не старой парижанки.


Действующие лица:

Она — Адель.


Я — апаш.

Сплошной эпатаж.

Ажиотаж на весь пляж.

По имени Вова.

Иль даже  ВовА.

Золотая голова.

Большая булава.

ЕсенИн -

Осени!


Пальто -

"ПастОр",

Кашне,

Пенсне.

Пара штиблет: мокасины, лак.

Кабриолет: мужчины кулак.


Бонжур, буржуй!


Пиар: нуар.



                Акт 1-й.


Мулен Руж.

Миллион роз.

Крутится мельница.

Все перемелется.


Конферансье.

Шансонье.


Кафе?

Латте? Фраппе? Гляссе?

До дна, бутылку Курвуазье.

(Курва ж, е!)


Если тебе нужна ля фам, то шерше ее.


На сцене:

Дефиле атласнейшего филе.

Маркизет.

Креп-жоржетт.

Плиссе.

Гофре.

Ришелье.

Волансье.

О, мон дье!


Ридикюль-

Бреда куль.


Кокотки.

Кокетки.

Колготки.

Пелотки.

Гризетки.

Конфетки!


Но лучше всех моя Адель.

Супер-бэль.



                Акт 2-й.


Балет.

Букет.

Билет на Пхукет.

Шиншиля.

Соболя.

Фуа-гра.

Чьернайя икра.


Русский нувориш.

Встретишь — угоришь!

Бешамель да карамель, а потом он сел на мель.

Месье, же не манж па сис жур!

А все проклятый Амур.



Капкан.

Я пьян.

Пусто портмоне.

Помни обо мне.



                Акт 3-й.

Позови!


Визави.

Бульвар.

Будуар.

Рандеву.

Дежавю.



Альков.

Без оков.

Козетка.

Кушетка.

Писсуар.

Пеньюар.

Неглиже.

Осаже.


Лилия у плеча —

Каинова печать!


Мон дьё!

Да это же бордель.

Моя Адель — мамзель-панель!

А я-то думал — она модель.

Демарш.

Дебош.


Разобью трельяж!

Разнесу витраж!

В хламье!

Адьё!

Какой пассаж!


Шифоньер.

В шифоньере — карабинер.

- Бон суар, комиссар!

- А ля гер, ком а ля гер!

Друзья, месье, познаются в биде.
Пожалуй, так, как больше нигде.

Упал, расшибся — подымись!

Атос, Портос и Арамис.


Увы, мадам и мусью, она оказалась путаной.

Блудницей, мессалиной, гетерой, кокоткой, лаиссой, камелией, распутницей,
развратницей, марой, шмарой, женой на час, девушкой нетяжелого поведения… Кто-
нибудь сомневается, что я знаю все 76 синонимов?

Профурсеткой, прости... проститут... прости, Господи! (я плачу).


Адель являлась даже потомственной куртизанкой.

Фаворитка!

Помпадурша, лавальерша, монтеспанша.

Пра-пра-правнучка Нинон де Ланкло, которая к своим 80-ти переспала со всем Лувром.

И в 90 не имела недостатка в клиентах.


Мораль?

Мираж.


Менаж а труа.

Тру-ла-ла.


Гран-пасьон?

Пуассон.


Бон-бон?

Чумной бубон.


Монокль-перде.

Амор перде.


Селяви, она такова.

Пуркуа?




                3.Французской кухни лучший цвет


Месье, же не манш па сис жур!

Подайте что-нибудь бывшему депутату Государственной Думы.


Нынче гости на дворе, не журфикс, так суаре.

О верь, Мишель! — сказала соло Нина.


Это просто балет:

Лангет, винегрет,

Маринад, мармелад.

Шоколад (шок и лад).


Буфет.

Багет.

Банкет.

Фуршет.

И трюфли, роскошь юных лет.


Птифуры, которые везут нам фуры,

Драже, дрожу уже.

Грильяж? Марьяж!

Конфитюр лямур-тужур.

Шантеклер, съешь эклер!


Вдова Клико, кликнуть легко.

Коньяк — его знают конь и як.

Кьянти, устаканьте.

Бордо — не бурда.

Франс-шампань,таки, шампань.

Сами, сколько ни шамань, получается шампунь.

Но кто-то снова в кабинет принес сухого каберне.

Мерло (получи в табло!)

Шабли — не скули!


Месье Оливье.

Император Наполеон.

Герцог де Бульон.

Графиня де Монпасье.

Фаворитка Бланманже.


И граф де Ширак, не вешайте мне лапшу на уши.

Бич-пакеты.

Макароны быстрого реагирования.

