Три мушкетёра. Пятая часть

Предупреждение.
ГОМОСЕКСУАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Читать только после исполнения ВОСЕМНАДЦАТИ ЛЕТ.

* * *

Вау!
Какое ни с чем несравнимое впечатление от осязания того, что ранее руками не мацал – чужой х*ен.
Каким чудным даром каждого из нас наградила природа - пятью основными видами чувств.
И как же это классно, благодаря одному из них, ОСЯЗАТЬ бархатную кожу на вид такого железобетонного *уя. Мягкость его навершия и особый вкус, воспринимаемый некими рецепторами, расположенными на слизистых оболочках рта и языка.
Наше «урчание котят» перерастало в «рычание львов». Головы всё быстрее сновали по телесности бескостной крепости членов, внешне напоминающие тонко выточенные оковалки из плоти и крови.
Пока не тряхнуло обоих от выброса, и рты заполнила такая, трудно – сравнимая с чем-то на вкус, субстанция…
Интересно, отчего её в народе называют мол*фьёй?

Мы лежали, откинувшись на спины, и боками чувствовали жар тел друг друга.
Оба понимали, что ГЛАВНОЕ произошло…
И теперь уже дальнейшие действия зависят от нас: либо продолжить постижение «тайных обрядов мужского секса»;  либо довольствоваться только что произошедшим рандеву, убеждая себя спасительной истиной: «Один раз не пи*арас!»
Даже можно незлобно пошутить, похлопать по плечу и… разбежаться…
Вот только станет ли обоим от этого лучше?
Нет!
Нельзя быть чуть – чуть беременной...
Да и не в характере настоящего мужика «менять коней на переправе». Ведь «Гризли» первым сделал выбор, когда с маху заглотил моего удавчика, и одарил меня таким удовольствием.
Теперь дело за мной...
Назад ходу нет.
Только вперёд!
К истинному братству и равноценному слиянию обоих душ и тел. Теперь уже я резко перебросил своё тело, обнял классного пацана и впился губами в ждущий рот поцелуя. Как же бережно мы касались язычками, как изучали особенности внутренности ртов, какая щемящая нежность проснулась во мне.
Но вот лежащий подо мной мужик, легко выполз, приподнялся и заскользил языком по шеи, груди, подолгу массируя и легко прикусывая соски.
Вот его влажный язык уже во впадинке пупка. А затем, обведя контуры *уя, спустился к наполненным яичкам. Вобрал их оба сразу, перекатывая язычком, как морские камешки.
Вау, как приятно…
Мой корень дёрнулся и встрепенулся. Теперь всё внимание досталось ему. Его рука оттягивала, прижатое к животу *ерище, и оно, как возвратная пружина, с громким шлепком билось о кожу. Язычок бодро охаживал купол, особенно лаская уздечку, а потом медленное погружение за*упы по самые гланды. И вновь всё поновой…
