Друзья могут с неба свалиться

1

Строительные леса устанавливали долго, тщательно наращивая высоту. И вот парни уже на верхотуре,  откуда  просматривались  верхние  этажи домов,  купол музея в  зеленой  рамке  деревьев.  В процессе     косметического  ремонта  дома с рустикой  на    нижних  этажах,  один маляр  пульверизатором обрабатывал  стены, второй, работая кистью,  красил оконные  рамы и декоративные  детали.   У второго, с черными усиками на бледном лице,  был привычка -  работая,  заглядывать в окна. Обычно комнаты пустовали, иногда он встречал удивленные  или испуганные взгляды жильцов.

 И сегодня  маляр  не отступил от своей  привычки,   заглянул  в большое окно на  шестом этаже.  Он увидел  крупные листья    фикуса, стеллажи с книгами, громоздкий черный рояль, на крышке которого выделялся   скрипичный футляр, а   над ним  светлым лаком поблескивала привешенная на стену   гитара.
Маляр  увлекался роком, его любимой группой была   «Куин», он  балдел от Фредди Меркури,  поэтому  он сразу влюбился в эту квартиру,  вот бы  посмотреть  на  ее хозяев!
– Эй, парень, работать пора, – окликнул фантазёра внезапно появившийся  бригадир, - ну, пока ! я    на соседний объект. 

Каждое утро,  взбираясь с ведром и кистью до самого  верха, маляр  заглядывал в окно артистической комнаты.  Как ему хотелось  дотронуться до гитары, познакомиться   с тем,  кто на ней играет. Но никого  не было.   Возможно, артист на гастролях. Мысль  о том, что  в квартире может быть комната,  выходящая окнами в другую сторону, не приходила маляру в голову. 

2

Черноусый человек вышел из лифта, шагнул к квартире с цифрой семнадцать, звякнул  железками. Не задерживаясь в прихожей,   прошел в заполненную книгами и растениями комнату: здесь,   напротив рояля согласно плану  находился  секретер. Раскрыть его    не составило труда. Пальцы в черных перчатках  нетерпеливо отбросили  листочки, конверты.  Под  ними обнаружились  малиновые  бархатные коробочки.
 В одной из них  он увидел   брошь- розочку  старинной работы, в другой   находилось кольцо с красным  камнем, в третьей – массивный   перстень;    наконец, вот  они  – серьги в виде двух  сверкающих капель. Красотища!


Черноусый маляр еще раз провёл  кистью по    внешней  раме, заглянул в окно третьего этажа. Всё,  как  везде – секция, диван, полированный стол, хрустальная  ваза.   Отложив кисть, он взобрался на верхотуру  лесов, заглянул в окно артистичной   комнаты  и     тотчас отпрянул.  В комнате  был  человек.
Маляр вжался  в простенок между окном и  пилястром, слегка наклонил голову, наблюдая.      Что-то  не так . ..
 Мужчина в темной куртке  и перчатках стоял возле секретера и рылся в нем.
Внезапно человек  от секретера   в три прыжка очутился у   окна,  рывком  распахнул рамы.  Однако маляр   не  ретировался, а  ловко   спрыгнул в комнату.

– Ты чего подглядываешь, сволочь, – сквозь зубы прошипел тип в перчатках. 
– А ты что тут делаешь? – спросил маляр.
– Сейчас узнаешь! – с этими словами мужчина  выбросил вперед руку для  удара, но маляр сумел избежать хука и в свою очередь сделал выпад.. Пригодились  навыки бокса,  осваиваемые  в спортклубе. 

Перевес был явно на стороне человека в перчатках.  Отступая, маляр прижался к роялю,  схватил лежавший  под листком квитанции  темный предмет и  стукнул  им  противника  по голове. Что-то щелкнуло,  человек в черных перчатках рухнул на ковер.
Вставая на ноги, злоумышленник прошипел:
– Брось фотоаппарат, сволочь. Я уйду, а ты пленку уничтожь, а не то я тебя со  своими людьми  где угодно найду. 
– Ладно, договорились, я пленку уничтожу, а ты в эту квартиру больше ни ногой, Тут мои родичи живут.

