Пий XIII

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: книга "Чистилище" Йорга Кастнера была написана по биографии Эрла Люциана Пульвермахера, а фильм о Пие XIII есть переложение книги на кинематографический язык.

Священник Эрл Люциан Пульвермахер (англ. Earl Lucian Pulvermacher), капуцин, (20 апреля, 1918 — 30 ноября 2009) — американский седевакантист, который был провозглашён папой Пием XIII Истинно-католической церкви в 1998 году.

Пий XIII: вымышленный персонаж или историческое лицо?

СТС покажет телесериал о Римском Папе, прототипом которого стал антипапа Эрл Люциан Пульвермахер.

Несмотря на то, что персонаж Джуда Лоу, Пий XIII, назван продюсерами сериала «Молодой Папа» вымышленным героем, история католичества знает реального человека с таким именем.

В 1998 году священник Эрл Люциан Пульвермахер, принадлежавший к раскольническому течению седевакантистов, был провозглашен адептами Истинно-католической церкви папой Пием XIII.

Католик-миссионер, член монашеского ордена капуцинов о. Люциан Пульвермахер в 1970-х годах постепенно переходит на позиции крайнего традиционализма. Причиной стала реакция части католического духовенства и лично Л. Пульвермахера на изменения в католической традиции, произошедшие в результате Второго Ватиканского собора 1962—1965 гг.

Л. Пульвермахер порывает с орденом капуцинов и становится в оппозицию официальному Ватикану.

В середине 90-х годов XX века о. Люциан приходит к выводу, что римский понтифик Иоанн Павел II является масоном, а значит и его выборы папой в 1978 году являются недействительными. Основываясь на этом, а также на том, что постановления Второго Ватиканского собора противоречат католической вере, он делает вывод, что все последующие папы также недействительны.

По его мнению, Павел VI, Иоанн Павел I и Иоанн Павел II физически занимали римский престол, но не являлись истинными римскими понтификами. Папа Иоанн XXIII, созвавший Второй Ватиканский собор, через свою ересь также перестал быть католиком, а значит и папой, утверждал Пульвермахер.

Таким образом, в соответствии с его теорией, престол святого Петра после смерти папы Пия XII в 1958 году оставался вакантным.

От этого произошло название секты седевакантистов, к которой принадлежал Л. Пульвермахер: в католической традиции период, в который Святой Престол не занят легитимным понтификом, называется Sede Vacante («при вакантном троне», при вакантном престоле).

Постепенно была сформулирована идея восстановить истинное католичество через выборы «настоящего» папы.

В 1998 году были проведены выборы нового понтифика. Псевдоконклав длился сутки, голосование происходило по телефону. В нем принимали участие немного численные адепты раскольнической организации, созданной при участии Пульвермахера, — Истинно-католической церкви (англ. True Catholic Church). В результате был избран единственный кандидат — Люциан Пульвермахер.

Скончался антипапа Пий XIII в 2009 году. Еще при его жизни в Истинно-католической церкви, как это часто случается в раскольнических сообществах, произошло дальнейшее разделение.

Религиозные учения и секты. Справочник

Седевакантистское движение представляет собой целый ряд автономных групп, как правило, враждебно настроенных как по отношению к официальной Католической Церкви, так и друг к другу. Всех седевакантистов объединяет непризнание правящего Папы. Престол Св. Петра они считают вакантным, откуда и происходит название течения (лат. sedes vacans).

Причины, по которым Св. Престол считается вакантным могут называться разные. Большинство седевакантистов полагают, что Папы Иоанн XXIII и Павел VI впали в ересь модернизма и тем самым себя низложили. Все последующие Папы также считаются незаконными, так как они были избраны после реформы Папы Павла IV, (1970 г.), по которой в выборах Папы не могут участвовать кардиналы старше 80 лет. Некоторые седевакантисты также считают незаконными других Пап, например, Пия XII или Либерия.

У седевакантистов есть собственные епископы, часть из которых получили хиротонию у старокатоликов, которых сами же седевакантисты считают еретиками. Другие были рукоположены вьетнамским архиепископом Нго Динг Тхуком или поставленными им епископами. (Сам Нго Динг Тхук был дважды отлучен от Католической Церкви: в 1976 и 1983 гг.).

Некоторые группы седевакантистов даже избирают собственных Пап. Одним из таких антипап был Григорий XVII (испанский епископ Клементе Домингес Гомес). Другой антипапа, Пий XIII (американский священник-капуцин Люциан Пульвермахер), не имеет даже архиерейского сана. Тем не менее, он присвоил себе право рукополагать епископов и пресвитеров, мотивируя это тем, что Папа может даровать пресвитеру привилегию на преподание Таинства Священства (Католическая Церковь такого учения не знает).

По данным польского журналиста Роберта Ногацкого, в миpе сейчас более 10 антипап.
http://www.apologia.ru/mddb/28

BlackSaturn
Победа над епископом-педофилом тоже неоднозначна. Толковых доказательств на него так и не нарыли (разве что новой грязи с теннисистом), он просто сам внезапно решил признаться Папе, после многих лет отрицалова. На ситуацию можно посмотреть и с другой стороны - вот это именно то, в чём церковь (не обязательно католическую) зачастую и обвиняют - в покрывательстве своих. "Святой" Папа сделал ровно то же, что делает церковная администрация в реале - он просто убрал раздражающий публику фактор из фокуса внимания, виновный переведён подальше от глаз, избежав реального наказания, скандал тупо замят. О да, в сериале это манипулятивно подаётся как страшное наказание, "изгнание на мороз", но будем реалистами - это гипербола. Когда сцену службы на Аляске показали в первый раз, я думал, что это просто стёб для смеха. Можно также отметить, что матёрого педофила святой Папа наказал также строго, как кардинала, осмелившегося пошутить над ним в кулуарах - грехи явно одного калибра.
Также с самого первого дня Папа самоуверенно и демонстративно настраивает против себя абсолютно всё окружение. Включая собственного информатора, которого по-началу аморально склоняет к нарушению тайны исповеди, а после доводит до полного отказа в сотрудничестве. При этом сериал пытается убедить нас, что Папа - искусный политик и всё про всех знает. Тут наверняка снова не обошлось без непосредственной помощи бога, рассылающего досье через откровения и чудом обращающего врагов в друзей.
Интриги и политика в сериале - большое разочарование. Подаются они слишком схематично и поверхностно, завершаются нелогично, хитрые планы и действия Папы оставлены по большей части за кадром, на откуп воображению. Типа не гляди, что в продемонстрированной части Папа тупо прёт напролом, откровенно унижает противников, дистанцируется от потенциальных союзников - нет, где-то там за кадром он провёл блестящую сложную подковёрную борьбу, и вот нам уже показывают победный результат. Как-то не верится, мы знаем способ Папы по достижению цели - помолиться и всё будет.


