Три мушкетёра. Седьмая часть

Предупреждение. ГОМОСЕКСУАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Читать только после исполнения ВОСЕМНАДЦАТИ ЛЕТ.

* * *

А может быть, мне наконец-то крупно повезло, познать подобное с дорогим мне человеком.
Выходит, как и ему…
Ведь не зря Новогоднюю ночь считают временем Чудес и исполнения Желаний.
Вот и каждому из нас по волшебному повезло, не только просто по**ать, но ещё и це*ку взломать или сломать…, интересно, а как сие сформулировать литературно - правильно.
Господи…, о чём это я…

А ещё в тот момент пришло понимание, что ПЕРВЫМ должен предложить вы**ать себя, ведь Андрюха, как «более мелкий», всегда на подсознательном уровне стремился стать главным среди нас. Это его стремление с первых дней знакомства видел, ведь он ежесекундно доказывал, что может быть со мной во всём «на равных».

То, что я вначале подставлю свою попку на экзекуцию, вот только сладкую или горькую это ещё вопрос, для меня особого значения не имеет.
Мало ли их, пухленьких и не очень, за эти годы подо мной было?
А вот для Андрюшеньки – душеньки, факт, что первым меня поимел, жизненно - важный. Да, себя утвердить и в этом…
Но, после этого точно отдаст в благодарность ВСЁ, что имеет.
И при этом боготворить станет своего Митяя: и угождать, и подчиняться, безгранично любя и уважая.
Так что, думай не думай, а ход моих мыслей правильный и единственно верный.

Решив для себя столь сложную дилемму, которая только на первый взгляд не имеет ответа, разом успокоился. Ушёл мандраж. Такое состояние пришло, как будто стал героем анекдота про поручика Ржевского…
Уже под новым углом восприятия разом разглядел красоту ладного тела Андрея, отметил монолитно – стоящий, под девяносто градусов, почти прижатый к животу, толстенько-ровный залу*ястый ***.
С таким желанием страстно всосал в себя этот чудо – боровичок, обхватив всем жаром своей глотки.
И когда уханье и стенания дролечки стали изливаться нескончаемой песней северных народов, развернулся крупом, выгнулся в спине, раздвинул половинки попки и дал чёткое указание: «Вперёд, МУШКЕТЁР!»

Вот уж воистину, вбитое, за годы учёбы на эскулапа: «Не навреди!», вошли в его плоть и кровь, он даже не вползал, а проникал по миллиметру, так что было практически не заметно.
Ожидаемой боли, до ора, потери сознания от разрывов, до крови, не было, хоть и кого-то «неземного кайфа», что описывают разные авторы эротических рассказов, так же. Как-то мне, перед очередной операцией, делали колоноскопию прямой кишки. Вот и теперь нечто похожее: постоянная распёртость в заднем проходе, но без явных признаков дискомфорта. Я просто стоял на коленях, упёршись лбом в подушки, максимально раздвигая свои ягодицы, как на процедуре.
Да, некие болевые ощущения были…, а куда же без них?
Вот оттого и не люблю я сам це*ки ломать, намучаешься и испереживаешься за партнёра по сексу больше чем возможности покейфовать с хорошо разъ**анной попкой любовника.
Но в данном конкретном случае понимал, что по другому-то точно не будет, значит, если уж так сложилось, то… «расслабься и получай удовольствие»
И вдруг…, всё, как по мгновению волшебной палочки, чудом… изменилось…
*** Андрея прошёл тесноту и как бы провалился в некое пространство.
Горячая за*упа упёрлось в НЕЧТО, смяла, и пошла дальше…
Вот этот миг касания и трения был настолько сладок, что захотелось повторить ощущение.
Не дожидаясь расторопности от Андрэ, он даже в постели умудрился быть больше врачом, чем ё**рем, сам стал насаживаться и сниматься. При этом так направлял процесс, чтобы возлюбленный, своим клиночком, плотнее вжимался и массировал именно ТУ точку. И чем больше мне это удавалось, тем больше выгибался…
Начал постанывать и скулить, затем орать и материться.

