Бешенство

               
                «Вирусы» - оправдать 2

                Rabies  «Вирус» бешенства:
                форма- пулевидная
                размер-180нм=0,000000018мм

Вот ещё одна иллюстрация в поддержку версии- реабилитации , тяжёлая, правда, и противоречивая на первый взгляд, но вполне себе логически завершённая при ближайшем рассмотрении.
Кажется  мне, что «Высокая» наука посматривая в электронный микроскоп берёт на себя непомерную ношу оракула истины в первой инстанции  в выводах от увиденного, без права апелляции. Ну, мне так кажется. Но, креститься, я не буду. Брать  на себя роль непогрешимого судьи, вынося преждевременные вердикты, опираясь на половинчатые открытия, неблагодарная миссия. Рано или поздно блеф откроется во всём своём нагом великолепии и всем медсёстрам воздастся по серьгам. Я имею в виду, в данном , конкретном случае ситуацию с «вирусами». Почему то с первых моментов визуального обнаружения этих частиц, без попыток определения их функциональной роли в жизнедеятельности клетки, был задан обвинительный, прокурорский уклон. В науке опасна, даже самая малозаметная оплошность. Что же сказать об осознанно замалчиваемых ошибочных трактовках и следующих из них неполноценных, ненаучных методах? Это позор и преступление против всего человечества в угоду каких то личных слабостей, из страха признать прошлые ошибки и из греховной алчности, позволяющей без зазрения совести осваивать в собственные карманы непомерные бюджеты народных денег на борьбу с химерами. Эта вторая статья в защиту «вирусов» - практическая картинка,  показывающая или объясняющая принцип той палки о двух концах, который не смогла преодолеть или, обойти сама Природа. « Вирусные» частицы, которые созданы для предотвращения отравления организма излишеством белка, начинают убивать, если посылаются не с того конца, не в то место. Казалось бы, пример данного таинственного, пугающего своей 100% летальностью, заболевания, должен показать степень опасности встречи с « вирусами». На самом же деле, автор питает надежду, что тот ограниченный контингент, который не только пробежит глазами текст, но и вникнет в тему, ощутит кожей опасность заблуждения, проявление которого несёт в себе опасность зарождения инквизиторского уклона современной медицины, а именно её инфектологического направления. "Защищая", этот уклон придавит под себя практически все слои общества. Да, наверное, оправдание незаслуженно обвиняемого, является нелёгкой задачей  в принципе, здесь и всегда. Впрочем, в своей позиции по отношению к «вирусам», я выражаю собственное мнение, аргументированное логикой на основе компиляции фактов из сопутствующих микробиологии, вирусологии  дисциплин: гистологии, биохимии. Конструктивные возражения  принимаются.
Повторюсь. Данная точка зрения на природу «вирусов» является прерогативой автора. Ибо. Никто и никогда не утверждал что либо подобное. Никто и никогда.


Произрастая из простейших, усложняясь в эволюции, совершенствуя своё биогенное тело, согласно чертежам матушки природы, мы как можно глубже спрятали самую нежную субстанцию –центральную нервную систему - под костяные панцири, внутри  множественных «шлангов»-оболочек, среди мышечных слоёв.

Но, вот какая проблема.

Эволюция клетки, привела к созданию инструмента -  эвакуатора ( « вирусы»), способного удалять за пределы цитоплазмы материалы синтеза – кирпичи белков -  аминокислоты, в те моменты  времени, когда пребывание последних в теле клетки создаёт угрозу её внутреннему содержимому. В тоже время, есть орган, в ткани, а именно, в клетки которого, этот инструмент попадать вообще не должен. Этот орган –  мозг, по сути - государство нейронов - серое поле коры, образованное телами последних, на белой подушке ("белое вещество"), состоящей из переплетений их отростков.
 Сама по себе, нервная клетка – нейрон, представляет по сути замкнутую систему. Тела нейронов образую не только кору больших полушарий, они образуют множество скоплений в других отделах как головного, так и синного мозга. Длинный отросток нейрона –аксон, пробежав в белом веществе( которое и образуют в общем, то отростки) спинного мозга и, выскочив через межпозвоночные отверстия где нибудь в районе поясницы, в составе сотен миллионов себе подобных, в виде многожильнейшего провода, разветвляется … ну, допустим, в икроножной мышце, завершаясь: и  в ней, и  в подкожно жировой  клетчатке,  и даже в коже,  сенсорами - нервными окончаниями.

