Нина Ленегор. Демон в добрые руки

              -Возьмите попугая! Из буйства сельвы Южной Америки! Красава! Окрас - чистый изумруд! Обаяшка! Душка! Няшка! Лучшего собеседника не найти! Согласен часами выслушивать все ваши бредни! Заглядывать вам в глаза, кивать и поддакивать! Не перебивать на полуслове, не перечить, не спорить! Не лезть со своими дурацкими вопросами! Не грузить душевными россказнями, философскими рассусоливаниями! Не требовать от вас человеческого сочувствия и понимания! За чисто символическую монетку! Кому зря не отдам, только в добрые заботливые руки!- выкрикивал потный мужик в тельняшке, размахивая клеткой с зелёным попугаем.
             
              -А попугай что - глухонемой?- подвигло меня остановиться.
              -Счастливый случай - немой, но не глухой!
              -А чё ж тогда счастье разбазариваешь? Сбагриваешь? Руки себе развязываешь?
              -Не жилец я…. На этом свете мне остались считанные дни, а то и часы…. Птичке судьбу спешу устроить. Живое существо, жалко…. – пустил скупую мужскую слезу краснощёкий амбал с жирным пузом, свисающим  над ремнём брюк.
              -Чё то ты на потенциального покойничка не тянешь…. Скорее пышущий здоровьем претендент на долгожителя!
              -Внешность обманчива…. Фатальная болячка разрумянила меня и раздула!
              -Родственничков осчастливь попугаем!
              -Одинокий я, сирота по жизни. Ни жены, ни детей, ни племянников!   
             
              -Эдуард! Не вздумай! Не хватает нам в доме только этого «чёрного ящика» в перьях!-
              Дёрнула меня за руку Виолетта. Подружка «без года неделя», а  и себе туда же - уверена, что мой дом - «наш» дом, и она в нём задержится дольше предыдущих мечтательниц. Эгоистичная стерва! Командовать взялась! Назло заберу попугая! Лучше батальон попугаев на ПМЖ, чем одной девице временный приют! Я пошуршал в кармане, достал несколько монет для символической оплаты.
             
              -Клетки у меня нет….- засомневался я.      
              -Крылья у него подрезаны, свободно ходит по квартире, не улетит….- не сдавался мужик.
              -А как я его повезу - на плече? Типа боцман дальнего плаванья?
              -С клеткой забирай! Зачем она мне? Скоро мне уже ничего не понадобится, на тот свет не заберёшь….- фатально вздохнул мужик.
             
              -И кошка у меня Фаня. Собака Маня. Хищники, хуже - «хыщницы»! Попугая не выпотрошат?
              -Побереги своих таксидермисток….- блеснул эрудицией умирающий, при этом заговорщически подморгнул.
              -Шутник, однако…. На всякий случай дай твой телефончик, чуть, что - назад попугая верну!
              -Записывай…. 
             
              -А, мужик! Забыл спросить, как зовут? Годков сколько?
              -Семён! Полтинник скоро!
              -Забавненько.... Попугай - Семён? Пенсионер что ли?
              -Я - Семён. И не пенсионер ещё….- оскорбился без пяти минут покойник.
              -Очень приятно….  Попугая, как зовут?
              -А…, ДЕмон! Демон – его кликуха! Молодой, пять лет! Именины как раз восьмого марта отмечает!- жизнерадостно выкрикнул вымирающий и прощально взмахнул рукой из отъезжающего автобуса.
             
              Милашка по кличке «ДЕмон»…, как-то не обнадёживает. Я сел в машину, Виолетта рядом,обиженную из себя корчит. Клетку с попугаем я поставил на заднее сидение.
              -Мало тебе домашних террористок Маньки и Фаньки?- высокомерно бросила Виолетта.
              -Вежливее попрошу! Не Манька, а по клубным документам «Халамот Пах Богемия Матильда Мария»! Я слегка упростил - Маня. И не Фанька, а Фаня, Фанюшка!
              -Я не про них! Зачем нам это пернатое чудовище?-
             
              На словах «пернатое чудовище» послышалось странное угрожающее сопение позади. Мы притихли.
              -Кто это?- не сразу понял я. 
              -Не узнаешь? «Покладистая» пташка характер показывает!- ехидничала Виолетта.
              -Видишь, даже немой попугай тебя не выдерживает!
              -Не поняла, ты на меня наезжаешь? Избавиться желаешь?
              -По крайней мере, я за тебя не держусь….- не стал отпираться я.
             
              По классике жанра девица должна психануть, хлопнуть дверкой машины и исчезнуть навсегда. Но она целомудренно заморгала, достала косметичку, как, ни в чём не бывало, принялась прихорашиваться, расчёсывать наклеенные ресницы.
              -Бу-га-га! Бу-га-га! Бу-га-га!- хриплый хохот позади.
              -Вот тебе и «немой»! Сейчас начнёт скороговорки блатные выдавать! Частушки мотюгливые орать!- злорадствовала Виолетта. 
              -Yes, yes, yes! -  возликовал Демон. 
             
              Похоже, у меня появился единомышленник - женоненавистник. Но что-то подсказывало, как бы эта птичья солидарность мне боком не вылезла. Я остановил машину, набрал номер дарителя попугая. 
              -Слыш, Семён! Ты говорил - попугай немой? Открою тебе бо-о-ольшой секрет: он - балагур! Полиглот, два языка знает! Выдаёт «бу-га-га», «yes» и угрожающе сопит!
              -Всего-то навсего? По-любому, быстро вы его из себя вывели!- заржал в телефон умирающий.
             
              -Блин..., ты чё, мужик? Стебёшься? Забирай назад своего «немого»! Говори адрес, мигом доставлю, возврат оформим!
              -Не могу! Совсем нехорошо мне, не успею его пристроить. В натуре, парень он нормальный! Договориться с ним можно! Через взятку орехами миндальными, на худой конец грецкими!- снова включил минор Семён.   
             
              -Кроме орехов, что он ест?
              -Сухофрукты, особенно инжир и финики!
              -А не жирно ему будет орехами и сухофруктами обжираться?
              -Не обжираться, а насыщаться! Какая еда - такое и настроение! А, ещё, чуть не забыл! Шоколад он очень уважает, и от пяти капель спиртяшки не откажется! Именины свои празднует скромно - под французский коньячок Гришу Лепса слушает, подпевает душевно, бывает всплакнёт. Обращение к себе требует исключительно почтительное! Приятного общения!- выкрикнул абонент и подался в зону недоступности.   
             
              Чего-чего? «На худой конец» - грецкие орехи, шоколад, спиртяшка,"скромные" именины вместе с Григорием Лепсом под французский коньячок, почтительное обращение…. Для дармового попугая?
              Может, ещё и социальной службе пакет документов предъявить, что я не слишком беден для сожительства с пернатым? Это что - предсмертные приколы мужика?

              Несколько раз я пытался пробиться к птичьему "благодетелю", но голос оператора меня урезонил. Видать, Семён, как и обещал, в мир иной уже подался ….   
             
              Значит, такова моя карма. Подъехав к овощной палатке, я купил яблоки, капусту, свеклу, морковь, поколебавшись, взял немного грецких орехов. Сухофрукты брать не стал, нечего каждого Демона деликатесами развращать. Непозволительно пернатой, пусть даже экзотической, быть нагло нерентабельной.      
             