Хотелось видеть глаза любимого, потому, соскользнув с хера, разлёгся на спине, раскинув широко ноги.
Моё желание не ускользнуло от Андрюхи, и он с такой страстью въехал в попку, что я вновь заверещал. Головка члена ёрзала по набухшей железе, которая, казалась, заполнила всё внутри.
Мат, изливающийся из меня, стал как бы катализатором в дополнительном получении удовольствия. Вот так подвывая и упрашивая «е**ть глубже и быстрее», лёжа на спине с широко раздвинутыми ногами, под неистовые толчки Андрюхи, умудрился кончить, едва коснувшись собственного ***.
Меня не только лишили девственности и в первый раз вы**ли, но и доставили истинное наслаждение…
Находясь в мире собственных переживаний, даже не заметил, что в меня кончили, и бездыханное тело другана лежит на груди, как на поле брани, лишь губы еле слышно нашёптывают: «Спасибо, родной мой человек, это было божественно! Как же я тебя ЛЮБЛЮ!»

Честно?
Мне уже НИЧЕГО более не хотелось.
Желалось просто лежать, обнимая и периодически чмокая своего дролечку. Но тому не терпелось холодным шампанским отметить не столько приход Нового Года, сколько ТО, что произошло.
Ведь об этом, как выяснилось из дальнейших разговоров, он мечтал с того момента, когда понял, что любит меня и хочет СЕКСА, страстного и испепеляющего, чтоб как можно чаще, и как можно дольше…
А ещё, в ту нескончаемую Новогоднюю ночь, поведал о том, о чём я смутно догадывался ранее. У него за всё время сексуального жития - бытия было целых два партнёра и оба в период становления себя как будущего врача.
Питер, как и Восток, многослоен, и прослойка голубизны в первом если уж не больше, то точно своеобразнее. И в этом его одно из отличий от всех городов Мира.
У Андрюхи первый опыт случился во время полугодичной практики с симпатичным медбратом.
Кажется никто из них, в открытую, не предлагал себя, и даже мысли такой не было, двух парней просто тянуло друг к другу..., и обоих трясло от случайного касания. Потому как-то само собой ЭТО случилось во время краткого отдыха в одну из ночей совместного дежурства.
Закрыли дверь, с любопытством и без разговоров начали целоваться, суматошно оголяя друг друга и стягивая одежду. Пока не обхватили восставшие штыри и не засосали, улёгшись валетиком на кушетке. В страстном порыве ласкали и терзали желанные игрушки, пока не излились.
Отдохнули чуток… и начали поновой.
И только после третьего раза успокоились, переместились, обнялись и в лобзаниях заснули, всего-то на часок. Разом вскочили, оделись, открыли дверь, и пошли на обход…
И так продолжалось всё время с огромным обоюдным энтузиазмом…
Каждое ночное дежурство за закрытыми дверями ординаторской в серебристом сиянии огромной яркой луны. Минеты в исполнении обоих были феерично – страстные и если ночь была спокойной, то повторялись от трёх до пяти раз.
С окончание практики они как внезапно начали, так же и разом прекратили удовлетворять друг друга подобным образом.
Да и где было?
Зима на дворе, а оба жили в общежитиях в комнатах по три человека, ну, где там можно было бы уединиться…
Хотя, если по большой правде, то у обоих ТАКОЕ случилось в первый раз. Слышать слышали, теоретически были в курсе, а вот практически не пришлось, хоть и отторжения не было, не зря видимо у лекарского народа такой юморной стишок в ходу:
