Один день таксиста

Утро

В туалете опять попахивало канализацией. “Надо трещину в фанине заделать. Невозможно терпеть эту гадость. И Маринка всю плешь переела с этой трубой”. Андрей стоял над унитазом, и, почесывая уже начавшее обвисать пузо, спросонья пережевывал дежурную мысль о запахе в туалете. “Сейчас начнется…”, - подумал он, и тут же услышал журчание над головой. В шесть часов утра, когда все вокруг еще спит, любой звук, не заглушаемый множеством других звуков, легко пробивается через двери, стены и перекрытия, предательски рассказывая о тех, кто уже проснулся. В это раннее время из шестнадцати квартир подъезда их маленького четырехэтажного дома вставали на работу только он да соседка, живущая над ними. Андрей знал, что она сейчас встала, и как любой нормальный только что проснувшийся человек, первым делом пошла в туалет. Раньше он её не слышал, но последние пять лет, ровно в 6-04 над его головой происходило то, что происходило. Первое время Андрей чувствовал себя некомфортно, представляя соседку сидящей на унитазе прямо над его головой. Поначалу он невольно, понимая всю глупость совершаемого им, поднимал голову в поисках подтеков, и, естественно, ничего не находил. Андрея раздражало это ежеутреннее журчание над своей головой. Он даже переставлял будильник на пять минут раньше, но потом ему стало жаль зря потерянного кусочка сна, который этими пятью лишними минутами бодрствования чужеродно выпадал из годами выверенного утреннего хронометража, и через пару месяцев помучившись, Андрей вернул все на круги своя.
Начало

Они с женой уже пятнадцать лет жили в этой маленькой двухкомнатной квартирке на первом этаже с окнами во двор. Квартира досталась им от младшей сестры Марининой бабушки. Одинокая, прожившая старой девой всю жизнь, она умерла через год после их свадьбы в возрасте семидесяти пяти лет. Десять лет назад у них родился сын Вовка и они стали жить втроем. Их хрущевка на окраине города, как бы приросшаяся к трамвайному кольцу своей внешней стороной, летом утопала в зелени старых тополей и черемух. Весной, летом и осенью по растрескавшемуся асфальту, а зимой по утоптанному снегу узенькой дорожки Андрей пятнадцать лет пять дней в неделю ходил на трамвайную остановку, которая, чуть скособочившись, все эти годы, уныло встречала и провожала красные громыхающие трамваи. В половину седьмого от нее отходил первый трамвай, сделавший уже один конец от депо. Андрей садился сзади всегда на одно и тоже место справа по ходу трамвая. Утром он смотрел на одну сторону улицы, а вечером, возвращаясь с завода, на другую. Ехал он шесть остановок. В 7-15 Андрей предъявлял пропуск с нелепой фотографией на продуваемой всеми злыми питерскими ветрами полутемной проходной. Военный завод встречал своих рабочих старой будкой с хмурым охранником, отгороженным от мира мутным плестигласовым окном и вертушкой с дугами, отполированными до блеска бесконечным множеством рук. Рабочий день заканчивался в четыре часа пополудни. За это время Андрей на своем древнем станке, вывезенном в качестве контрибуции из побежденной Германии, давал полуторную выработку, за что ему начислялась хорошая премия. За двадцать лет рыночной экономики еще советские трудовые нормы на заводе так никто и не удосужился пересмотреть. Андрея удивляла эта вывернутая наизнанку логика ценообразования его труда. Явно заниженные расценки, компенсировались неправдоподобно низкими нормативами по выработке. Получалось, что одну и ту же условную гайку, он делал в полтора раза быстрее нормы, за что получал к тарифу сорок процентов премии. Зарплату Андрею не задерживали - спасибо военным заказам. Маринка даже стала подумывать об ипотеке. Вообще он очень радовался возможности иметь неплохо оплачиваемую работу, точить болты по цене китайского электрочайника, немного выпивать по пятницам с заводскими ребятами в пивной недалеко от завода, и размеренно продвигаться на красном трамвайчике через месяцы, годы и всевозможные политические перипетии государственного и планетарного масштаба к пенсии.
Но в какой-то момент у государства кончились деньги на военные штучки, которые делал их завод. Оказалось, что маленький корвет по цене огромного океанского танкера, который еще и делается в три-четыре раза медленнее, очень дорогая игрушка для бюджета. Руководство, приватизировав каким-то образом заводик, закрыло ставшую нерентабельной военную артель, и перепрофилировало цеха под склады. Большинство рабочих, давно встретивших свой пенсионный возраст, ушло на заслуженный покой. Проблема с трудоустройством встала перед Андреем и еще парой сотен относительно молодых бывших работников завода. Кризис громко хлопал дверьми и воротами закрываемых предприятий, выбрасывая на улицу все больше и больше растерянных людей. Андреева надежда на трудоустройство таяла также быстро, как и деньги, отложенные на первый взнос по ипотеке. Помыкавшись два месяца по собеседованиям, Андрей понял, что при всем дефиците рабочих рук, работу по специальности он не получит. В наступивших вдруг и сразу тяжелых временах, выживали либо военные заводы-монополисты, либо современные эффективные производства, борющиеся с дешевым китайским импортом за место на российском рынке. На первых существовал негласный блат, поскольку работали там, не напрягаясь, получая хорошую зарплату, а на вторые брали молодых ребят, легко осваивающих новую высокопроизводительную технику с компьютерным управлением, не обремененных знанием о существовании Трудового кодекса и высоких зарплат. И те и другие предприятия были в дефиците, поэтому конкуренция на рынке труда развилась сумасшедшая. Андрей оказался никому не нужным.
Среди всех уволенных только двое парней, которые работали у них на новых станках с ЧПУ, когда-то закупленных по федеральной целевой программе, смогли хорошо устроиться. Сложность ситуации заключалась еще и в том, что по сравнению с 90-ми годами дух свободного предпринимательства оказался полностью задавлен неповоротливой государственной машиной и отсутствием денег, поэтому найти какую-либо работу в малом бизнесе пусть даже не по специальности, стало практически невозможно.
Он несколько раз встречался с друзьями из цеха, своими братьями по несчастью. Они собирались впятером-вшестером в их любимом шалмане недалеко от завода, пили водку, запивая пивом, шумно спорили про политику, сходились во мнении, ругались, но никто из них не знал, как и где найти работу. Контингент пивняка финансово явно деградировал. Если раньше они с мужиками брали бутылку “Путинки”, а иногда после получки даже “Русского стандарта” на троих и по литре пива на нос, да на закуску жареных окорочков с разными салатами, то теперь водка бралась самая дешевая, пиво тоже, а на закусь пара бутербродов с дешевой же вареной колбасой и сухарики. Одна Светка-буфетчица по-прежнему все смеялась, да разносила заказы так, что некоторые мужики прямо из штанов выпрыгивали. Яркая блондинка, румяная, грудастая, в короткой черной юбке, Светка в карман за словом не лезла, легко отшивая хмельных ухажеров.
Светка