3

Нателла  собрала  Павлика, проводила его в школьный  летний лагерь  и отправилась в музыкальную школу,  где  она преподавала скрипку. Несмотря на   лето,  дежурства продолжались,  кто-то просил прослушать сына или дочку,  другим  были назначены  дополнительные  уроки. 
Пора платить за квартиру и  телефон. Постоянная  нехватка денег угнетала.  Зарплата преподавателя музыки  невысокая, а расходы на каждом  шагу.
Может быть продать что-нибудь  из доставшегося им наследства? Мама недавно привезла из Питера  кое-какие  драгоценности,  две  старинные  вазы,  шахматы восточного  дизайна.

Про тётину коллекцию   Нателла знала  со слов  матери, регулярно  посещающей тётю Ксению. 

Павел  Лемишевской,  инженер  путей  сообщения,  в начале века уехал   на строительство КВЖД. Появляясь   в дальневосточном   обществе, он      получил   возможность    приобретать  драгоценности,  по сравнительно  низкой  цене. 
Вернувшись в Петербург, Лемишевский    буквально  осыпал  украшениями красавицу-жену. На скопленные дальневосточные гонрары  муж покупал антикварную    мебель, серебряную  посуду,    вазы.
Недолгой оказалась красивая   жизнь  Ксении и Павла Лемишевских. Дальний  Восток  дал о себе знать:  дядя  Павел скоропостижно скончался от непонятной  болезни.

Ксения Лемишевская  оказалась стойкой и практичной   женщиной.
Наслышанная о грабежах и кражах, она  установила надежные   запоры и цепочки, серию замков  долго   приходилось  замыкать  и так же долго отпирать.
  Ксения  окружила себя нужными людьми:  от маникюрщицы  до слесаря-сантехника.  Тётя  дарила  им подарки, небольшие суммы денег. Хозяйство вела  Клава,  одинокая преданная женщина  лет пятидесяти,  которая  убирала и готовила,    ходила за покупками,  встречала  гостей.
 
Когда тётя   заболела и оказалась надолго прикованной к постели, она,  совсем по-пушкински, заставила   себя уважать:  следила за собой,  надевала красивые  халаты,   а  чтобы  не возиться с  прической,   приобрела  парик.
А потом  для  тёти Ксении   пришлось купить слуховой аппарат, к сожалению  они были плохого качества, барахлили. И тут она сумела использовать ситуацию в свою пользу:  когда общение с человеком становилось  ей  неприятным,  она,  разводя руками,    уверяла, что  абсолютно ничего не слышит.
  Остатки коллекции     были распределены согласно  завещанию. Квартира  опустела.   Клава   была недовольна тем,  что в Ригу  ушли    ценности, на которые она расчитывала. 

4

Олесь надел приличные брюки, голубую рубашку, тщательно побрился.  Парень  шел по вечернему городу, из раскрытых окон доносились то модный шлягер, то темпераментная ламбада, то заливистый смех. Олесь  приблизился к угловому дому, где днем орудовал кистью . 

Парень стал ловко взбираться по лесам, стараясь не испачкаться. Добравшись до шестого этажа,  он осторожно  заглянул в окно.

В комнате виднелась женская фигура,  женщина играла  на скрипке.   Так вот кто здесь обитает:  не рок-музыкант,   не  заумный  композитор, а приятная  миниатюрная    женщина.  Парень постучался в окно. Нателла оглянулась  и  от неожиданности опрокинула   пульт с нотами. 
– Что вам нужно? – крикнула она.
Маляр энергично  жестикулировал,  при этом он выглядел столь комично, что молодая женщина,   невольно улыбнувшись,  приблизилась к окну,   распахнула его.
Олесь быстро  заговорил:
–Не бойтесь, я не вор, я работаю на этих лесах. У меня к вам  разговор. 

– Если хотите прйти, то как все люди.  Спуститесь и  во двор, квартира семнадцать.
Через  пять минут  Олесь позвонил в дверь.   

– Что вы хотите? – Нателла  появилась  с суровым видом.   
– Вы в опасности, вас хотят обокрасть, – выпалил парень.
– Интересное заявление! Уж не вы ли и ваши маляры  готовят ограбление? – в ее голосе сквозила ирония.
– Вы мне не верите, а вы лучше послушайте. Я тут маляром работаю и я кое-что видел. Хотите расскажу?
–  Говорите, только покороче.
– Так вот, когда я работаю, имею привычку заглядывать в окна. Утром смотрю, а у вас в комнате человек возле секретера!

