Страх

Посмотрел в Интернете как некоторые бесстрашные, а то и просто отчаянные парни
и девушки бегают по натянутым над пропастью канатам, поднимаются без страховки на дымовые трубы, арки мостов, вышки, опоры и  другие металлические, железобетонные и тому подобные конструкции, расположенные на высоте.

Прямо скажу - даже когда просто смотришь на такое - сердце замирает.

И как они не боятся?!

Впрочем, как-то и у меня тоже был такой опыт...

Ну, может, не совсем такой.

А может быть, и вовсе не такой…

Сейчас расскажу.

Строили  мы цех для завода.

Завод был огромный. Цех соответствовал заводу - около полкилометра в длину, в
высоту наверняка выше, чем пятиэтажный дом.

Точных размеров уже не помню.

С дальнего конца строящегося цеха, вплотную к нему, были расположены
многоэтажный административный корпус и бытовые помещения. 

Чтобы попасть на крышу, где мы сейчас работали, нужно было пройти через весь цех, так как лестница  для этого располагалась в этой самой пристройке.

Торцевая стена с другой стороны, поближе к пока что еще существующему подъезду,
была гладкая, с двумя, тоже не маленькими - паровоз мог заехать - воротами и пожарной лестницей посередине.

Многие рабочие, да и строительное начальство тоже, чтобы не наматывать
лишний километраж, лазили на крышу по пожарной лестнице с торца, хоть это и было
запрещено.

Я тоже иногда пользовался этой лестницей.

Хоть прорабу-то, в первую очередь, казалось бы, нужно было соблюдать правила
техники безопасности, ну хотя бы для того, чтобы лично подавать правильный пример. 

Итак, это было просто в очередной раз – ну, появилась производственная
необходимость  подняться на крышу.

Светило Солнце – погода была великолепной. Ни тебе туч, ни ветерка.

Настроение, если и не замечательное, то и не минорное - все нормально, так сказать.

Думая о чем-то постороннем, вероятно даже, абстрактном, я подошел к
лестнице и уверенно ухватился за перекладину.

На здоровье я пока еще не жаловался, и быстро перебирая металлические прутья, из
которых была сварена лестница, благополучно поднялся где-то более  чем наполовину высоты.

В этот момент внизу появился мой бригадир, подъехала какая-то машина, и я
остановился.

Ну, просто так остановился. Сам не знаю почему.

Остановился, и все.

Мои руки в это время сжимали очередной стальной прут над головой,  ноги
опирались на такой же, что пониже.

Один из подобных прутьев располагался на уровне моих глаз.
 
Вся конструкция лестницы состояла из таких вот прутьев, намертво приваренных к
двум металлическим  уголкам по бокам, которые, в свою очередь,  крепились к закладным деталям на панелях стен.

Все мощно, надежно, и, конечно, с огромным запасом прочности.

Ну а, поскольку лестница пожарная - никаких ограждений, никаких площадок, строго
вертикально и, естественно,  без страховки и запасного парашюта.
 
И дорога для всех, решившихся воспользоваться ей - только вверх, или вниз…

Сойти, как говориться, с дистанции невозможно.

Я продолжал  рассматривать панораму строительной площадки внизу - ничего
особенного. Машина, бригадир, показывающий шоферу, куда подъехать для разгрузки.
Еще какие-то мелочи.

Совершенно  непроизвольно я перевел взгляд на  тот прут, что перед глазами.

Ну, как я уже говорил, абсолютно такой же,  как и все другие.

И вдруг, о ужас,  мне вдруг показалось, что он, прут этот, вроде бы с одной стороны как-то плохо приварен.
 
Что сказать?

Да до этого момента я вообще на всю эту лестницу  никакого внимания
не обращал!

А тут такое! Ведь если на него наступить, все мои семьдесят килограммов  лягут на эту некачественную сварку?
 
А если она не выдержит и оторвется? Не удержишься!

И тут мне стало страшно. А если и другие ступеньки вот так же приварены?

А вдруг?!!!

Руки и ноги стали  деревенеть, и совершенно перестали подчиняться. Дальше
подниматься я уже не мог.

Впрочем, спускаться вниз - то же самое.

В голову лезли мысли одна ужаснее другой.

Я представил себе, как я падаю вниз, некрасиво переворачиваясь в воздухе и
ударяясь головой о мало эстетичные металлические  ступеньки этой лестницы.

