А вы кто? Резиденты?

Дневник путешественницы. Часть 2. Продолжение. Начало: http://www.proza.ru/2017/02/17/2001

"Но что ей до меня, она уже в Иране.
Я понял: мне за ней, конечно, не успеть!"
                В.Высоцкий

14.10.2016
Дожидаясь посадки в Меммингене, я только успела купить капучино, а отпуск мужа уже начался – он пересел за соседний столик и пил виски с тем самым парнем, который ехал с нами в автобусе до аэропорта. Мне сразу показалось, что это наш попутчик: большие глаза, типичный нос, короче, грузин и должен лететь в Кутаиси. В зале ожидания он расположился неподалёку, а когда я, как Атлантида, исчезла из вида, спросил по-русски: “пить будешь?”– супруг от такого предложения, естественно, не отказался.

Глядя на эту парочку, вспомнила свой первый полёт за границу. Моё место было возле иллюминатора, а соседями справа оказались двое крепких парней, летевших в Турцию без жен, чтобы отдохнуть, как они выразились, по полной. Мы ещё не оторвались от земли, а попутчики уже достали шоколадные конфеты, распаковали приобретенное в дьюти-фри спиртное и начали разливать. Мужчина, сидевший впереди, заслышав характерное бульканье, повернулся и заговорщически подмигнул: “третьим возьмёте?” Отдыхающие поинтересовались: “а у тебя что-нибудь есть?” – “Литр вискаря”, – ответ был правильным.

Стали соображать на троих, но весь фокус заключался в том, что третий свою порцию выпивал вместе с женой, а эти двое ни с кем не делились, мне от их праздника жизни перепадали только конфеты. После трехчасового “отдыха” парочка, сидевшая впереди нас, вышла из самолёта до предела счастливая, а мои соседи, напротив, представляли собою жалкое зрелище – забыли в салоне все вещи, шли Е2-Е2, шатаясь и поддерживая друг друга.

Сейчас, наблюдая за блаженно улыбающимся мужем, я поражалась: он пребывал в состоянии неподдельной эйфории! У меня даже возникла мысль, что раньше бедняга выпивал непонятно зачем, поэтому делал это крайне редко, а теперь наконец-то понял! Георгий, так звали нового знакомого, угощал умело, по-грузински. Тосты перемежались с байками, одна история следовала за другой, среди которых я запомнила “табачную”.

Однажды он летел с братом из Москвы в Вену и решил покурить. Стюардессы засекли его, но штрафа не выписали, только аннулировали их билеты на обратный путь – пришлось покупать новые, по 650 евро. С тех пор курение в воздухе для него табу, однако этот внутренний запрет не распространяется на аэропорты – “злостный курильщик” раз пять дымил в туалете и даже выкинул зажигалку в целях конспирации, когда туда зашёл охранник.

Добры-молодцы прикончили спиртное, а посадка всё не начиналась. Тогда Георгий, как герой Юрия Никулина, сказал: “хорошо бы пива” и в считанные секунды вернулся с двумя бокалами.

Заняв места в салоне самолёта, выпивохи мгновенно уснули, поэтому через 3,5 часа смотрелись неплохо. В Кутаиси мы прибыли в полночь. Там шёл проливной дождь и было очень кстати, что Георгия встречал его брат Ираклий. Ребята довезли нас до отеля, а сами отправились в Сухуми. Грузины – они такие! Помню, я летела в Ростов-на-Дону и по метеоусловиям аэробус посадили в Краснодаре. Многие пассажиры, не дожидаясь погоды, поехали своим ходом дальше, а оставшихся, двое парней из Грузии, пригласили в ресторан! Просто так!

15.10.2016
Хостел “Риони” находится на улице Церетели, в самом центре города и выглядит снаружи как обычный дом. Наша комната шикарная: с пианино, видом на сад, отдельной душевой. Мне очень нравится! За сутки мы должны заплатить Нино, хозяйке мини-отеля, 40 местных тугриков.

С утра сбегали в обменник, получили за 60 евро – 137 лари, благо меняльные конторы на каждом шагу. Просела грузинская валюта: 2 года назад нам давали 120. Этой суммы хватит, чтобы рассчитаться за ночёвку, поесть, съездить в Боржоми и добраться до Тбилиси. Оставшиеся деньги потратим на обратном пути – цены в Грузии демократичные, тем более в провинции.