Опарыши.


Эклеры страшней холеры?

Котлетки из кота в клетке?

Антре, кот! Пойдешь на антрекот.

Профитроли для простофили?

Раки из хромой собаки?

Аритишоки, я в шоке.

Фрикасе на чистом овсе.

И гуляш по коридору.




                4. Зельмира, зелье мира.



Восток  жесток:

Дурак.

Кулак.

Дурман.

Туман.

Сарай-караван.


Восток — дело тонк...
Ое.
Оу, йе!


Турецкий рынок бытия.

Толчея.

- Кому — сарафаны?

- Кому — шаровары?

- Тюльпаны!

- Тюрбаны!

- Тюрбаны-тюльпаны!


- Сапоги!

- Чулки!

- Сапоги-чулки!

- Колпаки!

- Сундуки, утюги, чубуки!

- Шашлыки, балыки, сычуги!

- НоутбукИ!


Налетай, дундуки!

Без русского лоха жить плохо.


Постелю в избе палас,
Занавесочки-атлас.
Диво-дивное - диван,
Под калиною - кальян.


Чем еще порадовать себя на этом свете?


Босфор — босс фур.

Шираз — шмотье на раз.

В чемодан.

И в чулан.

Под диван.


Да ничего мне не надо

Из турецкого ада.

Кроме Зельмиры, души.

Ее я лично похитил из гарема Ахмед-паши.


Карма.

Черный карман судьбы.

Не скорби!


Моя Зельмира сбежала ко мне в одной чадре.

Чадра эта доходила ей до сафьяновых, расшитых цветным бисером туфелек.

Невидимка — романтическая дымка.

По-пушкински:

"Лишь глаза да каблуки".


Шальвары.

Сафьяны.

Жасмины Шираза.

Шафраны Хафиза.

Соблазны, соблазны.


Мог ли я не пасть к ее ногам?

Ахмед-паша,понятно, организовал погоню.

Рота янычаров на Ярсах и БТР-ах.

Подать ятаган!
Мы попали в капкан.

Тараканьи бега.
Бру-га-га!

Но куда там.

Мы с моей красавицей уже предавались любви в уютном купе Восточного экспресса.

Да, я челнок.
Толстый бурдюк.

В бурдюке: ноутбук,
В ноутбуке фейсбук.

Я бука фэйсбука.
Башибузук!

В фэйсбуке — буквы,
Целую их в губы.

Я рыцарь-филолОг
На росстани дорог.

Помилуй, Бог, страстей раба,
Обкуренный чубук.

Моя судьба
Шайтан-арба:
Чук-чук, чук-чук, чук-чук.


Кто ты будешь такой?

Выбирай:

Богатырь.

Баламут.

Обалдуй.

Казак.


Есаул.

Атаман.

Эфенди.

Батрак.


Хорунжий.

Шах.

Мулла.

Падишах.


Вазир-мухтар.

Верный Мухтар.

Балда!

БабА!


…А у турецкого бея под носом шишка.


Ходили мы на турка. Сдавайся, дурка!

Сидели турки, пилили чурки.

Чай пили, ложки мыли,по-турецки говорили.

Наша родная белиберда,

И наше родное — айда,

Родимая наша тьма,

Всегдашняя кутерьма,

Наш непроглядный туман,

Лютый, как смерть, буран,

Наша родная изба,

Телега жизни — арба.

Вечный наш кавардак,

Протекающий наш чердак.

И даже (Иван) дурак.

И наши штаны,

Необъятной ширины.

Абракадабра, кара, игра.

И грянувшее ура.


Тюркизмы —

Трюкизмы!


Штукатурка — штука турка!


Мы, русские, больше турки, чем готовы это признать.





                Бабай и уркаган
   
                Поэма.


Один бабай шел на шайтан

-арбу. Но вот: ослеп. Туман!

И вышли из тумана

Два грозных уркагана.


- Деньгу давай!

Деньгу! Айда!

Бабай в ответ:

- Не дам! Не дам!


Вор закрутил аркан.

- Я  — падишах, я — хан!

А ты — дундук.

Тебе каюк.

Секир башка.

Колись, башта!


Лютуют уркаганы,

Как ветры-ураганы:

Деньгу давай!

- Не дам!

Тогда 

Кирдык тебе,

Дурак!

Балда!


Тяжел кулак.

Упал байбак.

Холод-булат.

Вспорот халат.

Под ним — деньга.

И смерть, и ад.


Ехал в Мармарис?

Богу помолись.

Хотел в Стамбул?

Кровь — буль-буль.


Барыш:

Бакшиш.

Шашлык.