Хорош балдеть!
Пора в игру вступать и «второй скрипке»..., пусть будет… - классный дуэт…
И вот уже орлом восседаю сверху, и путешествую по телу, как по только что открытому континенту. А когда бабочкой стал порхать по стволу «королевского меча», парнишка раскорячил ноги, приподняв их в неполном шпагате, открыв доступ «к райским вратам». Где на меня прицелился единственный глазок стражника, и даже, кажется, подмигнул, как бы приглашая ближе познакомиться.
Никогда не пытался ТАМ лизать…
Как там по-научному?
Римминг что ли.
А вот в тот момент и не думалось над тем гигиенично сие или нет.
Мне ЭТО хотелось сделать…
С причмокиванием улизывал, чистое тело, совсем недавно тщательно омытое в душе. А когда язычок почти на половину вдавился в распахнутое жерло, то аж кровь вскипела, и подброшенный силой желания сгруппировался уперевшись «звенящим штыком» в воронку, максимально разведя ягодицы…
Услышав громкий шёпот: «Ну же, давай! Засандаль поглубже! Я так ЭТОГО хочу!» - уже не раздумывал, медленно, но неотвратимо стал вползать в глубину попки. Уже был там наполовину, когда резким посылом «Гризли» насадился по самые яйца, да ещё и обхватил руками, за зад, пытаясь вдавить монстра, как можно глубже.
И понеслась «душа по кочкам»…, хотелось бы верить, что в рай, но уж точно не в ад…
Не могу сказать кто из нас кого е*ал, то ли я, поскольку именно мой хер был внутри, либо меня его жаждущая *уя попка. Напрочь потерял счёт времени, да и вообще весь внешний мир отключился.
Легко поворачивали и переворачивали, и имели  ел*ак, то сверху, то сбоку, то лёжа, то стоя, то взгромождая на себя сзади в позе «сношающегося кобелька». Пот лил потоками. Я, наконец, пришёл в себя и услышал звуки.
Нет, ора не было.
Как – никак оба на уровне подсознания понимали, где находимся.
За то разные цоканья, уханья, мат, и прочие «охи и ахи» были в полном ассортименте. В какой-то момент осознал, что уже на подходе и, схватившись за «рукоятку рулевого управления» приятеля, стал неистово наяривать…
Было жгучее желание кончить разом в один миг.
Странно, но получилось именно так. В два голоса рыкнули, задавив внутри глоток рёв, дёрнулись, замерли, ощущая, как взрывается, рвущаяся изнутри сперма. Разом как-то обессилив, расслабленно упали в объятья друг друга. Это было настолько сильно в эмоциональном плане, что лежали долго, потихоньку приходя в нормальное состояние.