«Молодой Папа» – это, возможно, самый любопытный и многообещающий телепроект этого года, многослойное полотно от оскароносного кинорежиссера Паоло Соррентино, не уступающее по красоте каждого кадра и продуманности сцен его фильмам («Великая красота», «Молодость»). Это история Ленни Балардо, Папы Римского Пия XIII, одного из самых молодых в истории. Сериал вышел на удивление живым, наглым, умным и проницательным, и главное – более открытым для широкой аудитории, чем это может показаться по прошлым работам Соррентино или по непривычному сеттингу.

«Молодой папа» стартовал в Италии и Германии еще 21 октября, затем медленно подтягивались другие европейские премьеры, в России датой релиза значится 1 декабря, США же увидит историю первого американского Папы Римского (британец Джуд Лоу играет американца Ленни Белардо) только в январе следующего года (на HBO, который и заказал сериал вместе с телеканалом Sky), поэтому не совсем ясно, когда именно лучше писать о нем у нас. Впрочем, многие российские зрители уже успели посмотреть все 10 эпизодов и написать восторженные отзывы, сериал явно не оставляет людей равнодушными, поэтому, надеюсь, и вы дадите ему шанс. Поверьте, он того стоит.
На мой взгляд, название сериала следовало переводить как «Молодой Папа Римский», чтобы ни у кого не возникло ошибочных представлений о ситкоме про молодого отца-одиночку, сражающегося с трудностями воспитания детей.
Но и без этого, как мне кажется, проекту предстоит столкнуться с проблемой неверных ожиданий. Некоторые просто не захотят смотреть сериал про жизнь Ватикана, так как окажутся не в силах представить себе интересную историю на эту тему. Некоторые религиозные люди, вполне возможно, не рискнут смотреть, опасаясь, что сериал оскорбит их чувства ересью и возмутительным искажением образа христианства и его институтов.
Возможно, ярлык «Карточный домик Ватикана» поможет сериалу найти аудиторию, ведь он неплохо объясняет одну из сильных сторон проекта и способен дать зрителю нечто знакомое, за что можно зацепиться. Мы действительно наблюдаем за работой политической машины папства, следим за интригами против Пия Тринадцатого и его собственными сложными многоходовками. Если вас привлекает эта тема, то сериалу однозначно будет, что вам предложить. Главное, понимать, что этим его достоинства не ограничиваются, как и диапазон тем, которые он затрагивает.
Ленни Белардо – сирота, оставленный родителями в приюте сестры Мэри еще в детстве, о дальнейшей их судьбе он ничего не знает, но мечта встретить их снова не покидает его. Разбитое сердце брошенного ребенка, от которого отказались по неизвестным причинам собственные родители, диктует большую часть принципов и политик нового Папы. Соррентино заявляет, что сироты всегда стремятся оставаться с детьми, потому что не могут повзрослеть, как и священники, так как целибат лишает их возможности пройти через отцовство. Пока ты не станешь родителем, ты остаешься ребенком, а им нужно оставаться детьми Божьими, чтобы не посягать на его позицию всевышнего отца.
Благодаря махинациям кардиналов, Ленни обходит других кандидатов на пост, включая своего ментора, Майкла Спенсера – заговорщики считают, что молодой умеренный американец станет удобной марионеткой в их руках, но тот внезапно оказывается жестким и своенравным тираном, который мгновенно отрезает любые попытки что-то ему советовать, переделывая под себя сначала привычные методы работы «папского офиса», а затем – и политику всей Католической Церкви.
Кардиналы пытаются урезонить, а затем и остановить разбушевавшегося безумца, грозящего свести в гроб сначала хрупкую экономику Ватикана, а за ней и пошатнуть позицию Церкви в целом. На стороне Ленни оказываются лишь вызванная им в Ватикан сестра Мэри, заменившая ему мать, и Эндрю Дюсолье, его одногодка, с которым будущий Пий Тринадцатый рос в приюте. Но и эти двое близких ему людей должны будут решить для себя, смогут ли они и дальше поддерживать Ленни, которого с каждым днем все больше меняет обретенная власть.