Балык.

Изюм.

Лукум.

О, счастья миг!


Башибузук:

Хабар — в сундук.

Брагу — в стакан.

Сам — на диван.


Что — тюрьма?

Кутерьма!

Смерть — дурман,

Жизнь — балаган.

Чепуха.

Чухортма.

Чехарда.


Жизнь — кавардак.

И просто — бардак.

Чумной барак.


...Чудо, да.





                5. Маруся, Роза, Рая



Да будь я негром преклонных годов -
Скорбя, хохоча, сатанея,
Иврит бы я выучил только за то...
Что идиш намного сложнее.


О, пейсы и Пейсах!

О, лапсердак!

Хороший тухес - тоже цимес!


Мои одесские любовные подвиги воспел я в стихах.

Увы, связался я с брутальными биндюжниками, которые оказались банальными
хипесниками.


Хаза.

Маза.

Кагал.

Мангал.

Шампур.

Йом кипур.

Маруся, Роза, Рая.
Три куколки из рая.

Сам Костя-шмаровоз
На хазу их привез.

Шалом, псалом, Авессалом.


Степ-стёб.

Шалава.

Гоп-стоп!

Облава!

Эх вы, охламоны!

Это ж фараоны!

Фраера.

Мусора.


Хипеж.

Мандраж.

Выпендреж.

Кураж.

Шмон.

Прозвон.

Ксива?

Красиво.

Костя-шмаровоз,
Ты кого привез?

Цимес?

Хипес.

Лажа.

Параша.

Шаббат?

Шабаш.


Канай!

В кондей!

Атас.

Дерибас.

Мораль: в Иом кипур
Не трожь мангал-шампур.

Не трогай малку,
Гони хабалку.

В шаббат-субботу
По фене не ботай.



                Зорька- star

Свиток с притчами ветхими –
Как сума с самоцветами.

Со всеми рассказами,
Плачами, песнями –
С алмазами,
Ожерельями, перстнями.

Не читав еще, знаем заранее,
Что Псалтырь это пластырь на ране.

Боль? Ступай посолонь
И распевай псалом.

Всех страшней Каббала –
Древний плен, кабала.

А сиянье-Зогар,
Эта книга из книг –
Смуглой кожи загар,
Азазель из зеркал,
Золотистый двойник.

Корешок мандрагоры:
Это мантра от горя.

Мне б, во всей Ойкумене
Только профиль камеи.

Среди тысяч религий –
Только взор ясноликой.

Все Сепфоры, Омфалы
Жгут: сапфиры, опалы.

Сара – это царица
(Зорька, star и зарница).
Есть у каждой из Сар
Дед – серебряный царь.

Свадьба солнца с луной –
Суламифь,
И в конце, как заявлено, миф.
Солнце-миф, sole-миф, соло-миф,
Соломоновой славы миг.

В обмороке Эсфирь:
Сон, небесный эфир.

А огарок Агарь
Это ревности гарь.

Голубок Галилеи
Гулит в аллее.

Каменеет Магдала,
Мага ждущая, дара.

Или вот Назарет,
Посещенный Мессией:
Лазарет, на заре
Весь туманный и синий.

Назарет туманной юности –
Ах, к чему все эти странности?

Ах, иврит!
Ты – иприт.

Чудище из пустынь:
Вой и зык.

Святыня святынь –
Живой язык.

Отчего так знаком
Этот древний дракон?

Монстр, насмешливо-грустный,
Голем с глиняным сердцем.

Ты – подсушенный русский,
Пересыпанный перцем.

Перемолотый с ладаном,
Скорпионовым ядом,
С канифолью, ванилью,
Могильною пылью.

А банке мит варенье штейт аф полке ин ди кладовке.




                6.Хабанера


Ария Хозе из оперы Бизе.

У любви, как у пташки крылья, ее нельзя никак поймать.

Кармен, вольная песнь страсти, которую все мы хоть раз в жизни, да пели.

Или хотя бы насвистывали.

О желании быть испанцем написано прелестное стихотворение.

Но у нас в России и своих Кармен немеряно.

Родившись на Нижней Тунзуске,
Она подалась в андалузки.
Не бросьте вы камнем в сибирскую Кармен,
Пусть любит, как может, по-русски.

Идальго, кабальеро.

Инфанта, романсеро.

Болонья, фламенко!

Палома де бланко.

Гитара, гитана.

Резвись, трамантана.

И никакой в ночи клавир
Не заглушит Гвадалквивир.

В Мадриде безумная Вера
Охотилась на кабальеро.
Срывались амиго,
Как с ветки фламинго –
Рыдает строфа романсеро.