«Медики бесстыжие,
Белые и рыжие,
Чёрные, мохнатые,
Очень волосатые…
Всё о сексе точно знают,
Им себя и ублажают!»
А вот тут как-то ВСЁ само собой сложилось, нашли друг друга, а может Судьба свела….
Обоих штормило при виде друг друга, током било при касании тел. Потому и случился секс как-то разом, яко пожар, цунами иль землетрясение. Ни тот ни другой НИЧЕГО не помнили из первой ночи в деталях, просто дикое состояние КАЙФА и переполняющей душу РАДОСТИ…
Они сами напрашивались на совместные ночные дежурства. Но с каждым соитием, очередным минетом, из них что-то уходило, страсть скукоживалась, как кусок кожи…, описанной в романе Оноре де Бальзака «Шагреневая кожа». Там, если помните об «сверхъестественном талисмане, который исполняет любые желания человека, но ценой сокращения жизни. Герой романа, обладатель реликвии, не может устоять и пользуется его сверхъестественной силой. В результате, получив желаемое, он умирает, так и не став счастливым». Ну а в переносном смысле – «шагреневая кожа» - это образ неуемной жадности или иной бесконтрольной страсти, которая неизбежно разрушает человека.
И к концу практики ЭТО уже делали не столько по воле большого чувства, сколько на автомате или по привычке. Ощущение влюблённости кончились, а более сильного и мощного чувства так и не появилось, слишком оба друг другу не подходили. Да и похоть куда-то испарилась. *** заставляли вставать из чувства сострадания или долга, что ли…
Они даже обрадовались, когда официально объявили об окончании медицинской практики и быстро разбежались... навсегда...
Вторым и последним до меня опытом, была медсестра Даша уже во время прохождения интернатуры. Это - первичная последипломная специализация выпускников медицинских вузов после сдачи государственных экзаменов.
Андрюха, если быть честным до конца, хотел себя проверить, может ли после длительного сексуального контакта с парнем, быть с девушкой, или уже всё – погряз в приятном ГОЛУБОМ пространстве на всю оставшуюся жизнь.
Потому долго и не заморачивался и потянулся к первой понравившейся медсестре тепло улыбнувшейся ему. И в течение года прошёл путь от пламенной страсти до полного разочарования, и даже отторжения. Убедившись, что секс без любви не может быть вечным, он страдал, поскольку в отличие от него дивчина влюбилась и строила далеко идущие планы.
Ещё долго в памяти всплывали глаза, наполненные слезами при прощании. И это чужое горе, виной которого стал смазливый врач, железной хваткой сжимало сердце каждый раз, когда хотелось с кем-либо секса. Табу не касалось лишь только одной зазнобы – Дуни Кулаковой, потому и блудил под ахи и охи персонажей забойной порнухи по видаку…
А потом, моё жуткое ранение, настолько тяжёлое, что с трудом тело вернули к жизни. Был даже миг, когда казалось что ВСЁ…, и руки у многих его коллег опускались от бессилия. У Андрея наоборот, пришло понимание, что не может отпустить душу дорогого Человека, что, так БЕЗМЕРНО любит его тело и оно нужно ТОЛЬКО живым...
Ладно бы только ему, но за стеной в мольбах и стенаниях билась Машка, внешне, на людях оставаясь почти спокойной, и только опухшее лицо, да враз ставшими огромными глаза БОГОРОДИЦЫ, занявшие пол лица, и залитые постоянно озёрами слёз…

