Пансион Пространство Глава 7

В голове мелькали различные образы. Вот какая-то пещера, она вся усеяна сталактитами и сталагмитами самых разнообразных и причудливых форм. Посреди большого зала  люди в белых халатах возятся возле непонятного оборудования – множество компьютеров соединено проводами с большой пушкой. Её жерло хищно смотрит в мою сторону. Осматриваясь вокруг, я вдруг нахожу себя стоящим на краю пропасти. Где-то далеко внизу волны Чёрного моря вгрызаются в неприступные утёсы Кара-Дага. Пространство вокруг меня заволакивает темнотой, я оборачиваюсь и вижу как в посёлке, что раскинулся у подножья гор, зажигаются первые огни. Ближе всего ко мне находится небольшой двухэтажный дом, сложенный из красного кирпича. Я даже могу различить в его ярко освещённых окнах тёмные силуэты – это жильцы дома занимаются своими повседневными делами. Я представляю, как они скоро соберутся за обеденным столом, где  заведут беседу о том, что интересного у каждого из них произошло за день. Дети будут хвалиться пятёрками, полученными в школе, глава семейства – седовласый мужчина в роговых очках, расскажет подробности удачной рыбалки.  Созерцание такой умиротворённой  и безмятежной картины возвращает меня в детство, я словно слышу, как поёт мама, готовя ужин на кухне, вижу отца, склонившегося над шахматной доской, вероятно, он задумался над задачей, как поставить мат в четыре хода. Всё вокруг такое родное и знакомое - вот книжная полка, заполненная уже сотни раз перечитанными приключенческими романами, в углу висят мои старенькие боксёрские перчатки, рядом грамоты и коллекция медалей. Вдруг раздаётся сильное гудение, оно выдёргивает меня из моих воспоминаний. Я оборачиваюсь и вижу, как вибрирует дуло пушки. Зелёное сияние вырывается из жерла и летит в мою сторону. Я пытаюсь увернуться, но не получается. В голове раздаётся гул боя колоколов, он так невыносим, что я, чтобы избавиться от него, делаю шаг по направлению к пропасти. Несколько секунд свободного падения, и вот чёрные воды смыкаются над моей головой. Темнота… Тишина… Одиночество… Смерть – непостижимое таинство бытия, благодаря которому мы все ещё сильнее ощущаем вкус к жизни.
 
Раньше выражение  “ проснуться в холодном поту”  я считал фигуральным. Но теперь, вынырнув из кошмаров, в которых  свёл счёты с жизнью под воздействием психотронного оружия, я изменил своё мнение. Оказывается, смерть – мерзкая штука, и умирать, пусть даже и во сне, довольно неприятно. Моё тело сотрясала дрожь, а майка действительно была насквозь мокрая от пота. Я лежал на кровати в своём номере, а с потолка на меня смотрели тени. Рождённые в безумной игре света и тьмы, они впитывали мои страхи, затаившись по углам, ждали шансов вновь впиться в меня своими холодными зубами. Лучший способ бороться со своими страхами – впустить их в своё пространство, тем самым стать их хозяином. Я улыбнулся и показал теням на потолке средний палец. Они никогда не отражают правды, они лишь размытая грусть темноты. Тени исчезли, когда я зажёг свет. Часы показывали шесть вечера. Я прикинул, что проспал два часа. Видимо, бессонная ночь всё-таки сказалась, я прилёг лишь на пять минут, но незаметно для себя провалился в сон, в котором меня нагнали мои догадки и открытия. До ужина оставалось ещё довольно много времени. Я забрался в душ, включил ледяную воду – нет способа лучше привести мысли в порядок. Тревожное ожидание чего-то ужасного, не покидавшее меня весь день, ушло, вместо этого в голове сформировался некоторый план своих дальнейших действий. Евгения обмолвилась, что о подробностях событий, произошедших в этом доме сорок лет назад, ей рассказала старушка, продающая на рынке зелень. Значит, мне тоже надо будет с ней побеседовать. Я решил ещё раз прогуляться в посёлок. Уйти из дома на закате, раствориться в улицах, когда их накрывает тьма, приближаться к повороту, не зная, что ждёт тебя за ним – что может быть лучше вечерней прогулки по незнакомым местам? Ничего, разве что ночное гуляние у моря в полной темноте и под проливным дождём.