              Встретив у порога, жизнерадостная чихуахуашка Маня хвостиком-«сабелькой» вилять резко передумала, включила истошный лай, с опаской оглядываясь на клетку. Напыжившись, как под напряжением в двести двадцать вольт, сомнительных персидских кровей интриганка Фаня высокомерно фыркнула и запрыгнула на шкаф.
              Аборигенки настороженно наблюдали за пришельцем с недоумением белокожих воркутянок, впервые увидевших чернокожего африканца.   
             
              Я поставил клетку на пол, открыл дверку.
              -Демон! На выход!-
              Никто не показывался.
              -Может, он укачался…. Или стресс расставания с хозяином не выдержал…. Птичку жалко…. Пусть земля ей будет пухом…. - с надеждой обронила Виолетта.
              -Размечталась! Парень правильно себя ведёт, сначала надо обстановку  изучить!- решил я морально поддержать новенького.
             
              Осмелев, Фаня слезла со шкафа, вдвоём с Маней перекрыли выход из клетки. Перемявкиваясь и перетявкиваясь, сообщницы решали, как оперативно сжить со света пернатого пришельца. Из клетки донеслось угрожающее рычание. Показался мощный, как немецкая броня, клюв, потом коварная птичья морда с задиристым хохолком, покрутила глазами вокруг оси.
             
              Осмотревшись, Демон, бесстрашно вышагивая, танком попёр на аборигенов. Маня и Фаня лапа в лапу попятились назад. Прижав террористок-таксидермисток к стене, Демон поочерёдно ткнул их лбом.
              -Я баб не бью! Я баб не бью! Я баб не бью!- рявкнул он. 
              Намекнув конкретно, что бить - не бьёт, но клювом долбанёт - мало не покажется, Демон снова скрылся в клетке, демонстративно захлопнув за собой дверку.
             
              -А, где наш попочка, где наш птенчик, где наш Демонушка?- вдруг засюсюкала Виолетта.
              Ага..., и себе испугалась? Тактику поведения решила сменить. Ну-ну, посмотрим, что получится. Птиц, не ведись на её уговоры! За кого ты себя должен держать, если на «попочку» будешь откликаться!
              -Кушать "ням-ням" наша пташечка-няшечка будет?- засуетилась Виолетта вокруг клетки.
              -Свеклы, моркови  ему… - решил я не баловать новенького.
             
              Измельчив овощи в блендере, Виолетта заискивающе оглядывалась на попугая.
              -Может, чуть орешками присыпать для аппетита?
              -Никаких орешек! Обойдётся и так!- отрубил я.
             
              Эконом-меню поставили возле клетки. Сначала недовольное бурчание, минут через пять показалась когтистая лапа, брезгливо отфутболила миску.
              -Жррри сам! Жррри сам! Жррри сам!- прокудахтал Демон.
              Свекольно - морковный салат жёлто-бордовым дождём усыпал ковёр.
              -Значит, не голодный! Есть захочет - выйдет, поклюёт! А будет выпендриваться, харчами перебирать - переведу на одуванчики жёлтые и пух тополиный! Без вариантов!- пригрозил я.
             
              Среди ночи вдруг голос вороны, скрещенной с медведем: «Рррайка, отстань! Рррайка, отстань! Рррайка, отстань!»- 
             
              -Не поняла - "Рррайка".... Какая ещё Райка? Кто из нас Райка?- ошарашенно спрыгнула с кровати Виолетта в "пеньюаре Евы".
             
              -Позоррр джунглям - Рррайка без трррусов! Позоррр джунглям - Рррайка без трррусов! Позоррр джунглям - Рррайка без трррусов!- как в рупор, скандировал Демон.
             
              -Эдуард! Ты слышишь - «джунгли»… «Райка»…. И, какие в наше время «трусы», отживший рудимент! Этот Демон в неадеквате! Кукукнутый!- возмущалась Виолетта.
              -Штта? Штта? Штта? Я - кукукнутый? Сама цаплянутая! Сама цаплянутая! Сама цаплянутая!- зашёлся от негодования "молчун".
              -Заткнись! Пенёк общипанный, обрезанный! Без крыльев!
              -Ррресницы - пррротезы! Ррресницы - пррротезы! Ррресницы - пррротезы!- удивлял наблюдательностью Демон.
              -Ничего себе пригрели трахаря в мозги!- взвизгнула Виолетта.
              -Надоела! Надоела! Надоела!- проникновенно озвучивал мои мысли новенький.
             
              Надо признать, пернатый вмешался вовремя. На тот момент мой темперамент эстонского покойника не знал, как отбиться от сгустка бразильской похоти Виолетты. Я семь раз её предупредил, что «могу не смочь». Этот птиц, что ли ясновидящий?
             
              -А где эта зелёная сатана?- заинтересовался я и включил свет.
              Оказалось, эта самая сатана в образе зелёного попугая висела вверх лапами на потолке, как муха, попавшая в паутину. Как раз над моим сексодромом.

              -Подглядываешь, сволочь?- разозлился я.
              -Позу смени! Позу смени! Позу смени!- компетентно советовал Демон.
              Сгоряча я швырнул подушку в попугая, попал в чешскую люстру, плафон разлетелся вдребезги, мелкие осколки усыпали постель. Не хватало только исцарапаться, изрезаться, истечь кровью на собственном одре. Если всё-таки удастся выжить, завтра явлюсь на совет директоров разрисованный медицинским пластырем, как огромная уродливая новогодняя снежинка среди лета. Пришлось снимать постельное, вытряхивать, бросать в стиралку, застилать безопасный для жизни комплект.
             
              -Слушай, как тебя там, Демон! Порнокина больше не будет! Проектор потух!- закрыл я программу.
              -Батарррейка села! Батарррейка села! Батарррейка села! - захихикал попугай.
              -Хватит рррычать, харрризмой прррессовать!
              -Не дррразнись! Не дррразнись! Не дррразнись!- обиделся Демон.
             
              -Давай договоримся - сиди, где хочешь, но молчи, не мешай нам спать!- пошёл я на компромисс. 
             
              -Что значит - сиди, где хочешь? Никакой вседозволенности! К порядку этого скандалиста сразу надо приучать! В клетку его и в тёмную кладовку! Место своё пусть знает! - мстила попугаю Виолетта.
             
              В долгу Демон не остался - камнем рухнул прямо на голову обидчице. Будто невзначай, зацепил когтём её лоб, свалился на пол. Упал на спину, язык вывалился, забился в конвульсиях, напоследок прощально дрыгнул лапой и замер. В общем - летальный исход, хоть отпевай.
             
              -Неудачно птиц приземлился - негатива много в твоей голове! Острый токсикоз!- констатировал я факт травмы Демона с отягощающими для него последствиями.
             
              -За этого извращенца переживаешь? А ничего, что он мне лоб поранил? Печёт! Хоть бы подул!- жалобно заскулила Виолетта.
              -Не переоценивай мои способности - не столько ветра в моей голове! «Поранил» - слишком пафосно. Поцарапал слегка…. До свадьбы заживёт!
             