– Странно! какой человек, вы можете его описать?
– Молодой, черноусый, в темной куртке и перчатках. Вы знаете такого?
– Нет, впрочем это не приметы, вот вы тоже молодой и черноусый. Послушайте, почему я должна вам верить? Вы словно с неба свалились и заявляете такое! – они стояли друг против друга: напряженные, взволнованные. Нателла судорожно сплела тонкие пальцы,  парень чувствовал, что  его сейчас  выставят.
–Он в вашем секретере рылся, а когда меня увидел, сразу к окну бросился,  хотел меня с лесов столкнуть, но я  ему показал, где раки зимуют.
– Как это?
– Я влез в комнату, он меня ударил, я дал сдачи, а потом я схватил фотоаппарат и дал ему по голове, посмотрите, на нем наверняка вмятина осталась.
– Постойте, где вы говорите, лежал фотоаппарат? –спросила Нателла.
– На рояле, возле скрипичного футляра.
– Но его там нет!
–  Он был,  поищите.
Нателла  прошла в соседнюю комнату и  вышла   с фотоаппаратом. 
– Между прочим, он без пленки, – сказала молодая женщина.

- Да.  Я ничего не снимал, фотоаппарат сам  щелкнул, а тип  испугался.   Пленку  я вытащил  на всякий случай , вот  она,–  парень протянул  сверточек  Нателле. 
Она   в смятении взяла вещественное доказательство.

– А дальше что было?  вы оба вылезли в  окно? –  тихо спросила она.
- Он  ушел через дверь .  Я немного подождал и вылез по привычному мне пути.
–Захватывающая детективная история,-  она нахмурилась, не зная, что сказать, как  себя  вести с  человеком,  свалившимся неизвестно откуда. 
Вернулся   из школы Павлик, заинтересованно посмотрел на незнакомца.  Олесь   торопливо  попрощался и ушел.

5

На рассвете дворничиха вышла на улицу . Заметая в кучку окурки, пустые пакеты, пробки и прочий мусор, дворничиха ударилась локтем о стойку строительных лесов и чертыхнулась. Как долго еще будет стоять это сооружение, нерадивые попались маляры, не могут  закончить работу  вовремя а ты тут вертись, того и гляди руки-ноги переломаешь. Дворничиха зашла за угол и увидела такое, от чего у нее мурашки по спине побежали.  Она устремилась  домой и сходу выпалила:

– Толик, там на улице труп!
– Где? –промычал муж дворничихи.
– Рядом с нашим домом. Вставай, черт ленивый!
– Может быть, просто пьяный? – сказал он, натягивая брюки.
– Что я, дура? У него вся голова в крови, видать, стукнул его кто-то или с лесов свалился.

Муж дворничихи вызвал  милицию. Из  милицейской машины  вышли двое  и склонились над  лежащим.
– Он  не дышит, – констатировал один из оперативников. Когда  труп  увезли,  оставшийся  оперативник   стал задавать  дворничихе  и ее мужу  вопросы: в котором часу  они вышли на улицу,  не слышали  ли ночью каких-либо шумов, крика... Нет, они ничего   не слышали.

Потом представитель власти спросил про маляров, не ссорились ли они,  не выпивали ли.   Получив  отрицательный  ответ,  оперативник,   продиктовав свой  телефон,  удалился

6

Нателлу остановила дворничиха  и  таинственным голосом сообщила о  происшествии. 
–- Это такой ужас, если бы вы знали, я до сих пор не могу прийти в себя, –
– Кого  убили? – спросила Нателла.
– Какого-то типа, наверное, полез  сдуру  на леса  и свалился оттуда.   – дворничиха была склонна продолжать  разговор, но Нателла отошла, бросив через плечо,  что опаздывает на работу. Услышанное не выходило из головы.
Маляр говорил о каких-то  заговорщиках, охотящихся  за  наследством тёти Ксении.  Кошмар!

 Надо срочно спрятать драгоценности или отдать кому-то на хранение.  Но кому? Сестра живет в Свердловске. Подруге? Но какая гарантия, что и там драгоценности не украдут? О том, чтобы отдать матери, Нателла и не помышляла. Зачем взваливать на   матушку такую ответственность ?
Необходимо купить новый финский  замок,  цепочку.  Но  наверно, главное, не поддаваться  панике. 

7

Прошло две недели,   маляры  не появлялись. Наполовину обновленное здание  застыло в ожидании.