 Я шагал по тротуару, оглядываясь вокруг. В спустившихся сумерках окружающие меня предметы казались выходцами из других миров. Вот фонарный столб, но представляется мне, что это не столб вовсе, а жираф вытянул свою шею. Припаркованные рядом машины – словно огромные черепахи, вылезшие из моря. Прохожу мимо какого-то дома, дверь приоткрыта, но я  знаю – это не дверь, а портал в другое измерение. Оттуда за мной наблюдают светящиеся глаза неведомых существ. И действительно, из тёмного проёма двери вдруг кто-то выбирается. Присматриваюсь – это всего лишь кошка. Она, как и я, вышла на свою прогулку. Сумерки – странное время, когда день уже закончился, но ночь ещё не наступила. Колдовать – рано, работать – поздно, а все дороги сводятся в одну, которая в любом случае приведёт домой. Я улыбнулся этой мысли. Хорошо знать, что у тебя есть дом. Пусть им и является всего лишь гостиничный номер.
  В этот момент я услышал звуки гитары.  В конце улицы на лавочке, примостившейся возле журнального киоска, расположилась компания из нескольких молодых людей. Парни с нечесаными лохмами, одежда которых отличалась свободной формой, просторным покроем и яркой расцветкой, не обращали абсолютно никакого внимания на прохожих. Кто-то бренчал на гитаре, кто-то пел, кто-то тут же прямо из горла бутылки пил портвейн. В сгущающейся темноте мелькали огоньки на кончиках сигарет. Здесь надо сказать, что Коктебель уже давно был облюбован различной неформальной публикой, которую привлекали дух свободы и творчества, витавшие в посёлке, яркие краски и красота Кара-Дага, и что самое главное, продукция местного винного завода.  Все эти люди, в общем- то, являлись довольно миролюбивыми и не доставляли никому никаких проблем, являясь лишь неотъемлемой деталью местного пейзажа. Так было и со встретившейся мне компанией. Казалось, что эти люди живут в каком-то своём мире, совершенно не замечая, что происходит вокруг. Но в этот момент один из парней вылил себе в рот последние остатки содержимого бутылки и не глядя, кинул её на тротуар, прямо под ноги проходившей там девушки. Раздался звук разбитого стекла, девушка, испугавшись, отскочила в сторону, и то ли поскользнувшись, то ли просто не удержавшись на ногах, растянулась на асфальте. Я бросился ей на помощь, помог подняться.
- Сволочи, - дрожащим голосом прошептала девушка. Я взглянул ей в лицо. Острые скулы, узкий разрез немного раскосых глаз, выразительные черты лица – передо мной стояла настоящая восточная красавица. Длинные чёрные волосы спадали ей на плечи, а вся одежда девушки будто специально подчёркивала её талию, крутые бёдра и высокую грудь. Я заметил как закровоточила разбитая коленка на её правой ноге.
- Вам срочно нужно обработать рану.
- Да, спасибо вам.
Увидев, как тяжело она опирается при ходьбе на повреждённую ногу, предложил проводить её до дома.
- Не стоит, я живу совсем рядом, доберусь. Ещё раз спасибо вам.
Девушка медленно побрела по дороге, дождавшись, когда она скрылась за поворотом, я повернулся к хиппи. Те с интересом наблюдали за сценой, которая разыгралась прямо перед их глазами. Парень, который бросил бутылку, скалился во весь рот.
- Что, не удалось закадрить тёлку? – сказал он гнусавым голосом. Его друзья дружно захохотали. В этот момент я зашёл чуть вправо, перенёс массу тела на правую ногу и коротким классическим ударом в голову заставил парня заткнуться. Он снопом повалился на землю. Гитарное бренчание тут же оборвалось. На какой-то момент повисла тишина.  Три пары мутных пьяных глаз уставились на меня. Быстрая расправа с их собутыльником, который по всей видимости был в этой компании заводилой, произвела на хипарей сильное впечатление.
- Помогите своему товарищу. Было бы неплохо приложить к его челюсти пакет со льдом. А ещё лучше – доставьте его в больницу.
Я развернулся и пошёл по улице, напряжённо прислушиваясь к тому, что происходит за спиной. Так и не услышав шагов позади себя, я добрался до угла дома, за которым минутой ранее скрылась девушка, и только там позволил себе обернуться. Парни возились со своим другом, приводя его в чувства, в мою сторону никто не смотрел. Я ругал себя за то, что так глупо поддался на провокацию и позволил ввязать себя в драку .Ох уж это моя привычка – чуть что, сразу распускаю кулаки, даже не попробовав решить проблему с помощью диалога. Мне ещё повезло, что закончилось всё именно так. Если эти ребята были бы чуть понаглее и набросились на меня одновременно, то сейчас в больницу везли меня.