              -До сва-а-адьбы? Предложение мне делаешь? В Загс идём? Так, что мне одеть?- поймав меня на полуслове, вдохновенно заметушилась мигом воскресшая Виолетта.
              Подскочила, обвилась вокруг меня, что лиана-кровососка.
             
              Демон задышал, как иерихонская труба, и удивлённо распахнул глаза.
             
              -Просто фраза…, не бери дурное в голову!- одёрнул я Виолетту, освободившись от её удавки.
             
              Демон отвял и снова вернулся в образ.
             
              -А ты, пернатый, с какой стати разлёгся? Панихиду по тебе я заказывать не собираюсь! Есть у меня крепенький брезентовый мешок – упакую, на морской узел завяжу и на улицу в мусорный бак!- прикрикнул я.
              -Живо-дёррр! Живо-дёррр! Живо-дёррр!- захныкал Демон.

              Он поднялся, отряхнулся и похромал в клетку, приостановившись, гаркнул: «Рррайка! Собирррай манатки! Собирррай манатки! Собирррай манатки!»-
              -Грач облезлый! Заткнись!
              -Овца стррриженная! Вали отсюда, пока электрррички ходят! Вали отсюда, пока электрррички ходят! Вали отсюда, пока электрррички ходят!- не давал спуску Демон.
             
              Балаган среди ночи меня достал. Я врезал кулаком по прикроватной тумбочке так, что даже моя младенческая фотография на стене испуганно перекосилась.
              -Замолчали! Ещё слово - на улицу! Оба!-гаркнул я и выключил свет.
             
              До утра притихшие Маня и Фаня выйти из балкона так и не рискнули, затравленно прижавшись друг к другу, испуганно выглядывали в дверь и жалобно скулили, в попугаевой эйфории их забыли покормить.
             
              Морковь и свекла целёхоньки. На столе от яблок в вазе остались лишь огрызки, от шоколадных конфет - рваные фантики, в недопитой бутылке с шампанским и бокалах ни капельки спиртного. Демон сыто храпел в клетке, беззаботно поикивая и попукивая после шампанского. На полу в углу навалена вонючая куча. 
             
              С лейкопластырем, как с гламурной звездой во лбу, Виолетта театрально собирала свои вещи. Положила в сумку даже немецкий фен, месяц назад впопыхах оставленный «стюардессой по имени Жанна». Она явно тянула время в надежде, что я упаду ей в ноги просить остаться.
              -Учти, таких, как я, у тебя больше не будет! - пафосно внушала она.
              -Меньше ворчи, больше мурчи! А «таких» мне больше и не надо!-
             
              Толку с неё - сексуально не вдохновляет….  Хотя бы готовить умела, а то за  месяц один раз яичницу пожарила. Возилась долго, будто холодец варила, и солью засыпала, как тараньку.
             
              -Что тут ещё моё?- оглядывалась Виолетта.
              -Твоё? На природе! Цветы, шишки, лягушки! Такси заказывай, я оплачу!- отрезвил я её хозяйственность.
             
              Виолетта неохотно взяла свой саквояж и парализованной походкой направилась к двери.
              -Будешь мимо пррролетать - пррролетай! Будешь мимо пррролетать - пррролетай! Будешь мимо пррролетать - пррролетай!- победно присвистнул попугай.
             
              ….Демон повернулся на спину, сладко зевнул, вытянул лапы, как балерун. Блин…, три коготка обломал, когда за потолок держался! Поочерёдно поднимая лапы, он принялся педикюриться.
             
              А неплохо я входины в новый дом вчера отметил! Хотя, сколько  раз зарекался не брать на грудь шампанское, вот теперь голова чугунная, изжога, отрыжка и живот пучит. Сейчас бы кисленьким киви опохмелиться….

              Осмотреться надобно…. Квартира большая, целые апартаменты. Есть, где разогнаться. Дизайн заграничный, всё по-богатому! Зомбо-ящик, компьютер, то есть, в самом почётном месте. Заглянем в ванную и туалет. Вау! Просторно, хоть танцуй! И джакузи, и душевая кабинка, и даже биде! Не то, что у Семёна замызганная однушка в «хрущёвке», повернуться негде.   
               
              Главного здесь, дай Бог памяти, как зовут…. Эммануил, Эдвард? Эдуард, кажись. Кличка моя его напрягает, так пусть называет ДемОн, ДемОша, ДемОшенька. Разрешаю, хозяин всё-таки…. 
             
              Мужик он молодой, гормоны играют, без бабы ему никак. Это я, не вслух и не при детях будет сказано, на жердочке в любой момент удовлетворюсь. Как там французы говорят? «Шэр шэ ля фам»? «Нашершелим»! Подберём Эдику барышню хорошую, не такую, как вчерашняя пустоголовая гусыня с ресницами - протезами. Да, чтобы готовить умела, нас два мужика в доме!
             
              Кто там поскуливает и помявкивет на балконе? Тут же собака и кошка…. Клички простецкие, что-то на «мэ» и «фэ»…, Мотя и Фёкла? Нет, по-другому, Маня и Фаня, кажись. Умора! Тоже мне ещё, террористки-таксидермистки!
             
              Семёна «кабысдох» с акульей мордой, которого все с перепугу Мефистофелем величают, с утра пораньше спешил со мной поздороваться. На задних лапах передо мной стоял, пока ему крыло в нос для поцелуя не суну.
             
              С Маней и Фаней мне надо хорошо сожительствовать. Уматерю их! А они меня усыновят! 
             
              Хозяин прижимистый, корнеплодами, как хрюшку, кормить меня решил. Одуванчиками жёлтыми и пухом тополиным грозится! Как бы ни так! Никуда не денется - миндаль, инжир, финики покупать будет!
             
              У Семёна холодильник «столыпинский»  взламывать я наловчился. А там хвост ржавой селёдки, огуречный рассол в банке, свиное рыло в морозилке.
              Я включал сирену: «Жрррать хочу! Жрррать хочу! Жрррать хочу!»-
              Семён пулей летел в зоомагазин за кормом для попугаев!
             
              Как-то Мефистофель на мой рацион позарился…. Устроил я ему тогда action: «на чужую сласть не разевай пасть»! С тех пор, как время моей трапезы, волкодав забивался в дальний угол кухни и истерично скулил.   
             
              Демон запрыгнул на ручку немецкого холодильника, лапами упёрся….
              Не поддаётся, сволочь не нашенская! Ничего, я - целеустремлённый, своего добиваюсь всегда!
              Попыхтел-попыхтел и дверка щёлкнула.
             
              Так, что мы тут имеем? Ого! Эдик - гурман-эгоист! Для себя ему ничего не жалко. Рыба…, фу…, даже нюхать не буду. Сосиски…. Сейчас такие сосиски - сигарету выкурить вреда меньше. Из чего их слепили - из «кукуйки» или «бабайки»? Написано «без гмо» - допустим, оболочка натуральная - уже легче. Сейчас я Эдика немного побакланю.
             
              Демон отгрыз две сосиски, в клюве отнёс на балкон, бросил в страхе прижавшимся друг к другу Мане и Фане. 
              -Девчата! Берррите сосиски! Съедобные, я пррроверррил. В баррраньей кишке, не в клеёнке. Угощайтесь, не стесняйтесь! Со мной не пррропадёте!-
             
              А мне что пожевать? Фисташки солёные - не люблю, если только к пиву. Вкусняшные конфеты с орешками, "трюфеля" называются, вчера я уже приговорил…. Что-то поклюю - червячка заморю. Демон взял киви, банан, на диван  завалился.
             