Чем-то глянулся ей Андрей. Она и сама не могла толком понять чем, но разговаривая с ним, Светка убирала насмешливость, в голосе появлялись беззащитные нотки. Андрей видел, что нравится ей, и она как женщина нравилась ему, но никаких шагов для сближения он не делал. Он боялся серьезных отношений, а мимолетные увлечения были не в его характере, зато Светка ничего не боялась. Как-то раз, когда Андрей, не рассчитав, сильно перебрал и начал неуклюже заигрывать с ней, она орлицей, тут же утащила его к себе домой. Отбив Андрея с обычными своими шутками-прибаутками у пьяненьких друзей, нехотя расходящихся после посиделок, Светка привезла его в свою уютную однушку на Юго-Западе. Проснулся Андрей утром в субботу в Светкиной постели. Она сладко спала, обняв его рукой, как будто боялась, что он убежит. Его мучило жестокое похмелье. От Светкиных обесцвеченных волос пахло перекисью водорода, что усиливало приступы тошноты, подкатывающие к горлу. Он не помнил, что происходило ночью, но разбросанная по полу одежда и улыбка спящей Светки, говорили о том, что он, Андрей вчера первый раз в жизни изменил своей жене. От осознания этого факта ему стало неприятно. Андрей почувствовал себя предателем. Сняв с себя Светкину руку, он тяжело поднялся, и едва передвигая ноги, пошел в туалет. Там его вырвало. Когда он вышел, в дверях с рюмкой водки его уже ждала Светка. Она накинула на плечи короткий шелковый халатик. Её крепкая грудь с маленькими сосками призывно смотрела на него.
- Похмелись, легче станет, - протянув рюмку, предложила она.
- Я не похмеляюсь.
- Спиться боишься?
- Мне домой надо.
- Успеешь еще, два выходных впереди, - Светка все держала рюмку перед ним.
- Нет, - отказался Андрей, - мне ехать надо.
Светка как-то поникла слегка от этой его решимости. Она прильнула к нему, пытаясь свободной рукой возбудить, но запах водки, ее волос и такой особенный запах, какой бывает в квартирах одиноких еще молодых женщин, вызвали у него новый приступ тошноты. Он отстранил от себя Светку и снова закрылся в туалете.
- Поешь хотя бы. Я сейчас тебе кисленьких щей сварю, - уговаривала Светка через дверь.
- Ехать надо мне, Свет, - извиняющимся тоном проговорил он, открыв дверь. - Кофе дай, пожалуйста, и я поеду.
Она вскипятила чайник и навела ему большую кружку “Нескафе”.
- Сколько тебе сахара, Анрюш? - спросила Светка и посмотрела на него так, как смотрит женщина, отдавшая мужчине все, и ожидающая теперь того же от него.
- Две, - коротко ответил он.
Светка, подперев голову рукой, с нежностью смотрела на Андрея, который пил горячий кофе и думал, как его угораздило так влипнуть и что теперь делать. На Светку он старался не смотреть. Ладони мгновенно вспотели от мысли как жить дальше. Он не боялся скандала, ему был неприятен факт предательства, который он совершил по отношению к своей жене пусть и в практически бессознательном состоянии. Так его воспитали, и ничего он с собой поделать не мог. Перед Светкой ему тоже было стыдно, как будто он ее соблазнил, использовал, а теперь хочет быстрее избавиться от нее. Неуместное чувство вины перед этой взрослой самостоятельной женщиной, порождало еще более неуместное чувство долга. Хотя Светка, ставшая вдруг близкой, не стала желанной, но испытываемая вина заставляла Андрея дать ей надежду на продолжение внезапно возникших отношений.
- Какой у тебя номер? Я позвоню на неделе. - Андрей посмотрел в глаза Светке. Она просияла, и быстро сбегав в прихожую, принесла бумажный квадратик для записок с красиво выведенным номером. Андрей посмотрел на него, сложив вдвое, положил в задний карман джинсов.
Случилось это два года назад. Марина тогда что-то поняла, несмотря на твердое алиби, которое ему обеспечили друзья, и начала отдаляться, все больше замыкаясь в себе и отдаляясь от него. Со Светкой он встречался около года урывками на выходных. Она пару раз заводила разговор о его разводе с женой, но получив однозначное “нет” больше не возвращалась к этому разговору, получая свою долю контрабандного женского счастья. В конце концов, у Андрея, измученного, издерганного двойным чувством вины, в один не очень прекрасный воскресный день ничего не получилось в постели. Так повторилось три раза подряд, после чего их отношения плавно перетекли в дружеское русло. Светка позванивала ему иногда, видимо не теряя надежды на то, что Марина его все-таки выгонит, и он придет к ней, причем уже безо всяких комплексов и психологических проблем. Андрей сам ей как-то сказал, что с Мариной они уже год не спят как муж и жена.
Убер