Все четыре дня, данные нам Судьбой или точнее волей отцов – командиров, мы занимались только одним – сексом.
Обоих удивляло только одно, ну нельзя же СТОЛЬКО…
Как бы ни так, в нас, как будто бес вселился, и предавались плотским утехам постоянно. Делая кратенькие перерывы на еду, которую поглощали в неимоверном количестве, мытьё посуды и самих себя.
И Господь нас берёг, рядом не было ни души.
А когда внезапно объявился боец, ответственный за пополнение продуктов питания, мы были одеты, почти по уставу, хотя до этого всё время шастали голяком. Оба в тот момент в очередной раз осматривали пустой холодильник на кухне. Так отчего-то есть хотелось…
Солдатик настолько был удивлён, той пустоте в месте хранения продуктов, что заявил: «Вы тут что, вагоны разгружаете, или как? Надо же недельный запас на отделение полностью съели за эти дни. Ну, вы и молотилки!»
Но всё когда-нибудь кончается, вот и мы по команде разбежались, на выполнение новых заданий. Расставались, унося в душе благодарность, и щемящее чувство нежности друг к другу.

Я бы хотел уберечь геев, читающих мою писанину, от возможных недоразумений. Не надо делать выводы, что все вояки склонны к «мужским играм». Что стоит только дать понять, чего желается, и как, кто-то из них,  разом окажется с вами в одной постели.
Не обольщайтесь, могут и морду набить…
Может во всей огромной Российской Армии таких «любителей мужских форм» только ваш покорный слуга, да его страстно – похотливые немногочисленные любовники.
Не знаю…
И утверждать ничего за всех не буду.
Да и нет такой цели «наводить тень на плетень».
Отвечаю только за себя и тех, кто подарил мне сладкие минуты секса.
Отчего же тогда подобное случилось с нами?
Ведь каждый, в том числе и я, на гражданке окружён женщинами, которые хороводы вокруг водят. Уж больно яркие все парни в своей мужской красоте. И получаем то, что хотим по полной программе. И летают поутру счастливые избранницы, и согласны ждать сколько требуется, чтобы вновь и вновь окунуться в трепетно - эротический омут сладострастных ночей.
И воины делают это не по обязанности или долгу, и тем более не по принуждению, а по тому, что страстно желают и хотят.
Почему же в период службы они могут «поиграть друг с другом» в «любовь – морковь двух мужиков»?
Отчасти от того, что многие служат там, где женщин по близости и на десяток километров нет, а от природы не убежишь.
Не маловажен факт, что парни, не меньше девушек, могут быть чувственно - сексапильными. Их внешняя привлекательность, специфичная манера поведения, постоянная готовность к сексу, эротические фантазии, привлекают внимание «любителей и разного рода страдальцев» в армейской среде.
Но, главное, на мой взгляд, да и мои интимные дружбаны примерно так же объясняли, наличие реальной возможности того, что с КАЖДЫМ может случиться всякое…
Ведь наша служба «не на полянке под протяжно – раздольные песни крепостных девок ягодки собирать». У нас и убить могут…
Скольких из своих товарищей, только я, оплакал скупой мужской слезой.
Вот и позволяем себе, с тем, кто приятен и интересен, воплотить свои фантазии, снять ТАКИМ ОБРАЗОМ стресс, накапливающийся месяцами, в обстановке необъявленных военных действий.
Как это не парадоксально звучит, но и нам бывает страшно, уйти недолюбив, не реализовав себя полностью в страсти и похоти, во всех тех обычных и доступных плотских радостях, которых на гражданке у каждого мужика выше крыши.
Пойми, дружок, только без обид, говорю о своём наболевшем, искренно, как на духу. Воспринимай нас – вояк, конечно же, как сексапильных и потенциальных любовников. Но прежде чем лезть в штаны, подумай, а правильный ли ты для этого выбрал момент…

Я очень уважаю и ценю творчество одного из наиболее самобытных поэтов предвоенного поколения Николая Майорова. Наверное, и его поэтический дар так же имел огромное влияние на решение стать военным, особенно вот эти строки:
«Мы были высоки, русоволосы.
Вы в книгах прочитаете как миф
О людях, что ушли недолюбив,
Не докурив последней папиросы.
И как бы не давили память годы,
Нас не забудут потому вовек,
Что, всей планете делая погоду,
Мы в плоть одели слово ЧЕЛОВЕК!»

Так что, как там, в святом писании: «Не судите, да не судимы будете!».
Не воспринимайте нас люди плохо за наличие «разных скелетов в шкафу», у кого их нет.
Но несмотря ни на что, каждый из нас выполнял и выполняет предназначение ЧЕЛОВЕКА, ВОИНА и ГРАЖДАНИНА.
А Отчизна наша ни на миг не будет краснеть за своих солдат - защитников, поскольку:
«Долг. Отвага. Мужество. Честь.
Это в каждом из нас без меры есть!
И Величье, и Сила.
МЫ - гордость страны!
И сильны уже тем, что такие, как «ВЫ» -
Герои Великой и страшной войны!»