А ещё, так меня приятно тронули слова Андрюшкиного признания, после уже всего между нами случившегося: «Знаешь, Митька, когда я уже был на подходе. Ну, вышел на финишную прямую, вот – вот кончу, ведь чека гранаты уже, как бы, сорвана, впереди оргазм.
Застыл в ожидании собственного извержения…
И вдруг прямо передо мной фонтан из багровой за*упы твоего торчащего ***. Брызги спермы летели так высоко, что о повторении подобного и помыслить не мог. Как по команде, резко двинул бёдрами, дабы вогнать свой перак до самого сердца, но был намертво схвачен, зажат мышцами сфинктера. Так и кончил, наблюдая как тебя корёжит...
А ещё был удивлён, когда ты меня, обхватив руками за попку, буквально вбивал в свою. А сам при этом, где-то в неизвестном мне Мире, на глазах пелена и ничего не слышишь. Так что ещё и неизвестно, кто кого трахал. И если у меня поначалу и были разные трусливые мысли, присущие чисто медикам из серии «не навреди» или «а что если». То, увидев, какой танец страсти и похоти, ты подо мной зажигаешь, какое истинное удовольствие испытываешь. И только от того, что мой **ёк в тебе порхает: то глубоко вбитый в попку, то вылетая почти полностью, снуёт как ткацкий челнок. Решил, что сегодня же и прямо сейчас испытаю ВСЁ это сам…
Я хочу тебя, Митяй…
Вы**и меня, пожалуйста!»

Ещё слушая рассказ моего любимого о его похождениях до меня, под валом деталей и ярко изложенных образов, мой младшенький, что между ног, явно стал проявлять интерес: набухать и удлиняться. Учитывая, что шампанское мы пили в глубоком кресле, сидя голышом, а любимый друг практически сидел на моих коленях, то, спустя какое то время, за*упа упёрлась точнёхонько в вороночку – вход его крепко сбитой аккуратной попки…
Стоило только надавить и вот рыбёшка уже и на кукане.
Я так и сделал, уцеловывая и прижимая к груди. И как только головка проскользнула сквозь самое узкое место, поднялся, дабы под силой собственной тяжести он насадился на мой меч – кладенец по самые яйца и так основательно заякорился, как будто всю свою сознательную жизнь на моём *уе прыгал…

Мне же процесс дефлорации Андрюшкиной попки не принёс должного удовлетворения, как по минному полю шёл с огромнейшей осторожностью. Может быть тех мужиков, чьи инструменты тонковаты в диаметре, другие эмоции наполняют. Меня же матушка – природа одарила таким оковалком, что в длину, что в толщину, видя который, многие бывшие любовники сомневались, войдёт ли в их попку такой монстр или лучше не пытаться подобное делать.
Даже сильно разъ**анная попка тесновата, а каково этакое, да по первому разу…
Вот и получается, что не столько получал удовольствия, сколько делал всё, чтобы моему возлюбленному парнишке не так больно стало. И первый в его жизни трах в попку запомнился бы не моральной и физической травмой, а нарастающим балдежом от испытанного.
Как же хорошо, что меня перед этим самого первый раз поимели!
Теперь я уж точно, как говорится на собственном опыте, знаю, под каким углом и с какой скоростью совать надо, чтобы основательно потереть утолщения предстательной железы…
Когда кайф от скольжения разрастается с одной точки на всю слизистую внутренность попки, приводя тело в неистовство.
Так чтобы любовничек сам насаживался «по самое не балуй», да при этом умолял бы и упрашивал е**ть глубже и быстрее.
А позже жаждал продолжения и желал его с огромным нетерпением.
Я рад, что такое случилось…
Долг выполнил.
Це*ку сломал без последствий для здоровья.
Кончил мощно, как племенной жеребец.
А вот, «ожидаемого улёта», не получил.