Одним из ее амиго был ваш покорный слуга.

Бру-га-га!


Фиеста.

Сиеста.

Гитана.

Гитара.


Кабальеро.

Кастаньеты.

Хабанера.

Пьета, пьета!


Кармен-карма.

Крапленая карта.


Я:

Ты — мучача.

Я — мачо.

Качуча.

Мучо, мучо!


Она:

- Бессамо мучо.

Бесы меня мучат.


Я:

Какие там бесы!

Молодые балбесы.


Она:

Вот, черти!

С мачете.


Я:

Коррида!

Умри, да!

О, мон аморе!

Мементо мори!


Синь рио.

- Синьорина!

- Не ваша!

Наваха.


О, бандитто, пирато, мафиозе!

Путана, стервозо, стервиссимо!

Пистолетто, автоматто, пулеметто.

Сакраменто!



Эпилог:

Дуэньи.

Мантильи.

Дуэли.

Могилы.

Любовь.

Серенады.

Не надо!

Не надо!


…Из смерти:

- Sant merde!


Всякая женщина зло, но дважды бывает прекрасной — на ложе любви и на смертном
ложе.

А поутру, она воскресла.

Кармен вообще бессмертны.






                7. Фройляйн и фрау



Фифы, право.

Битте-дритте, фрау-мадам.

Морген фри, нос утри.

Эдельвайс, до свадьбы не давай-с!

Флокс, чтобы не поблек-с.

Фиалка — до катафалка.

Незабудки — до архангельской побудки.

Расцветала под горой фигисмайннихт.
Я сказала, милый мой, фигис майн нихт!

Рингель, рингель, розенкранц,
Рингель, риннгель райн!


Увидел Паулину — попался в паутину.

Я мою Амалию намалюю эмалью.

Розалию — за талию.

Цецилию — зацелую.


Маргарита с маргаритками.

Виолетта с фиалкой.

Эмилия с лилией.

Делия с далией.

Тутта с петуньей.

Роз-Мари с розмарином.

Всех гламурней Лорелей,
Как реклама Л~ореаль.


Фройляйн — фру-фру, ля-ля.


А вот фрау, это совсем другое.

Кетхен домашняя.

Кисса кухонная.

Четыре «К»: киндер, кирха, кюхен, клейдер.

Четыреста, а не четыре:

клецки,

кофты,

куртки,

кнопки, 

кальсоны,

клаксоны,

колготы,

курорты...


Идеальная жена: комтесса в гостиной, кулинарка на кухне, кокотка в постели.


Познакомились мы в кегельбане.

Концерт в Капелле.

Кутили на Курфюрстен-дамен.

Калькулировали капитал.


Кофей.

Крендель.

Кружка Кельнского.

Койка.

Куннилингус.

Катехизис!


Мой дом превратился в журнальную обложку.

Выше всяких похвал, сам проверял:

Кафель.

Краны.

Куклы.

Кошки.

Конфеты.

Котлеты.

Крокеты.

Калошки.


Ку-ку! Ко-ко! Ка-ка! Ке-ке! Ки-ки!


Все сияет и сверкает.

Но чего-то не хватает.

О, майн Гот!

Ты-то Кетхен, да я-то — не кот.




                8. Росинка Россини




Муза Беллини, Россини, Арбели.

Вы оробели?

Вива ля музика!

Виваче, лирика!

Светлая сила.


О, соле мио!

Солнце мира.

Санта Лючия!

Сиянье лучистое.


Нам Ла Скала

Слух ласкала.

Мы любили

Голубей Беллини.

Розы Чимарозы.

Росинку Россини.

Пучину Пуччини.

Кораллы Корелли.

Вердикты Верди.

Будем любить до смерти.


Слаще меда итальянской речи для меня родной язык, потому что в нем таинственно
лепечет чужеземных арф родник.


О, ария, сопрано, партитура,

Колоратура, опера, аллегро,

Виолончель, челеста, флажолет!


Хроника моей страсти:

Престо, крещендо.

Дольче, диминуэндо.

Форте, фортиссимо!

Браво, брависсимо!



                Оперетта Арлекин и Пьеретта


О, волшебные слова: Венеция! Венец и я.

Генуя гения.

Падуя, к ногам ее паду я.


Рубины Ровенны.

Венеции вены.

Вера Вероны.

Пармы паромы.

Милость Милана.

Флёр Флоренции.

Месса Мессины.

Пьянство Пьяченцы.


А еще городка Феррари

Драгоценные фермуары.