Сидя за секретером, Нателла писала письмо сестре, рука её часто останавливалась,  мысли блуждали далеко. Стояла жаркая погода, комнатные растения задыхались, раскрытые окна не приносили ни  грамма прохлады  . Безумие сидеть в такую пору в городе. Пора выехать к морю, но что-то удерживало: тревога, стремление выяснить  ситуацию... 
 Когда за окном замаячила мужская фигура, Нателла встрепенулась,
– Не бойтесь, это снова я, – Олесь  прыгнул в комнату.
– Знаете что, вам не кажется, что это уже слишком, – произнесла  она сердито, а сама обрадовалась, что живой  .
– У меня неприятности, – сказал он глухо.
Она заметила, что он плохо выглядит, весь помятый какой-то, похудел.
– Скажите хоть, как  вас зовут?

– Олесь. Из-за вас я влип в нехорошую историю.
– Ну уж  из-за меня! Кто вас просил вмешиваться  в события?
– Как вы думаете, где я был  две недели ?– вопросом на вопрос ответил он.
– Откуда мне знать, – нахмурилась она.
–  Я сидел в камере предварительного заключения, меня допрашивали каждый день.  Помните, я сказал вам, что видел в вашей комнате человека? Так вот, его нашли возле вашего дома, с  переломом  позвоночника. 
У нее вытянулось  лицо.
– В тот же вечер  меня арестовали  и обвинили  в покушении на убийство. 
– Не может быть!
– Меня подозревают, что  я столкнул человека с лесов. Заманил якобы, потом мы повздорили и я  его  сбросил.
– Что же дальше? – Нателла не на  шутку заволновалась.
 
– Меня  временно  выпустили за недостаточностью улик, но завтра все может измениться.
– Держитесь, не падайте духом, – сказала Нателла.
– Как поживают ваши сокровища? – спросил он.
– Тоже мне, скажете, какие там сокровища, пара колец и брошка, – ответила Нателла,  - я их надежно  спрятала.

8


Олесь возвращался к себе.  Дурак, влип в историю, идеалист нашелся, вступился за правду, а теперь они его обработали. Оказалось, что коллекция Лемишевского давно была  на примете  у работников   госбезопасности,  но оперативник, который интересовался  этим,   сам попал в передрягу, навсегда исчез из органов. После смерти гражданки Лемишевской  о коллекции  вспомнили.  След вел  в Ригу.
Следователь заявил Олесю,  что   тот должен в кратчайшие сроки изъять у гражданки Нателлы Савойской  утаенные от государства драгоценности общей стоимостью двадцать  тысяч.  В случае успеха  Олесь будет свободен. В противном случае – много лет заключения усиленного режима. 
 Он  боится этих   людей, ох, как боится, ведь они способны на любую   хитрость и  даже подлость,  он это понял. 
 
Олесь   стал  часто прогуливаться   возле помолодевшего  дома, с которого  недавно   сняли  леса. 
Нателла шла навстречу.
– Я проходил тут,  хотелось посмотреть, как теперь дом выглядит, а  как раз вы идете, – Олесь  произнес  смущенно.
– А  где вы теперь  работаете? – спросила Нателла, ставя тяжелую сумку на тротуар.
– На другом объекте, это недалеко отсюда. Наш бригадир решил не перерабатывать, поэтому мы рано освобождаемся.  Позвольте, я вашу сумку донесу, что у вас там, камни?
Они поднялись наверх, Олесь не хотел заходить в квартиру, но Нателла настояла.

– Может быть, пообедаете с нами? скоро Павлик вернется,  – Нателла вытащила из сумки  хлеб, масло, два  йогурта.
– Нет, спасибо. А нет ли у вас чего-нибудь почитать, Бальзака или  Мопассана, например
– Есть. А  что именно?
Они направились к полкам. Олесь выбрал «Шагреневую кожу». Интерес парня  к книгам  явился для Нателлы неожиданностью.

9

Когда через два дня Олесь вернул  книгу, Нателла спросила его, где он учился.   Они разговорились, у них нашлись общие  темы,  он сказал о своей любви к музыке, к группе «Куин». 
- Я считаю Меркури  большим певцом. Мой сын тоже слушает его,- с воодушевлением  произнесла молодая  женщина.
– Сейчас Павлик  вернется, а я не успела  варенье  для блинчиков купить.  Подождите меня, я быстро.-
С этими  словами  она ушла в магазин , оставив его в квартире  одного.
Вот это да!  Она доверяет ему. 
 