Тот месяц запомнился каким-то неизвестно откуда взявшимся куражом. Он настолько видимо пёр из меня, что командир, которого я уважаю за его честность и отцовское отношение к подчинённым, как-то сказал: «Не гусарствуй! Твоё вычурно - развязное поведение, да наигранная смелость добром не кончатся. Давайка, как раньше, скромно и ответственно: сто раз проверь, да оглядись, да прислушайся. А, потом уж и гарцуй!»
Меня это немного отрезвило, не пойму с чего стало так заносить…
Видимо ВСЁ в жизни происходит не случайно…
И не думал, что с последнего задания уже не приду в часть своими ногами.
Помню только крик: «Засада!» и сразу бух - тарарах, и красное зарево, а потом темнота…
Очнулся.
Понял это от того что услышал голоса не ангелов, а людей, кто-то кому-то выговаривал: «Я сколько раз тебя, зараза, буду просить, тихо убирать в палатах тяжёлых, не гремя вёдрами.
Нельзя тут так...
Они и без твоего шума на грани жизни и смерти. Не дай бог ЧЕМ-ТО этот маятник качнёшь в ненужную сторону.
Уходи, уходи отсюда!»
И опять провал в темноту…
В следующий раз увидел, как будто в объёмном большом увеличительном стекле лицо Андрюшки, рядом люди, как и он, в белых халатах...
И вдруг разом вернулся слух и зрение, вот только рук и ног не чувствовал. Посередине комнаты сидела на стуле Машка с безвольно брошенными вдоль тела руками, раскачивалась, не контролируя себя и неистово молилась.
Господи, как же она Бога просила, что только не обещала, вплоть до того, чтобы всю мою боль себе возьмёт…
А ещё её слова: «Верни его Господи, окажи милосердие, даруй здоровье, ведь нам всем без него не жить. Боже милостивый, сам знаешь, как мы его ОБА любим…»
Она перешла на шёпот и беззвучно взывала, качая в такт головой…
Это уже позже услышав слова песни в исполнении Людмилы Гурченко, сразу вспомнил, тот случай…, ну, когда Мария в исступлении умоляла и заклинала. Сильные слова, да ты и сам оцени, послушай:
«Ах, мой сынок,
На какой из чужих дорог,
Стынет сердце твоё на снегу?
Я молитвой тебе помогу.
Ах, неспроста,
Так уныло сияет звезда,
Над далекой, чужой стороной,
Над твоей и моей судьбой.
Мне бы быть звездой,
Той, что над тобой.
Видеть, что ты рядом, и что живой.
Радоваться вместе рождению дня,
Хрупкую надежду в душе храня.
Если снова бой –
Вся моя любовь
Устремится первой, теряя кровь.
Мы уйдем от нашей с тобой войны,
И моей невысказанной вины.
Ах, мой малыш,
Среди улиц, домов и крыш
Неприкаянно, чуть дыша,
Заплутала моя душа.
Ах, неспроста,
Так упрямо твердят уста.
Все пройдет, и весенней порой,
Ты вернешься, мой сын, мой герой.
Мне бы быть звездой,
Той, что над тобой.
Видеть, что ты рядом, и что живой.
Радоваться вместе рождению дня,
Хрупкую надежду в душе храня.
Ах, мой сынок,
На какой из чужих дорог
Стынет сердце твое на снегу?
Я молитвой тебе помогу»...

Выкарабкивался долго, почти год, если взять ещё и период реабилитации в каком-то крутом восстановительном центре. Родители уже приехали, когда «почти бегать стал».
Молодцы, мушкетёры, выполнили обещание, данное мне однажды, что «если со мной что-то случится, то папе с мамой сообщат, если помру, или когда уже поправлюсь». Зачем заставлять их страдать?
Они и так в постоянной тревоге живут из–за выбранной мною службы.
Привезли их ко мне на машине и они, как-то разом постаревшие, хлопотали вокруг, с наигранной весёлостью, и со слезами в уголках глаз.
Вот тогда и рассказали, мне ВСЁ: как ребята раненого вытащили, как вызвали вертушку, как сразу доставили в госпиталь...
А уже позже, по распоряжению большого воинского начальника, специальным рейсом самолёта, оборудованным соответствующей аппаратурой, прямо летающая реанимация, доставили в Москву.
И это уже всё обустроили Андрэ с Машей, использовавшие для этого все возможные и невозможные для этого средства и связи.
Что они оба не отходили от меня до того времени, пока не пошёл на поправку…