 Тем временем, более короткий отросток ( дендрит), проскакивает в составе таких же нервных волокон сквозь отверстия в черепе и разветвляется вместе с миллионом таких же дендритных веток, скажем, в слюнных железах.

 Гелеобразное тело нейрона бултыхается в курдюке из трёхслойной мембраны, обволакивающей отростки, образующей по сути шланги, в которых идёт активная движуха аксоплазмы. То есть,это означает, что текучая субстанция  в одном и том же шланге, какими то неведомыми нам силами двигается в противоположных друг другу направлениях. Причём, в составе этих потоков есть быстрые  5-10 мм в час и есть медленные потоки 1 - 3  мм в сутки. Соответственно, большая часть органоидов и крупных молекул плывёт от головы ( нет, из головы) к конечностям  и  радостно перекликается  с плывущими  на встречу ингредиентами. Диаметр этого шланга( аксона, если Вы ещё не забыли) примерно одна тысячная миллиметра, что в 100 раз тоньше человеческого волоса.

Закатное небо разделило  фиолетовую синеву  востока  багрянцем вечернего запада на две неравные части. Любуясь закатом, машинально толкнув калитку палисадника, занёс ногу на ступеньку и замер: вот сейчас блеснёт последний луч упавшего в сопку светила! Ну, на этот то раз,  увижу я его  зелёный отблеск?  Боковое зрение уловило метнувшуюся из проулка тень. Следующее мгновение проявилось жуткой болью в ноге. Одновременно в нос ударила волна смрада. Далее, сознание выхватывало картинки покадрово и первый кадр показал, как из разорванной штанины вываливается хороший шмат, некогда принадлежавший моему стегну, второй кадр - стремительно убегающая  кавказская овчарка. Не поверил своим глазам, когда признал в этом грязном чудовище  суку, на которую натолкнулся две недели назад  в сухих болотах,  окруженную грызущейся сворой разнокалиберных кобелей. Метаморфозы, произошедшие с упитанной, горделиво равнодушной, в шикарной желтовато серой шубе собакой, ошеломляли. Сейчас, некогда завидное манто её во многих местах висело клочьями,  и мощный шерстяной покров уже  не мог скрыть признаков крайнего истощения. Отбежав метров пятнадцать, псина вдруг резко остановилась,  и развернувшись ко мне, ощерилась. В открытой пасти белел комок пены, отпускающий белоснежные излишки прямо на траву. Ввалившиеся глаза смотрели чернотой смертной тоски. Откатив в меня вторую волну вони ( видимо не только нажралась падали, но и как следует вывалялась в ней), сука шатнувшись, развернулась рывком, и всё так же молча понеслась с предельной быстротой вдоль улицы,  уходя в точку уже на опушке леса. То, что эта эстафета смерти  вот вот закончится  в чащобе и судороги кинут оземь обречённое животное, а тетанус позвоночных мышц скрутит её в баранку, и  дыхание остановит спазм  диафрагмы, радовало мало. Эстафетную палочку получил я.

Что кровавую метку оставила мне псина, всбесившаяся от укусов кобелей, попировавших на пропастине, не вызывало сомнений.
Рана мягких тканей чуть выше колена. Укус, это не только рваная рана, она же ещё и колотая. Грязножёлтые клыки с остатками трупных тканей в междёсневых  карманах, разорвав кожу, мясо квадрицепса, трубки сосудисто нервных переплетений, повредили надкостницу, пропитав размозжённую плоть ядовитой  жидкостью.