Так все одновременно и нехорошо сошлось в жизни Андрея к тридцати шести годам: проблемы с женой, любовницей, потеря работы в кризис. Даже если он уйдет к Светке, чем он там станет заниматься? Работу она ему не даст, она сама вкалывает с утра до вечера в шалмане на жадного хозяина, света белого не видя. Да и главное: не любит он ее. Все в ней для него чужое. Запах, вкус еды, цвет штор и ее ногтей. Нет, ему надо найти работу, а там он уйдет от Марины. Будет отдавать половину на сына, но жить самостоятельно. Так Андрей решил для себя и поставил в этом вопросе точку.
Оставалось два выхода: таксовать или идти на стройку разнорабочим. Обсудив с Мариной эти два возможных варианта, Андрей принял решение идти таксовать. Год назад они купили в кредит для Марины Хундай Солярис. Она возила на нем сына в школу и по кружкам, ездила на работу.
Вовка, с ранних ногтей начал лепить. На трехлетие, тетя подарила ему большой набор пластилина. Когда перед Вовкой раскрыли большую красивую коробку, в ней обнаружилось восемнадцать разноцветных брусков пластилина. Яркие цветные бруски с волнистой поверхностью буквально заворожил мальчика. Бросив машинки, покемонов и прочие игрушки, Вовка самозабвенно начал лепить копию собачки, которую сделал для него дедушка. С этого момента не существовало для него лучшего подарка, чем пластилин, глина или что-то из чего можно лепить. Поэтому когда встал вопрос, в какую школу отдавать сына, у Марины ни на секунду не возникло сомнений куда его записать. Единственная проблема заключалась в том, что школа с художественным уклоном находилась далековато от их дома. Выходом явилось тогда решение купить машину, которая теперь помогала им выживать.
Неделю, покопавшись в интернете, Андрей пришел к выводу, что оптимальный вариант - это работа в Убере. Он зарегистрировался на сайте, съездил в их офис и активировал аккаунт. Времени на все ушло чуть меньше одного дня. За полтора часа, пока он смотрел обучающую программу, неулыбчивые девушки завели его данные в систему и зарегистрировали. Там же в офисе Андрей установил на свой смартфон программу. На обратном пути домой, не откладывая в долгий ящик, как говорится, он решил потаксовать. Вообще-то, девушка, проводившая обучение, ему на прощание настоятельно рекомендовала сегодня же сделать хотя бы одну поездку, для того чтобы система не расценила аккаунт как заброшенный. Включив смартфон, Андрей вошел в Убер, и практически сразу получил вызов клиента.
Пассажир, а точнее пассажирка, находилась недалеко от того места, где он оказался.
- Вы у меня сегодня первая пассажирка.
- Я рада, - дежурно ответила она.
- Нет, я в том смысле, что я сегодня вообще первый раз в жизни таксую, а Вы у меня первая клиентка.
- Поздравляю.
- Совершенно не с чем, но все равно спасибо.
Девушка уткнулась в телефон. Андрей крутил баранку, и прислушивался к ощущениям. Как дальше пойдет его жизнь? Теперь над ним нет никакого начальства, все зависит только от него. Ему нравится делать людям добро, довозить до нужного им места, помогать жить людям. На душе полегчало. Ничего страшного не случилось, небо не упало оттого, что он пошел таксовать. Жизнь продолжается. Сеанс психотерапии можно было признать успешным. Страх перед неизвестностью отступил. Андрей, незаметно для себя только что вошёл в новый этап своей жизни.
- Я правильно понял, что нам на Асафьева?
- Да. Не доезжая до Энгельса, если можно. А что мы так странно едем?
- Так навигатор ведет, видимо, мимо пробок. Конечно, высажу, где Вам удобно.
Доехав до места, он остановился там, где попросила девушка.
- Приятного вечера, - искренне пожелал Андрей ей на прощание.
- Спасибо, и Вам тоже.
За поездку Убер насчитал чуть больше ста рублей. “Нормально. - Андрей, удовлетворенно посмотрел на светящийся прямоугольник телефона, - за десять минут работы очень даже хорошо”. На появившейся иконке поставил пять звезд своей первой в жизни пассажирке.
Не отключив телефон, Андрей отъехал от места. “На сегодня хватит. Поеду домой”, - рука потянулась к телефону, но тут появилась заставка вызова. “Блин, не прошло и тридцати секунд…”, - с сожалением подумал Андрей. Он хотел пить, и очень проголодался. Тестовая поездка для полной активации аккаунта проведена, и теперь можно двинуть домой, но не успел.… Теперь придется ехать за клиентом. Начинать работу с непринятого вызова, Андрей посчитал неправильным, за это снизили бы его рейтинг. Об этом подробно рассказывалось в обучающем ролике. Там говорилось о том, что за отказ от уже принятого заказа рейтинг водителя снижается, что напрямую влияет на распределение заказов. Но больше всего на рейтинг водителя влияют оценки пассажиров. После поездки каждому клиенту предлагается поставить водителю от одной до пяти звёзд. Порог отключения водителя от системы 4,34. Изначально у каждого участника Убер оценка рейтинга устанавливается в пять звезд, которая в течение времени использования платформы меняется в соответствии с полученными звездами от клиентов, не принятых вызовов и отказов от них. Поскольку единственным источником дохода для Андрея остался теперь только Убер, любые действия, которые могли бы уменьшить рейтинг, и негативно повлиять на заработок он решил пресекать не раздумывая.
Клиенты стояли метрах в ста пятидесяти сзади в кармане с односторонними движением. На дороге развернуться не удалось, поэтому пришлось сделать круг через дворы. Фонари не горели. Слабый свет окон не рассеивал тьмы, чернильно заливавшей все вокруг. С черного неба хлопьями медленно сыпался снег. Попадая в свет, снежинки вдруг возникали как будто из ниоткуда, сверкали пару секунд, а затем исчезали снова. Казалось, что машина выпустив две светлые прямые руки, вслепую бессовестно ощупывала перед собой все, что ей попадалось: дома, деревья, прохожих, другие машины, некоторые их которых стыло мертвели под снежным покрывалом. Сами руки при этом как бы кишели маленькими белыми тельцами снежинок, создавая ощущение, что они наполнены каким-то странным шевелением. Из-за сильного снега за бортом внутри теплой машины, подсвеченной приборной доской, казалось очень уютно. Андрей чувствовал себя капитаном Немо, пробирающимся на своем “Наутилусе” через темные и таинственные глубины океана.
- Вы скоро? Мы стоим, ждем вас возле магазина “Витамин”. - Телефонный звонок настиг его, когда он как раз выезжал из плена дворов на дорогу.
- Я уже подъезжаю. Выходите.
Андрей остановился около магазина, но никого не увидел.
- Я жду вас возле выхода.
- Вы на черной Киа с псковскими номерами?
- Нет. Я на белом Солярисе.
- А, вот вижу.
Парень отключился. В зеркале заднего вида Андрей увидел две фигуры, быстро движущиеся к его машине. Он разблокировал центральный замок.
- Добрый вечер, - сказала чуть раскрасневшаяся девушка, которую Андрей успел рассмотреть в тусклом свете салонного фонарика, когда она садилась в правую заднюю дверь. Затем открылась и закрылась задняя левая дверца.
- Поехали, - предложил знакомый юношеский голос из телефона.
Андрей нажал на кнопку “посадка” на экране и, ожидая, когда Убер выдаст ему маршрут, спросил: “Куда едем?”
- У вас же там должен быть пункт назначения, - проинформировал его юноша.
- Маршрут пока еще не построился.
- Демьяна Бедного, шестнадцать дробь один, - ответила на этот раз девушка.
- Хорошо. Поехали.
Андрей слегка газанул, но на снежной каше машину немного снесло.
- Можно поосторожнее, пожалуйста, мы не торопимся, - немного раздраженно сказал парень.
- Нет проблем, - как можно дружелюбнее ответил Андрей, хотя внутри его чуть-чуть кольнуло раздражение.
Необходимость пропускать мимо ушей проявления пусть даже легкого, но недовольства сопливого паренька, которого он вынужден везти, а таких “пареньков” еще будут сотни, тысячи, заставила его серьезно задуматься о своей профпригодности. Любые рассуждения о неприемлемости терпеть унижения тут же разбивались о реальность, где кроме таксования никаких других источников дохода у Андрея не было и не предвиделось. Ситуацию сглаживала девушка, настроенная миролюбиво. Мысли Андрея крутились также беспорядочно как снежинки: “Мир не без нормальный людей. Не все хотят унижать и топтать. А!… Что за люди у нас ****ские?” Андрей сильно сжал баранку. Пальцы побелели. В голове зашумело. Как бы издалека доносились голоса парня и девушки, которые обсуждали какой-то свой бизнес. На дороге медленно ползущие машины месили снежную кашу. Все ехали со скоростью не больше сорока километров в час. Движущаяся пробка, в которой они ехали, тромбом вставала на каждом светофоре.
- Перед пешеходным переходом направо в арку, - подал голос парень.
- Хорошо, - Андрей кивнул и перестроился вправо, подрезав жигуленок, который обиженно просигналил им в корму.
- Куда дальше? - Андрей немного притормозил в арке, из которой выползали три дорожки: налево, направо и прямо. - Прямо как в сказке, - прокомментировал он проблему.
Парень хотел что-то сказать, и судя по тому как девушка поспешила ответить первой, не очень приятное.
- Налево и почти до конца дома, пожалуйста.
Андрей молча кивнул. Угрюмое настроение все больше овладевало им. Красивая снежная ночь и его своевольное движение в ней на теплой машине, таяла и загораживалась переживанием невозможности остановиться прямо сейчас и попросить выйти мерзкого парнишку в эту ночь, под снег и ветер. Его непрерывный внутренний диалог с парнишкой при этом сводился к вопросу, где же они такие маленькие и наглые берутся.
Подъехав к последнему подъезду, он остановился. На телефоне светилась надпись “Высадка”. Андрей нажал на нее, и появилась надпись “Расчет наличными”. Он снова нажал и программа начала считать. Не дожидаясь результатов, парень вышел из машины, немного хлопнув дверью. Девушка осталась. Андрей молча смотрел на экран. Чтобы сгладить неловкость от хамоватого поступка ее парня, девушка сказала: “Плохая сегодня погода”.
- А я люблю такую погоду вообще-то, - немедленно отреагировал Андрей. - Красиво. Снег падает и все такое…
Наконец появилась сумма поездки.
- С вас сто тридцать пять рублей.
- Хорошо, - произнесла девушка и заглянула в давно открытый кошелек.
- Возьмите, - она протянула ему две купюры в сто и пятьдесят рублей, - и сдачи не надо.
- Спасибо, - с благодарностью сказал Андрей, убирая деньги в карман, - приятного вечера.
- Спасибо, и вам тоже, - ответила девушка и вышла.
“Все, сейчас домой”. Сзади его терпеливо ждала подъехавшая две минуты назад машина. “Сейчас вырулю на улицу и выключу Убер. На сегодня с меня хватит”.