Нино подсказала, что позавтракать можно за углом, в ресторане “Барака”. С голодухи хотели заказать два хачапури по-аджарски, но администратор посоветовала взять один, потому как порции в Грузии серьёзные. Действительно, через несколько минут нам подали с пылу, с жару головокружительно пахнущую гигантскую лепёшку в виде ладьи, в середине которой шипела глазунья, а рядом, в расплавленном сыре таял большой кусок сливочного масла. Одна порция была в самый раз, вторая бы точно оказалась лишней.

Про кофе я вообще молчу – здесь его варят повсюду, при том, не абы как, а в турке, с пенкой! В качестве комплимента, то есть бесплатно, принесли молочный коктейль и узнали для нас расписание рейсовых автобусов на Боржоми – в общем, приняли сердечно!

Выходим из ресторана и оказываемся на центральной площади, названной в честь царя Давида Строителя, родившегося в Кутаиси. Говорят, раньше тут возвышалась его конная скульптура, а теперь площадь украшает Колхидский фонтан, великолепно оформленный бронзовыми фигурами животных. Возле причудливых статуй, словно завершая композицию автора, бегают самые обычные собаки, им тоже нашлось место в центре города.

Горная река Риони буквально пронизывает Кутаиси и придаёт своим видом окружающему пейзажу апрельское, весеннее настроение. Издали кажется, будто в воде вовсе не камни, а тающие снега, уложенные серо-белыми оборками. Многочисленные валуны мешают речке бежать, но своенравная красавица, с лёгкостью огибая их, продолжает свой путь!

Пешком идём к автовокзалу. По дороге люди останавливают нас, спрашивают откуда мы, делятся своими воспоминаниями: один мужчина учился в России, закончил аспирантуру, а у Светланы, вдовы известного художника, в Казани живёт подруга Диляра Губайдуллина, она передаёт ей привет. Мы чувствуем душевное тепло и ощущаем себя желанными гостями в городе – здорово!

На автостанции пристают вездесущие цыганки, предлагая на выбор носки, колготки, бананы – всё по одному лари.

Два часа в пути и перед нами Боржоми. Я только отошла “поправить прическу” в сарайчик, где мелом на железной двери нарисована буква “Ж”, а мужа уже взяла в оборот рыжеволосая улыбчивая женщина. Она предлагает пожить в её 4-х комнатной квартире.

Инга рассказывает о себе: у неё два высших образования, бывший химик и инженер-строитель вынуждена сдавать комнаты, т.к. пенсию отправляет сыну, который недавно устроился на работу в Тбилиси и зарабатывает всего 400 лари, а съём жилья в столице стоит 200. Делится политическими взглядами: Саакашвили – американский засланец, развалил Грузию, а теперь помогает разваливать Украину. Ещё пытался свою голландскую жену провести в парламент, но не вышло... Узнав, что мы улетаем сегодня в Иран, смотрит на нас с недоверием и спрашивает: а вы кто? Резиденты?

Боржоми переживает не лучшие времена. Спрут запустения и разрухи дотянул свои щупальца и до этого райского уголка. Порядок здесь давно не наводили – валяются какие-то упаковки, пластиковые бутылки, разный мусор. Печально наблюдать, как бывший всесоюзный курорт выживает в нынешних условиях. Таблички на русском языке убрали, кое-где грузинские названия перевели на английский. Но откуда взяться англоязычным туристам?

По дороге к бюветам знакомимся с Ренатом из Питера, он идёт с полотенцем – Инга говорила, что через парк можно пройти к термальным источникам и искупаться. Эх, были бы у нас в запасе хотя бы сутки, составили бы ему компанию, но мы в цейтноте, через 7 часов улетаем из Тбилиси в Баку. Времени хватает прогуляться до ротонды, попробовать из родника воды, в одном месте теплой, а в другом холодной, да налить в бутылку, чтобы взять с собой. Лечебный напиток слегка желтоватый, газа нет, попахивает сероводородом, зато сколько удовольствия – это же настоящий “Боржоми”!