Соррентино написал, что это сериал об убедительных знаках присутствия бога и о столь же убедительных признаках его отсутствия, о поиске и утраты веры, о величии святости и о ее невыносимом бремени для человека, которого судьба (или Дух Святой) выбрали на роль понтифика.
Но помимо этого, это просто прекрасное произведение искусства со скрупулезно прописанными персонажами, потрясающим саунтдтреком, актерской игрой, которая впечатляет даже тех, кто никогда особенно не замечал и не выделял игру актеров как нечто обособленное, и фантастическим спектром тем, которые не просто затрагиваются, а разыгрываются перед нашими глазами, не предлагая при этом какого-то конкретного ответа, не пытаясь склонить в сторону готового простого варианта.
Как относиться к богу, церкви, геям-священникам, целибату, сиротам, абортам и родителям, бросающим своих детей, новым святым, гибкости религии и возможности революции в ней – сериал лишь приводит доводы обеих позиций, показывает окончательно размытую грань между грехом и праведностью. В общем, здесь каждый найдет не просто подтверждение своим убеждениям или вызов таковым, но пространство для размышления, переживания чужих опытов, сентиментальной, но трезвой рефлексии.
И, конечно, так как это Соррентино, поразивший своей синематографией и чувством кадра еще в «Великой красоте», сериал просто потрясающе красив. Не просто стильно, четко, геометрично – это мы видим довольно часто. Здесь в каждой сцене видно не просто технарство, а активная творческая мысль, которая подает мир произведения и героев чувственно, вовлеченно и словно единственно правильно.
Камера Паоло не похожа на по-щенячьи активную камеру Любецки , которая не может усидеть на месте, тычется в лица героев, подрагивает, качается на волнах напряжения, или на камеру Кэррута, методично обнюхивающую поверхности, замирающую, чтобы прислушаться к далекому гулу, временами словно оглохшую, оторопевшую, отстраненную, или на внимательную камеру Спилберга, впитывающую сцену целиком, от начала до конца, присматриваясь к персонажам, меняя крупные планы на общие, перебираясь с места на место, только бы не упустить ни слова, ни жеста.
Соррентино – мастер стационарного кадра, он ставит камеру и больше не сдвигает ее с места, лишь меняя ракурсы, когда требуется. Но ставит он ее так, словно она стояла там всегда – в идеальную точку. От этой неподвижности создается атмосфера умиротворения (иногда ложная), непоколебимости мира понтифика, застоя в мыслях и нравах, устойчивости к любым переменам. Нам не на что отвлекаться, сосредотачиваясь на лицах персонажей, идеально вписанных в богатый задний план.
Интерьеры собора Святого Петра, покоев Папы и бесконечных аккуратных двориков и садов Ватикана, высокие своды храмов и геометрия аскетичных келий. Контраст вычурных нарядов священнослужителей и привычных нам мелочей – сигарета или телефон в руке, бильярдный кий под мышкой. И, конечно же, великолепно поставленный свет, превращающий каждый кадр в картину эпохи Возрождения.
Талантливая деталь вроде игры света на шляпе, превращающей ее в нимб – это не единичное удачное решение, придуманное исключительно для постеров, таких находок здесь десятки. 

Итого, у Соррентино вышел потрясающий десятичасовой фильм. Законченный, глубокий и современный. Неторопливый, но лаконичный, лишенный бестолковой воды, напущенной ради раздутия хронометража. Да, это не типичная американская драма, которая хоть и берется за сложные темы, быстро вырождается в нечто поверхностное, упрощенное и сведенное к нежизнеспособным абсолютам, утопающее в лишних продолжениях давно законченной истории, надуманном соплежуйстве персонажей и сфабрикованных конфликтах, вытекающих из нелепых недоразумений.
За этот сериал не всем будет просто приняться и досмотреть до конца – мы отвыкли от сложного и неторопливого, пусть даже столь необычного и живого. Но вам стоит попробовать, чтобы самостоятельно решить, в какой категории вы окажетесь. Потому что, если вам все это не покажется скучным и непонятным, вы поймете, что это было не просто приятно проведенное время, эти десять часов способны обогатить вас, насытить модули нашего сознания, которые нечасто получают шанс включаться и развиваться. 
Как часто, в конце концов, нам дают сериалы, не уступающие по качеству фильмам – ни по красоте кадра, ни по декорациям, костюмам и интерьерам, ни по динамике и продуманной структуре, очищенной от лишних элементов. Герметичность этих сюжетных линий и сцен, где бросовая фраза, мелодия или жест, появившиеся в начале эпизода, обязательно обернутся рефреном в конце, закольцуются, дадут новый смысл, поражает. Где еще вы найдете столько сильных визуальных образов, создающих собственную знаковую систему – половинка трубки, зажигалка с видом Венеции, пустая тарелка – все становится емким контейнером для смыслов и эмоций в руках Соррентино.

Американские сериалы, даже самые лучшие, зачастую довольно узконаправленные, они зажимаются в неком пространстве, концентрируя всю свою энергию на том, чтобы впечатлить и зацепить зрителя, гнать его от твиста к клифхенгеру, и сразу к новому твисту.
Они редко создают такую эфемерную вещь, как мысле-чувственное пространство, воспринимаемый мир сериала со всеми нашими эмоциями и идеями, которые рождаются в складках и промежутках между событиями, героями, сценами – в додуманном и дочувствованном нами в лакунах, которые могут быть плодородными, а могут оказаться холодными и не рождающими ничего. Внутри этого сериала можно, наконец, не просто грызть ногти от напряжения или визжать от восторга, здесь можно подумать, и за эту редкую возможность Соррентино огромное спасибо.