Его давила безвыходность ситуации. На заводе Андрея уважали. Мастер, зная его возможности, никогда не давал плохой работы, позволяя ему хорошо зарабатывать. Андрей в свою очередь всегда делал работу в срок, и если надо было, то оставался на сверхурочные. Отношения с ребятами в цехе никогда не портились, и их частые “пивные пятницы” всегда мирно заканчивались. В таком неспешном и в общем-то дружелюбном ритме проходила Андреева жизнь последние пятнадцать лет.
Он переключился на вкладку рейтинга. Там появилось две пятизвездные оценки. Андрей с благодарностью подумал о двух девушках, первых своих клиентках. “Приду домой и накачу пузырек. Что-то тяжким оказался первый рабочий день”. Только он подумал об этом, как затренькал телефон и появился кружок с вызовом. Андрей тихо выругался, но принял вызов. Ехать до него оказалось минут семь, поэтому у Андрея осталось время взять себя в руки, потому что сейчас он испытывал страх. И не просто страх от нового человека, а оттого, что попадется еще один хамоватый парень, и он, Андрей, не сможет сдержаться и пошлет его куда подальше. Естественно, тогда клиент поставит ему низшую оценку, которая сразу сделает средний балл ниже того минимума, после которого идет отключение от системы, и тогда он лишится единственного источника дохода, не проработав и двух часов. Не возникало у него еще в жизни подобной ситуации, когда от одного человека зависела бы его дальнейшая жизнь. Даже на выпускных экзаменах после девятого класса он не испытывал никакого страха. Не было страха и при окончании колледжа. Тогда вся жизнь лежала перед ним, разбегаясь в разные стороны дорожками, терявшимися где-то в светлом тумане манящей неизвестности. Теперь же дело обстояло совершенно иначе.
Приятно удивила третья клиентка, оказавшаяся симпатичной молодой женщиной. Снег усилился. Андрей осторожно пробирался через белую пелену, периодически начинающую клубиться от ветра. Пассажирка, севшая сзади, минут пять болтала по телефону. Судя по разговору, она что-то обсуждала со своей подругой, которая уже ждала ее в фитнес-клубе. Место высадки обозначилось в Убере по адресу большого торгового комплекса на пр.Культуры. “Надо же, а я и не знал, что там есть фитнес. Хотя он мне и нафиг не сдался. Да и Маринке фитнес не нужен. Наверное.” - чуть помедлив, засомневался он. Не торопясь, перекинувшись парой дежурных фраз о погоде, они благополучно доехали до цели. Закрыв поездку, Андрей моментально отключился от системы. Он стоял возле крыльца торгового центра, сзади сигналили машины, но он не тронулся с места, пока не выключил Убер. Немного отъехав, Андрей уже в оффлайне зашел в систему и посмотрел, что он заработал за полтора часа работы. За вычетом комиссии Убера набежало семьсот пятьдесят рублей. “Если вычесть примерно пятьдесят рублей на бензин, получится семьсот. Очень неплохо. Если перевести это на восьмичасовой рабочий день, то получится...”, - он задумался, переводя все в среднедневной заработок. “Три тысячи восемьсот рублей, а за месяц с одним выходным в неделю…”, - Андрей перемножил двадцать пять на три восемьсот и получил почти девяносто пять тысяч рублей. “Ни хрена себе, я столько на заводе никогда не получил бы, даже если бы работал по шесть дней в неделю”. Из приятных мыслей его выдернул звонок. Звонила последняя клиентка.
- Скажите, вы закрыли поездку? У меня не пришла смс-ка, что с карточки деньги списались.
- Да, конечно, я все закрыл. Сейчас еще раз проверю.
Чувство досады тут же приглушило радость, которую он испытывал после расчета своего будущего заработка. Андрей отнял телефон от уха и посмотрел в программе последнюю поездку. Конечно, вот она посчитана. Три поездки и каждая расценена.
- Наверное, банк запаздывает с смс-кой. Такое бывает.
- Хорошо. Спасибо.
- До свидания.
Оставив машину возле трамвайного кольца исчезать под слоем все валящегося с неба снега, Андрей пошел в сторону ближайшего магазина. Располагавшийся в тесном полуподвальном помещении соседнего дома магазинчик вмещал в себя, тем не менее, перечень всего необходимого для повседневной жизни обычной семьи. Здесь всегда можно было купить продукты, выпивку и бытовую химию. Знакомая продавщица таджичка в цветастой косынке, повязанной на восточный манер, с ослепительной золотой улыбкой продала ему поллитровку “Путинки”. На выходе Андрей столкнулся с ее мужем, когда-то полным, а теперь изрядно всхуднувшим мужичонкой лет пятидесяти, который почтительно кивнул ему. Андрей коротко кивнул в ответ. Мужичонка по утрам на своей старой “Газельке” привозил в магазинчик товар, а остальное время до десяти вечера подрабатывал развозкой для еще нескольких таких же магазинчиков. “И откуда у них деньги? - спрашивал себя Андрей. “У нас нет денег даже на жизнь, тем более их нет на открытие своего дела. Это за аренду плати, за товар плати, его же в кредит никто не даст. “Газель”, пусть и подержанную, но купить надо. Товар портится постоянно, народу мало проходит. Может они наркотиками приторговывают? Нет, не похоже. Нормальные вроде.  Почему у нас с Мариной все наперекосяк?” - В сто первый раз задал Андрей себе этот вопрос, и с досадой почесал затылок. “Чего ей не хватает? Ведь завязал я со Светкой, дома все время ночую. Она и не знала о ней. Что тогда, от безденежья? После Вовкиного рождения она изменилась, но не сильно. Хотя нет, еще беременная давать перестала, но там все понятно, а сейчас-то чего? Я и так, и сяк, а она словно ледяная стала. Вроде, как и живем вместе, а вроде как чужие. Поговорить толком никак не можем. Все она на меня за что-то обижается, только непонятно сейчас за что. Надоело, блин. Может теперь все устаканится, когда я зарабатывать начну? Пора бы уже, а то даже не знаю…” - С этими мыслями он незаметно дошел до подъезда.
Зайдя домой, он разделся в тесной прихожей, надел тапочки и прошел на кухню чуть большую прихожей. Поллитровку поставил на стол, открыл крышку сковородки, которая стояла на газовой плите, понюхал аппетитно лежащие котлеты, потом пошел в ванную, помыл руки, как всегда не вытирая их, прошел в зал. Марина сидела за небольшим столиком, плотно прижатым диваном в угол возле окна, рядом с сыном и что-то проверяла в его тетради. Вовка болтал ногами, грыз кончик ручки и вполоборота смотрел телевизор. Шла программа “Время”. Показывали войну в Сирии, бомбежки. Чуть визгливый голос корреспондента за кадром, вещал о больших потерях боевиков от действий нашей военной авиации.
- Привет, пап! - Вовка соскочил с табуретки и побежал к нему.
- Привет, сын, - Андрей, пожал по-взрослому протянутую Вовкину руку. Затем притянул его к себе и, широко улыбаясь, поднял на руки. - Тяжеленный ты какой, Вовка. Откормила тебя мамка. А?
Вовка счастливо засмеялся и сполз с отцовских рук вниз, потом серьезно сказал: “Все, мы уроки делаем”, - и пошел к своей табуретке. Марина кинула взгляд на мужа и проговорила: “если хочешь, есть, то еда на плите.
- А покормить мужа?
- Положи себе и разогрей в микроволновке. Мы уроки доделываем, - бесцветным голосом ответила Марина.
Взбешенный таким отношением, Андрей зло потянулся до хруста в суставах и пошел переодеваться в спальню. Здесь стоял огромный на полкомнаты шкаф-купе с зеркальными дверями, большая двуспальная кровать и торшер с розовым абажуром. Рассохшийся паркет тоскливо поскрипывал под серым ковровым покрытием, когда-то купленном в “голландском Крейзи бердз” за сумасшедшие деньги. Уже в домашней одежде, Андрей вернулся на кухню. Следуя указаниям жены, поставил разогреваться ужин. Достал с полки одного из двух небольших навесных шкафчиков простую стеклянную рюмку, и щелкнув крышкой открываемой бутылки, налил себе полную рюмку водки. Пошарив в холодильнике, он выудил початую трехлитровую банку соленых помидоров. Андрей любил тещины соления, которые они всей своей семьей каждую осень привозили в числе других многочисленных деревенских припасов из Любани. Звякнула микроволновка, извещая его о разогретой картошке и котлете. Опрокинув рюмку, Андрей большой ложкой ловко вытащил из банки упругий красный помидор и целиком положил его в рот. Помидор оказался слишком большим, когда Андрей раскусил его, красные брызги полетели на пол, стол и рубашку. Привычно выругавшись по этому поводу, он взял из раковины тряпку и стал вытирать остатки помидора. Его детская любовь к поеданию соленых помидоров целиком, периодически играла с ним такую злую шутку. Иногда в тещиных банках попадались крупные экземпляры, и по хорошему их надо было резать, но Андрей, каждый раз, когда выпивал пару рюмок на ужин, а случалось такое не часто, повторял свой ритуал, на удачу запуская ложку в банку и без колебаний кладя добычу сразу в рот.
Только он расположился за столом: вытащил тарелку из микроволновки, достал вилку и налил себе еще рюмку, прибежал Вовка.
- Пошли спать, - позвал он Андрея.
- Нет, сынок, я еще посижу немного.
- А чего ты водку пьешь? - Вовка вопросительно посмотрел сначала на бутылку, затем на отца.
- День выдался тяжелый, - Андрей смутился Вовкиного прямого взгляда, как будто он ребенок, нашкодивший, а теперь оправдывающийся.
Ему стало немного стыдно за свою слабость. Но сегодня действительно пришлось тяжеловато. И потом, он хотел поговорить с Мариной, надо было обсудить результаты первого дня и перспективы.
- Спокойной ночи. Маму позови и ложись спать.
- Спокойной ночи, - сказал Вовка, и серьезно добавил, - много не пей.
Андрей рассмеялся и потрепал сына по голове.
- Все, беги, давай.
Вовка пулей метнулся в зал и закричал: “Мама, иди к папе, он завет”.
Пока Марина укладывала Вовку, Андрей успел выпить еще рюмку, съесть ужин и налить себе кружку черного чая с тремя ложками сахара. Минут через десять она пришла. Села, подперла голову рукой и вопросительно посмотрела на мужа.
- Как день прошел, все удачно? - она поднялась и тоже налила себе чаю.
- Сделал три ходки за два часа. Нормально так заработал, чистыми семьсот рублей. В месяц с одним выходным получится сто тысяч. Представляешь? - он радостно посмотрел на нее. - Сто тысяч! - Еще раз громким шепотом повторил он. - Чего это я раньше в Убер не ушел?
- Андрей, но вряд ли получится так, что заказы будут идти непрерывно, как сегодня. Посчитай, исходя из худшего варианта.
- Это какой, например?
- Например, что ты будешь зарабатывать чистыми по две тысячи в день.
- Да ты что? Нет, это ты махнула, так я за четыре часа буду зарабатывать.
Андрей встал, неловко поцеловал жену, поставил кружку в мойку и пошел в душ. Марина сидела, грустно глядя на синее пламя, шипящее в окошечке газовой колонки. Она ждала, когда Андрей выйдет и ей можно будет помыть посуду.