Как я приземляюсь, плашмя, всем телом, на куски битого железобетона с торчащей
местами арматурой, на остроугольные камни, в изобилии разбросанные внизу.

Как врач скорой помощи, уже прибывшей по срочному вызову бригадира, пощупав
мой пульс на сонной артерии, махнет рукой и молча отойдет в сторону, чтобы не мешать санитарам грузить безжизненное тело в  автомашину.

Страшные  мысли калейдоскопом сменяли другие, какие-то совершенно глупые,
неуместные, никаким образом не связанные с возникшей ситуацией.

Почему-то неожиданно я вспомнил, как по этой же лестнице недавно поднималась
наша нормировщица, Олечка.
 
Вероятно, когда она подошла к строящемуся зданию, никого вокруг не было, и она
решила подсократить себе путь.

Когда я вышел из цеха, она поднялась уже довольно высоко, и меня, кажется,  не
заметила.

И хоть подсматривать нехорошо, воспоминания о ее розовых трусиках временами до сих пор приводят меня в смущение!

Может под впечатлением от увиденного, может быть и по другим каким либо
причинам /впрочем, причин было предостаточно - Олечка была замечательная  девушка - комсомолка, спортсменка и просто красавица/,  несколько позже я сделал ей предложение руки и сердца.

Помню, как я шел к ней с букетом и меня терзал страх - а вдруг она мне откажет?

И я с трудом передвигал ватные ноги, переживая и сомневаясь.

И тогда мой страх оказался вещим.

К моему огромному сожалению,  нехорошие предположения подтвердились, и мое
предложение было отвергнуто.
 
Хоть для Олечки, быстрее всего, это ее решение было действительно более
правильным, так как я сильно сомневаюсь, что хоть одна из всех моих женщин была хоть как-то счастлива со мной.

Почему, спросите вы?
 
Однако это вопрос уже другого рассказа, но мне кажется, что это было именно так!

Наверно, судьба такая.
 
А может, что тоже очень близко к истине, потому, что характер у меня, и это правда, ну, очень уж далек от идеального!

В это же время, пока  всякие такие мысли пролетали в голове,  а мои  руки все более уставали сжимать ненадежное железо, я  продолжал висеть между небом и землей,  не в состоянии двигаться ни вверх, ни в низ.

Неожиданно я вспомнил, как однажды на зимней рыбалке я попал на тонкий лед.

Тогда мне тоже было страшно.

Я хотел перейти на другую сторону огромного пролива, не подумав насколько это
опасно, так как лед был уже подтаявший,  тонкий и ненадежный -  весна была в разгаре.

Я шел зигзагами, обходил дымящиеся полыньи и, наконец, забрел в такое место,
когда из каждого отверстия, которое пробивала моя пешня,  фонтанировала вода.

Подо мной находилась многометровая глубина, могучее течение огромной реки
прямо на глазах размывало весенний лед, до ближайшего берега нужно было добираться как  минимум несколько сотен метров, вокруг - ни души.

Впрочем, даже если бы кто-то и увидел, как я провалился, никто спасать бы
не пошел - ведь своя-то жизнь дороже! Да и не смог бы никто меня спасти, в тех условиях это было практически невозможно.
 
И я это прекрасно понимал.

Тогда я тоже представил себе, как трещит и обламывается вокруг меня тонкий
ненадежный лед, как я медленно погружаюсь в ледяную воду, как сильное течение бурлит вокруг меня,  а холодная и прозрачная, как хрусталь,  вода заполняет легкие.

Я не знал, куда мне надо было  идти, чтобы выбраться на хороший лед,  как я
вообще сюда попал, и что делать дальше.

Любой мой шаг мог стать роковым и последним.

Но тогда я смог собраться с силами, подавить свой страх и принять правильное
решение.

Я подумал - ведь я же  как-то сюда  попал?
 
Когда я шел, я постоянно проверял толщину льда пешней.

И хоть я и не понимаю, как я оказался на этом тонком льду, следы от пешни должны
же остаться?

Я осторожно оттолкнул подальше от себя довольно тяжелый рыбацкий ящик - для
уменьшения веса.
 
Черт с ним, с  ящиком.

Затем я стал внимательно рассматривать поверхность льда вокруг себя.
 
Вода, выступающая из-подо льда, залила отметины пешни, и их практически не было
видно.

Однако при более внимательном осмотре мне удалось рассмотреть одно из них.