Как-то действовал только в одном направлении: сделать всё технически верно и правильно, дабы не порвать дролечку. Ни на секунду не расслабился сам. Главное, чтоб без вреда здоровью моему драгоценному мальчонке…
То ли дело, когда всё уже хорошо разработано и подогнано под е**ю. И нет ответственности за партнёра и разных там душевных мук, типа: «А не разрушил ли я своими действиями его предназначение, может быть, он себя отдаёт только в силу любопытства и это совсем не его путь? А вдруг изменил его карму?», и так далее и так прочее…
И нет страха, что жёсткой подачей вглубь травмировал своей ел*ой.
И нет залитого слезами лица от боли, а ещё больше от разочарования, когда ХОЧЕТСЯ, но воздерживаешься от того, что «инструментик шибко великоват».
А с парнишкой, который прошёл «огонь, воду и медные трубы» е**ться в кейф!
И ты, и он можешь делать ВСЁ, о чём мечтается и чего желается, к чему тебя страсть побуждает.
Вывод озвучил только для себя и то мысленно: «Надо Андрюшеньку – душеньку ПОБЫСТРЕЕ разъ**ать, растянуть до должного размера, подогнать его обольстительную попку под свой ***, чтобы ни о чём, кроме обоюдного кайфа уже и не думать. Один Бог знает, насколько сильно он мне дорог!»
И только расслабился, испытав гордость за себя, да благодарность к дролечки после того, как он, заверещав, кончил и растёкся лёжа на спине, сияя глазами, улыбаясь загадочно и нашёптывая: «Митрий, ты – ВОЛШЕБНИК! Знаешь, даже предположить не мог, что подобное испытаю. Да если бы знал, что так классно, то уже лет пять бы прыгал на твоём **рище, получая о**ительный драйв. Как же повезло, что у меня есть такое чудо! Знай и помни, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ и ОБОЖАЮ!
И главное, так было и будет ВСЕГДА!»

Мы ещё какое-то время говорили о нас, о том, почему это не пришло раньше, о том, что нужно было время, дабы дружба переросла в любовь и что бытие становится скучным и серым, когда рядом нет того, кто стал самым главным в жизни. И вот уже язык стал медленнее двигаться и мысли ладьями и каравеллами поплыли по глади моря – океана Сна, лишь рука успела обнять дорогого человека, а тело прижалось к теплу спины и ядрёной попке, а нос уткнулся в макушку волос…
И всё, мы растворились в сновидениях.
Но и там мы были вместе, крутили один штурвал брига, а над нашими головами на фоне голубого неба, хлопали паруса подгоняемые лёгким ветром, а мы плыли навстречу солнцу, колыхаясь на волнах. А на борту красовалась надпись названия «Меркурий», как самый когда-то известный бриг русского флота, который в ходе русско-турецкой войны одна тысяча восемьсот двадцать восьмого года вступил в бой с двумя турецкими линейными кораблями, и вышел победителем, нанеся серьезные повреждения, практически подтопив их.

Утром проснулся от огромного желания чихнуть, оказывается, меня целовали, а волосы с макушки дролечки попали в нос. И сразу накрыла волна запахов. Тут и свежесваренный настоящий турецкий кофе и запах поджаренных гренок, именно так, как я и люблю. Заметьте мы ведь не в собственной квартире, и не в гостинице «пять звёзд», а в обыкновенном пансионате. Как же надо было постараться, чтобы всё ЭТО организовать. Ощущаю себя, как минимумом шейхом восточного государства, которого ублажают и исполняют любое желание...