Наташа в альковах Флоренции
Сгущает любовь до эссенции –
Ни сам римский папа,
Ни чертик из шкапа
Не выдал бы ей индульгенции.

Марина в палаццо Венеции
С виконтом трендит о Гельвиции.
Гость в шоке: в максимы,
Как перец в мартини,
Добавлены русские специи.


Увертюра в три тура.

Виола.

Тремоло.

Фортепьяно.

Сопрано.

Примадонна.

Канцона.

Серенада?

Буффонада!

Балет?

Бурлеск!


Папарацци.

Что отпираться:

Вся труппа —

В лоск! Граппа.

Пьяче, пьяче, пью!

И на все плюю.


Мамита! Мас-медия!

Финита ля комедия.


Маре бел ля донна
Че ун бель канцоне!

Это песня об итальянском рыбаке и его невесте.

Уно, уно, уно, иль моменто.
Уно, уно, уно сантименто.
Уно, уно, уно комплименто.
Сакраменто, сакраменто, сакраменто!

В общем, все умерли.



                Тарантелла тарантула


Мы бандито знаменито, мы стрелято пистолето,о,yeas!
Мы фиато разъезжато целый день кабриолето,о,yeas!

Постоянно пьем чинзано,
Постоянно сыто-пьяно,о,yeas!
Держим в банко миллионы
И плеванто на законы.

…И за энто
Режиссенто нас сниманто в киноленто.

Готов танцевать тарантеллу, надев маску рассеянного профессора, дона Паскуале.

Ревнивца, педанта и чудака.


Мона-Лиза!

Коломбина!

Чичероне!

Чиччолина!

О, Ромео и Джульетта,

Керубино и Розина!

О, Паола и Франческо,

Труффальдино, Смеральдина!


Скарамуччо,

Пульчинелло,

Арлекино,

Изабелла!

Панталоне в панталонах,

В пируэте балерина.

Винчи, Медичи, Веспуччи,

С фонарями Форнарина,

Рафаэль и «Рафаэлло»,

Беладонна, донна Бэлла!

О, Люченцо и Венченца,

Калиостро и Лоренца!

Андриано Челентано,

Серафино Фиорино,

Джельсомина, в покрывалах

Из небесного жасмина!



                9.Гюльчатай, стихи читай!


Слов заимствованных из арабского у нас на балансе числится всего 452 штуки.

По-скромненькому.

Мы не грабители какие-нибудь.

Не пираты (корсары т. е.)

Конфисковали в законном порядке.

Аннексировали по итогам войсковых операций.

В порядке добровольного присоединения.


Цимес? Дельта? Пруф?

Прок - правильное слово (тоже арабизм):

Цифры, звезды, ал-химия, ал-гебра.

Медицина.

Ибн Сина.

Пригодилось.


Как нам жить, к примеру, без шаурмы?
 
Привыкли мы.

Без хулы и похвалы,

Без халвы и пахлавы?

Без факира?

Без эмира?

Без барана?

Альдебарана?

Без Альтаира?

Без алгоритма?

Без Алладина?

Без Насреддина?


Ибн Хоттаб Абдурахман — это же наш Хоттабыч, Гасан.

И наследивший в веках Насреддин — у нас один.

Меджнун и Лейли — отречемся ли?

Эмир Бухарский - вместе бухали.


Абдулла и его гарем:

Хватит всем.

Зарина, Джамиля,

Саида,  Зухра,

Гюзель, Зульфия,

Лейла, Хафиза.

Зухра — жара.

Зельмира — зелье мира.

Гюзель — газель.

Лейла — эль лал.

(А лал — тюльпан, рубин, Аллах).


Анчуткин в советское время
Желал быть султаном в гареме.
Семь жен прикупил он,
И с ними клубил он,
О пушкинской грезя Зареме.

За Гюльчатай — жизнь отдай.

Голубица Гюль. Гуль-гуль!

Гюльчатай, прошу лично:

Мечту мечтая, открой личико!


Ферзь.

Берем! Дайте два!

Вместе со всеми остальными фигурами. Чего мелочиться.

Играть, чур, по правилам.

У нас все ходы записаны!

В Чапаева!

А кто не сдается, того шахматной доской!


Алкоголь!

Беспощаден и гол.

Веселие Руси есть питие.

Бытие!

Особый язык: вой и зык.

Алгол алкоголя.

Его арго.


Еще взяли верблюда, жирафа и зебру.

Они такие прикольные.

И птицу удода прихватили — худ-худ.

А не хот-дог тебе и не фаст-фуд.


Конечно, из всех пэри и гурий Большого Восточного Сераля я выбрал Шехерезаду.

Джинния сказки.