Кожей ощущаю что происходит сейчас в ране, что произойдёт минутами, часами позже.
Пена слюны, обильно нафаршированная миллиардами «пуль»- частиц, перемешавшись с лимфой,  вовлекается в открывшиеся просветы микроскопических  нервных магистралей. Плавное течение внутри миллионов разветвлений нервного ствола,  относит миллиарды проникших «пуль»  всё дальше и дальше от краёв раны. По мере приближения к телу нейрона, температура плазмы возрастает на 4-5 градусов  Согреваясь в тепле аксоплазмы, с каждым разом  всё большее число этих  пулевидных контейнеров начинает откупориваться одним из концов. Из просвета частицы выплывает  цепочка – спиралька, собранная из нуклеотидных звеньев и тут же  притягивает к себе молекулы аминокислот, рассосредоточенных в теле нейрона – ценнейший синтетический материал клетки. По прошествии нескольких минут спиральная цепь представляет из себя уже такую же пулю, в образе которой вплыла в зияющий тоннель нейронного отростка – аксон, но, этот "снаряд" отлит уже из материала хозяина. Далее. Снаряд - контейнер ( сформировавшийся «вирус») прямиком плывёт на выход за пределы цитоплазмы, без  особого труда преодолевая все три слоя «шланга» - мембраны. Каким образом минует блок посты, этот фокус нас сейчас мало волнует – главное, зачем? Да затем, что: у спирали такая функция – собирать на себя свободные аминокислоты и выводить их за пределы клетки. Вот здесь и начинается развязка.

 Если в других тканях организма выброс белковых комплексов из клеток происходит в межтканевую жидкость и затем в кровь, и всё это сопровождается в худшем случае температурной реакцией, здесь же мы имеем другой коленкор. Выводить белки за пределы нейрона, значит выбрасывать их в ликвор – чистейшую, прозрачную жидкость, в которую погружён мозг. Развивается тяжелейшая интоксикация с быстрой потерей воды с обильной слюной, пОтом, появляются извращённые фобийные реакции – свето, водобоязни, галлюцинации.

 Второй момент, запускающий и ускоряющий процесс – оставшаяся в аксоплазме старая оболочка «вируса» – чужеродный белок, инородное тело внутри нейрона! Ответом на это становится уже то, что сам нейрон начинает продуцировать инструмент вывода свободных белковых комплексов из своей среды. То есть по сути штампует на собственной ДНК  спирали РНК «вируса». Но вывести крупный обьект они не в состоянии. Поэтому «чужеродная скорлупа» сбивается течениями в конгломераты, плывущие в цитоплазме крупными тельцами, которые и увидели в световой микроскоп Бабеш и Негри, именами которых их и назвали.

 Перед тем, как разовьются судороги и параличи, появится необъяснимый страх, перемежающийся безумной агрессией и животная страсть рвать на куски всё что мелькает, движется, раздражает! В это время внутри   дендритового шланга ( второго отростка нейрона) разветвившегося  в слюнных железах, в быстрых потоках его цитоплазмы несутся миллиарды « вирусов» –пуль, так же отлитых уже из материала хозяина. Они густо обсеменят слюну  раздражённых желёз и та, обильной  белой пеной потечёт с углов страшного оскала.

 Позади неделя со дня роковой  молниеносной встречи с клыками бешеной псины и вот, уже готово орудие для продолжения вечной эстафеты поддержания тлеющего природного очага гарантированно летальной РАНЕВОЙ БОЛЕЗНИ.


Рецензии
Очень научно и в то же время художественно. Вы хорошо знаете строение нервной системы, и биохимию процессов происходящих в организме. Получил удовольствие от прочтения.

Незнандо   18.05.2019 20:43     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение и оценку. Положительный отзыв от коллеги добавляет подтверждения в объективности изложенного.

Владимир Журавков   19.05.2019 05:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.