Утро продолжение

По телевизору в новостях показывали очередной обстрел Алеппо. Толпы голосящих сирийских женщин и галдящих сирийских мужчин провожали окровавленных раненых, которых увозили машины скорой помощи. Корреспондент в каске и бронежилете, захлебываясь что-то рассказывал об очередных зверствах террористов. В следующем сюжете наши военные раздавали галдящим сирийцам гуманитарную помощь. “Нашим бы бабкам лучше раздавали, уроды”, - со злостью подумал Андрей, и выключил телевизор. Съев дежурную овсянку, Андрей помыл за собой тарелку, и налив чаю в небольшой металлический термос, пошел на трамвайное кольцо, где он вчера уже поздно вечером оставил машину. За ночь снега навалило по ступицу колеса. Настроение было препоганое, за прошлую неделю он получил десять тысяч рублей. Это сумма, которая поступила на карточку, получилась после всех вычетов комиссионных Убера и партнера, через которого шли деньги. Проработав пять дней в среднем по десять часов, он смог заработать за вычетом бензина и расходов на мойку только семь с половиной тысяч рублей. Вынув из кармана телефон, Андрей включил Убер. Одной рукой он счищал щеткой снег, а другой сжимал телефон, на всякий случай периодически поглядывая на него, чтобы не пропустить вызов. Сегодня его рейтинг снизился до четырех целых шести десятых звезд, что сильно угнетало. Вызовы стали поступать реже. Особенно мало вызовов было с десяти утра до двух часов дня. Андрей поставил себе клиентское приложение Убера, для того чтобы искать места с меньшей конкуренцией, но концентрация уберовских таксистов стала в последнее время совершенно сумасшедшей во всех районах города. Все больше народа таксовало. Он колесил по районам в надежде поймать вызов, но это становилось с каждым днем все сложнее и сложнее. Иногда расстояние до посадки оказывалось больше, чем длина маршрута, что очень плохо сказывалось и на рентабельности заказа, и на общем количестве заказов за день. Все эти премудрости Андрей очень быстро понял. За первый рабочий день из троих клиентов, двое поставили ему пять звезд, но уже через два дня какая-то сволочная парочка поставила одну звезду, пообещав, что долго он не проездит. Действительно, его рейтинг рухнул до четырех целых четырех десятых. Только чудом он выцыганил себе до окончания суток, когда обновлялся рейтинг, четыре пятизвездные оценки. Он очень старался. Он старался изо всех сил, и у него получилось, его не отключили. Дальше пошли будни со своими потерями, разочарованиями и радостями. Пару раз нарвался на снижение рейтинга из-за того, что к концу дня машина становилась грязной с ног до головы.
В оттепель город, кажется, вытаскивает на дороги всю свою грязь, особенно плоха в этом смысле КАД. Грязь вылезает из трещин в асфальте, ям, стекает с тротуаров и проплешин, где должна расти какая-то травка и деревья. Все это перемешивается и летит из под колес. С этим Андрей смирился, но он никак не мог понять, откуда такое невообразимое количество грязи на КАД, где нет выбоин, ям и палисадников. Каждый раз, когда к вечеру машина уже становилась такой грязной, что приходилось постоянно через час останавливаться и щеткой, поливая водой из пластиковой бутылочки, мыть окна, Андрей в разговоре с пассажирами по чем свет ругал погоду и городские власти. Многие поддерживали. Только один гражданин обратил его внимание на большое количество ручных моек и посоветовал туда чаще наведываться в течение дня. Андрей с трудом удержался, чтобы не послать его на три буквы.

Гаянэ

До одиннадцати часов он сделал три ходки. Две небольшие, которые  почти по прямой забросили его на Ваську, и одна длинная - от съезда с ЗСД до Чернышевской. Этим рейсом он подвозил молодую женщину лет тридцати пяти.
- На работу? - поинтересовался вежливо Андрей.
- Да, я поздно на работу приезжаю, - предвосхищая его вопрос, устало ответила женщина.
Немного резкие черты лица и большие черные глаза делали ее довольно симпатичной, даже красивой. Длинные черные волосы были аккуратно убраны на затылке. Стройные ноги соблазнительно белели через неплотные черные колготки. Тонкий аромат духов и отсутствие обручального кольца на пальце красивых ухоженных рук завершал образ успешной женщины-руководителя среднего звена какой-нибудь российской компании возможно даже с западным капиталом. Андрей быстро научился распознавать людей на этой работе. Здесь быстро становишься хорошим психологом, физиономистом и даже психоаналитиком.
- Много работы, не успеваете отдохнуть?
- Да, домой приезжаю заполночь, - она устало посмотрела в свой айфон, который пару раз звякнул, информируя хозяйку о пришедших письмах.
- Наверное, совещания бестолковые целый день? - Андрей попытался развить разговор.
- Да, но они не бестолковые. Обычно мы устраиваем совещания с заказчиками, которые находятся удаленно. Согласование сроков, условий проектов, обсуждение хода работ. Все это занимает много времени. Плюс разница во времени.
- Если совещания затягиваются допоздна, значит, ваши заказчики находятся на западе?
- Да, именно. - Женщина с интересом посмотрела на Андрея.
- Вам нравится ваша работа? - Продолжил беседу-сеанс Андрей.
Ему сразу стало ясно, что у этой женщины никого нет, кроме работы. При таком графике она даже кошку завести не может. Такое положение дел явно ее тяготило. Она не рвалась на работу, не подгоняла.
- Нравится, но слишком изматывает. Частые командировки на объекты это не то, чего хочется.
- Вы работаете в проектной организации?
- Я ГИП - Главный Инженер Проекта. В последнее время у меня меньше двух не бывает. Достаточно сложно вести одновременно два проекта, а мне дают иногда три.
- Хорошо же, когда есть работа. - Андрей это сказал со знанием дела. - Много работы - это доверие вам опять же.
- Хорошо, согласна, но все должно быть в меру, - она опять посмотрела на него. - У меня много работы не только из-за большого доверия ко мне, но и из-за жадности руководства, которое понасокращало народ и набрало заказов больше, чем мы можем сделать.
Теперь в ее взгляде читался интерес. Водитель такси оказался неглупым парнем, с которым было интересно поговорить. Кроме того, он еще и неплохо выглядел. В хронически усталой руководительнице проектов проснулась женщина. Она изменила позу. Оперлась локтем правой руки на обшивку двери и чуть повернула голову в сторону Андрея. Ему такая перемена позы понравилась. Вообще эта женщина ему нравилась и чем дальше, тем больше.
- Насколько я успел заметить за время своей уже довольно продолжительной жизни, любое руководство жадное. Ваше, как я понимаю, не исключение.
- Вы правы, - женщина улыбнулась.
- Вас Гаянэ зовут, я правильно понял?
- Да, вы поняли правильно. - Она опять улыбнулась. - А вас?
- Андрей.
Оба немного помолчали. Он почувствовал расположенность к этой сильной женщине. От нее исходила спокойная уверенность, что редко встретишь в женщине, и в тоже время неистраченная нежность и любовь, которая ищет применения, ищет объект приложения. Эта робкая неосознанная работа души происходит у одиноких жещин постоянно, усиливаясь многократно в моменты, когда в их поле зрения обнаруживается подходящий объект. Андрей это уже хорошо понимал. Первые попытки разглядеть в нем такой объект, он ощутил в прямых взглядах Гаянэ. Его собственное раздвоенное состояние, когда он повис между двумя женщинами во все возрастающей ситуации неопределенности, служило неким поводом искать чего-то и кого-то для новых полноценных отношений. Отношение Марины к нему, казалось, не улучшится уже никогда, покатившись раз и на всегда под горку тихого отчуждения. Светка никак не интересовала его с самого начала. Хотя она и была виновницей всей этой ситуации, в которой он оказался, но зла Андрей на нее не держал, но и завязаться с ней как-то по-настоящему не мог. Он думал иногда о своем положении, и чем больше он думал, тем больше убеждался, что с Мариной они уже жить не смогут. В голове периодически всплывала мысль “так жить нельзя, надо расходиться”, поэтому случайный разговор с Гаянэ настраивал его на продолжение отношений.
- Вы давно этим занимаетесь? - она кивнула на руль.
- Пару месяцев. До этого работал на заводе, но его обанкротили и теперь приходится таксовать. Работа не пыльная, конечно, но не денежная.
- Помногу приходиться работать?
- С семи утра до восьми-десяти вечера, когда как, по желанию и необходимости. Правда, утром с одинадцати до часу дня делаю перерыв - “мертвое время”. Иногда, когда вызовы уводят на юг, юго-запад, то могу и дольше протаксовать. Хозяина надо мной нет, кроме моего же интереса, так что работаю по своему усмотрению. Устал - вышел из Убера. Надо заработать - включил, поехал.
- А как ваша жена к этому относится?
Андрей уже несколько лет не носил обручальное кольцо, поэтому проницательность Гаянэ его удивила. Видимо, удивление отразилось на лице, потому что она сразу пояснила: “Вы не производите впечатление холостяка”. У нее зазвонил телефон. Мельком посмотрев кто вызывает, она сбросила звонок.
- Нормально относится. Мы с ней живем в параллельных мирах: она своей жизнью, я своей.
- Зачем тогда живете?
- Сын у нас, да и разъехаться пока сложновато.
Гаяне посмотрела вперед, переменила позу на прежнюю.
- А виновата жена? - тон ее тоже изменился, сделался вежливо-суховатым.
Нить того самого живого интереса между ними оборвалась. В салоне повисла неловкая пауза, разбавляемая тихой музыкой из радиоприемника и едва приглушенного шума колес.
- Нет, виноват я сам, - после непродолжительной паузы ответил Андрей и почесал подбородок. - Хотя… , - он хлопнул себя по колену, - знаете, у нее все-таки не хватает желания все вернуть. Она не делает никаких попыток к сближению. Да, я виноват, но она может ведь сделать шаг навстречу. А так мы все более чужими становимся.
- Мужчина, должен делать шаг навстречу всегда, тем более в такой ситуации. У вас все есть для счастья.
Гаянэ сказала все с такой силой, убежденностью, что Андрей сразу даже не нашелся, что ответить на это нравоучение со стороны совсем постороннего человека. Только он собрался с мыслями, как у нее снова зазвонил телефон. На этот раз она ответила и оставшуюся часть пути говорила с кем-то по работе.
Высадив руководительницу проектов перед ее офисом возле Чернышевской, Андрей поехал на север по направлению к дому.