Спешим к подъёмнику и отправляемся на плато Боржоми, на высоту примерно в 40 этажей. Конструкция канатной дороги реально допотопная, прошлого века, но пока ещё работает и мы наблюдаем с высоты птичьего полёта Боржомское ущелье, горы и сам город, а наверху с наслаждением выпиваем по чашечке ароматнейшего кофе!

На обратном пути, как бешеные, мчимся с рюкзаками к автовокзалу, пытаясь попасть на последнюю маршрутку до Тбилиси, добегаем в мыле и – машина отъезжает. Прохожий нас успокаивает: свободных мест там всё равно не было, но выход есть – надо добираться на перекладных, сначала до Хашури, а потом до Тбилиси. Так и делаем. Полдороги я сушу на себе одежду – плата за любование изумительными видами Боржоми.

За час полёта от Тбилиси до Баку нам успевают раздать сэндвичи и вкусный чай с лимоном – это замечательно, особенно, если учесть, что в погоне за красотами мы пропустили обед и ужин!

16.10.2016
Ночь. Бакинский аэропорт устроен очень удобно: просторное здание, уютные залы, множество диванчиков, где можно спокойно поспать. Так сделали наверное все нормальные пассажиры, только не я. Я сегодня “дежурная по аэровокзалу”, не смыкаю глаз и наблюдаю за народом. А народ, смотрю, пошёл больше неевропейский – арабы, индийцы, азиаты… Другая обувь, одежда, причёски… Чувствуется Восток!

Целая вереница персонажей из сказок Шахерезады – то разодетые в чёрное, то исключительно в белое, то в ярко-желтых и ядовито-розовых нарядах... Про каждого можно сочинить историю, они сами, как ходячая история, но вполне впитавшая дары цивилизации – вон, подключили телефоны к розеткам и сёрфят вовсю по интернету.

Незаметно за панорамными окнами светает. Выпиваем по чашке кофе с молоком, платим по карточке и мне становится понятно, что азербайджанский манат тоже потерял в весе – два года назад он равнялся евро, а теперь вдвое дешевле.

Объявляют посадку. В Баку – 7.42, в Москве на час меньше, а в Тегеране ровно посередине – 7.12, время отличается на полчаса. Читала об этом, но никогда не бывала в подобных местах, интересно. После бессонной ночи я, как обычно, представляю из себя полчеловека, а муж, наоборот, выспался, довольный, ему хочется общаться.

Он заговаривает с высокой приятной незнакомкой, стоящей рядом с нами в очереди, по внешнему виду русской, которая тоже наверняка выспалась, раз в хорошем настроении и готова поддержать беседу. Они обсуждают нравы в Иране, делятся впечатлениями от дороги, супруг рассказывает о наших планах. Я тоже подключаюсь к разговору. Новую знакомую зовут Юля, она живёт и работает в Тегеране.

Узнав, что мы ещё не нашли отель, Юля предлагает остановиться у неё. Чудеса!!! Со мной уже происходили подобные вещи: помню, в конце 90-х я отправилась на поезде в Москву, нужно было по работе, и моя попутчица Лена (мы проехали в плацкарте всего одну ночь), предложила мне пожить в комнате дочки, пока та гостит у бабушки. Представляете?! Её семейство: муж, сын и кот приняли меня как родную и ни в какую не соглашались, чтобы я переселялась в институтскую гостиницу!

И сейчас! Конечно, едем! Потом я долго выпытывала у Юли, как можно людей с улицы звать к себе? Давать ключи, доверять... Не возникает ли чувство дискомфорта, ведь кто-то будет пользоваться её ванной, оставаться в квартире... Юля невозмутимо отвечала, что у каждой спальни есть своя туалетная комната, а порядок в доме поддерживает приходящая уборщица, людей она достаточно быстро распознаёт и вообще ей интересно время от времени менять окружение. К тому же муж на несколько дней остался в Грузии, сын учится в Англии, поэтому она решила пригласить нас.

В аэропорту Юлю ожидало такси и по дороге мы спокойно могли поговорить. В Иране ей очень нравятся продукты – натуральные, без добавок; не нравится – тегеранский трафик – огромное число машин.