В октябре начался показ сериала «Молодой папа» («The Young Pope») Паоло Соррентино с Джудом Лоу — драмы о понтифике, который пьет колу и курит сигареты. Над шоу работали американский HBO, итальянский Sky Atlantic и французский Canal+. Итальянская премьера состоялась 21 октября, а выход на HBO запланирован на 15 января 2017 года. В России сериал будет доступен на канале Amedia Premium и в «Амедиатеке» до конца 2016 года. Новое шоу Соррентино многие сравнивают с «Карточным домиком»: в красивом и провокационном сериале Джуд Лоу занимается в Ватикане примерно тем же, чем Кевин Спейси — в Вашингтоне. По просьбе «Медузы» кинообозреватель Егор Москвитин рассказывает о «Молодом папе» и одной из важнейших ролей в карьере Джуда Лоу.
Премьера «Молодого папы» состоялась еще на сентябрьском Венецианском кинофестивале — одном из немногих европейских смотров, ни разу не выдвигавших Паоло Соррентино на премии. И кажется, оскароносный наследник Феллини нашел весьма утонченный способ мести. Сериал начинается с того, как из груды голых младенцев, сложенных в пирамиду, словно верещагинские черепа, выползает юный понтифик — Джуд Лоу. Действие происходит на главной венецианской площади — Святого Марка. Режиссер, кажется, предупреждает: что бы ни случилось в «Молодом папе», родился этот сериал именно здесь — и венецианцы несут за все происходящее ответственность.
Случится же за 10 серий предостаточно — уже после первых четырех эпизодов у «оскорбленных верующих» есть все основания отправить к Соррентино экзорциста. Завязка: конклав во главе с мудрым государственным секретарем Святого престола Войелло (титулованный итальянский актер Сильвио Орландо) выбирает новым понтификом не опытного и независимого архиепископа Спенсера (знакомый нам по «Американской истории ужасов» Джеймс Кромвелл), а молодого и «фотогеничного» американца Ленни Белардо (Джуд Лоу). Но сразу после назначения становится ясно, что операция «преемник» провалилась. Новоизбранный папа по утрам скандалит, что ему не принесли вишневую колу, курит по пачке в день и не слушается никого, кроме воспитавшей его сестры Мэри (узнаваемая лишь по очкам Дайан Китон). Кардиналы зря понадеялись, что бруклинский сирота окажется им за что-то благодарен.
Последний раз такого провокатора в рясе мы видели в фильме «Без лица» (1997), когда герой Николаса Кейджа ненадолго сошел с ума.
И хотя «Молодого папу» не без оснований сравнивают с «Карточным домиком», стоит сказать, что вымышленный понтифик Пий XIII куда сложнее и непредсказуемее Фрэнка Андервуда. Герой американской политической драмы разоблачал себя сразу, потому что любил делиться планами со зрителем сидя на диване. Типичное политическое животное, этакий сгусток амбиций с редкой волей к власти; с такими все ясно. Герой Джуда Лоу — совсем другое дело: ваше мнение о нем будет меняться по несколько раз за серию, а когда он наконец проломит четвертую стену, выяснится, что отношение к зрителям у него такое же, как к пастве. Про этого человека совершенно ничего не понятно. Он то грезит о том, чтобы произнести речь в защиту эмансипации, геев и абортов, то замышляет кампанию против гомосексуалов в рясах. Его собственная ориентация остается под вопросом минимум треть сезона — и это при всей страсти Паоло Соррентино к плотскому миру. Мотивы героя непостижимы — возможно, он инфантилен и себялюбив, но не исключено, что им движет фанатичная самоуничижительная вера. При этом никто не удивится, если он даже окажется атеистом. Герой за всеми следит и приближает к себе лишь сестру Мэри — но вскоре решает, что и она лишнее звено между папой и Богом. Понтифик оказывается знатоком Сэлинджера, Кубрика, Бэнкси и даже Daft Punk, но либеральными его взгляды не назовешь. Скорее уж ветхозаветными. Из всех имен понтифик выбирает имя Пий — то ли в погоне за 13-м номером, то ли напоминая пастве о том, что его предшественник любил Муссолини. К важным вопросам каждая серия прибавляет несколько совсем уж иррациональных тайн. Зачем нам знать про сексуальную жизнь швейцарской охраны? Что за обет молчания связывает папу римского и нарисованного на компьютере кенгуру?

Второе серьезное преимущество «Молодого папы» над «Карточным домиком» в том, что его герой страшно уязвим — и сериал не дает никаких гарантий, что Пий одолеет своих оппонентов (если не считать гарантией досрочное продление шоу на новый сезон). В первых же сериях у него появляется минимум три могущественных врага, но, кажется, их число вполне может вырасти до миллиарда католиков по всему миру. Поэтому вместо торжества плута мы наверняка получим античную трагедию.

Из всей фильмографии внезапно ставшего модным Соррентино этот сюжет ближе всего к картине «Изумительный» («Il divo») — истории о махинациях итальянского премьер-министра. Из более поздних работ режиссера на сериал повлияли «Великая красота» и «Молодость» с их барочным построением кадра, особой музыкальностью, эксцентрикой, умением увидеть смешное и прекрасное в увядающем и больном. А главное — их юмором, выраженным без слов. Монашки играют в футбол, кардиналы пользуются айфонами, а посреди пышного зала стоит кулер со святой водой. Впрочем, и словесных шуток хватает: «Я девственница, но это старая футболка», — говорит пожилая сестра Мэри, цитируя малоизвестный мем.

Сказать, что «Молодой папа» держится только на игре Джуда Лоу, значит недооценить работу огромного европейского актерского ансамбля, но для него это и вправду одна из важнейших ролей в карьере. Джуд Лоу в чем-то похож на своего героя — сначала кажется, что оба не на своем месте, так что растерянность не выглядит наигранной. Но в том, как молодой понтифик на наших глазах становится хладнокровным и жестким, видится и личная эволюция актера.
Когда камера теряет из виду Джуда Лоу (а это непросто), в ее фокусе наконец-то оказывается Ватикан — и у сериала происходит очередное «раздвоение личности». С одной стороны, «Молодой папа» — это жесткая публицистика, исследующая механизмы работы корпорации под названием церковь. Соррентино известен своей страстью снимать аллеи садов и коридоры дворцов, но в этот раз его еще интересует католический бэк-офис: кабинеты маркетологов и отдел кадров, запутанная бухгалтерия города-государства и работа папской пресс-службы. С другой стороны, это немножко «Аббатство Даунтон» — нежная, смешная и трогательная трагикомедия о пожилых чудаках. И их кенгуру. Нет, серьезно, как можно не посмотреть сериал, где по Ватикану скачет кенгуру?
Егор Москвитин
Москва

Католицизм - (от греческого katholikos — всеобщий, вселенский), одно из основных, наряду с протестантизмом и православием, направлений в христианстве. Католицизм оформился как вероучение и церковная организация после разделения христианской церкви на католическую и православную в 1054. Признаёт основные христианские догматы и обряды.
Источники вероучения — Священное писание и Священное предание.               
Во второй половине IX в. католицизм проник в славянские земли. На Руси католические миссионеры появились при князе Владимире I Святославиче. В XII—XIII вв. существовали католические храмы в Киеве, Новгороде, Пскове и других городах. В XIV—XVII вв. в Русском государстве католиков практически не было, за исключением иностранцев. Заселённые католиками земли вошли в состав России в 1721—95: Прибалтика, Украина, Белоруссия, Литва и Польша. В 1847 был заключён конкордат с Ватиканом, по условиям которого папа римский признавался главой российских католиков. В 1866 конкордат был расторгнут Россией в одностороннем порядке (контакты католиков России и Царства Польского с римской курией осуществлялись через министра внутренних дел, папские послания и распоряжения не имели силы без разрешения императора). Папская нунциатура существовала в России вплоть до 1917. Дипломатические отношения с Ватиканом восстановлены в 1990. Руководящие структуры Римско-католической церкви России возрождены в 1991.