Мужик

- Мы все жертвы монотеизма.
- Чего? - Андрей переспросил.
- Монотеизма, - повторил мужик, - это когда Бог один.
- А…, - понимающе кивнул Андрей.
На вид мужику было не больше пятидесяти. Андрей посмотрел на него внимательно. Плохонькая поношенная одежка сидела на нем как влитая. “В больницу другую и не одевают, тем более в “Мечниковскую”. Видать прижало мужика, раз о боге вспомнил”, - Андрей перевел взгляд вперед, где идущая машина, вспыхнув тремя ярко красными точками, стала резко тормозить, и ее немного понесло в сторону. Коротко выругавшись про себя, он тоже с силой надавил на педаль и уперся в баранку. “Еще аварии мне не хватало для полного счастья”. Мужик, весь, подавшись вперед, повис на ремнях безопасности. Как ни странно, но он не придал этому инциденту ни малейшего значения, продолжая рассуждать о своем.
- Раньше, когда люди придумывали себе много богов, как в Древней Греции, например, или духов там, то они ставили свою жизнь в зависимость не от одного Бога. У них был целый пантеон, где каждый бог имел свою сферу ответственности, поэтому у каждого человека был выбор кому и когда молиться, делать жертвоприношения. 
Мужик замолчал. Он смотрел куда-то вправо и, похоже, что-то обдумывал. Помолчав немного, он продолжил не поворачиваясь.
- Подлинная свобода жила в Древней Греции. Там правил народ, который поклонялся тому, кому хотел поклоняться, и выбирал правителя такого, которого считал достойным поставить над собой.
- Да, повезло им. Нас вот никто не спрашивает.
- Вот-вот. Мы привыкли, что за нас все решают, и ответственность за свою жизнь мы перекладываем на Бога и царя.
- Но Бог-то один ведь?
- А бог его знает, - скаламбурил мужик. - Но это не значит, что наш правитель должен быть его наместником на земле, и вершить наши судьбы по своему усмотрению, - решительно рубя воздух рукой, сказал он, как отрезал.
- Это да, - согласился вслух Андрей, а про себя подумал: “Решительные мне сегодня все какие-то попадаются: Гаянэ, теперь этот… Во, несет человека, хотя про правителя все правильно сказал”.
Мужик замолчал и слегка “обморозился”. Андрей, чтобы поддержать беседу в комфортном для пассажира направлении начал рассказывать про одного парня, которого подвозил пару дней назад.
- Я тут позавчера вез парня. Он с бородой был и весь в наколках. Всякие разные такие татуировки, цветные. Я его спрашиваю, зачем так себя исколол всего, оно может и красиво, но быстро ведь надоест, что потом делать будешь, а он мне говорит: “Это не простые татуировки, они с сакральным смыслом”. Я, говорит, их бил для того, чтобы получить силу, как наши предки делали. Я ему говорю, мол, церковь-то запрещает, а он говорит: “я как раз церковь и христианство не принимаю, а принимаю славянские и скандинавские верования”. Говорит, типа, христиане слабые стали, из-за любови к ближнему и всего такого, поэтому нас теперь мусульмане сильно притесняют, чтобы этого не случилось, русские должны опять к язычеству вернуться и стать сильными, как раньше. Я ему отвечаю, что, ведь, завоевания Казани там и Астрахани предки наши уже крещеными проводили, а он говорит, от крещения не так много времени прошло, поэтому они еще сильные были по инерции, а вот теперь все, выдохлись. И на Западе они тоже все слабые. Вот в Англии молодежь к своим корням от викингов возвращается, тоже тату бьют сакральные и мусульман не боятся. Все, говорит, из-за противостояния цивилизаций происходит: нашей и мусульманской, но мы сильнее, поэтому победим. То что в Европе они слабые стали - это факт, вот по телевизору тоже показывают как негры и арабы французов и немцев бьют. Кончать надо с толерантностью этой, я считаю.
- И от христианства отказаться? - мужик повернулся от окна к Андрею. - Интересная теория. Значит надо снять крестик, отрастить бороду, набить каких-то сакральных тату и к тебе придет сила? Типа, ты джедай, и все исламисты при твоем появлении сразу будут обращаться в бегство. Милая такая теория.
- Нет, но он еще сказал, что занимается древнеславянским рукопашным боем. Он такой здоровый вообще-то.
- А хорошо учиться он не пробовал? Уже лет сто пятьдесят как изобрели кольт, который уровнял шансы сильного и слабого. Теперь превосходство у того, кто обладает более совершенным оружием, а это все следствие развития науки, которой у исламистов как раз нет. Еще пройдет лет двадцать и развитые страны откажутся от нефти, и тогда исламистам не на что будет покупать современное оружие и финансировать террористов по всему свету. И тогда им всем захочется в “разложившуюся” Европу и США. Сейчас беженцев и мигрантов еще не так много, а вот через двадцать лет они все полезут оттуда сюда. После этого цивилизованный мир должен будет придумать механизм ассимиляции огромных орд с Ближнего Востока, состоящих из необразованных забитых людей, низкоквалифицированной работы для которых к тому времени ни в Европе, ни в Америке не останется.
- А нам как противостоять им? Но Вы же сами говорили о Древней Греции, о их язычестве и многобожии. У нас же тоже вече было, народная демократия. Нам есть чему подражать и учиться у предков. Наше-то наследие, чем хуже?
- Прежде всего, тем, что у нас не было Аристотеля и Платона, Архимеда и Пифагора, Гомера и Еврипида. Нам не у кого учиться.
- Но это, тем не менее, не делает наших прадедов плохими. Мы-то с вами здесь, и говорим на русском. - Андрей разозлился на мужика за такое пренебрежение к общим предкам. Плевать он хотел на его гребаную оценку за поездку, хрен с ней. Чего прикидываться? Тем более в уже большом на сегодняшний день количестве оценок его  одна звезда погоды не сделает.
- Но едем-то мы на корейской машине, а не на отечественной. - Мужик ехидно взглянул на Андрея.
- Ну и что? На ракетах с ядерными боеголовками, которые стоят на боевом дежурстве, тоже написано по-русски, и каждый винтик там сделан у нас. На всякий случай, я служил в ракетных войсках. Это наши предки передали нам силу, волю бороться и выживать в тяжелейших условиях. - Андрей сжал правый кулак. - Только благодаря им мы сегодня говорим по-русски и имеем возможность покупать всякие телефоны, машины, одежду...
- Продукты, - закончил за него мужик. - Вот именно, сами мы уже ничего не умеем производить кроме ракет, - мужик подумал и добавил, - да и ракеты уже разучились.
- Здесь, да. Согласен. Но это из-за коммунистической ерунды мы разучились работать. Как сейчас модно говорить, демотивировали нас. Только нефть и газ остались, на них и живем. Но шевелится в народе еще воля, не хотим за просто так сдаваться. Мы еще повоюем.
- Может, хватит воевать уже? - Мужик недовольно посмотрел на Андрея.
- Нет, я в смысле поборемся еще за себя. Воевать не надо, от этого ничего хорошего, только плохое.
Оставшуюся дорогу до Озерков оба молчали. Минут через пять после высадки у Андрея появилась еще одна пятизвездочная оценка, подарок, на который он и не рассчитывал после такого разговора.