- Спасибо вам.
Я резко обернулся, за спиной стояла моя прекрасная незнакомка.
- Вы уже в третий раз благодарите меня, поверьте, это того не стоит.
Девушка улыбнулась. Эта лучезарная улыбка сделала её лицо ещё красивее. При этом глаза девушки тоже смеялись, в них словно поселился чертёнок. Я удивился количеству нежности, скрытой в их глубине. Моё настроение стремительно поползло вверх, сразу забылись все проблемы и неурядицы.
- Я всё видела. Так и поняла, что вы остались там, чтобы проучить этого наглеца.
Никогда не претендовал на роль рыцаря. Однако получалось, что именно в таком образе я сейчас предстал перед девушкой, которая, кстати, всё больше и больше начинала мне нравиться.
- Давайте знакомиться, - девушка протянула мне свою руку, - Меня зовут Амина.
Обожаю вот таких людей  - простых, открытых, приветливых. Для них не составляет труда подойти к незнакомому человеку и завести разговор. Попроси у них помощи – всегда помогут. Если они улыбаются, то искренне, если плачут – то так, чтобы никто этого не увидел. Слёзы – они не для зрителей. С другой стороны, мне иногда кажется, что общительность и доброжелательность таких людей вытекают лишь из их страхов перед одиночеством.
- Марк, - представился я в свою очередь.
Сумерки отступили перед темнотой. Мы словно оказались на территории свободы, где можно произносить слова, которые никогда бы не прозвучали днём. Над нашими головами зажёгся одинокий фонарь, окрасив узкую улочку в жёлтые цвета. В глазах Амины он отразился дисками луны, сделав их ещё прекраснее и загадочнее. Шум моря доносился до нас, где-то рядом сигналили машины, разговаривали люди, но мы не слышали этих звуков, внимая лишь голосу друг друга. Мы находились в своём пространстве, в котором были только этот вечер, эта пустынная улица, и странное чувство, что происходит что-то необыкновенное. Оно витало вокруг нас, щекотало кожу, дразнило обоняние своими тонкими дерзкими запахами. Не спеша, словно отмеряя сантиметры каждым шагом, тем самым растягивая метры в километры, мы прошли один квартал. Это заняло у нас десять минут – время, которое могло бы перерасти в вечность, если бы не было так мимолётно.
 Предметами нашей робкой беседы сначала были лишь очевидные вещи – погода, Коктебель и море, снова погода. Низкий грудной голос Амины был похож на шум ветра, что в осеннем лесу срывает листья с деревьев, а его лёгкая хрипотца – на колыхание воздуха при полёте бабочки. Он увлекал за собой, заманивая в ловушки, рождая интриги в моей голове. Девушка неторопливо произносила слова, каждое из которых в этом притихшем мире звучало как обещание. Неожиданно Амина стала рассказывать о себе. Я узнал, что её имя в переводе с арабского означает «честная, верная, надёжная». Себе на жизнь она зарабатывала тем, что на набережной рисовала портреты отдыхающих. В течении сезона заказов было довольно много, но сейчас, когда схлынул наплыв приезжих и все гостиницы в посёлке стояли полупустыми, девушка сидела практически без работы. Ещё Амина рассказала, что по национальности она на три четверти была татаркой, а на четверть - русской. Её прабабушке по маминой линии, благодаря тому, что она была замужем за русским, удалось избежать депортации крымских татар 1944 года. А вот предки её отца были выселены в Узбекистан. В 1990 году, после того, как депортированные крымские татары согласно постановлению Совета Министров СССР получили бесплатные земельные участки в Крыму, отец Амины переехал в Коктебель, где и познакомился с её матерью. В 1993 году, когда Амине ещё не было и года, её родители погибли в автомобильной катастрофе. Девочку воспитала бабушка. На этих словах Амина прервала свой рассказ, на её глазах выступили слёзы. Я взял девушку за руку. Горячая волна обожгла меня, на какое-то мгновение, на один краткий миг, я вдруг осознал, что это тепло способно растопить лёд моего одиночества.
 Амина… Честная, верная, надёжная. И безумно красивая.
Я немного рассказал о себе. На мои слова о том, что я приезжий, девушка отреагировала улыбкой.