Как только силы появились, стал себя физически восстанавливать, гоняя до седьмого пота на дорожках стадиона и спортивных снарядах соседнего с домом фитнес центра. Ведь был же герой Великой Отечественной войны советский лётчик Маресьев, сбитый в бою, раненый, лишившийся ног и, тем не менее, возвратился в армию и вновь стал летать. Он не для одного поколения мальчишек стал примером.
Я чем хуже?
Должен!
Обязан!
Смогу!
Нагружал себя так, что сил хватало только на душ, еду и сон.
Честно, даже забыл, что являюсь обладателем «приличного хозяйства» в штанах, и это не просто слова, а реальный факт, отмеченный многими ценителями, как женского, так и мужского пола. Видимо все внутренние силы были сконцентрированы только на одном – выкарабкаться и не стать инвалидом.
Получилось…
Но, оказывается этого уровня здоровья, оказалось недостаточно для требовательного медицинского консилиума, который решал мою дальнейшую судьбу. Вердикт: «Полученные ранения не позволяют продолжить несение дальнейшей службы в том же качестве».
Выбор был.
Либо выход в запас и заслуженная пенсия, либо интендантская служба на складах вещевого обеспечения, с сохранением воинского звания.
Совета ни у кого не спрашивал.
С такой бедовой ПРАВДОЙ один на один надо «ночь переспать».
Я так и сделал…
Поутру объявил, что ухожу в запас по ранению. Вернулся к родителям. Пожил с ними недели две. Меня они разве что, только на руках там не носили, оберегая от всего. Если бы посчитали и обеденную ложку «непомерной тяжестью», то сами бы и кормили
Терпел…, не хотелось их в очередной раз обижать.
Не смотря на возражения и испуганные запреты, помогал, чем мог.
Аппетит нагуливал и поглощал разные вкусности приготовленные мамой, яко Змей Горыныч - немерено. Много надо было сил, дабы по пять – шесть часов продолжать физически истязать себя тренировками.
Ни с кем не общался.
Никуда не ходил.
В свободное время запоем читал.
Люди меня в тот момент, включая и родителей, раздражали, поскольку в глазах каждого сквозила ЖАЛОСТЬ. Это страшнее боли. Это невыносимо. И в какой-то момент наступил «край». Не желаю более на каждом лице прохожего видеть лик скорбящей Богоматери, городок-то маленький, все обо всех, всё ведают.
Собрался и рванул в Москву...

Как хорошо жить там, где тебя никто не знает.
Мои кореши не в счёт.
Эти двое наоборот погнали меня «с места в галоп». Завалили предложениями. Каких только не было. И служба безопасности в коммерческих структурах, и тренер боевых видов спорта, и даже возможность обучения в бизнес – школе с последующим открытием своего дела.
Хорошо, но не моё.
Всё решил один звонок. Строгий телефонный голос уточнил, с кем говорит, удостоверившись в правильности, объявил, что завтра в двенадцать часов надо быть в отделе кадров Министерства обороны.
Точно в назначенный срок стоял у нужного кабинета и стучал рукой в дверь. Там и получил предложение, более похожее на приказ: «Работа на тренировочной базе спецподразделений. Задача - качественная подготовка специалистов для реальных выполнений боевых заданий. На месте быть через неделю».
Чётко ответил: «ЕСТЬ!»
И вышел.
Впервые за всё это время улыбался, разглядывая всё вокруг. Удивлялся тому, что так красиво, а люди…, отчего-то… радостные...
Жить-то как ЗДОРОВО, братцы!
Глаза фиксировали приятные сексапильные тела женщин и мужчин.
Господи, как же мне – СЛАВНО!