 Особенности католицизма (по сравнению, в первую очередь, с православием):
 
• В догмате католицизма о Троице "святой дух" исходит не только от бога-отца (как в "Символе веры", признаваемом православием), но и от сына (filioque);
• Особенность католицизма — широкое, экзальтированное почитание богоматери (мадонны). В 1854 папой Пием IX был провозглашен догмат о непорочном зачатии девы Марии (отвергаемый православной церковью); в 1950 католическая церковь признала догмат о её телесном вознесении;
• Резкое разграничение между клиром и мирянами, оно выражается в ряде установлений, не имеющих места в православии, причащение хлебом и вином — лишь духовенства, одним хлебом — мирян (ныне в отдельных случаях также и вином);
• Целибат — обязательное безбрачие духовенства (в православии лишь монашество даёт обет безбрачия).
• Организация католической церкви отличается строгой централизацией, иерархическим характером; глава церкви — папа римский, резиденция — Ватикан.
• Католическая церковь, как и православная, признаёт семь таинств, но в отправлении их имеются некоторые различия. Так, католики совершают крещение не путем погружения в воду, а обливанием; миропомазание (конфирмация) совершается не одновременно с крещением, а над детьми не моложе 8 лет и, как правило, епископом. Хлеб для причастия у католиков пресный, а не квасной (как у православных). Брак мирян нерасторжим, даже если один из супругов уличен в прелюбодеянии.
• Лишь в католицизме имеется догмат о чистилище — промежуточной инстанции между адом и раем, где души умерших в ожидании своей окончательной судьбы могут очищаться от не искупленных ими при жизни грехов, проходя через разного рода испытания, а также с помощью молитв о них и "добрых дел" их близких на земле: духовенство в силе сократить срок пребывания в чистилище. Окончательно это было утверждено в 16 в. Тридентским собором.
• Культ в католицизме характеризуется особенно пышным театрализованным богослужением, которое должно воздействовать на воображение, чувства верующих. Кроме пения, используется инструментальная музыка (орган), храмы украшены скульптурами и картинами. Чрезвычайно развито почитание всевозможных реликвий, культ мучеников, святых и блаженных. Обычно католическое богослужение совершалось лишь на латинском языке (2-й Ватиканский собор 1962—65 разрешил службу и на современных национальных языках).
• Многие праздники в католицизме появились после разделения церквей — праздники "Тела христова", "Сердца Иисуса", "Непорочного зачатия девы Марии" и др.; в то же время отсутствует ряд праздников, установленных православной церковью, — Сретение, Преображение, Воздвижение и др.
Qantas Airlines Limited (ASX: QAN) (произносится /;kw;nt;s/ — /куантэс/) — самая большая авиакомпания Австралии. Имеет прозвище «Летающий Кенгуру» («The Flying Kangaroo»). Штаб-квартира авиакомпании находится в Сиднее. Основанная в 1920 году, занимает третье место в списке старейших действующих авиакомпаний мира (после KLM и Avianca), и старейшей в англоязычном мире. Qantas является публичной компанией, акции которой торгуются на бирже ASX.
Первоначальное название «QANTAS» является аббревиатурой от «Queensland And Northern Territory Aerial Services» («Авиаперевозки Квинсленда и Северных Территорий») и позволяет судить о том, с чего началась деятельность авиакомпании.
Согласно исследованию Skytrax, в 2008 году Qantas по результатам голосования заняла третье место в списке лучших авиакомпаний мира. Это лучше, чем 5-е место в 2007 году, но хуже второго места, которое она занимала в 2005 и 2006 годах.


Антипапа - глава католической церкви, избрание которого на этот пост объявлялось недействительным. Официально церковь не признает антипап, но вынуждена считаться с их существованием, они фигурируют, правда в скобках, в реестре понтификов, религиозных предписаний. Первым антипапой был св. Ипполит (217—235 гг.), а последним — Фелиций V (1439-1449 гг.). Некоторые антипапы объявлялись соборами церкви незаконно избранными, другие за откуп сами отказывались от своего звания, третьи — создавали свои «дворы» и действовали под покровительством различных королевских домов.
Использованы материалы сайта http://mirslovarei.com

Епископы и антиепископы

О первых римских епископах (папами их начали называть далеко не сразу, только с V века н. э.) известно очень мало. Имеющаяся же информация из разных источников нередко противоречива. Так, ряд авторов сообщают о мученической смерти святого Лина (хотя он умер в период между правлениями императора Нерона и императора Домициана, когда гонений на христиан не было).

Поскольку даты правления первых римских епископов приводятся в лучшем случае с точностью до года, сложно предположить, сколь долго длились промежутки между казнью (или просто смертью) одного руководителя запрещенной государством церкви и избранием нового лидера.

Более точные датировки появляются начиная с III века н. э. В том же столетии появляется первый из более чем 30 антипап, которых насчитывает история католической церкви. Этим первым антипапой (или, правильнее сказать, антиепископом) был Ипполит. В 217 году, после избрания главой римской церкви Каликста, Ипполит, недовольный слишком либеральной политикой нового епископа, недостаточно яростно боровшегося с ересью модалистов и слишком терпимо относившегося к грешникам, провозгласил (при поддержке небольшого числа сторонников) епископом Рима себя. Раскол продлился при двух следующих официальных епископах -- Урбане и Понциане. В правление Понциана наконец произошло примирение двух глав церкви, после чего, правда, оба были сосланы римской властью на Сардинию.