Неги и ласки.

Весна арабского языка.

Слов река.


Джинн (небесный паша).

Джан (бездна-душа).



                В Багдаде все спокойно


Зацвел жасмин.

Задул хасмин.

Спит бедуин.

Спит сарацин.

Прилег, усталый на сундук,
Зажав булат в руке, мамлюк.

Гасан, приведший караван
В Багдад, улегся на диван.

Спит нечестивый ассасин,
Спит правоверный муэдзин.

Посветит лампой Алладин:
Спят: бей, паша и эфенди.

Уснул Босфор.
Уснул Мицар.

Багдадский вор,
Вазир-мухтар.

Обнявшись, спят
Ширин, Фархат.

Во снах визиря —
Базар и зира.

Во снах Гафиза —
Весна, Алисса.

А у муллы во снах — мечеть:
Меч, честь.

И лишь эмир,
Не спит один,
Солнц паладин,
Судьбы факир.

В звездах сарай.
Не спи, сераль!

Не спит гарем,
Любви Хорезм.

В алькове — кофе и хурма,
Диван, по шелку бахрома.

Чадра. Халат.
Алмаз. Гранат.

И как дозволил нам Аллах,
Стихи: Гафиза альманах.


Не спят: Лейли,
Зухра, Гюзель.

И пьет из пиалы
Газель.

Нежна зурна.
Играй, Зухра!

Ты, Гюльчатай,
Стихи читай!

Взошел эмир,
Как Альтаир.

Перевернул зенит, надир.

(Эмир, открою тайну я,
17 дев — сераль моя).

Но кто из всех Шехеризад —
Шахиня, солнце?

…Шаху — мат.




                10. Нехай фривей


Пушкин — против всех их лазерных и радиоактивных пушек!

Гоголь — против Гугла!

Блок — против блогов!


Говорят, Википедия победила племя Честных Академических Словарей.

Титанов — Даля, Ожегова, Ушакова, Лопатина, Тихонова, Кузнецова, Ефремова…

Ожог Ожегова, кузницу Кузнецова, лопату Лопатина… Упразднила.

Меня, Платона Дурова!

Нет, дуровскую дурь не обдурить, не задурить, не передурить, не выдурить.


Боевой клич!

Кликуши кликов.

Нокауты аккаунтов.

Чад чатов.

Yahoo!

Я — ху?

Ху — Я?


- Гляди, какой у них  хайвей, ой-вей!

- Какой фривей!

- А ты не хай!

- Хоть окривей!

- Да пусть он крутится, нехай!


Спич догорел быстрей, чем спичка.

Ток шоу шокирует током.

Хайли лайкли?
Ставим лайки.

Пост-труф?
Не трусь!


- Что мастерим?

- Мейнстрим. И его же материм.

Страшись теней, тинейджер. На тебя — теней жор.

Гаджет — жжет, гад.


В общем, все это сексуальное растление, конечно.

Мэрчендайзер мэрчендайзершу мэрчендайзил.

Пенисы за пенсы.

Долли за доллары.

Фриксы за баксы.

Скверна скверов.

Окалина окраины.

Бюстселлеры.

Лав-киллеры.

Всё мИнет. И даже минЕт.



Русский — это  прилагательное.

Русские немцы, русские чукчи,русские негры, русские японцы, русские чингизиды,
русские Рокфеллеры, русский Рим, русская Америка, русский Полюс, русский Марс,
русские инопланетяне.


Брали, берем и будем брать.

Захватчеги и акупанты.

Что угодно, отовсюду.

Где находим и что хотим.


Да ничего нам от вас не надо!

Обойдемся.

Не ссы, прорвемся.


Амбмент, атитьюд, биг-бэнд, свинг-скретч, скифл-грэнж, хай-сэмпл, хард-тру…

Харкну!


Моцарелла, рикотта, хамон, дор-блю.

Блюю!


Плюрализм.

Плюю!


Толерантность.

Талейрану — нос!


Барак Обама — батрак Абрама.

Стаффан де Мистура — стакан микстуры.

Ангела Меркиль — ангел померкший.

Мелко меркелит.

Меркелизмы мелет.


Хилари ты рвешься в политику?

Хило ли, Хилари? Не хило.


Густопсовая Псаки.

Один псакинг — мера глупости.

Пости посты.

Не псы!


Болтон - болт он, болтун.

Шалтай-Болтай (и вся королевская рать).

Сколько Волкера ни корми, он все в лес смотрит.

Волкера бояться — в лес не ходить.


Обама старался, но Трамп (тромб) оторвался.

Трампофрения.

Трам-пам-пампия.

