Земля всех вынесет

Из цикла "Литераторы шутят и не шутят"



На очередном собрании литераторов опять слышит Занудин восторженное щебетанье немолодой поэтессы по имени Бетта:

    – Ах, Варенька!...Ах, Лопухина!...Как он её любил! Какой благородный мужчина!

Посмотрел Занудин в её сторону, прицельно посмотрел, и сразу подобрал слова, какие ей скажет. В конце собрания он приблизился к ней, подождал пока она закончит беседу с редактором, и довольно вежливо сказал:

    – Должен с вами согласиться, Бетта Ивановна: Варя Лопухина была единственной женщиной, которую любил Лермонтов…без всякого притворства.

Бетта смотрит на него широко распахнутыми, сильно подведёнными глазами, и радостно, с молодым задором восклицает:

    – Ой, правда? Как я рада, что и вы это заметили! Зовите меня просто Беттой.

    – Должен вам ещё сказать, уважаемая Бетта Ивановна, – неумолимо продолжал Занудин, – что в отношениях с другими женщинами и девушками ваш «благородный мужчина» вёл себя довольно цинично.

Улыбка сползает с лица поэтессы, глаза суживаются, а лицо вытягивается. Она запальчиво заявляет:

    – Так я и знала, Занудин, что вы скажете какую-нибудь гадость! Лучше скажите что-то хорошее, ну что вы всё о плохом, да о плохом…!

Занудина не так легко сбить с избранного пути, не на того напала Бетта Ивановна.

    – Хорошо, давайте о хороших женщинах, – как будто уступает ей Занудин, и продолжает: – Цитирую: «…Женщин ругает: одних за то, что дают, других за то, что не дают…». Как вы понимаете, Бетта Ивановна, хороших женщин ни за что ругает ваш «благородный мужчина»…

    – Не может быть! Это вы сами придумали. Вечно вы гадости про хороших поэтов говорите…Как вас только земля носит, Занудин?

    – Земля всех вынесет, Бетта Ивановна, – миролюбиво замечает Занудин. – А «гадость про хорошего поэта» сказал Белинский, а я только процитировал. Цитата взята из письма Ботину В.П., от 16 апреля 1840 года.

    – Где вы только находите ваши поганые цитаты?

    – В Интернете, Бетта Ивановна…

    – Ваш Интернет – это всемирная помойка…А вы и рады найти там что-то гаденькое, уж так рады…

    – Не всё так уж гадко, Бетта Ивановна…Тот же Белинский, в том же письме, тому же Ботину восхитился Лермонтовым. Цитирую: «…Глубокий и могучий дух!...это будет русский поэт с Ивана Великого! Чудная натура!...».

Поэтесса расплылась в улыбке:

    – Вот видите! Можете ведь найти хорошие слова, когда захотите…

    – Да всё нормально, Бетта Ивановна…Всему своё время. Если в древней Греции появился философ-циник Диоген, то в России через 2000 лет появился свой поэт-циник…Нормальный ход истории…Наш ответ Европе.

    – Ну и фрукт вы, Занудин! С вами невозможно разговаривать...

Занудин не ответил. Пусть последние слова останутся за поэтессой – и тогда она пойдёт домой в приподнятом статусе победителя. Великодушный Занудин всегда давал шанс оппоненту немножко возвыситься. Ему самому с лихвой хватало того, что он высказал нелицеприятную правду.

С тем и ушла Бетта на электричку. Тут подошёл поэт Икс и предложил идти на вокзал вместе. Во втором вагоне, куда они всегда садились, уже восседала Бетта с гордым видом. Обычно она приглашала литераторов садиться с ней рядом, а сегодня сделала вид, что не заметила их. Икс тоже заметил её горделивое достоинство и сказал:

    – Бетта Ивановна нас не узнаёт…Давайте сядем здесь, у входа…

    – Значит, будем богатыми…А Бетта Ивановна пусть погрустит в одиночестве, – согласился с ним Занудин. – Мы ей, поди в собрании надоели.

Слова о богатстве вдохновили Икса к нудному разговору на измочаленную тему: где достать денег на издание новой книги стихов. Занудин не знал где достать, а если б знал, то сам бы взял,  и скромно помалкивал, предоставив Иксу самому себе отвечать на свои же вопросы.

По репродуктору объявили об отправлении электропоезда, следующего до станции N со всеми остановками. Машинист дал свисток и поезд тронулся. Занудин взглянул на часы и с удовлетворением кивнул головой: он уважал точность во всём.


Рецензии