              Телек включу…. А там бесконечное слезливое телемыло…. Вот и творец этих «шедевров». Она же - сценарист, она же - режиссёр, она же - исполнитель какой-то не напряжной, но выигрышной роли. Подвядшая бабёнка в активной фазе самолюбования. «Ваятели её красоты» нос под корень обрезали, губы гелем перекачали - верхняя задралась, как внезапно откинувшаяся крышка капота автомобиля. Она ещё и поёт? Вроде кота за хвост тянет! Музу из себя корчит…. Как по мне, зря чуму на пир пригласили….
             
              В ток-шоу реальных людей затюкивают кочующие по телеканалам подрабатывающие эксперты. Шепелявый зашуганный юрист, накачанный контуженый спортсмен, подслеповатая физиогномистка. На ночь этих «умников» насмотришься - до утра будут сниться, лопатой не отбиться!
             
              Сборищем гопников-«экстрасенсов» рулит мужичок, по-ленински лысоватый усатый бородатый, ещё и очкатый бесноватый. Аферисты- проходимцы- шарлатаны- цыгане величают себя демонологами- эмпатами- эзотористами- некроматами. Ментам следствие запутать помогают. С набожностью пятиалтынных шаромоек крестами размахивают, с нечистой силой шушукаются-сплетничают, с покойниками хихикают-заигрывают, домовых по ушам картами таро лупят. Обязательный номер мракобесной клоунады - темечком шаманский бубен проломить, волосы на себе вырвать, слюни-сопли пузырём пустить.
             
              В музыкальном шоу поднадоевшие родственнички-певички дуэтом сканудят: «Опя-я-я-ять…, мигре-е-ень….».
            
              Только депутаты телевидение и выручают - такое отчебучивают…. Регулярно за чубы друг друга таскают, словарь уголовника политическим жаргоном щедро обогащают. Лучше, уж, «Зверьё моё»….    
             
              Дверь открывают ключом снаружи. Кого это нелёгкая несёт? Маня зарычала, Фаня зашипела - значит, чужой….  Мне лучше спрятаться.
             
              Женщина… не старая и не молодая. Ни кожи, ни рожи, одета, как продавщица секонд-хэнда. На любовницу Эдика не тянет. В ванную сразу пошла, переоделась в короткие штанишки, футболку, кеды. Убирать, что ли собралась?
             
              Первым делом она в кухню направилась. Кофе себе сделала. Сливок добавила от души, сахару раз…, два…, три…, четыре…, пять…, шесть…, аж семь ложек насыпала! Печенье самое сдобное взяла. А не слипнется у неё? Села за столиком в кухне. Еще и обёрткой шоколада шелестит? Швейцарского?
              -Ничёсе! Ничёсе! Ничёсе!- не смолчал я.
             
              Незнакомка поперхнулась, закашлялась.
              -Шоколад швейцарррский взад положь! Шоколад швейцарррский взад положь! Шоколад швейцарррский взад положь!- 
             
              Домработница в недоумении, испуганно оглядывается. Заметила меня под потолком. 
              -Фу, ты, зараза! Я уж такое подумала…. Что б ты язык проглотил, горлопан пернатый! Напугал!
             
              -Шоколад жрррёшь - самим мало! Шоколад жрррёшь - самим  мало! Шоколад жрррёшь - самим мало!-
              -Заглохни, рожа картавая горбоносая! Не то прибью!-
             
              Швабру она схватила - не достать меня. Пылесос включила. Шустрая, меткая, как снайпер. Трубой пылесоса, что затвором автомата, щёлкает. Я едва успеваю в другое место перелететь. Вот-вот хана мне!
             
              И тут, спасибо Фане, спрыгнула с подоконника прямо на кнопку пылесоса. Агрегат заглох. Домработница сплюнула, раскричалась: «Целый зоопарк Эдик развёл! Бандитская группировка! Сообщники! Рецидивисты! Мало псины и кошары? Теперь ещё и за попугаем убирай! Пусть Эдик раскошеливается, приплачивает!»-   
             
              Аппетит у неё не пропал - снова печенье с шоколадом за обе щеки уминает, кофе сливками запивает.
             
              Понаблюдаю за ней. А то Райка тоже на уборки ходит. У хозяев фирменных носков не считано, она этих носков для Семёна столько надёргала! Новенькие с лэйбами, цвета разного - носить ему, не переносить! Теперь носки он даже в жару во «вьетнамки» надевает. Носовых платков Райка натырила - на целую похоронную процессию! Стиральных порошков, мыла - заморятся Семён и Райка гигиениться! Туалетной бумаги наволокла - не столько они и едят!
             
              В ванную домработница направилась, стиральную машину запускает. В хозяйских брюках, шортах по карманам шарит. Денежку нашла, за пазуху себе сунула. Ещё одна купюра - опять за пазуху. На какую сумму она нас с Эдиком пощипала - рассмотреть не успел, лоханулся я.
             
              Домработница спешит очень, тяп-ляп и уборку закончила.  Медицинский аппарат достала, которым ветеринар меня прослушивал, когда я ангину с бронхитом подхватил после коктейля «кровавая Мэри». Бармен льда тогда не пожалел. «Щедрый» ханыга, лучше бы водки больше плеснул!
             
              Трубки фонендоскопа в уши себе домработница воткнула. Стену тщательно сантиметр за сантиметром прощупывает, простукивает. Что это с ней? Сладкого перекушала? Убирала она по-быстрому, а это сосредоточенная вся такая!
             
              Несрастуха получается…. Похоже, пришла она не столько убирать, а что…. Искать! Так, Демон, мозгами раскинь, думай-думай! Что в стенах прячут? Птичьи яйца? Черепашьи яйца? Гнездо питона? Не в джунглях, вроде…. Клад - что ли? Точно! Клад в стене бабёнка ищет! До чего ж, спасибо папе-маме, смекалистым я уродился! 
             
              В кармане домработницы телефон запиликал.
              -Слушаюсь, Леонард Матвеич! Всё я знаю - недаром терапевтом в районной поликлинике десять лет отработала. Пальпирую, фонендоскоплю - ни миллиметра не пропустила! Стены толстенные, как в музее, потолки высоченные, как в планетарии! Пока ни хрена! Глухо!-
             
              Снова фонендоскопом вооружилась. Сейчас она у меня наслушает! Только сосредоточится, я к пылесосу, на кнопку сяду - включу, гул поднимается. Спрячусь.
              -Что за чертовщина такая! Пылесос глючит!- не поймёт домработница.
              И так раз пятнадцать.
              -А, ну его к едрене фене! В экстремальных условиях работать приходится, а ни за вредность молока, ни за сверхурочные доплаты!-
            
              Переодеваться домработница ушла. Я подсуетился - из её сумки фонендоскоп выхватил, в собачьем домике спрятал. Маня эстафету приняла, в карауле уселась.
              -Куда ж я его заныкала? Голова садовая….- сокрушается домработница. 
              Всё обшарила, везде позаглядывала. К собачьему домику руку протягивает. Маня злобно зарычала.
              -Что б вы все выздохли!- прописала «добрая докторша». 
             