Трампотня.

Трампофоб.

Трампокалипсис.

Майн трампф!

Если друг оказался вдруг
И не друг, и враг, а Трамп?


Ницше — это от нашего слова «ничего» (ницшего).

Спиноза — в спине заноза.

Фейербах — фраер. Бах!

Маркс — лети на Марс!

Ваш Паскаль нам все мозги прополоскал.

Сведенборг — шведский бог, двинут в бок.

Бодрийяр — Бог и царь?

Деррида — дери его туда-сюда.

Э-э-э…


Ничто не наше.

Наше — всё.




                11.Без фаст-фуда, но не без Фауста


Как мы любили тебя, Европа!


                Мне мало надо - корку хлеба,
                да каплю молока,
                да это небо, да эти облака.
               
                Велемир Хлебников.
               

Мне бы кусочек Парижика –
Сладкого пирожка,
Да кружку теплого, рыженького
Небесного молока.

Мне бы флакончик Ниццы,
Повергавшей поклонников ниц.
Нимфа ее дразнится
Стрелами из-под ресниц.

Во Флоренции Флора
Обольстила все зеркала.
Кожу прозрачней фарфора
Я бы гладила до утра.

В Венеции тронула Венус,
Васильки на груди Весны.

Я никуда не денусь,
В синий атлас оденусь,
Вот она вся, возьми.

Я бы в Мадридские ночи
С мудрецами рассорилась всласть.
Всех варшавянок ножки
Мне б навеяли вальс.
(Слишком уж он мудрит,
Старый, как мир Мадрид).

А солнечным днем в Шампани
Шампанского бьет фонтан,
И за плечами пена
Летела бы, как фата.

Целую руки Равенны,
Рубины ее и вены.

Мне бы над каждой дорогой
Синей звездой сиять,
Мне б на плече у Бога
Беглой кометой стоять.

Мне бы невестой Марка
Ехать верхом на льве.
Или – почтовой маркой
У ветра дрожать в рукаве.


Язык – живое существо.

Обло, озорно, стозевно и лаяй.

Чудище ненасытное, вечно алчущее.

Сколько не дай ему, сожрет.

Не бойтесь, не лопнет.

Годное усвоит, а ненужное выплюнет.

А то покатает словечко во рту, за зубами, как леденец, оближет, обсосет и приспособит к употреблению: вместо галльского "шер ами" нате вам шаромыжника, а вместо китайского "пиль нянь" - вареное ухо, пельмень.

И смешны мне вопли языковых пуристов, что надо бы оградить нашу святыню от
иноплеменной агрессии, запретить к чертям собачьим все эти компьютерные
политические англицизмы, а общение на уличном жаргоне вообще объявить уголовно
наказуемым деянием.

Сколь не убеждай широкие массы трудящихся слово, скажем, "интернет", торжественно
проклясть,забыть, заменить его на выражение русское, исконно-посконное, что-нибудь, вроде "паутина людская", они не внемлют.

И интернет, хоть ап стену убейся, будут называть тырнетом.

Имэйл — емелей и мылом.

Клавиатуру - клавой.

А не – "паутина, чертом плетенная".

Не – "ячея понарошная".

Не – "американский невод".

Не – "ярус с крючками, с наживкой, для улавливания человеков".

И-и-и, нет!

Инет.


Хоть сажай нас за это.

Никогда хорошилище не потащится по русскому гульбищу из ристалища на позорище, в
мокроступах и с растопыркой.

А потащится франт, петиметр, крутой модник, из салона в театр, в калошах и с
зонтиком.

Запреты в лексической сфере не просто бессмысленны, но опасны чрезвычайно.

Сами по себе они в России являются непреложными предвестниками беды, и
соотнесимы лишь с запретами на водку.

Свидетельствую, как специалист, и просто как человек, живущий тут долго: отменяя те или иные слова, и даже отдельные буквы, мы получаем, как следствие, пугачевский бунт, дворцовый переворот, декабристское восстание, кровавое воскресенье, Август, Февраль, Октябрь.

Войну.

Революцию.

Госпереворот.

Коллапс.

Дефолт.

Перестройку.

Звезду Полынь.

Гуляй-Поле.

Вот, на Украине вздумали на русский язык наехать.

И  что?

И чо,  шо,  што, що?

Шта-а-а?!


Наше чудище себя в обиду не даст.

Чудное, чарое, чуть-что, очумелое, чу...


Или возьмите замечательное словосочетание: "Нас выкинут из Свифта".

Фистула софиста.

В свете софита.

Обойдемся без вашего свиста.

Без вашего фаст-фуда.