После смерти Фабиана в 250 году н. э. епископский престол был вакантен более года - в связи с усилившимися гонениями на христиан. А затем возникло сразу два претендента. Римский священник Новациан не признал избрание новым главой церкви Корнелия и нашел трех провинциальных епископов, согласившихся признать его главой римской церкви. Каждый из двух епископов послал письма разным церквям, сообщая о своем избрании. Новациан создал даже отдельную христианскую общину (катаров), придерживавшуюся более строгих принципов жизни, чем остальные христиане. Корнелию удалось собрать подписи практически всех христианских епископов, чтобы отлучить своего соперника от церкви. Новациан же продолжал оставаться в оппозиции на протяжении правления трех последующих епископов Рима.

В начале IV века, в правление императора Диоклетиана, гонения на христиан достигли такой силы, что после смерти Марцеллина (который, как это ни странно было для того времени, скончался от естественных причин) престол епископа Рима остался вакантным на четыре года. Затем его занял Марцелл, но после его ареста и ссылки епископский трон стал вакантным опять. Далее всего на четыре месяца его успевает занять Евсевий (309 или 310 год, по разным данным), умерший в ссылке на Сицилии. В 311 году главой церкви становится Мильтиад (Мельхиад), который правит до 314 года, но за этот короткий срок успевает застать не только прекращение гонений на христиан, но и окончательный триумф веры -- издание римским императором Константином Миланского эдикта, сделавшего христианство официальной религией Римской империи.

Папы и восточные императоры

После переноса столицы Римской империи в Константинополь Рим сохраняет свое положение религиозной столицы христианства. С превращением христианства в государственную религию гонения на простых верующих ушли в прошлое, зато возникло новое явление - активное вмешательство светской власти в руководство церковью.

Очередной раскол произошел в правление Либерия (352-366). В результате конфликта Либерия с императором Констанцием глава церкви был сослан во Фракию, а епископом Рима был назначен Феликс II (355-358). Либериус подписал компромиссный Символ веры, близкий к Арианской доктрине, после чего был помилован императором и вернулся в Рим.

Либерия сменил Дамасий (366-384). Часть духовенства избрала новым руководителем церкви Урсина (которого опять же несколько условно можно назвать антипапой), но Дамасий сумел силой удалить того из Рима (при этом в бою погибло 160 сторонников Урсина).

Следом правил Сириций (384-399). Раскола в церковном руководстве при нем не наблюдалось. Раскол произошел в светской жизни -- Римская империя разделилась на Западную и Восточную. Это имело далеко идущие последствия. В каждой из частей стала складываться своя ветвь христианства -- впоследствии соответственно католицизм и православие.

Следующая схизма произошла в 418 году. В то время как раскольники проголосовали за рукоположение Евлалия, законным главой церкви был избран -- во многом против его собственного желания - Бонифаций. По решению императора оба претендента должны были покинуть Рим, пока совет епископов в Равенне не разрешит их спор. Однако Евлалий вернулся в город с группой сторонников, силой захватил епископский дворец, из которого его изгнали императорские войска. Поведение Евлалия так оскорбило императора, что тот окончательно принял сторону его конкурента.

По просьбе Бонифация император также издал постановление, согласно которому в будущем в случае споров при избрании римского епископа необходимо проведение новых выборов, на которые не могут быть выставлены кандидатуры участников прошлых выборов. Бонифаций известен тем, что первым провозгласил римского епископа "главою всего христианства". Окончательное упрочение позиций римских епископов произошло в правление Льва (позднее прозванного Великим) (440-461), которого некоторые историки называют первым папой, за то что он добился от императора издания эдикта о подчинении всех епископов папскому суду и придании решениям папы силы закона.

Расколы в церковном руководстве и избрание очередных антипап с подачи находящегося в Константинополе императора тем временем продолжались.
В 498 году большинство духовенства избрало папой Симмаха, а меньшинство, представлявшее интересы константинопольского императора, предпочло кандидатуру Лаврентия. Для разрешения конфликта в Риме был созван синод епископов Италии, на котором был принят первый в истории регламент избрания папы (он, в частности, запрещал кому бы то ни было претендовать на папский трон до смерти правящего законно избранного римского епископа). Разумеется, сторонники Лаврентия несколько раз попытались нарушить регламент и свергнуть законно избранного папу.

Феликс IV (после того как один из его предшественников-тезок был признан незаконным папой, он стал Феликсом III) попытался перед смертью в 530 году назначить себе преемника -- Бонифация II. Сторонникам императора больше нравилась кандидатура священника Диоскора. К счастью, этот раскол быстро закончился. Диоскор умер через три недели после избрания его главой церкви.

После этого церковь жила без антипап почти полтора века.

Стоит отметить еще одно событие этого периода. В 533 году избранный римским папой Меркурий, возглавив церковь, сменил имя на Иоанн II, чтобы не носить имя языческого бога, тем самым заложив существующую до наших дней традицию принимать новое имя при интронизации (церемонии официального вступления в должность). Последним папой, правившим под именем, полученным при рождении, станет тысячу лет спустя Марчелло Червини (Марцелл II).

Папы и западные императоры

Следующий папа - Иоанн V (685-686),- сириец по происхождению, стал первым представителем восточных церквей на римском престоле. К так называемым восточным папам относились все его преемники до Захария включительно (741-752), за одним исключениям - Григория II.

После смерти папы Иоанна на пост нового главы церкви были выдвинуты две кандидатуры - архипресвитера Петра и священника Теодора. Кончилось тем, что в виде компромиссной фигуры был избран Конон, сильно болевший уже в момент избрания и скончавшийся после 11 месяцев правления. Снова возникло два кандидата на освободившийся престол -- уже упоминавшийся Теодор и архидиакон Пасхалий, предлагавший крупную взятку за утверждение своей кандидатуры. В результате новым папой стал святой Сергий I. Если Теодор добровольно отказался от претензий на папство, то Пасхалий пытался оспорить это решение, за что был заключен в монастырь.
Возвращение власти в римской церкви к итальянцам произошло в правление папы Стефана II, при котором случился очередной сбой в нумерации глав церкви. Дело в том, что в течение трех дней церковь возглавлял уже избранный папой, но не прошедший официальную церемонию интронизации Стефан II, который не включается в официальный список пап Ватикана. Его сменил папа Стефан III, которого и надо на самом деле называть Стефаном II.