              В кладовке она порылась, пару банок рыбных консервов и сгущёнку прихватила. Корма кошачьего отсыпала, ещё и приговаривает: «Мой Мурзик пожрать тоже не дурак!»-
              И эта, как Райка, хоть шерсти клок, да урвёт! Гранат из вазы забрала! Самый спелый, самый крупный!       
              -Что б ты подавилась! Что б подавилась! Что б ты подавилась!- пожелал я «счастливого пути».

              Пока я спал, Эдик домой вернулся, в свой зомбоящик воткнулся. Семён, тот всё карточную косынку раскладывает, да в футбольном тотализаторе проматывает деньги, непосильным напёрсточным трудом заработанные.
             
              А Эдик с девчатами в соцсетях амурничает. У него в доме Клондайк чужаки нарыли, а он дурью мается, ерундой занимается. Никуда не годится! Намекнуть надобно ….      
             
              Что обезьяна, по стене я бегаю, круги нарезаю. Фонендоскоп из клетки достал, на шею нацепил, клювом в стену стучу. 
              -Шухеррр! Шухеррр! Шухеррр!- кричу.
             
              Эдик, наконец, вернулся из виртуальности в реальность. 
              -Пернатый, чего носишься, как угорелый? Фонендоскоп, где взял? Я обыскался, маме отдать хотел! Стену чего долбишь? Долбодятел! Ремонт кто делать будет?-
             
              Я своё: в стену постучу - голову приложу - послушаю.
              -Так ты ещё и помесь с дятлом? Твою мамашку йагупопу дятел залётный шпокнул?- издевается Эдик.
             
              -Штта? Штта? Штта?-
              Маму мою Патрицию в легкомыслии заподозрил…. А папа мой Арчибальд, почитаемый всей Южной Америкой…. Я к Эдику с дорогой душой, а он…. Неблагодарный, в натуре…. Даже огрызаться перехотелось….
             
              Я обиженно засопел, потопал в клетку, захлопнул дверку, забившись в угол, слезу крылом утираю.    
             
              ....Ночь на дворе, а Эдика всё нет…. Если в командировку отправился, хоть бы записку черканул…. Чего я переживаю, себя накручиваю - загулял парень, дело молодое. Вернётся, мимо своего дома не пройдёт. Спать укладываться буду. Где тут помягче и потеплее? На диване. Погрёбу, как курица, зароюсь под подушку…. 
             
              Слышу, идёт…. Только дверь, вроде в другой стороне…. Почему вдруг через окно? Это Райкины полюбовники Митька и Федька обычно через окно убегают, когда Семён «на бровях» домой некстати возвращается.
             
              Дверь с окном, что ли Эдик перепутал…. Маня лаем зашлась, под диваном спряталась, оттуда свирепствует. Фаня шипит, со шкафа на шкаф прыгает.
             
              Не Эдик…. Чужой кто-то…. Мужик…. в балаклаве, фонариком светит. Электричество включил. Значит, уверен, что хозяин не скоро вернётся. Выложил пистолет. Настоящий, не пукалка…. Ничёсе рокировочка! Маску снял, нацепил очки, стёкла, что линзы в бинокле. Лицо у мужика мятое, как прошлогодняя картошка, в маске он гораздо фотогеничней выглядит.

              Целлофановым пакетом мужик на Маню замахнулся.
              -Заглохни, крыса облезлая!- голос пропитый.
              Складную лестницу из кладовки притащил. Из чехла достал аппарат, на подводное ружьё похожий. Телефон прокурено заорал:
              «И летний ветер, суетясь,
              Нахально лез тебе под платье!»-
             
              Незваный гость взглянул на входящий номер и вытянулся по стойке смирно.
              -Так точно, Виктор Андреич! Докладываю: лестницу поставил, технику наладил, щас просвечивать буду! Всё идёт как по маслу! Понимаю - недаром ведущим специалистом в секретном лазерном институте семнадцать лет ишачил! Спрятан он где-то по верхам, выше человеческого роста! А как же! Чуть что, сразу мигну!-
             
              «Секретный лазерный институт»…, «ведущий специалист»? А с виду - вылитый ассенизатор!
             
              Чёрная балаклава - вещдок! Я её в домашние тапочки в виде бульдожьих морд сунул.
             
              Техника у «лазерного ассенизатора» хорошая - каждую трещинку на кирпичах стенной кладки рентгенит.
             
              Ой…, вижу…. Что это? Контур кувшина какого-то…. Может, это и есть клад?
             
              Пока «ведущий специалист» в своих «биноклях» резкость наводит - я к нему, очки сдёрнул. На электрощите клемму опустил - темень на дом упала. Фонарик и пистолет во второй тапок Эдика спрятал. 
             
              -Тьфу, ты, ёпер триппер! Свет вырубился…. Этого только не хватало! Вот и сглазил, ляпнул - «всё, как по маслу», кто меня за язык тянул…. Очки упали, хоть бы не наступить! Теперь я, что крот…. А фонарик, где я приткнул?- запаниковал «ассенизатор лазерный». 
             
              Телефоном он светит, фонарик ищет. В потёмках в чужом доме - попробуй, что найди!
             
              Сейчас я ему помогу, в смысле - усугублю. Театр одного актёра устрою!
              -Кр-р-ры! Кр-р-ры! Кр-р-ры!- грозный скрип двери.
              -Кх-х-ха! Кх-х-ха! Кх-х-ха!- хриплый кашель.
              -Ха-ха-ха!- зловещий хохот в ночи.
             
              От страха мужик за голову схватился, на корточки присел. Лишь бы в штаны не наделал, не продохнуть потом!
             
              -В рррыло врррежу! В рррыло врррежу! В рррыло врррежу!-
             
              «Лазерный ассенизатор» волосы на себе рвёт. В окно, как в прорубь, вниз головой сиганул. Про лазер и пистолет даже не вспомнил!
             
              Пока не забыл…, место заветное на стене клювом пометить!
             
              Эдик домой вернулся, когда нормальные люди на работу собираются. Тут, считай, городская акция проходит: «Найди клад в доме Эдика», а его всё где-то носит! 
             
              -Блин, что там мешает?- бурчит Эдик.
              Из одного тапка он балаклаву и фонарик достал, из другого - пистолет.
              -Полтергейст у меня в доме объявился…. Полный набор домушника….- бурчит Эдик и на меня косяки бросает.
             
              А я перед зеркалом - то колесом крутанусь, то сальто кувыркнусь, то в шпагате растянусь.   
              -Ай, да, Демоша, ай, да, молодца! Ай, да, Демоша, ай, да, молодца! Ай, да, Демоша, ай, да, молодца!»- приговариваю.
             
              -Чего распиарился? Какой к чёрту «Демоша молодца»? Чёрную тряпку и фонарь в тапки, зачем мне подложил? Я чуть ногу не вывихнул! А пистолет, где взял? -
             
              Лазерный аппарат Эдик заметил.
              -«Ё…перный театр»…. А, это что за штуковина-диковина вдруг появилась?
              -Индукция-дедукция! Индукция-дедукция! Индукция-дедукция! 
              -Ладно, без подсказчиков обойдусь! Сам разберусь!- отмахнулся Эдик.
             
