Купец и отшельник

Самарский купец второй гильдии Иван Митрофанович Сажин выдавал – пришло время – свою старшую дочь замуж. На девятый день свадьбы устал от плясок разгульных и решил по-другому развлечься. Собрал своих старых друзей, в которых текла купеческая кровь, и за Волгу поехал.
Взяли с собой лишь самое необходимое: слуг, походную кухню да несколько бочек вина. Но и среди гор жигулёвских скука заела. Кто-то новое развлечение придумал – отшельника, в пещере живущего, навестить.
Сели на коней, искать поехали. Много пещер по крутым горным склонам осмотрели, но все они пустыми оказались.
В одном мрачном, подвальной сыростью дышавшем ущелье напали на купцов разбойники. Отняли, какое было, оружие, связали по рукам и ногам. Стали разбойники, часто поглядывая на купцов, совещаться. О чём, если не о самом худом?..
И вдруг в ущелье, не знавшем солнечных лучей, светлым-светло стало. Видят разбойники: летит большой огненный шар, прямо на них! Испугались и разбежались. А шар приземлился неподалёку от пленников, разбросал по траве искры и погас. Смотрят пленники, а это обыкновенная керосиновая лампа, и только! И стоит возле той лампы обыкновенный с виду мужик. Освободил он пленников от верёвок, с земли подняться помог. «Ваше счастье, – заметил, – что вы по Жигулям не просто так ехали – отшельника искали!»
Догадалась тогда вся компания, что этот мужик и есть отшельник жигулёвский. Поблагодарила его за помощь от всей души. А Иван Митрофанович всякую словесную лирику не любил. Отыскал в кармане сверкающий золотой и протягивает его отшельнику. Тот от золотого отказывается. Все думали, что из скромности, а он: «Не могу, – говорит, – у скорого нищего деньги брать!» Иван Митрофанович, понятное дело, обиделся. «Кто тут богатый, а кто нищий?» – спрашивает у отшельника. А тот достал из-за пазухи скатёрку, расстелил её на траве и просит купца ею полюбоваться. Глянул купец, а это уже не скатёрка, а крупная фотография. И изображён на ней сам Иван Митрофанович Сажин, у церковных врат милостыню просящий. Вся компания возле той скатёрки собралась, рты от удивления пораскрыла. Отродясь такого иллюзиона никто не видал!
Недавнего смертельного страха как не бывало, всем стало и весело, и легко. «Сколько такая скатёрка стоит?» – спрашивает как бы между прочим Иван Митрофанович у отшельника. «Бесценная она у меня», – тот отвечает. «А ты мне её всё же продай...»
Отшельник молчит, купец торгуется. Многие сотни уже сулит. «Ладно уж, так и быть, – соглашается, наконец, отшельник. – Если и вправду желаешь скатёрку эту получить, бери у меня её за так, в подарок!»
Привёз Иван Митрофанович ту скатёрку домой. И так, и сяк её крутил – обыкновенная грубая мешковина. И малого иллюзиона не желает показать! Прикинул Иван Митрофанович хозяйским умом и отдал скатёрку ту прислуге – стол на рабочей половине накрывать.
Прошло с того случая немного лет, и две другие дочери купца были уже замужем. Начались из-за денег всякие дрязги. Младший зять оказался неисправимым картёжником, приданое своей жены за месяц с небольшим проиграл. Напился для храбрости, явился к тестю и стал требовать новый каптал. Тот не давал. В кабинете, где происходила их беседа, висело ружьё. Зять схватил его, желая ударить тестя прикладом. Тот защищался стулом, как мог. В драке ружьё выстрелило – зять был смертельно ранен в грудь!