Без ваших фашистов.

Фетишистов.

Но не без Фауста.

Вот если б нас "Путешествия Гуливера" лишили, то это да, это месть.

Но Гуливеру лилипуты не указ.



                Джонатану Свифту, с любовью


Нам на руки повяжут путы,
Как Гуливеру, лилипуты.

Нам перепутают расчеты,
Все нечеты и четы.

Нас мимо денег пронесут.
Куда, дружок?
На Страшный Суд.

И пустят по миру,
Как фантик по ветру.

Под вой пурги, под свист софиста,
Под хохот йеху:
Россию исключат из Свифта!  –
Вещает «Эхо».

Нас выбросят из Ойумены,
Рыдайте же, Камены!

Промчится ль мимо нас свинец
Смертельный, хрюкнувши: конец?
 
Мы обойдемся, знай наверно,
Европа, без эльфийских евро.

Без ваших чипсов, ваших кексов,
Без сэконд-хэндов, хэппи-эндов,
Без пипифаксов и твин-пиксов,
Всех трендов-брендов.

Мы обойдемся без фаст-фуда,
Но не без Фауста.

Без чуда?!

Нам без Гамлета – как без лета.

Как без Лаур прожить, без лир?

Все Дездемоны, Маргариты
Не будут нами позабыты.

Ведь Сольвейг – солнце,
Вертер – ветер,
Мими – ведь это: миг и мир.

Манон, Русалочка, Джульетта  –
Бессмертны в ореоле света.

Нам Беатриче – рая весть,
А Сирано – сирени ветвь.

В снегу фиалка – Виолетта.

Вы, Уленшпигель, Манфред, Швейк –
С Россией венчаны  навек.

Не парадайс, не дольче-вита –
Суровый русский сказ.

Но нас не исключить из Свифта.
Его не исключить из нас.


В английском-то слов не то в два раза, не то на треть больше, чем в русском
(британские ученые доказали).

Где взяли, сыновья-дочери Альбиона?

А, набрали слов со всего мира, из всех своих колоний.

Аннексировали.

Экспроприировали.

Узурпировали.

Вывезли кораблями.

Что там, в трюме?

Алмазная корона, зерна кардамона.

Батист, аметист, александрийский лист.

Голубая глина, перья павлина.

Мандарины от Мандарина.

Апельсины от Асасина.

Авокадо из тропического ада.

Тюльпаны, кальяны.

Руды, изумруды.

И слова.

Из Монсеррата и Тринидада.

Уганды и Руанды.

Бутана и Лабуана.

Пенсильвании и Океании.

Австралии и Бенгалии.

Техаса и Гондураса.

Катара и Гибралтара.

Исландии и Зелландии.

Ньюфаундленда, Квинсленда, Фолкленда, Мэриленда, Диксиленда, Диснейленда и

Зулу-ленда.

И вот, пожалуйте - самый богатый язык английский.


Каждое словечко иностранное, это, доложу я вам, сограждане, перебежчик из их армии в нашу.

Приглашенный особо ценный специалист.

В крайнем случае, честный гастарбайтер.

Поработает, покрутится среди нас - и досвидос.

На паровоз.

На шайтан-арбу, поменять судьбу.


Или обрусеет.

Эй вы, в Брюсселе! Пока не обрусели?

Женится на русской, семью заведет.

Русская женщина, она кого хошь охомутает.


Отчего же одно слово в языке чахнет и глохнет, а другое приживается?

Это – отвергает язык, а то – присваивает?

Никто не знает.

Даже я, Большой академический словарь, не знаю.

Тайна сие велика есть.

Несколько похожая, правда, на ответ армянского радио слушателю.

- Почему аист на одной ноге стоит?

- Потому что он так хочет.


...Чудо, да.


Рецензии
Ольга, ты прелесть!

Когда-то я открыла для себя главный признак хорошей книги: ты её читаешь и постоянно смотришь на оставшиеся страницы: неужели скоро все кончится?

Я читала этот шедевр и умедляла мышку, так не хотелось, чтобы это заканчивалось.
Господи, откуда все это? Какая муза посетила? Серебряный век с футуристами отдыхает. Хотя какой фурор Вы бы там произвели!!!

Очень близко итальянское сумасшествие.

Нет, я все это перечитаю и не раз. Ну нельзя так писать! Так динамично, оригинально, безумно, так ТАЛАНТЛИВО! Какой невероятно яркий калейдоскоп слов, образов, лиц, эмоций!
Браво, браво и браво!!!
Понравилось, и ещё как!

Софья Биктяшева   14.06.2018 18:20     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.