Еще при жизни папы Павла (757-767) возникли серьезные споры по поводу его наследника, в результате которых появилось сразу трое новых пап. Константин II был посажен на престол своим братом, князем Тото из Непи. Небольшое число сторонников было и у монаха Филиппа. Однако представителям папского двора удалось взять ситуацию под контроль. Оба антипапы были арестованы и ослеплены, а новым папой избран Стефан III.

В 800 году состоялась коронация папой Львом III Карла Великого как римского императора. В 812 году Византия признала факт существования двух императоров - восточного и западного. Судьбы православной (восточной) и католической (западной) церквей разошлись окончательно.

Плохие папы и папесса

В 844 году был зарегистрирован первый случай радикально-демократического избрания папы. После смерти папы Григория IV следующим главой церкви большинством голосов был избран Сергий II. Но ворвавшаяся во дворец толпа, состоявшая из сторонников народной партии Рима, попыталась силой усадить на престол своего кандидата -- дьякона Иоанна.

В 855 году новым папой был избран Бенедикт III, однако в процесс избрания вмешался император Людовик II, выдвинувший своего кардинала Анастасия, занимавшего должность библиотекаря, то есть руководителя папской канцелярии. Однако папской курии удалось сохранить своего кандидата на престоле, а антипапу заключить в монастырь.

К тому же 855 году очень распространенная народная легенда относит начало правления папессы Иоанны -- женщины на папском престоле. Согласно этой легенде, папой был избран вовсе не Бенедикт, а некий юноша из Англии по имени Иоанн, показавший удивительное знание теологии. Уже будучи папой, точнее, папессой, Иоанна упала с лошади, что спровоцировало преждевременные роды, во время которых она умерла. Якобы после этого родился обычай проверять избираемых пап на принадлежность к мужскому полу, усаживая их в специальное кресло под названием sedes stercoraria. Легенда эта, родившаяся в XII веке и дожившая до наших дней, не имеет под собой ни малейших научных оснований.

С 882 по 963 год католическую церковь возглавляли быстро сменявшие друг друга понтифики, которых сама католическая церковь предпочитает называть "плохими папами" (в общем списке сразу бросается в глаза, что ни один папа из правивших в этот период не был причислен к лику святых). Советская атеистическая пропаганда со злорадством характеризовала это время так: "нескончаемая цепь насилий, интриг и убийств". Вот лишь один пример. Лев V через месяц после избрания его папой был брошен в тюрьму кардиналом Христофором, который и занял освободившийся престол. Римскую церковь антипапа Христофор возглавлял четыре месяца, после чего был схвачен по приказу графа Тускулумского и убит в тюрьме.

Конец периоду "плохих пап" положил император Отон I. Он сместил с престола святого Петра Иоанна XII и признал папой Льва VIII. Жители Рима, однако, при первой удобной возможности выгнали императорского ставленника из города, а после смерти Иоанна XII избрали папой своего кандидата - Бенедикта V. Император привел войска в Рим, сместил Бенедикта, отправил его в ссылку в Германию и вернул на папский престол своего кандидата. В результате получается следующая ситуация. Некоторые историки полагают, что император нарушил порядок избрания пап, а следовательно, Лев VIII является антипапой. В официальном списке пап, составленном Ватиканом, есть примечание: "Если Льва VIII считать законно избранным папой, то Бенедикта V следует признать антипапой". При этом в том же списке оба папы имеют порядковые номера, тогда как антипапам никакие номера не присваиваются. Также нет никакой двойственной нумерации для избранных в позднейшие времена пап, взявших имена Лев и Бенедикт, что еще раз доказывает, что обоих упомянутых глав церкви следует считать законными папами.

В некоторых источниках встречается упоминание о том, что якобы в 965 году был избран папа Домн II, которого в действительности никогда не существовало.

Антипапа-казнокрад и папа-разбойник

Конец X века был отмечен деятельностью человека, который достоин титула "плохого антипапы",- Бонифация VII. В 974 году законно избранный папа Бенедикт VI был заключен в тюрьму, где вскоре казнен по приказу занявшего его трон Бонифация. Всего месяц спустя к Риму подошли войска посланника императора, и антипапа Бонифаций сбежал в Константинополь, прихватив с собой казну Ватикана. Девять лет спустя он вернулся в Рим, чтобы свергнуть очередного законного папу Иоанна XIV (брошен в тюрьму, где и умер). Сам Бонифаций, впрочем, тоже умер не своей смертью менее чем через год после возвращения, а его тело было отдано на поругание толпе.

Судьбы нескольких следующих антипап связаны с деятельностью римского благородного рода Кресценциев, неоднократно пытавшихся поставить во главе церкви своего кандидата. Так, в 988 году ставленника Кресценциев антипапу Иоанна XVI ослепили, отрезали ему нос и уши, после чего бросили в тюрьму, где заморили голодом. В 1012 году антипапе Григорию, также выдвинутому Кресценциями, повезло больше: его просто вынудили отречься. А в 1044 году некий Сильвестр заплатил Кресценциям большую сумму за избрание папой, но избрание было признано недействительным.

К XI веку относятся также три правления (и два изгнания) папы Бенедикта IX. Первый раз он вступил на папский престол в 15-летнем возрасте, в некотором смысле получив его по наследству (двум предыдущим папам он приходился родным племянником). В 1044 году его изгнали из Рима по обвинению в разбоях и распущенности. Вернулся он месяц спустя с императорскими войсками, снова стал папой, но два месяца спустя был свергнут сторонниками Кресценциев и изгнан из города еще раз. На этот раз его отсутствие длилось полтора года. Третий раз вернувшись в Рим, он опять занял престол, надеясь на утверждение своей кандидатуры императором. Когда император поддержал другого кандидата, Бенедикт IX укрылся в монастыре, где впоследствии умер своей смертью.

В официальном списке Ватикана Бенедикт IX упоминается как 145-й, 147-й и 150-й римский папа.

При этом Бенедикт X был признан антипапой, а потому не включается в число 265 пап, так что ныне правящий понтифик лишь 15-й по счету Бенедикт.