До Юлиного дома всего 70 км, а ехали 2 часа! Есть города, словно созданные для автомобилистов, есть – для велосипедистов, есть – для пешеходов, так вот столица Ирана не подходит ни для кого. Ещё как-то справляются с движением мотоциклисты, эдакие рыцари без страха и упрёка, шпарящие напролом по узким пешеходным тротуарам, но всем остальным там делать нечего! Смог, пыль, удушающий запах выхлопных газов. Для гуляний подходят исключительно сады и парки, на остальной территории расслабляться нельзя. Что вы хотите – в Тегеране свыше 15 миллионов жителей!

Рядом с Юлей я чувствую себя младшей сестрой, хотя по возрасту могу быть только старшей: она за всё отвечает, обо всём заботится, думает наперед и кажется, что в одну минуту успевает выполнять три дела: отдавать распоряжения водителю на английском, общаться с нами на русском и ещё писать в телефоне. Её собранность и организованность вызывают восхищение – моментально реагирует на ситуацию, умеет главное отделить от второстепенного, не цепляется за мелочи, видит проблему в целом, а после делит на части.

Юля быстро и чётко организовала наш быт, напоила чаем с иранским сахаром на палочке, типа петушков, выбрала из гардероба подходящее для меня манто и платок, велела своему водителю обменять для нас деньги и отвезти к торговому центру, а сама направилась в офис. Таким образом, мы сразу попали в гущу событий, ещё не разобравшись что к чему. Водитель вручил мне пухлый конверт – 3,5 миллиона риалов, которые я не смогла даже пересчитать, так как не разбираю арабских цифр. Наши цифры лишь называются арабскими, а на самом деле индийские!

Огромный шумный город без видимого центра и единой архитектуры постоянно действует на нервы. Дорогу переходить здесь надо учиться, меня качает и тошнит, как на корабле. Я хочу спать и мечтаю поскорее вернуться в Юлины апартаменты, в этот оазис спокойствия и благоденствия, где даже в подъезде красиво, как в храме. Но муж говорит, что я слабачка, а значит, нужно идти дальше…

Мы не можем найти магазинов, выбрать ресторан для нас трудная задача – вывесок на английском нет, арабской вязи не понимаем. Чтобы рассчитаться за покупки (на улице продают сок, кофе, мороженое), даём кучу денег, из них продавцы выбирают нужные купюры. Цены в тысячах, но Юля нас заверила, в Иране люди честные.

Хорошо хоть погода не подвела – днём в Тегеране +22, но ветер постоянно норовит распахнуть халат, приходится его придерживать руками. Зашли в ресторан – по картинкам выбрали грибной суп, рыбу на гриле и какой-то напиток в литровой кружке, в таких у нас раньше продавали квас (на вкус он был как огуречный рассол с кефиром). Ой, с новыми продуктами надо осторожнее, хотя туалет в ресторане похож на дубайский, с гигиеническим душем.

На нас никто особенно не обращает внимания, изредка мельком кто-то глянет. Я одета вполне прилично. Спасибо Юле! Женщин в ресторане примерно столько же, сколько мужчин. Ведут себя свободно, если бы не хиджаб, не догадаешься, что мы находимся в стране, где действуют жесткие законы шариата. Обед стоит 600 тысяч риалов, сколько это будет в евро, никто пока не в силах подсчитать.

Магазин тоже наконец нашли, не супермаркет, но всё же! Я думала в Иране ассортимент товаров такой же как на Кубе или в Северной Корее, то есть шаром покати, но не тут-то было – как в Греции, есть даже немецкие шоколадки с перцем, которые я обычно привожу друзьям как экзотику.

Целый день мотаемся по паркам, достопримечательностям и вусмерть уставшие возвращаемся обратно на метро. В названиях остановок постоянно слышится какой-то “шахид”. Юля разыскивает нас с собаками, она заказала ужин на дом. Я почти в полуобморочном состоянии: на дворе ночь, а мы до сих пор получаем эмоции! По вагону регулярно проходят коробейники, точнее, протискиваются сквозь толпу, несут на продажу носки, сумки, игрушки. Нам ехать 13 остановок. Добрались, теперь главное не свалиться в арык – южная темень, хоть глаз коли.

Продолжение: http://www.proza.ru/2017/03/13/1740
П.С.: На фото я в Тегеране, 16.10.2016


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.