День заладился с утра и был как подарок Небес. Зимнее яркое солнце, лёгкий морозец, и никакого ветра. А ещё иней на деревьях, которые пролетают мимо, когда мы вдвоём мчимся на «Буране». Снегоход, как скаковой жеребец, легко пролетает версту за верстой. В лицо напор вихревых завитушек морозного воздуха, возникающих от скорости и тепло со стороны спины, к которой прилип Андрюшка, обвив меня руками, как лианами.
И при этом громко орёт, прямо в ухо: «Быстрей! Слышишь, мой капитан Грей! Ведь над нами Алые паруса СЧАСТЬЯ!»
Это так приятно слышать, тем более в окончании ночи и часть утра снилось, как мы стремительно летим с милым на корабле именно под такими парусами. Надо же, нам оказывается даже во сне один и тот же фильм показывали.
А потом была русская баня, настоящая: с парилкой и веником, а потом огромная бочка ледяной воды и мягкий сугроб снега, на выбор. В комнате отдыха не только горячий травяной чай с поджаренными блинами, но и холодная водочка с ароматно парящими сибирскими пельменями, сделанными аж из четырёх сортов мяса: говядины, свинины, баранины и лосятины. Как же приятно опосля такого пиршества растянуться в банных халатах на широком кожаном диване и смотреть телевизор, да ещё, если вместо подушки навалился на грудь любимого.
И так ХО-РО-ШО, что даже слов подобрать сложно. Так мило задремал…
Но что это?
Чья-то шаловливая ручка забралась «в гнёздышко, где крепко спит орёл», по-воровски проникнув в укромное место под халатом, да так и шарит по яйцам, ласкает их, охальник…
А как оказывается приятно от понимания, что балдею от происходящего… и только от того, что так делает именно Андрюшечка - мой милый душечка...
Я, как-то не сторонник, того, чтобы без моего согласия, игрались моими причиндалами.
Просто так, ну, как игрушкой.
Он вам не Ванька - Встанька.
И вообще, а может быть у меня и настроения на данный момент нет…
А вот ему – любимому другану, позволено ВСЁ…
И от понимания оного улыбаюсь и жду дальнейшего развития, притворяясь спящим.
Надо же, ящеркой выполз из-под меня и впился ртом в резко поднимающуюся палицу сонного богатыря.
Приятно?
Кайфово!
Ух ты, а наш пострел, какой шустрый, уже и попкой оделся на всю длину и скользит, охая и балдея…

Всё. Пора выбираться из роли пассивного созерцателя и становится активным творцом…
Чай, сам себе дал задание в ближайшее время подогнать попку любимого дролечки под свой немаленький стояк. А тут только одно решение: «Пацан – сказал, пацан – сделал!»
Честно могу доложить, что где-то в ближайший час только этим и занимался. Сто потов сошло. Классно ПОПКОЙ подвигал. Мне всегда нравилось именно этак. Попервости просто копировал манеру е**ть так, как это делают в порнофильмах негры, ой, простите, афроамериканцы.
Довёл и себя и Андрюху до исступления, кончали одновременно, громко матерясь, и благодаря друг друга.
Только и хватило сил у обоих добраться до кровати в номере и уснуть в объятиях. Сегодня мне повезло прижаться спинкой к его груди, упираясь попкой в его причинное место. Было просто славно и ничего не снилось…
До той поры, пока не почудилось, что НЕЧТО вползает в меня сзади. Вначале паника и готовность «отбить натиск врага», уже и тело сгруппировалось…, хорошо хоть проснулся и осознал что происходит.
Вот наглец!
По-хозяйски всем распорядился, натягивает, словно законную жену, не спрашивая. А потом, почувствовав, что вспахал за*упой утолщение именно так, как мне в первый раз понравилось, и растёкся лужей воска, облепив, яко пластилином, всю конфигурацию «отвёртки взломщика», заурчал, закипающим самоваром...
Господи, благостно-то как, Господи!
Как же до слёз умилительно, когда так ласкает любимый человек. И вот уже слились в миссионерской позе, и ноги закинул на его плечи, и постанываю, шлюха – шлюхой…
Но без всякого наигрыша, мне действительно ХО – РО - ШО и хочется, чтобы подобное случалось как можно чаще.
Вот ведь какой молодец, не только излился в стенаниях сам, но и минутой позже вобрал в рот мой не обласканный *** и довёл до такого волшебного оргазма, что казалось, прямо сейчас помру, от переполнявших эмоций. И опять как-то разом уснули, только прижавшись, обхватив руками и слившись губами…




ЖДИТЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ. Оно обязательно будет…


Рецензии
Привет Владимир!
Ты рассказал счастливую историю, очень много есть в ней, от чего приходишь в экстаз, хватит о грустном, ее, этой грусти достаточно в нашей жизни. Ты большой специалист, (мастером я тебя уже называл, не хочу повторяться) все разложить по «полочкам» объяснить несведущим, да и для «сведущих» есть, что узнать нового, хотя бы только то, секс «по-любви» это наслаждение высшего порядка, а не просто «зов природы». Все это ты описал очень ярко и талантливо.
Спасибо, читать было интересно, да и твой стиль писать восхищает, ты не «прячешь» трудно выговариваемые вслух слова, все пишешь открытым текстом, что ж, язык нам дан именно для этого, говорить то, что думаешь, говорить так, что бы потом не сказать, вы меня не правильно поняли, молодец, ты, как бравый солдат, идешь «напролом», я приветствую тех, кто все называет своими именами.
Еще раз спасибо, вдохновения тебе и большого счастья, Сами.