              ….Не знаю, повезло мне или наоборот, компаньйонами моей фирмы являлись немец, обрусевший на нашей водке, и грузин, охохлившийся тамошними коррупционными сношениями.
             
              Мужики в рассвете лет. Немец - высокий, что каланча, худосочный, рыжий, морда в окопах и брустверах, шнобель из-за угла видать. Хитросделанный, прямо ничего не говорил, юлил, звали Хельмут, в переводе - Хреньмуть.
              И грузин на «хэ» - Хвича. Карьера по траншу: боксёр-бандит-банкир. Здоровый, что гамадрил, и волосатый, как одна монобровь. Футболки носил, что парус прогулочной яхты, из сорочки двуспальный пододеяльник сшить можно. 
             
              Для поддержки личных контактов они приезжали ко мне раз в квартал. Убедить компаньона из фатерляндии можно только русской водкой - покрепче и побольше, грузина - только молодками разухабистей и попышнее.
              А не то - брови домиком, лоб гармошкой, хватают фирменный «паркер» и давай золотым пером приказы-приговоры строчить.
             
              Ещё хуже - компаньонов на подвиги начинало тянуть. Например, завалить медведя где-нибудь в дремучей тайге, заарканить гепарда в знойной пустыне, на худой конец - загарпунить кита в бушующем океане. Во избежание форс-мажора водка завозилась ящиками, женщины - группами.   
             
              ….В дом Эдика ввалились две девицы типаж «баба Рэмбо», в будущем габаритная модель старушек лавочных, грызущих семечки и беспощадно перемалывающих кости соседей и прохожих.
             
              Юбки «короче некуда» обтянули задницы-дирижабли, ноги развал-схождения кавалериста. Губы «вишнёвым киселём» по фэйсам растеклись. В глазах вместо айкю бегущая строка: «За ваши деньги - любой каприз».
             
              Та, у которой полголовы выбрита, над второй кучерявый чуб свисает, как у гармониста-гуляки, кокетливо назвалась: «Мими!».      
              -«Сука любовь! Сука любовь!»- скулит её плеер.   
             
              У второй, которая Зизи, лицо, что мыльница, невыразительное. «Тату» размалёвана в виде иероглифов с претензией на загадочность, в смысле, кому хочешь, жизнь загадит. Огромным, что пещера, ртом «элегантно» бабл-гам пережёвывает, с одного коренного зуба на другой перебрасывает. Челюсти из стороны в сторону перекатываются, как у коровы Майки на выпасе.
              -«Бессовестно красивая! Бессовестно счастливая!»- самоуверенно талдычит плеер Зизи.
             
              Третью каким-то сквозняком занесло. Живого веса килограммов тридцать, из них половина костей. Для баланса брови толщиной с сардельку нарисовала. Морда длинная, глаза булькатые - на саранчу похожая. На голове косички, что змеи из клубка выползают. Ноги - спички крестиком складываются, ещё и пританцовывает с электронной сигарой в зубах, выдающей облако пара приторно-восточного подванивания.
              -«Лили!»- протягивает худышка костлявую руку с хищными ногтями в траур выкрашенными.
              -«Одиночество - сволоооочь! Одиночество - сволоооочь!»- сканудит её «шарманка». 
             
              -Бррр! Бррр! Бррр! - брезгливо тряхнул я культяпками крыльев.
              -Ой, кто это у нас?- запищали, заохали гостьи.
              -Я сам по себе! Я сам по себе! Я сам по себе!
 
              -Что пташечка хочет?
              -Эдакое! Эдакое хочу! Эдакое хочу! 
              -Какое такое «эдакое»? - озадачились девицы.
              -«Рррюмка водки на столе…. Рррюмка водки на столе…. Рррюмка водки на столе….» - ненавязчиво намекаю я.   
             
              -А попугаям спиртягу можно?
              -А как же! Прррофилактика от глистов! Прррофилактика от глистов! Прррофилактика от глистов!
              -Не умрёшь?
              -Воскррресну! Воскррресну! Воскррресну!-
             
              Под шумок девахи и себе водки в пивные кружки до краёв налили.
              -Стесняюсь спррросить: вы - леди? Вы - леди? Вы - леди?
              -Мы? Ещё те леди!
              -Гены пальцем не ррраздавишь! Гены пальцем не ррраздавишь! Гены пальцем не ррраздавишь! 
              -А то!- прокурено хохочет Мими.    
             
              -Гулять, так гулять! Водка пей - земля валяйся! Водка пей - земля валяйся! Водка пей - земля валяйся!- взялся я тамадить.   
             
              И пошла движуха. Мими подсуетилась - к Хвиче подрулила. Зизи заревновала, локтём толкнула, «коровой» обозвала. «Корова» в долгу не осталась - «бычку» включила.
              -«Шиншилла», вату в бюстгальтер пришила! Сильно не гарцуй - протез потеряешь!- как в микрофон, объявила Мими.
             
              Зизи выдула рассерженный бабл-пузырь в пол-лица, Хреньмутю на колени плюхнулась.
             
              -«Убей мою подругу! Убей мою подругу! Убей мою подругу!»- зазвучал гимн настоящей женской дружбы.
             
              Лили к Эдуарду костями затарахтела. Интеллектом кадрить решила. Между сигаретними затяжками глаголит: «В голове у меня кишат гениальные мысли!-   
              -Ой, «нимагу», наша «той-терьер» голос подала! - хихикнула Мими.
             
              -Как знающий психолог, я скажу: циклотимы - далеко не шизотимы!» - одаривает Лили.
              Вцепилась в Эдика взглядом голодной куницы и клеится - клеится. 
              -"О, Боже, какой мужчина"!- истерично взвизгнула певичка из плеера.
              -"И я хочу от него сына! И я хочу от него дочку...."-
             
              У меня перья дыбом встали! Мой Эдик, что ли хуже всех? Хуже этого фрица прищавого носатого, этого кацо чёрного волохатого? Из губожопной биомассы Эдику самая дурковая достанется? Эта, извините за выражение, «психолог», в смысле - пустота прокуренная? Жертва анорексии, глиста в обмороке? Лучше уж Виолетта, при виде той хоть глаза сами собой не захлопываются!
             
              -Отвали! Отвали! Отвали!- заистерил я. 
              Хозяину перед гостями неловко.
              -Грубиян!
              -Куррражный я! Куррражный я! Куррражный я!-
             
              В клетку меня воткнули, крепко встряхнули.
              -Ни хрррена себе землетрррясение! Ни хрррена себе землетрррясение! Ни хрррена себе землетрррясение!-
             
              К холодильнику направились.
              -Не пингвин я! Не пингвин я! Не пингвин я!
             
              -Альтернатива - микроволновка в режиме «кура-гриль»!
              -Невкусный я! Невкусный я! Невкусный я!
             
              -Заглохни!
              -Молчу, как рррыба! Молчу, как рррыба! Молчу, как рррыба!   
              -Знаю я рыбу твою! «Балабол» называется!- возмущается Эдик.
             
              Мужики уже нагулялись - Хреньмуть до икоты, Хвича до отрыжки. Пытались интернационально затянуть: «Ой, мороз-мороз, не морозь меня!». Ни дуэт, ни соло не получился. Сдулись.
             
              А дамочкам хоть бы хны! Никак не накамасутрятся! «На вкус и цвет - фалоиммитаторы разные»!-очередную забаву затевают.
             