Представительница фауны и влюбленные дети

В поиске заказа пришлось прокатиться аж до Гражданки. Уже на повороте направо на Суздальский пришел вызов. Адрес находился рядом с бывшим Специальным конструкторским бюро вычислительной техники “Искра”. Этот институт, когда-то большой и значительный был странным порождением, одним из многих тысяч, неконкурентоспособной социалистической экономики. Андрей знал одного человека, который когда-то занимательно проводил время в этом институте. Теперь в здании КБ сидело множество всевозможных конторочек и конторок. Андрею пришлось резко перестраиваться через две полосы налево, чтобы развернуться в обратном направлении. Подрезав шедшую сзади машину, получил привычный для таксиста сигнал возмущения в корму. Пытаясь сгладить вину, моргнул два раза аварийкой, за что еще раз был обруган обиженным протяжным гудком. Развернувшись, Андрей надавил на газ. До разворота на противоположную сторону проспекта надо проехать еще два длинных квартала. “Почему вызов не пришел на пять минут раньше, когда он проезжал мимо? Закон подлости, блин. Теперь бензин приходиться жечь вхолостую. Одни расходы. Пока сюда ехал, теперь до адреса надо возвращаться. Что за жизнь? И Марина не звонит, опять обиделась, наверное. Вот за что это, работаешь как папа карло, а жена все равно не довольна?”. Его размышления прервались звонком клиентки.
- Вы где уже? - вылетел из трубки и ударил в барабанную перепонку капризный голос девочки-подростка.
- Здравствуйте. Я подъезжаю. Через пять минут буду у вас. Я могу вас подождать на самом проспекте, не заезжая в карман? - Предложил Андрей. Ему не хотелось ехать почти до самого перекрестка, разворачиваться там и пробираться по забитому машинами карману в обратном направлении еще метров триста.
- Нет, подъедте к дому, пожалуйста, - ответила, чуть подумав, девушка уже твердым голосом.
- Как скажете.
Клиентка отключилась. Его худшие ожидания подтвердились, в забитом кармане встречные машины не могли разъехаться. Андрею пришлось подождать, и пропустить две машины, затем быстро разогнаться, рискуя случайно кого-нибудь зацепить, чтобы успеть проскочить до новой встречки как можно больший кусок пути. Карман заканчивался тупиком, в котором, переминаясь с ноги на ногу, стояли две девушки и юноша. Андрей подъехал к ним вплотную. Одна из девушек небольшого роста подошла к машине, резким уверенным движением открыла переднюю пассажирскую дверь и утвердительно спросила: “Вы из Убера?”
- Да. А вы Лена, правильно? - Андрей склонился чуть вправо в ее сторону, но девушка, не ответив, повернулась к спутникам и сказала: “Это мое такси, поехали”.
Ребята, два юных создания, садясь, по-детски трогательно поздоровались с ним. У Андрея сразу потеплело на душе. Что-то отеческое шевельнулось у него, глядя на них.
В программе он сдвинул флажок “посадка”, открыв поездку, и увидел пункт назначения: “улица Почтамтская дом…”
- Музыку оставить? “Максимум” вам не помешает? - спросил он парнишку, севшего на переднее пассажирское сиденье.
- “Максимум, да, отлично, - несколько раз кивнув головой, подтвердил парнишка.
Девчонки о чем-то оживленно говорили на заднем сиденье. Его девушка села позади него. Она наклонилась вперед и, положив правую руку на спинку переднего кресла, начала медленно перебирать его волосы. Он тут же взял ее за руку и замер. Он то смотрел на приборную доску, то вперед, то вбок, провожая взглядом убегающие назад столбы, дома. Чувствовалось, что поначалу парнишка не знал как ему распорядиться своими свободными минутами, пока любимая разговаривает с подругой, но затем он стал потихоньку поглаживать ее руку. Прислушавшись к разговору и несколько раз взглянув в зеркало заднего вида, Андрей понял: его любимая только делает вид, что поддерживает беседу, периодически вставляя какие-то фразы и одобрительные кивки. На самом деле девушка была полностью увлечена игрой с любимым. Их руки ласкались, как щенки, живя как бы своей отдельной жизнью. Все это Андрей хорошо подмечал боковым зрением.
- Скажите, мы можем их завести в Ручьи к платформе? - Неожиданно спросила капризная клиентка.
- Да, конечно. Это по пути.
- Очень хорошо, - одобрила мою сговорчивость капризная девушка.
Через десять минут мы высадили влюбленную парочку возле железнодорожной платформы.
- Слава богу, я избавилась от этих фриков, - ноюще-капризным тоном доложила кому-то в телефон неприятная девушка. - Ой, ну она вообще такая типа вся влюбленная, - растягивая гласные на окончаниях, продолжала жаловаться девушка. - Сами нищеброды такие, я их до станции довезла на такси, а туда же про какую-то квартиру мечтают. Да, и родители у них нищеброды, - подтверждая слова собеседника, проблеяла она. - Ладно, х… с ними, - закончила она обсуждение своей подруги. - Мы с тобой сегодня после ужина куда-нибудь рванем?
Андрей посмотрел в зеркало назад. Девушка, развалившись по диагонали на диване, одновременно разговаривала и что-то искала в своей огромной косметичке. Ее скрещенные ноги лежали между передними сиденьями, при этом она все время говорила. Эта представительница третьего, если не четвертого эшелона “золотой молодежи”, похоже, лезла из кожи вон, чтобы всецело быть похожей на обитательницу модных ночных клубов. Такое у Андрея сложилось мнение. Удавалось ли ей это неизвестно, других представителей этой флоры и фауны Андрей в жизни не встречал.
Под непрерывное стрекотание представительницы клубной фауны, его мысли вернулись к влюбленным. “Как все странно с любовью, все-таки. Как она преображает, даже меняет людей. Вот носит человека в океане жизни, как щепку, и нет ему нигде покоя и пристанища. Мерит он себя по другим, а другие все разные и непохожи на него, а он на них, и не возникает ничего, кроме трения между ними досаждающего и порождающего только постоянную нервозность. А вот когда встретит один человек другого, и вдруг поймет, что это тот или та, с которым они вместе, соединившись, создадут целый новый мир, тогда это и называется любовью. И не специально соединяются, а их неосознанно тянет друг к другу, как молекулы в химии, безотчетно, неотвратимо. Тогда уже все остальные вокруг становятся неинтересны и незначительны. Отношение и мнение других больше не интересует влюбленных. Точка отсчета, мера всех вещей для них находится только внутри их мира”. К такому выводу пришел Андрей, наблюдавший как-то за парочкой влюбленных, ехавших в трамвае. Ребята отличались от остальных. Отпечаток болезни Дауна или какой-то другой похожей болезни проступал на их лицах. Они были вполне самостоятельными, но не совсем развитыми, как их сверстники. Эти два трогательных человечка стояли всю дорогу в обнимку и смотрели друг другу в глаза. Андрей не обратил бы особого внимания на них, если бы не наблюдал девушку каждое утро в этом трамвае. Наверно она также как и он ездила на работу, или в свой интернат, кто знает? Но сегодня ее глаза поразили Андрея. Эти глаза, которые всегда смотрели на окружающих немного затравленно, немного бессмысленно, сегодня были глазами взрослой влюбленной девушки. Растворившись в друг друге, они создали нечто новое, совсем отдельное, такое, что уже не нуждалось в одобрении или поддержке со стороны “большого мира”. Они обрели независимость от всех, и плевать они хотели на косые взгляды и кривые усмешки, которыми их “награждали” некоторые пассажиры этого раннего трамвая, и которых они раньше так боялись. Ребята теперь жили в согласии с собой, принимая себя и друг друга такими, какими они есть, без каких-либо задних мыслей о том, кто кого достоин или нет. Вот тогда Андрей сформулировал для себя, что такое любовь. В этой нетипичной паре молодых совсем еще наивных ребят, почти детей, как в капле воды, выпукло явилась любовь во всем своем величии. Любовь - это химическая реакция соединения, при которой выделяется огромное количество тепла. Так он определил ее для себя, вспомнив школьный курс химии. Сейчас он еще раз наблюдал за любовью в ее чистом, беспримесном виде, и это его радовало, навевая что-то почти забытое, почти утраченное, светлое. Тихими привидениями явились его юные годы, их прогулки с Мариной, когда в белые ночи они вдвоем бродили по пустому городу, когда он шутил, что-то рассказывал, а она слушала и восхищалась. Когда мир существовал только тот, который они видели в данный момент вокруг себя, и мир был восхитителен, а в середине этого мира стояла трогательная, юная и бесконечно прекрасная Марина.
- Побыстрее нельзя, а то я опаздываю? - Капризный голос представительницы фауны неожиданно прервал его воспоминания.
- Извините, я еду по навигатору Убера. Сейчас в центре везде пробки.
- Слышишь? - Как бы жалуясь, спросила кого-то в трубке, - “сейчас везде пробки”, - передразнивая, процитировала она. - Короче, я опаздываю. Подожди меня в самом метро. Подожди, - она отвернула микрофон ото рта, не отнимая при этом телефона от уха, и обратилась к Андрею: - А мы можем по дороге заехать на “Адмиралтейскую”?
- Да, если вам надо, то заедем, - Андрей утвердительно кивнул.
- Слушай, мы за тобой заедем. - Выслушав ответ, она опять обратилась к Андрею, - А когда мы сможем туда доехать?
Андрей посмотрел на навигатор, прикинул количество пробок, и ответил: - минут через двадцать.
- Минут через двадцать, - чуть плаксивым голосом передала информацию представительница фауны. Дальше, она уже другим голосом продолжила: - Ладно, а что у тебя с этим…, как его…
Андрей опять ушел в свои мысли. На Адмиралтейской к ним присоединилась еще одна представительница фауны, как Андрей их для себя определил. Через восемь минут он высадил их на Почтамтской, с облегчением закрыв поездку.
- Приятного вечера, - сказал он и поставил в Убере клиентке пять звезд.
Вместо ответа представительницы фауны оглушительно хлопнули дверьми и проследовали в сторону ярко освещенного входа в ресторан проекта “Гинза проджект”.
Влюбленные студенты