Дело это тёмное, и можно было его в любую сторону повернуть. Но тут вмешались в дело два других зятя, которым не давало покоя богатое наследство купца. Подкупили судью, прокурора, и ни в чём неповинному человеку дали пятнадцать лет каторги.
Отправили, как водится, купца по этапу. В пересылочной тюрьме одного сибирского городка, занесённого снегом, заболел Иван Митрофанович брюшным тифом. Наверняка бы умер, не окажи ему помощь один арестант. Умел он болезни всякие лечить, этим в тюрьме и занимался. Вложил арестант руку Ивана Митрофановича в свою, прочёл молитву и сон глубокий наслал.
Проснулся больной почти через сутки. Тифа как не бывало! Посмотрел на арестанта, который его лечил, и ахнул от удивления. Точь-в-точь отшельник жигулёвский, мастер иллюзионы всякие казать! А тот на Ивана Митрофановича так глядит, словно бы мысли его читает. «Как скатёрка моя поживает, – улыбается: – пошла ли впрок?»
Не выдержал тут Иван Митрофанович, разрыдался. «Постой, да ты-то как, солнышко жигулёвское, в тюрьме оказался?» «Нужда во мне, видать, здесь большая», – лекарь отвечает и камеру, полную народа, взглядом обводит.
Иван Митрофанович – купец сметливый: все плюсы своего положения тут же в уме подсчитал. «Устрой-ка ты, брат, иллюзион, чтобы удрать мне отсюда!» «С охотою, если сможешь», – ответил лекарь и к двери, на замок закрытой, купца повёл.
Толкнул Иван Митрофанович ту дверь рукой – она и открылась! Смотрит, а за порогом обрыв крутой начинается. На дне обрыва костры, как малые искры, горят, а на другой стороне лошади пасутся. Пригляделся Иван  Митрофанович, как следует, и видит: подвесной мост, от ветра качающийся, на другую сторону ведёт!
А лекарь рядом стоит, улыбается. «По этому мосту, – вещает, – всякий человек в своё время пройдёт!» И на мост тот смело ступает, по тонким жердинам идёт. Миг, и он уже на другой стороне обрыва стоит, купца идти приглашает!
Вздохнул Иван Митрофанович полной грудью, страх свой одолел и на мост тот шагнул. До середины дошёл и видит – оба зятя, которые его засудить помогали, с грудями простреленными лежат на пути! Улыбнулся купец им злорадно, про всё на свете забыл. Ударил он ближайшего зятя ногою и вниз полетел...
Очнулся Иван Митрофанович и видит – лежит он в тёмном коридоре, на полу. Рядом с ним сторож тюремный сидит, со сна глаза протирает. «Что за мешок с камнями, – удивляется, – на меня сейчас сверху упал?»
Так Иван Митрофанович Сажин десять лет в каторге и отбарабанил. А пять лет амнистия, по причине происшедшей в России пролетарской революции, скостила. Стал купец потом, как отшельник ему и предсказывал, при церквях милостыню просить. Можно было бы к дочерям своим на хлеб-соль напроситься, да к тому времени новая власть и их вконец нищими сделала.
А отшельника, дважды его от смерти спасшего, Иван Митрофанович всегда добрым словом вспоминал, не раз найти пытался. Обследовал и большие, и малые пещеры в Жигулях, но так того отшельника и не нашёл.


Иллюстрация Наталии Зайцевой-Борисовой

Сказы и байки Жигулей


Рецензии
Рассказ " Купец и отшельник" АВТОРА ИГОРЯ МУХАНОВА понравился. Мораль рассказа высоконравственная. Добро побеждает зло. Спасибо , ИГОРЬ МУХАНОВ!!! Желаю успеха!!!

Надежда Качалкова   15.02.2017 17:49     Заявить о нарушении
Спасибо за вдумчивое прочтение и отклик. И Вам желаю успеха и в творчестве, и в жизни!

Игорь Муханов   16.02.2017 07:21   Заявить о нарушении
СПАСИБО, ИГОРЬ, ЗА ОТКЛИК!!! ЖЕЛАЮ ВАМ ВСЕГО ДОБРОГО В ТВОРЧЕСТВЕ И В ЖИЗНИ!!!

Надежда Качалкова   16.02.2017 12:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.