              Хозяин уже не знает, куда ему деваться, куда спрятаться, на мою клетку завистливо озирается. Вижу, нервный тик у него начинается. А, не дай Бог, «кондратий» хватит? Возись потом с ним….
 
              Злой я на Эдика….  Но, как Райка говорит: «А, шопаделать?». Выручать Эдика надо! Кто, если не я, этот «движ-Париж» распедалит?   
 
              Маня под столом, Фаня на шкафу, глаз с меня не сводят. Сигнал ждут. И я, как дирижер палочкой, вдохновенно взмахнул крылом ….
             
              Фаня бешено зашипела, спрыгнула, когтями чуб Мими подлохматила. Маня залаяла, колготы Зизи «подлатала», а с Лили облом случился, в смысле - зуб сломала.
             
              -Пожаррр, горррим! Пожаррр, горррим! Пожаррр, горррим! Срррочно всем выметаться! Срррочно всем выметаться! Срррочно всем выметаться!- завизжал я  противнее сирены аварийной.
             
              После экстренной эвакуации гостей Эдик подошёл к моей клетке, постоял-постоял, затылок почесал.... На свободу меня выпустил. Ещё и орехов мне насыпал! Полную миску!       
             
              ….Стресс я снимаю только в лесу, когда грибы собираю. На «тихую охоту» хожу один, чтобы никто не засорял мне уши и не навязывал каждые полчаса привал с выпивоном.
             
              По лесу я гулял смелый, беззаботный, смотрел в голубую даль и предавался лёгкой поэтической флегме. Маслят корзину собрал, боровичков с десяток и лисичек пару килограммов в рюкзак закинул.
             
              Вдруг слышу, сквозь кущи ломится на меня, то ли разгулявшаяся парочка лосей, то ли дружное семейство диких кабанов. Вылетает добротный ротвейлер, размером с откормленного бычка.
             
              Мужик я здоровый под два метра ростом, накачанный в спортзалах, но признаюсь - чужих собак боюсь панически. По глазам волкодава вижу - не просто бежит, ко мне бежит…. Стою я с виду спокойный невозмутимый - с достоинством смерть жду.
             
              Вслед за ротвейлером, сшибая ветки, беря в прыжке заваленные сосны, на поводке хозяйка несётся.
              Хотя одной ногой я уже в могиле, заметить успел - девица смазливая, ладненькая, спортивная. Выныривая из очередного оврага, она ломанулась по одну сторону сосны, собака - по другую. Поводок - качественный, выдержал обоих.
             
              Пёс и хозяйка красиво, как в синхронном плавании, выполнили прыжок, упали, поднялись на колено в стойку «на старт - внимание - марш!» и ошалело уставились на меня. От ужаса у меня мурашки забегали, скапливаясь у затылка, шевелили волосы, а потом неслись к вспотевшим пяткам.    
             
              -Тирга! Лошадь! Ко мне! Кому говорю, сволочь такая!- вскричала девица.
             
              Ну, думаю, на тихой охоте стадо тигров и табун коней - самое то….
             
              -Тигра, вообще-то, добрая и сильная, как лошадь!- на всякий случай предупредила девица.
             
              "Тигра" - так, оказывается, звали смерть мою, видать, здорово на кувырке приложилась - забыла, что ещё минуту назад собиралась разделывать меня на филейные части и суповой набор.
             
              Cлегка очапавшись, «добрячка-лошадь», мотая головой, принялась зубами шлифовать поваленную сосну в стиле «без сучка и задоринки».
              Я сообразил, что погибну не в этот раз, и меня начало отпускать.
             
              -Васькая!- говорит девица.
              Что значит пароль «Васькая», я не понял, уточнять не рискнул.
             
              Девица собрала со своей головы еловые шишки, с носа пучок паутины, сплюнула сосновые иголки и спрашивает: «Грибы есть?»-
             
              Тут меня пробило, что это оказывается лесной рэкет с позывным «Васькая». Я же грибы всю жизнь собираю, а дань ни разу не платил.
             
              От греха подальше я протянул корзину маслят. Стою непоколебимо прямо, рюкзак не показываю - боровичков и лисичек «контрабасом» вынести из леса замышляю.         
             
              -Гри-грибы забирать будете?- спрашиваю я для отвода глаз.
              -А…, вы грибы собираете и сразу оптом сдаёте? Мне много не надо. Если недорого, килограммчик прикуплю, с картошечкой поджарю…. Вас  выручу….- удивилась девица.
              -Килограммчик…, и так вас угощу….-
             
              Стал я догадываться, что девицей места здесь не гуляные. Не успел я развить скудную мысль, как она сама рассказала, что её сестра в Таиланд умотала и попросила присмотреть за Тигрой.
             
              Всё устаканилось, какой безалаберной не была бы собака, но своей хозяйкой колею в лесу прорубывать не станет, а родственницей - в самый раз. После стандартной лесной блиц-беседы мы  откланялись.   
             
              -Всё-таки, что значит пароль «Васькая»?- не удержался я от вопроса.
              -Пароль? Прикалываетесь? Василисой меня зовут. Васька - я! А вы кто?- рассмеялась девица.
              -А…. Эдуард. Эдик я….-
             
              ….Ой, кто это к нам в этот раз? Хорошенькая, чернявенькая, глазастенькая, стройненькая. Не зашпатлёванная. И даже губы настоящие!
             
              -Здравствуйте! Я по вашей заявке из архитектурно-археологического центра! Удостоверение предъявить? - голос звонкий не прокуренный.
              Хозяин мой вдруг растерялся, руками завентилировал.
              -Не надо удостоверение! Мы с вами знакомились! В лесу. Пароль у вас «Васькая»!
              -А.., помню, вы ещё там грибами торговали…. - улыбнулась красотка.
             
              Что-о-о-о? Оказывается, мой Эдик в лесу грибами торгует? Ещё и пароль требует? У меня глаза на лоб полезли, со стыда куражный хохолок обмяк, на бок безнадёжно завалился. 
             
              -Хм…, я предлагал угостить….- совсем оконфузился Эдик. 
              -Не пароль, имя моё - Василиса. Васька все кличут.
              -Я помню. Очень приятно! Тигру с собой не захватили?-
             
              Совсем Эдюня приморочился! Что он мелет? Сафари в доме устроить решил? Тигров нам тут только не хватало!
             
              -Сестра из Таиланда вернулась. Кстати, мы с Тигрой успели подружиться!

              -Может, кофе-чай?- догадался предложить Эдик.
              -Кофе? С удовольствием….-
             
              Хозяин засуетился. Дорогущий кофейный сервиз, который в Японии прикупил, из серванта достал. В суматохе чуть сахарницу не разбил. Пачку салфеток уронил. С пола собирает, пыль сдувает, потом опомнился - скомкал, в урну бросил. Аппарат кофейный включил.
             
              -Вообще-то, кофе я варю сама. Турка имеется? Хотите - приготовлю?
              -Ту-турка имеется…. Хо-хочу…. хочу…. -
             
              Василиса сноровисто у печи похлопотала, тонкой талией и аппетитными бёдрышками мужской глаз подесертила, душистый с разноцветной пеночкой кофе по фарфоровым чашечкам разлила. Уселась,  телефон на стол положила.