Все эти дни ночевал то в хоромах Машки, то в квартире Андрэ, поскольку в связи со случившимся, решение моего жилищного вопроса как-то само по себе было отодвинуто. На вечернем экстренном сборе Мушкетёров, что проходил в гостиной четырёхкомнатной квартиры Марии, поставили в известность, что «деятельность компании в составе присутствующих здесь троих граждан, добилась определённых успехов и на счетах достаточная сумма, чтобы купить мне хорошую двушку. Но поскольку новое место службы - работы в Подмосковье, то вначале требуется приобрести передвижное средство  и желательно ХОРОШЕЕ. А жить, пока не наберётся требуемая сумма для достойной меня квартиры, буду там, где сочту нужным либо в своей комнате у Марии, либо в гостиной у Андрея».
Я сидел, слушал и улыбался.
Вот ведь, как здорово, когда есть такие друзья, всё за тебя сами решили. И всплыло в памяти тот миг, когда придя в сознание, слушал, что с мольбой в голосе у Бога просила Маня.
Как же она тогда сказала: «Что любят меня. И она, и Андрюша».
Это как же надо понимать?
Как друга или брата?
Или как-то по-другому?
А почему тогда оба?
Вот ведь загадка.
И ведь не она, да и он то же, даже подсказки для решения не оставили. Ведут себя ровно, никак не напрягая своим обществом, хотя на любую просьбу реагируют мгновенно, исполняя её еще до того, как выскажу полностью.
Нет, с этим как-то надо разобраться, время то идёт, мы уже приближаемся к круглой дате…
Ладно, в чём в чём, а в сердечных делах кавалерийская атака не лучший метод выяснения отношений. Время само всё расставит на место. Подождём. Но не как наблюдатель со стороны, а - активный участник, как-никак речь идёт обо мне.

И вот передо мной стоит Ford Kuga. Иномарка. Не новая, но крепкая с малым пробегом и чистеньким салоном, а главное сравнительно не дорого. Её на продажу в автосалон выставили дама, как там, на сленге современных любителей гаджетов – «бизнесвумен». Видимо не бедная, коль после трёх месяце эксплуатации решила обменять на навороченную супер модель, так разрекламированную по телевизору. Домой возвращались на своих колёсах…
Через неделю выехал на место новой работы или службы…, да какая на хер разница, важно, что любимое дело и полный контакт со своими армейскими корефанами, единомышленниками и такими же спецами, каким до недавнего времени был сам.
Первые впечатления?
Я вновь вернулся в СВОЙ Мир.
Меня окружали такие же офицеры из войск спецназа. С удовольствием отдавал им все свои секреты, ведь официально считаюсь инструктором тренировочного центра боевой подготовки.
В девять часов надо быть на месте, «как штык», начало занятий. И весь день в зале с перерывом на обед. Проживание по выбору: либо в отдельной комнате общежития, либо приезжаю из дому к назначенному часу, согласно расписанию группы.
Выбрал второе. Как-то за время восстановления попривык к домашнему уюту. А может быть, не хочу терять те нежно – доверительные отношения, которые вновь стали основой общения нашей троицы.
Жизнь закрутилась по очередному кругу Бытия.
Был доволен тем, что востребован, что имею непререкаемый авторитет. А это не даётся за красивые глаза, да умение говорить, тут: либо «АС» в данной области – либо нет; либо владеешь необходимой информацией знаниями и умениями – либо нет; либо компетентен как профессионал – либо нет.
Всё у меня, на тот момент жизни, СТАЛО ясно, как солнечный день, где на небе ни одной тучки…, кроме личных отношений.
Все трое молчали…, но ситуация явно подходила к критическому состоянию, в воздухе прямо витал дух выяснений и каких то поворотных решений…

В новогодние праздники решили втроём поехать в загородный пансионат, где есть всё необходимое для активного зимнего отдыха: и лыжи, и коньки, и снегоходы.
Имеется водный центр развлечений и оздоровительных услуг, а в нём бассейн с массажным салоном, где работают специалисты разных видов мануального воздействия. Через внутренний переход от воды спортивный и тренажёрный залы с огромным набором различных снарядов и приспособлений. А через зимний сад можно попасть в банный комплекс с целым рядом национальных точек водной терапии, тут тебе: и сауна, и сибирская парная с веничком, и турецкий хамам, и римские термы.
Уже запланировали шашлычок с вином, пельмени, сваренные на костре под холодную водочку.
Настроение от ожидания предстоящих развлечений в праздничные дни было прекрасным.
Всё начало ломаться буквально за три дня до срока. Вначале Марию Степановну отправили в заграничную командировку для «осуществления синхронного перевода во время проведения международной конференции», аж на пятнадцать дней. И не куда-нибудь, в саму настоящую Африку. Помните, как в детских стишках:
«Маленькие дети!
Ни за что на свете.
Не ходите, дети,
В Африку гулять!
В Африке акулы,
В Африке гориллы,
В Африке большие,
Злые крокодилы
Будут вас кусать,
Бить и обижать,-
Не ходите, дети,
В Африку гулять!
В Африке разбойник,
В Африке злодей,
В Африке ужасный
Ба-р-р-р-ма-лей!»
Да – да, автор - милый и добрый друг всех маленьких детей - Корней Чуковский. Мы все трое, по сей день помним многие его обалденно - талантливые вещи с первого прочтения и иногда даже в хоровом исполнении декламируем.
В ночь перед выездом на срочную операцию вызвали Андрюшку...
Что делать?






ЖДИТЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ. Оно обязательно будет…


Рецензии
Здравствуй Владимир.
Мы пришли в этот мир, чтобы жить, каждый, разный - кто как хочет, главное не мешай, не вреди и не делай зло другому, а твоя жизнь, это твоя личная собственность и ты вправе ей распоряжаться по собственному усмотрению.
Вот только что прочел интересную историю, мощного человека – СОЛДАТА, а солдат, это уже личность, он воин и защитник, в любой момент готовый пожертвовать собою – дай-то Бог ума, тем, кто посылает его в бой…..
… о качестве текста, всего два слова, несколько раз к горлу ком подступал.
… а если говорить о дружбе, то это великая вещь, кто ею обделен – бедный человек.
Всех благ, с уважением, Сами.

Друг Сами   20.02.2017 21:14     Заявить о нарушении
Добрый день, "Друг Сами", мне приятно знать, что вы рядом, как чуткий страж моей Музы, который, как всегда, щедро одарил словами поддержки, яко жемчугом...

Не помню когда прочитал вот эти строки, даже не знаю чьи они, но мгновенно запомнились. Я часто повторяю их для себя, а сейчас хочется процитировать вам:
"Для теплых слов не нужен повод,
И ждать не надо много лет.
Дарите их в жару и в холод,
С утра, под вечер и в обед.
Они нужны, как свежий воздух,
Как неба синь, как соль земли.
Тепло дарить, ведь так не сложно
В них море ласки и любви..."
И дальше не хочется ничего говорить более и как-то комментировать, просто хочется помолчать...

Но я не стану делать ЭТО долго. Настроение у меня отличное. Персонажей моих из повести "Три мушкетёра" принимают читатели, письма пишут, где сердятся, что выкладываю медленно главы, что, мол, "работать быстрее НАДО, ведь нам же интересно знать, что ДАЛЬШЕ"
А вот пока не расскажу...
Лучше вам и всем, кому стали интересны ГЕРОИ прочту стихи Стрельченко Сергея. Они правда классные, а главное ко времени:
"Пусть этот день начнётся с доброты,
и с чьей-то удивительно улыбки.
Кому-то, кто-то принесет цветы,
Или пришлет записку на открытке.
А кто-то приготовит крепкий чай,
добавив пару ломтиков лимона,
и скажет «Больше не скучай…,
Когда ты так грустишь, мне тоже плохо».
А кто-то поцелует нежно в лоб,
обнимет крепко хрупкие ладошки,
и растворив ноябрьский озноб,
в мечтах и в нежности и в счастье понемножку...
Пусть этот день начнётся с теплых глаз,
и расцветая радостью на сердце.
Пусть кто-то улыбнется вам сейчас,
улыбкой, помогая вам согреться.

С уважением к вам всем мои славные читатели Владимир Семёнов.

Семенов Владимир   21.02.2017 09:34   Заявить о нарушении
Это ты дорогой Владимир щедрый человек, делишься тем, что знаешь, а я просто благодарный, вот и все.
Успехов и удач тебе дружище, С.

Друг Сами   21.02.2017 13:00   Заявить о нарушении