Экономический эффект

     Это было давным-давно – ещё при социализме. Правда, к тому моменту Л.И.Брежнев уже объявил, что наше общество вступило в этап развитого социализма. Конечно, в общем и целом всё развитие оного шло чётко по плану: каждый знал, что с ним будет завтра, что через год и какая ожидает пенсия. Но вот, что касается деталей … Дабы эти детали не разваливали всё стройное «планов громадьё», многим из нас пришлось не раз испытывать гиперадреналиновое чувство победителя «забега в мешках» (или в гонке с препятствиями).

     В то время я, молодой руководитель группы в лаборатории промышленного транспорта института «Унипромедь», в последней декаде декабря выехал в командировку на Учалинский ГОК (горно-обогатительный комбинат). Необходимо было собрать материалы для оформления экономического эффекта от внедрения результатов нашей научно-исследовательской работы на карьере Учалинского ГОКа. Для тех, кто не в курсе, поясню, что каждый НИИ имел годовой план внедрения разработок в промышленности, который повышался каждый год, так как эффективность отраслевой науки, само собой, неуклонно повышалась. Проведя необходимую подготовительную работу, я подписал документы (на карьере, в соответствующих отделах ГОКа, ещё где-то, уже и не вспомню точно за давностью лет).

     С чувством исполненного долга и предвкушением новогоднего вечера в кругу семьи, я приобрёл билеты домой в Свердловск на 30 декабря. Оставалась самая малость – подписать бумагу у директора комбината и скрепить печатью. С этой целью 29 декабря я отдал секретарю директора заветный документ. Директором  Учалинского ГОКа в то время был Беляев (к сожалению, не помню уже его имя и отчество). Симпатичная барышня (секретарша) заверила, что всё будет готово завтра утром, и после 10.00 можно зайти и забрать бумагу.

      Утром не торопясь завтракаю, прихожу в приёмную и слышу (как в порядке вещей изложенную) новость: возможно, директор подпишет все документы завтра. Сегодня партхозактив, его нет на рабочем месте, и уже не будет сегодня. Мне стало не по себе, я очень отчётливо себе представил – всё летит ко всем чертям: надо сдавать билеты, покупать новые, Новый год встречать в поезде, позвонить домой, чтобы не волновались … Но я также себе представлял, что такое 31 декабря на предприятии (до подписи дело может не дойти и вовсе – это же социализм …).

     Я вышел на улицу. Помню, был тёплый день, от силы минус пять градусов по Цельсию, светило солнце. «Вот действительно, - подумал я, - на Урале три дыры – Гай, Сибай и Учалы», вспомнив пословицу горняков «Унипромеди». В отвратительнейшем настроении побрёл в сторону гостиницы. В голове крутилось: «Хоть бы шампанского купить, в поезде выпить». Зашёл в магазин, на прилавках – «шаром покати», какое там к чёрту шампанское, масла сливочного – и того нет.   

     Купил сигарет, выпил томатного сока. Видимо, на уровне подсознания в голове закрутились параллельные мысли – что предпринять. Вышел, закурил сигарету и пошёл обратной дорогой к управлению ГОКа. Захожу в приёмную, справляюсь о времени и месте проведения партхозактива. Мне сообщают, что начало в 16.00 в Доме Культуры. Интересуюсь, когда заканчивает работу секретарь. «В 18 часов», - отвечает. Я прошу её поставить печать на моём акте (сейчас мне это кажется крайне наивным). Она наотрез (и вполне обосновано) отказывается, так как печать ставится на подпись директора. Я лично не был знаком с директором, но слышал, что он человек деловой, не волокитчик. Забираю свои бумаги у секретаря, несмотря на её уговоры не делать этого, и её заверения, что завтра будет всё в порядке. «Не будет он Вам на партхозактиве ничего подписывать, точно Вам говорю. А завтра я у Вас бумаги не приму, так как видите (показывает мне две толстенные папки) сколько на подпись». «Подпишу, - отвечаю я, - что мне в поезде Новый год встречать? Вот Вы встречали хоть раз Новый год в поезде?» Она, отрицательно помотав головой, подала мне бумаги. В глазах её я прочитал: «Твердолобый, не верит мне. Будет так, как я сказала». Интересуюсь: если я подпишу, поставит ли она сегодня же печать? Девушка неожиданно прониклась ко мне сочувствием, обещает и даёт номер своего рабочего телефона, чтобы я позвонил, если буду опаздывать. Но опаздывать мне никак нельзя: поезд на Свердловск отправляется в 19.00.

     К 16 часам я подхожу к ДК, прохожу внутрь, раздеваюсь в гардеробе.  Вижу – народу тьма. Самое интересное, что я директора даже в лицо не знал. Думаю – будет выступать, познакомлюсь. Рассчитываю, что по времени на выступление часа хватит ему. Сажусь спокойно в кресло в зале, предвкушаю ознакомление с ситуацией на Учалах. Часа полтора, думаю, хватит до перерыва. Если бы! Около двух часов он выступал (вместе с вопросами). Сижу как на иголках, с тоской поглядываю на неумолимые стрелки. Вдруг, на моё счастье, кто-то в зале догадался попросить перерыв. Объявляют перерыв на 5 минут! К Беляеву не подойти – много желающих обменяться мнениями, задать вопросы, что-то выяснить. Я стою в этой толпе со своими бумажками. Вдруг он обрывает всех: «Ну дайте хоть в туалет сбегать!» и быстрым шагом выходит из зала. Я – за ним. Слава богу, почему-то никто не пошёл за ним. В зале бурно обсуждали какой-то вопрос. Он зашёл в туалет – и к писсуару. Настал мой час! Я обратился к директору по имени-отчеству. Он, справляя нужду, повернул голову в мою сторону: «Слушаю, только быстро!» «Я, такой-то из института Унипромедь, провели такую-то работу, получили экономический эффект от внедрения не хватает Вашей подписи на акте!» Мне в ответ: «Дайте хоть поссать! Приходите завтра утром, всё подпишу, сейчас некогда!». Я твёрдо: «Если не подпишите сейчас, я не смогу акт представить завтра в институт. Институт не выполнит план по экономическому эффекту!» Беляев: «Где бумаги?» Я разложил их на подоконнике и подал ему ручку. Он быстро подписал мне 5 экземпляров! «Спасибо!!!», не скрывая радости поблагодарил я. «Ух, эта Унипромедь!!!», - сказал Беляев и быстро вышел.

     Я кинулся к телефону, который ещё раньше заприметил у вахтёра, позвонил секретарю. Бегом к ней. Вот они, заветные печати!!! В гостинницу, забрал свой портфель, быстро сдал комнату и также бегом на вокзал. Когда залетел в вагон, часы показывали 18-58. Пот с меня лил ручьём. Я разделся и заказал проводнику 3 стакана чаю. Дело было сделано. Душа пела. Завтра – Новый год!

     29 ноября 2006     17:39


Рецензии