В первой половине XI веке было еще несколько случаев раскола и избрания антипап, но они ничем особенным не примечательны.

Тогда же был отмечен еще один случай путаницы с именами и порядковыми номерами. Некоторые ватиканские историки посчитали, что между двумя приходами к власти антипапы Бонифация VII законно правили двое пап по имени Иоанн, а не один, как это было на самом деле. Поэтому при интронизации очередного папы, пожелавшего взять имя Иоанн, ему был присвоен номер XVI, хотя следовало присвоить номер XV. В дальнейшем ошибочные номера получали все остальные папы Иоанны. Когда ошибка выяснилась, пап перенумеровали, но новая нумерация не коснулась Иоанна XXI, Иоанна XXII и Иоанна XXIII. В результате в официальном списке Ватикана теперь нельзя найти папу с именем Иоанн XX.

Следующий рекорд принадлежит папе Пасхалию II (1099-1118). За время его правления ему противостояли трое антипап: Теодорих, Альберт и Сильвестр IV. Первый был арестован сторонниками законного папы, заточен в монастырь, где и скончался. Второй посчитал себя законным наследником первого и быстро повторил его судьбу. Только третий оказался достаточно прозорливым, чтобы сбежать после избрания папой, что дало ему возможность прожить аж шесть лет после избрания.

Рекорд по числу конкурентов вскоре побил папа Александр III (1159-1181). Ему противостояли уже четверо антипап -- Виктор IV (V), Пасхалий III, Каликст III, Иннокентий III. Двойная нумерация в имени антипапы Виктора IV связана с тем, что он не признавал папой своего предшественника, носившего имя Виктор IV, и предпочитал считать себя четвертым, а не пятым. Церковный раскол той поры отражал борьбу двух политических сил в итальянской политике - гибеллинов, сторонников власти императора, и гвельфов, сторонников независимости итальянских городов и папства. Четвертого из "своих" антипап Александр принудил отказаться от претензий на престол, после чего католическая церковь надолго забыла о понятии "антипапа".

Более чем на столетие.

XIII век прошел без антипап, но не обошелся без очередной путаницы. Симон де Брион, избранный папой в 1281 году, решил править под именем Мартин. Специалисты посчитали, что до него уже было трое пап, правивших под таким именем. Нового папу решили называть Мартин IV. На самом деле до него был только один папа Мартин - Мартин I. Еще двоих пап звали Марин - Марин I и Марин II. Менять нумерацию Ватикан не стал. До сих пор никаких Мартина II и Мартина III в списке пап не существует, а Мартин IV так и остался со своим неправильным номером. А два века спустя появился и Мартин V.

Папы авиньонские и римские

Папа Климент V, избранный в 1305 году, сделал своей резиденцией город Авиньон, которому суждено было сыграть серьезную роль в истории папства.

Если перед избранием папой Климента V кардиналы в течение 11 месяцев не могли сойтись на устраивающей всех кандидатуре, то после его смерти в 1314 году папский престол оставался вакантным почти два года. Кардиналы, собравшиеся для избрания очередного папы, разбились на две фракции, которые никак не могли прийти к согласию. В конце концов конклав был разогнан, а новый быстро избрал папу Иоанна XXII.

В то время как церковной столицей являлся Авиньон, в Риме был провозглашен папой монах Николай V, который, однако, не смог долго соперничать с авиньонским главой церкви и сдался на милость победителя.

Папа Григорий XI (1370-1378) решил перенести церковную столицу обратно из Авиньона в Рим. Это вылилось в соперничество между двумя городами и раскол, в результате которого один папа правил в Риме, а другой (антипапа) -- в Авиньоне. Такая ситуация, так называемая великая схизма, закончилась со смертью авиньонского антипапы Бенедикта XIV в 1430 году.

Последним в списке антипап католической церкви значится Феликс V, правивший в Лозаннской епархии и признавший в 1449 году верховенство папы Николая V.

В 1799 году папа Пий VI, отказавшийся признать провозглашенную в Италии республику, был арестован и сослан генералом Бертье по приказу Наполеона. В ссылке глава церкви вскоре скончался. Лишь через семь месяцев после его смерти был избран новый папа - Пий VII.

64 дня престол оставался вакантным после смерти папы Пия VIII в 1830 году. Все эти дни конклав кардиналов не мог определиться с кандидатурой нового главы церкви, пока наконец не был избран папа Григорий XVI. Все последующие папы избирались не позднее чем через месяца после смерти предшественников.


источник: "КоммерсантЪ-Деньги"

Катакомбная церковь (Катакомбники) — собирательное именование тех представителей российского православного духовенства, мирян, общин, монастырей, братств и т. д., которые начиная с 1920-х в силу различных причин перешли на нелегальное положение. В узком смысле под понятием «катакомбная церковь» понимают не просто нелегальные общины, а общины, отвергшие после 1927 года подчинение Заместителю Патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому), и находившиеся на антисоветских позициях. В таком значении (с положительной коннотацией) этот термин был популяризирован Русской зарубежной церковью сперва в русском зарубежье, а потом и в СССР путём отправки туда нелегальной литературы (вплоть до 1970-х годов словосочетание «Катакомбная церковь» не было широко распространено в движении). В качестве синонима «катакомбной церкви» в этом значении используется и термин Истинно-Православная Церковь (ИПЦ), но как отмечает историк Михаил Шкаровский: «катакомбность Церкви не обязательно означает её непримиримость. Этот термин охватывает всякую неофициальную и поэтому не контролируемую государством церковную деятельность».

Организационно «катакомбные» общины как правило не были связаны (организации существовали лишь на бумаге, в делах НКВД). Поэтому говорить об общей идеологии движения трудно. В подполье находились как общины, вполне лояльно относившиеся к Московскому Патриархату, но не имевшие возможности зарегистрироваться и собираться легально, так и те, кто считал, что пришла власть антихристова, по духу, и с официальной церковью не может быть никакого контакта. Несмотря на отсутствие общей идеологии и какой-либо организации, подполье существовало — как социальная сеть, религиозная общность и характерная субкультура.


Рецензии