Друг Сами   04.03.2017 23:12     Заявить о нарушении
О! Ваше неиссякаемое ПОСТОЯНСТВО, как приятно внимание к моему творчеству одного из интересных и самобытных авторов эротической прозы.
Какое счастье иметь такого благодарного читателя!
И какая ответственность при этом...

Каждый раз, размещая очередную главу повести "Три мушкетёра", неоднократно проверяю давно написанный и выверенный текст. И всё только от того, что понимаю, среди других читателей будете и вы - педантичный рецензент, который обязательно выразит не только своё впечатление о прочитанном, но, как строгий судья, поймёт главное и воздаст должное в соответствии с правилами данного жанра.
Так как тут быть расхлябанно - безответственным человеком?
Ведь я - не наивный ребёнок, привыкший к тому, что сляпаешь кое-как кое-что, а всё остальное будет происходить как-то и само собой.
А если такого не случится и никто не заинтересуется несъедобным блюдом и твоя творческая стряпня не взволнует читателей, то можно сие объявить случайностью. Или того хуже в случившейся неудаче обвинить кого угодно..., только не себя...

Нет!
Каждое вышедшее из под моего пера слово имеет персональное авторство и несу за него ПОЛНУЮ ответственность.
Помня народную мудрость: "Терпенье и труд - ВСЁ перетрут", давно выработал для себя правило: "Труд основа всего. Тяжело покорить определённую творческую высоту, ещё сложнее на ней удержаться, и почти невозможно на ней закрепиться. И только работа до пота может дать тебе такую возможность".
И ещё, пишущий человек, что-то создающий для других, в надежде иметь постоянных читателей, на мой взгляд, должен быть искренним и понятным...
Текст должен "цеплять" за сокровенное, находить отклик в душе, памяти, как прожитое и так похожее на то, что, может быть, испытал сам.
Это как доверительный разговор о сокровенном и сказанном только для тебя лично.
И тут так важно, чтоб "буковка к буковке, словечко к словечку", вот и получится нечто ЕДИНОЕ, а из него, как и "из песни слова не выкинешь".
Нельзя из чего-либо цельного, к примеру рассказа, убрать какое-либо пикантное описание или изменить привычное название предмета, части тела, а ещё хуже не досказать сути, не испортив общего впечатления.

Да, "из песни слова не выкинешь", потому что произведение, если оно НАСТОЯЩЕЕ и гармонично выстроенное, это - шедевр искусства, в котором все слова находятся на своих местах. И в своём ритмо - мелодическом рисунке каждое слово занимает чётко отведённое ему место, потому что подобрано точно по смыслу , а задуманные автором образы становятся реально - живыми героями.
Вот как должно быть!
Вот к чему стремлюсь я каждый раз садясь за рабочий стол...
А насколько получается, судить вам, мои дорогие читатели.
Одно знаю однозначно точно, как только увижу и пойму, что перестал быть интересным, как говорится "исписался", тут же прекращу сочинительство..., и стану, как вы - просто читателем других более талантливых и упорных авторов.
Вот где-то так, уважаемый и постоянный рецензент.
К сему вышесказанному - Владимир Семёнов.

Семенов Владимир   05.03.2017 23:58   Заявить о нарушении
Браво Владимир!
Ты, как солдат на плацу, все идеально, и выправка, и форма, и четок шаг – глаз не отведешь, одни восхищения.
Удач!
Сами.

Друг Сами   06.03.2017 09:32   Заявить о нарушении