Олесь приблизился к гитаре. Он   знал, что гитара была подарена Нателле другом,  которого     призвали  в армию.  По голосу и выражению лица Нателлы Олесь понял, что  даритель  был  ей  больше, чем  друг.
  Олесь пошел на кухню, налил  воду в стакан, медленно выпил, стараясь  справиться с волнением.  Хорошо,  что она спрятала  драгоценности,  хотя понимал, что не смог бы их украсть.   Он  будет  тянуть  время,  он что-нибудь   придумает... 

Когда Нателла вернулась  с Павликом,  щеки ее раскраснелись. Олесь невольно  залюбовался  ею.  Кивнув  обоим,  он  быстро ушел.


10

На следующий  день Нателла   позвонила Олесю, её  голос  звучал  необычно  прерывисто:
- Приходите быстрее, у меня чп.

 Нателла встретила Олеся с горестно-удивленным лицом.  Да и было отчего:  в квартире царил полнейший  кавардак.

 Повсюду   валялись  разбросанные одежда,  книги,   с редких изданий были сорваны суперобложки, возле кадки с домашним кленом лежали   черепки.  В таком же виде  была комната  Павлика.

- Вот стервятники! Вы звонили в милицию?–  парень   осторожно поднимал   осколки вазы,  думая, что это значит?  Почему  нанесён решающий удар? Возможно,  они почувствовали перемену в  его настроениях,  растущую   симпатию  к  учительнице  музыки...
– Пойдем на кухню.  Я  боюсь! - она ухватилась за  рукав его ветровки.
 На кухне царил такой же  разгром, как  и в комнатах. Чайник и кастрюли были сброшены,  виднелись сугробы из муки, овсянки,  остро пахло приправами, ложки  и блюдца  валялись  где попало.   Осторожно переступая через препятствия, Нателла добралась до полочки, где  хранились травяные чаи,
- Вот! В пакете с шиповником была  золотая розочка без  футляра.  В коробочку с чабрецом  я положила колечко.   Пакетики на полу,  украшений нет. 
- Украли все-таки,  сволочи. А  где серьги?

– Они в щелке  между полкой и стеной.  Вот тут, за солью.     А  вы откуда про серьги  знаете?
Нателла лезвием ножа достала из щели миниатюрный  мешочек,  вытряхнула содержимое.  На  ладони лежали две сверкающие капли. Олесь наконец-то увидел настоящие бриллианты.  Жуткое раздражение утихло.
– Они не нашли это!  Молодец, Нателла,  здорово спрятала.

Павлик,  маячащий в дверном проёме,  спросил.
- А сколько стоят, примерно, серьги?
– Я думаю, двадцать тысяча долларов, – не долго думая ответил Олесь.
– Ого! Откуда у вас  такие сведения?
– Нателла, – сказал он патетическим тоном, – послушай меня. Я что-то должен тебе сообщить. Что-то очень неприятное.
- Что, что? – она задрожала.
– Надо отдать серьги,  иначе снова начнется кошмар. Не будет покоя.
И он поведал ей  о том,  что знал:   коллекцию давно  пасут компетентные органы,   она  считается   незаконно утаенной  от государства и поэтому подлежит конфискации. 
- Значит,  кража -  дело их рук?
- Я уверен.
- Но почему они не похитили  серьги  в Питере?
- Об этом  история  умалчивает, - - Олесь тщательно  сгребал  на совок   муку и овсянку.
- А кто убил  человека? Тоже  они?  – не унималась   Нателла.
- Я считаю, что  тип был   спецагентом,  когда  же он провалил   задание,   засветился,  его убрали. Найти виновного  оказалось  проще всего.

      Нателла  торжественно  вручила    серьги  Олесю.  На следующий день он  отнес  злополучные  бриллианты  в соответствующий кабинет  и скоро вышел оттуда.    Нателла ждала  его  на бульваре.  Они посмотрели друг на друга сияющими  глазами.
    Олесь  сделал  Нателле  предложение, и она приняла его. 

1992 г.


Рецензии
Не совсем правоподобно. Но сюжет интересный.
С уважением

Лиа Ка   05.03.2017 15:11     Заявить о нарушении
Леса устанавливали тщательно...Это из жизни.

Ирина Качалова   24.03.2017 07:25   Заявить о нарушении