              -Айфон у тебя, Василиса, крутой….- заметил Эдик.
              -Да. Единственное моё богатство. Мы с научной группой за первый наш проект премию получили - я свою допотопную кнопочную «раскладушку» сразу выбросила. Айфон приобрела, в заднем кармане джинсов носила. Через неделю его украли. Со второй премии я снова айфон купила. В телефонной книге на контакте «папа» поместила фото  городского начальник полиции в форме, на контакте «дядя» - прокурор. И этот айфон украли. Увидели фэйсы - с перепугу назад подбросили сами и быстро. Подарочно с бантиком упаковали и записку приложили: «Гавы не лови!». 
             
              -Крутые вещи уважаешь?
              -К шмоткам я равнодушна. А вот телефон…. Ещё очки светозащитные, чтобы  очень красивые…. Часы навороченные «котлы»….
              -Будем знать!
              -Я не к тому, никому ни на что не намекаю. Люблю покупать всё сама на свои заработанные деньги!-
             
              -Ну, теперь давайте о деле…. Почему вы вдруг решили стены диагностировать?- спросила Василиса.
              -Не знаю, как и сказать…. Это всё Демон…. Он меня надоумил…. -
              Василиса поперхнулась, за айфон схватилась.
             
              -Шоколад фррранцузский сильно вкусный! Шоколад фррранцузский сильно вкусный! Шоколад фррранцузский сильно вкусный!- затрещал я.
             
              -Приглянулась ты моему Демону! Шоколад он никому не предлагает - сам уплетает. За ним не успеешь!
             
              -Демон - пти-и-ичка? Забавненько….- облегчённо выдохнула Василиса.
             
              -Печенье свежее не пррросррроченное! Печенье свежее не пррросррроченное! Печенье свежее не пррросррроченное!
             
             -Спасибо тебе, Демошенька…. Хороший, красивый, умненький, добрый! ЛАпушка!-

              От радости я лапы «ласточкой» склеил, сальто кувыркнулся, в шпагате растянулся. Влюблено на Василису уставился. Красавица - раз! Умница - два! Не захребетница - три, не обгложет мужика, как пиранья, до последней косточки! Брать надо! Гавы не лови, Эдюня!
             
              Такой Василисе сокровенное доверить можно! Фонендоскоп я нацепил, к стене прикладываю. Из кожи вон лезу, стараюсь, «тук-тук-тук» клювом долблю аккурат в заветное место, которое пометил, когда «лазерный ассенизатор» рентгенил. На свой птичий шаг отступлю - постучу - голову приложу.
             
              -Эхо в стене фонит…. Не просто так…. Секрет с сюрпризом….-  смекнула Василиса.
              - Бррраво! Бррраво! Бррраво!- восторженно взвизгнул я.

              ….В дверях показался…, кто бы мог подумать…  Семён...? И разбитная бабёнка с оранжевыми волосами. Где я её видел…. На рынке разливным пивом торгует, всех обсчитывает и по-свойски «зараза» обзывает.
             
              -Вы меня помните…. Семён я….
              -Как же..., и даже поминаю периодически….. Стесняюсь спросить…, вы ж, вроде, умереть грозились? С того света уже вернулись?
              -Та, не…, не получилось, не сбылось….
             
              -Прикалывался он…. Зараза….
              -А это Райка, супружница моя….
              -И про Райку наслушались….
              -Демон… трепло! Зараза….
             
              -За пернатым мы вернулись, забрать хотим… назад… обратно….
              -Неужели…. Не прошло и полгода….
             
              -Ага…. Скучно без него…, муторошно. С Райкой перегрызлись, друг на друга валим, что птаха сбагрили….
              -Короче, Демон…, домой собирайся! Попугайский корм «Podavan» купим тебе. Большой мешок. Дорогущая жрачка.... Зараза….
              -Гусаррры не пррродаются! Гусаррры не пррродаются! Гусаррры не пррродаются!
             
              -Та, хватит тебе, Демоха, придуриваться - выпендриваться! Зараза….
              -Не учите меня жить! Не учите меня жить! Не учите меня жить!- трещит попугай и на меня оглядывается.
             
              -Сам пусть решает…. - сказал я.
             
              Ну, думаю, пришёл звёздный час Демона. Сейчас он нам всё припомнит….
             
              Выстроились по стойке «смирно» в две шеренги - я с Василисой, напротив Семён со своей Райкой. Поникшие. Приговор ждём.
             
              Между нами Демон вышагивает, голову задрал, купоны крыльев за спиной сложил. Важный…, что генерал перед сопливыми салагами в промокших памперсах.
              -Дрррузей не бррросают! Дрррузей не бррросают! Дрррузей не бррросают!- обиду выговаривает.
            
              И вдруг он запрыгивает мне на плечо, что-то заговорщически шепчет. От волнения я ничего не понимаю, на всякий случай головой киваю.
             
              Так и живём. Пистолет в милицию сдали. Лазерный аппарат в секретный институт повезли. Там вроде обрадовались, потом опомнились -  отпираться начали. Мол, их институт - сильно секретный объект! За его бронированные стены скрепку канцелярскую не вынести, не то, что лазер стратегического назначения! Отреклись навеки! Теперь этот «спецназ» у меня в кладовке пылится. Авось, в хозяйстве, когда пригодится. 
               
              Клад, как положено, государству сдали. Здесь, как обычно. Приняли быстро и радостно, с процентами тянули долго и без энтузиазма.
            
              Первым делом мы Демону клетку заменили просторным домиком с бассейном и разными птичьими прибамбасами. Демон всё осмотрел, проверил, в бассейн нырнул, на чёртовом колесе крутанулся. Одобрил.
             
              Свадьбу с Василисой сыграли, медовый месяц на островах провели, шубу ей купили.   
             
              В семье всякое бывает, не без того - и ссоры случаются. Демон близко к сердцу принимает, сильно переживает. Василиса, что не скажет, он ей: "Шедеврррально! Шедеврррально! Шедеврррально!"-
              А меня: «Фррраеррр поц! Фррраеррр поц! Фррраеррр поц!»- обзывает.
             
              Когда терпение пернатого лопнет, пошлет нас обоих. По-буржуйски.
              -Fuck you, не так ли, господа! Fuck you, не так ли, господа! Fuck you, не так ли, господа!-
             
              Ещё и бойкот нам объявит. На целые сутки.
             
              Если я на работе задерживаюсь, Демон мне звонит, натужно изображает маньяка из ужастиков, которых по видику насмотрелся. Потом не выдержит - как рявкнет в трубку: «Безобррразие, никакого порррядка! Безобррразие, никакого порррядка! Безобррразие, никакого порррядка!»-
             
              Дома Демон сядет мне на плечо, сверлит алмазным глазом, и вот-вот припечатает своим клювом. По-свойски….
             
              Заговорился я тут…. Мне ещё надо успеть в магазин скупиться. Главное, миндаль, инжир, финики не забыть…. А то Демон вдруг осерчает….


Рецензии
Искромётно!
Весёлые диалоги и монологи.
Понравилось.
Доброго здоровья Вам и настроения!

Добрая Добрая   10.07.2019 19:12     Заявить о нарушении
Спасибо.

Нина Чупахина   12.07.2019 13:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.