Молитва

                "Ты царь: живи один. Дорогою свободной
                Иди, куда влечет тебя свободный ум,
                Усовершенствуя плоды любимых дум,
                Не требуя наград за подвиг благородный".

                /А.С.Пушкин/


При  всём  моём  безграничном  восхищении  соррентиновским  молодым  Папой  Пием ХIII  не  могу  безоговорочно  принять  одно  из  его  утверждений,  провозгласившее  дурной  запах  изо  рта  признаком  больной  души.  Хотя,  иногда  так  оно  и  есть…  Как  в  случае  с  моей  бывшей  классной  руководительницей,  которая  припирала  провинившегося  ученика  к  стенке  и  подолгу  мучила  его  не  столько  скучной  моралью,  сколько  зловонными  ветрами,  проворно  вылетавшими  из  её  рта  вместе  с  капельками  слюны.

Не  соглашусь  и  с  теми,  кто  считает  атеистов  людьми  безнадёжно  потерянными,  циничными,  бездушными  и  далёкими  от  Бога…  Поскольку  не  меньше  Ремарка  убеждён  в  том,  что  никто  не  находится  так  близко  к  вере,  как  ни  во  что  не  верящий  человек.

Должен  сказать,  что  оба  эти  качества  нашли  свои  места  в  многоликой  череде  достоинств  и  недостатков  моего  давнего  приятеля  Алексея...  И  что  данное  обстоятельство,  если  и  повлияло  на  его  душу,  то  не  настолько  серьёзно,  чтобы  считать  её  нездоровой  и  пустой.

Нет,  у  Лёши  была  нормальная  душа.  Похожая  на  него.  Такая  же  рыжая,  веснушчатая,  лопоухая.

Открытая  душа.  Она  была  самая  нежная  и  талантливая  из  всех  знакомых  мне  человеческих  душ.

Может,  поэтому  и  мерещилась  некоторым  диагностам  её  болезненность?

Что  же  до  запаха,  то  исходил  он  из  больного  желудка…  И  напрочь  перебивал  застенчивый  аромат  полевых  цветов,  который,  по  моему  убеждению,  бескорыстно  источала  душа  Алексея.

А  ещё  она  пахла  грустью,  тихо  струившейся  с  его  городских  пейзажей.

Он  был  свободным  художником.  Настоящим  живописцем.  Бедным  и  вечно  голодным.

Его  картины,  выставленные  под  открытым  небом  на  Андреевском  спуске  продавались  плохо.  При  этом  полное  безразличие  публики  его  угнетало  гораздо  сильнее,  чем  финансовое  фиаско.

В  конце  концов  именно  отсутствие  всенародного  интереса  к  его  творчеству  и  привело  Алексея  ко  мне.

Он  пришёл  тёплым  майским  вечером  и,  смущаясь,  вручил  согнутый  вдвое  лист:

-  Вот,  хочу  попросить  тебя  опубликовать  на  Проза. Ру  текст.  Прочитай  и  подумай,  как  лучше  это  сделать.  В  общем,  решай  сам,  я  тебе  доверяю.  Пока!  –  скороговоркой  выпалил  он,  развернулся  и  был  таков.

Без  правок  и  изменений  предлагаю  его  вашему  вниманию:

«Здравствуй,  Бог!

Я  много  раз  обращался  к  Тебе  с  этой  просьбой.  Нашёптывал  её,  лёжа  на  своём  диване  и  глядя  на  свой  белый  потолок.  Но  Ты  меня  так  и  не  услышал.  И  тогда  я  предположил,  что  все  традиционные  каналы,  по  которым  обращаются  к  Тебе  миллионы  несчастных  людей,  перегружены,  и  моя  скромная  тысячастепенная  просьба  не  имеет  ни  малейшего  шанса  добраться  по  ним  до  Твоих  ушей.  Поэтому  и  решил  обратиться  к  Тебе  через  интернет.  Тем  более,  что  я  не  знаю  кто  Ты.  Может,  вовсе  и  не  такой,  каким  Тебя  нам  преподносят  лицемерные  святоши…  Может,  Ты  есть  одновременно  и  незыблемая  основа,  и  заоблачная  вершина  некой  неведомой  программы…,  и  тогда  моё  решение  достучаться  до  Тебя  с  помощью  компьютера  окажется  верным  и  небезнадёжным…

Достучаться,  чтобы  услышать,  наконец,  честный  ответ  на  простые  для  Тебя  вопросы:

-  Кто  я?  Бездарь,  посредственность  или  непризнанный  талант?  А  может  и  гений?
 
-  Почему  проходивший  мимо  моих  картин  интеллигентный  старичок  лишь  усмехнулся?

-  Что  значит  эта  его  усмешка,  Господи?

-  Почему  остаётся  незамеченной  моя  живопись,  которую  я  оцениваю,  как  минимум,  незаурядной?

-  Что  здесь  присутствует:  завышенная  самооценка  или  невежество  толпы?

Господи,  я  хочу  знать  ответы…  Для  меня  это  крайне  важно…  Меня  не  успокаивают  призывы  гениального  поэта  не  дорожить  любовию  народной…  Я  не  могу  быть  твёрдым,  спокойным  и  угрюмым  до  тех  пор,  пока  не  узнаю  правды…  Объективной  и  независимой…  Хранителем  которой  являешься  только  Ты…  Выскажи  её  мне…  Или  хотя  бы  намекни…  Внезапным  дуновением  ветерка  при  полном  штиле...  Нежданным  солнечным  лучом  в  пасмурный  день…  Светлым  или  кошмарным  сном…  Любой  Твой  ответ  я  приму  с  благодарностью,  и  готов  заплатить  за  него  своей  жизнью…  Сначала  обрести  или  утратить  её  смысл,  а  затем  умереть…  Но  не  существовать,  мучаясь  в  неведении.

Аминь».

По  прочтении  я  сразу  же  опубликовал  письмо.

А  на  следующий  день,  после  обеда  мне  позвонил  Алексей  и  восторженно  сообщил,  что  какой-то  богатенький  господин  не  прошёл  мимо  его  холстов.  Остановился,  долго  разглядывал,  покачивал  головой,  причмокивал…  А  затем  предложил  за  них  баснословную  сумму…  И  свой  новенький  «мерседес»  в  придачу.

Мы  договорились  встретиться  и  «обмыть»  это  фантастическое  событие  через  два  дня.

Увы,  не  сложилось.

Вечером  Алексей  погиб.  Возвращался  на  «мерседесе»  домой  и  на  перекрёстке  проспекта  Победы  и  улицы  Депутатской  въехал  в  цистерну  с  подсолнечным  маслом. 


Рецензии
Если, молитва так обстоятельна? Кто был его духовным наставником? .... А цена картин, после всего этого - изменилась?

Андрей Петрович Нестеров   11.10.2017 21:11     Заявить о нарушении
Ваши вопросы не по существу.

Смысл в ином)))

Валерий Хорошун Ник   12.10.2017 08:15   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.