Я медленно сделал первый шаг.

Сколько времени прошло, прежде чем я вышел на берег, я не помню.
 
Но зимнюю рыбалку с тех пор  я забросил навсегда.

И вот теперь у меня вновь возникла критическая необходимость собраться с силами и превозмочь свой страх.

- Ну, чего я испугался? - начал я переосмысливать ситуацию. - Ведь я
неоднократно уже поднимался по этой лестнице. Как минимум, десять раз я лично провел ее испытание на прочность!

По этой лестнице ежедневно поднимались наверх  и спускались вниз все члены
бригады, которые работали на крыше, вместе с девяностокилограммовым  бригадиром, множество других людей, и наверняка многие из них также были значительно тяжелее меня.

Качество металла, из которого была сделана лестница, сомнения у меня не вызывало.

Сварка?

Я стал снова рассматривать злополучный шов.

На этот раз очень внимательно.

Шов как шов. Хороший провар. Тщательно оббитая  шлаковая корка - никаких следов.

Все возможные полости заполнены металлом.
 
Да просто отличная сварка!

С чего это я?

Не успокоившись до конца, тем не менее я разжал пальцы и перенес руку на
расположенную выше ступеньку.

Медленно, очень медленно, я стал подниматься наверх.

Уже на крыше я вновь осмотрелся вокруг.

Никто из рабочих не заметил моего смятения.

Солнце, движение свежего воздуха, производственный процесс несколько отвлекли
меня от недавнего происшествия.

Как вы сами понимаете, больше пожарной лестницей я не пользовался.

Жажда жизни, работа, новые женщины - все это позволило надолго позабыть обо всем об этом.

А сейчас вот, по случаю, вспомнил.

И рассказал вам…


Киев, 2017 год.


Рецензии
Спасибо Влад за интересные наблюдения и выводы.
А мы оказывается коллеги. Я тоже некоторое время работал
на стройке прорабом и тоже пытался укротить боязнь высоты.
Стройка была большая, целая ткацкая фабрика. И как любая другая стройка
и эта начиналась с укладки фундаментов. Фундаменты были высокие до 3 метров.
И чтобы не рыть под каждый отдельно, выкопали одну длинную траншею, около 400 метров. И у меня постоянно возникали проблемы. Либо обежать эту траншею, либо
пройти по узкому швеллеру в 20 см ширины. Первая попытка оказалась не удачной.
Точнее никакой. Сделав один шаг, тут же вернулся.
А потом решил себя потренировать и пошёл задом на перёд. Если чего не так, могу тут же вернуться на "берег". Ширина траншеи каких то 2,5 - 3 метра. Можно бы по идее и так перепрыгнуть, но "берега" не ровные покрытые галькой, и вероятность
подвернуть ногу при приземлении была очень велика. Да и потом, если бы кто за мной гнался, то может быть и перемахнул со страху. Ну а так, с учётом специфики моей работы, был тогда ещё простым мастером, и надо частенько бегать давать отметки, для тех фундаментов, что готовились в монолите.
Первые мои попытки в укрощении страха высоты, прошли довольно таки успешно. И я уже спокойно доходил до середины. Сделать разворот в этом месте, сами понимаете не такое уж и простое дело. И тут я понял, вернее осознал, всю глупость моей затеи. Пройдя чуть больше половины, я застрял. Стоять просто так без дела, особенно когда начинают трястись коленки, я не решился. Единственный выход, на четыре точки и вперёд. Что я и сделал.
Но на этом эта история не кончилась и кто-то из рабочих меня увидел.
Пришлось всё же доказывать что это не так, что я просто решил посмотреть на дно траншеи повнимательнее. А этот барьер я всё же преодолел и в последствии так же как и все смело перебегал на другую сторону. Правда и это длилось не долго и траншею закопали и я опять смог ходить кругом как обычный советский мастер. Год спустя, стал там и прорабом, а чуть позже и старшим. Но всегда видя подобные, "ленивые" мостики требовал от рабочих возведение, нормальных переходов. Кто его знает, может кому то ещё придёт в голову потренироваться. Да и вообще, лучше думать о людях до того, нежели после. И этому меня уже обязывала моя должность.
С дружеским приветом из Германии
Виктор.
PS. А работал я Стройтресте 8. СУ4 города Ферганы, а фабрику строили в портовом
городе Маргилан.

Виктор Кнейб   14.08.2021 19:15     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.