- Я это поняла сразу. Все местные лица уже давно примелькались. А вы надолго в  Коктебеле?
- Пробуду здесь ещё около месяца, - ответил я.
- А где остановились?
- В пансионе «Пространство».
- Да, знаю, Бабайкин дом – так я его называю.
Заметив моё удивление, Амина пояснила, что в детстве, когда она себя плохо вела, бабушка пугала её тем, что отведёт к Бабаю – ночному духу, который якобы жил именно в этом доме. Я подумал, что бабушка Амины говорила так неспроста. Наверняка, она слышала о дурной славе дома. Может, мне стоит поговорить с ней.
- Марк, - прервала мои размышления Амина, - Разрешите, я задам вам личный вопрос?
- Да, конечно.
- Вы женаты?
Было видно, как неловко чувствовала себя девушка в этот момент. Впрочем, я чувствовал себя также.
- Нет.
Повисло молчание. Неплохо было бы как-то разрядить ситуацию.
- Как ваша коленка? – я склонился к ноге девушки и увидел, что кровь так и не остановилась. Моё движение было таким неоднозначным, что я поспешил встать.
- Всё-таки, вам срочно надо домой.
Девушка улыбнулась и показала на рядом стоящий маленький одноэтажный дом.
- А мы уже пришли. Марк, я хочу пригласить вас на чай.
Предложение Амины обескуражило меня. Сколько раз женщины таким образом приглашали меня к себе, подразумевая под своими словами совсем другое. Я не хочу, чтобы в этот раз всё было в том же духе, отношения, сразу начавшиеся с постели – недолговечны. Секс – это всего лишь желания, главное из которых – попытка хоть на время убежать от одиночества, это иллюзия, мираж, что развеется при первом же дуновении ветра. Не скажу, что раньше я отказывался от таких предложений, просто сейчас всё должно быть по другому, по настоящему.
- Вы просто не представляете, какие вкусные пироги печёт моя бабушка, - вовремя добавила девушка. – Уверена, что вы ей понравитесь.
 Я вздохнул с облегчением.
- Амина, с удовольствием попробую пироги вашей бабушки, но в следующий раз.
Настало время прощаться. Наверное, мы для этого и встретились – чтобы сразу расстаться и мечтать о следующей встрече. Девушка смотрела на меня, словно чего-то ожидая. Но я, всегда такой лёгкий и изысканный в общении с представительницами слабого пола, будто одеревенел.
- А что вы делаете завтра днём? – наконец-то выдавил я из себя.
Девушка, заметно погрустневшая от моего молчания, наверняка списывая его на безразличие, но никак не на мою робость, при этих словах засверкала улыбкой.
- Ничего особенного.
- Тогда в одиннадцать я буду ждать вас здесь. Вы не против со мной прогуляться?
- Я с удовольствием прогуляюсь в вашем обществе, Марк.
Амина помахала мне на прощание рукой и скрылась в доме. Я остался наедине со своими так нежданно нахлынувшими чувствами. Что-то ворвалось в мою жизнь, что-то яркое и прекрасное. Я понимал что влюбляюсь, а ведь раньше никогда не верил в любовь с первого взгляда, считая её лишь глазной болезнью или просто отсутствием терпения. А оказалось, что она есть и даже пришла ко мне в виде вспышки счастья, озарив светом яркой звезды, согрев теплом нежного солнца. Ещё долго я бродил по тёмным улицам, глупо улыбаясь и нашёптывая про себя свои любимые стихи.
Ты – женщина, в которой все сплелось:
Мои желания, победы и загадки,
Ночное небо, звезды, лунный свет,
И шепот губ, записанный в тетрадке.
Потом, будто бы очнувшись, я огляделся по сторонам, посмотрел на часы. Сообразив, что ещё успеваю  на ужин, словно лохматый мокрый пёс, отряхнулся от своих мыслей, разбрасывая их вокруг. Скинув с себя состояние мечтательности, я ускорил шаг и направился в сторону пансиона.


Рецензии
И всё таки не оставляет меня желание что-то написать.Обычная прогулка в одиночестве на отдыхе чувствуешь своё дыхание вслушиваясь в шум моря.
Неожиданные встречи меняют план воспоминаний .Это обычная история когда отдыхаешь
один без друзей чтобы забрать всё себе .Спасибо ,что защитили девушку,так оно и должно быть ….

Нинель Тован Вежичь   05.06.2018 17:24     Заявить о нарушении