Бензин заканчивался. Андрей вышел из системы и стал в навигаторе искать заправку. Чтобы заправиться пришлось покрутиться. Снова войдя в систему, он обнаружил понижение рейтинга. В голове взорвалось: “Вот сука! Я же по пробкам ехал не специально, она же видела, что везде все забито. Кто виноват, что она такая тупая сука, назначает время встречи, не думая о том, что заказывает машину, а не вертолет!?”. Его захлестнула волна возмущения. Захотелось вернуться, найти ее в этом гребанном ресторане и башкой несколько раз ударить об стол. Возмущение и обида на несправедливость охватили Андрея. Все хорошее, что он испытывал пару минут назад, мгновенно исчезло, выброшенное из сознания черной волной гнева. Конечно, он понимал, что не поедет мстить этой вредной сучке, что через десять минут гнев схлынет, и ему уже будет не так больно от человеческой злой глупости и несправедливости. Но сейчас хотелось одного: рвать и метать. Чувство обиды, когда тебя окатила грязью из лужи проезжающая мимо машина, и ты понимаешь, что для водителя это всего лишь ничего не значащий момент, о котором он, в уезжающей все дальше машине, возможно, даже не думает, душило Андрея своей бессмысленностью. Такие моменты либо еще долго мучают, либо отпускают легко, все зависит от отношения человека к такого рода происшествиям. Андрей всегда был отходчивым, поэтому выпустив пар в двухминутном трехэтажном мате, он успокоился, включил Убер и стал медленно пробираться по направлению к мосту Лейтенанта Шмидта, как его называли до недавнего времени.
Это название Андрею нравилось больше, чем ново-старое “Благовещенский” мост, от которого веяло утраченной невинностью что ли. В его понимании, когда-то отнятое название не должно возвращаться. Исключением является возврат объекта первоначальному владельцу. Но Российская федерация правопреемница СССР, а не бывшая оккупированная территория, поэтому все советские названия есть часть одной истории русских, живущих и выживающих сначала в одном, а затем в другом государстве. Поэтому когда мужики на заводе начинали спорить о том надо переименовывать или нет, Андрей всегда выступал против переименований: “Постройте новую улицу и назовите ее каким-нибудь старым именем. Мы же по названиям хотя бы должны помнить, что был Советский Союз. А то при коммунистах вымарывали память о России, теперь о СССР. День прожили и забыли, так что ли?” Ему говорили в ответ, что никто и не собирается переименовывать то, что было построено при советской власти, а только вернуть старые дореволюционные названия, но Андрей стоял на своем. Его не пронимали доводы о том, что часть городов, населенных пунктов, улиц носят название всяких подонков, террористов, которые убивали людей. “Они победили, они и называли. Сейчас-то легко с мертвыми воевать, тогда бы повоевали с ними, я бы на вас посмотрел”. Дальше он уже не спорил, а отходил и начинал заниматься чем-то другим.
До моста Андрей не доехал - возле Мариинки он получил вызов. “Везет мне сегодня на влюбленные парочки”, - подумал он, разглядывая парня и девушку, пока они садились в машину. “Студенты, судя по одежде”,   - отметил он. Устроившись на заднем сиденье, они всю дорогу о чем-то вполголоса ворковали. Машина наполнилась легким чуть сладковатым запахом каких-то духов и молодого тела. Эта смесь напомнила Андрею запах Марины. Сейчас она сменила духи и повзрослела, а тогда, когда мир вокруг сочился только этим запахом, они бесконечно единые друг в друге, благословляли все вокруг на любовь.
Опять пошел снег. Проползающие мимо фонари поочередно заглядывали в машину через лобовое стекло. Их затуманенные снегом взгляды равнодушно скользили по салону. Они-то на своем веку много перевидали таких парочек. И столбам было совершенно непостижимо, отчего так радуются эти люди, зачем они смеются, целуются. Они не понимали, что в некоторой степени они сами есть плоды этой любви, любви, созидающей, являющейся началом, продолжением и снова началом всего человеческого мира, частью которого они сами являются. Андрею сильно захотелось домой. Захотелось обнять и поцеловать Марину, услышать запах ее волос. Посмотреть в ее глаза, и обязательно найти в них любовь и ту зовущую потребность в нем, которую он видел еще десять лет назад, и которая его окрыляла.
Перемахнув Троицкий мост, машина въехала в пробку на Каменоостровском. До Серебристого бульвара, где Андрей, наконец, высадил своих пассажиров, они ехали еще сорок минут. “Теперь только домой”, - решил он, и отключил Убер.

Возвращение

Остаток пути Андрей провел в мыслях как он зайдет домой, что скажет, что ответит Марина. Он постоянно прокручивал ситуацию от начала и до конца, и каждый раз они с Мариной вели себя по-разному. У Андрея никак не получалось выйти на ожидаемый финал. Модель получалась не статичная, с непредсказуемым результатом. “А.., как будет, так и будет”, - мысленно махнув рукой, решил Андрей. Он уже доехал до дома.
Подходя к подъезду, он увидел свет в кухонном окне и рассеянный свет от настольной лампы в зале. Вовка делал уроки, а Марина готовила ужин. Входная дверь чуть скрипнула. Андрей аккуратно повесил пуховик на крючок вешалки и, сняв ботинки, прошел на кухню. Вкусный запах их дома, в котором был Вовка и Марина, как сторожевой пес обнюхал и впустил его, признав своим. На сковородке аппетитно скворчала картошка с салом. Андрей не двигаясь, молча смотрел на Марину. Она стояла к нему спиной и не заметила его прихода. Все сценарии и слова, в обилии придуманные за последний час, полетели к черту, только невысказанная нежность билась внутри груди, не находя способа выйти. Марина что-то резала, потом перестала и медленно повернулась к нему. Она с легким испугом внимательно посмотрела в его глаза, отвернулась и снова принялась что-то строгать.
- Как дела? Помочь?
Он подошел и поцеловал ее чуть ниже уха. Марина вздрогнула и отстранилась.
- Не надо, - она потерла шею рукой, как бы стирая поцелуй. Быстро закончила резать, сбросила зелень и огурцы в чашку, а разделочную доску и нож в мойку.
- Чего ты? - Андрей удивленно смотрел на нее. - Ты же всегда любила, когда я целовал тебя в шею.
- Это было раньше, теперь не люблю. - Марина с какой-то злостью дернула дверь холодильника и достала майонез.
- Что значит: “это было раньше”? - Андрей с недоумением смотрел на Марину.
- Было, но прошло, милый, - сделав ударение на последнем слове, ответила Марина. - Ты мне не интересен. Все.
- Что “все”?
- Сам знаешь, что все. Мы с тобой давно уже чужие люди и живем вместе только ради Вовки.
- Никакая ты мне не чужая. Я сегодня понял, что все не так как мне казалось.
- А как тебе казалось?
- Ну, я думал, что да, мы уже не сможем жить вместе. “Наши отношения исчерпали себя”, - процитировал он где-то услышанную фразу. - И все такое.
- И что же сегодня изменилось? С чего ты вдруг решил, что наши отношения “вышли из тупика” и я тебе стала нужна?
Марина все это время собиравшая на стол, резко остановилась и посмотрела Андрею в глаза. Он понял, что она долго ждала этого разговора, и немного смутился от такой ее серьезности. Он вдруг испугался, что она сейчас заплачет и у нее начнется истерика, и что опять все упрется во взаимные обиды и упреки. Холодок испуга, пробежав по спине, породил мысль: “не надо серьезности, выяснения отношений опять ни к чему не приведут”.
- Я сегодня понял, что люблю тебя, - Андрей попытался притянуть ее к себе. Марина отстранилась.
- Ты только сегодня понял? Ты понял, и я должна броситься в твои объятья?
- Марина, я был неправ. Прости меня, - Андрей неловко встал на колени. В этот момент у него зазвонил телефон. Он вынул его из заднего кармана джинсов, посмотрел и тут же сбросил звонок, положив телефон обратно в карман. - Марин, - шутливым тоном продолжил он извиняться, - я люблю тебя, и всегда это делал…
- Что “это” делал? - Марина чуть улыбнулась.
- Ну, любил тебя. И буду любить только тебя, торжественно клянусь и обязуюсь. Хочешь, где угодно напишу и распишусь?
- Кровью напишешь?
- Обязательно кровью, только кровью. Где прикажете?
- Ладно, не надо, - Марина усмехнулась, - вставай, и иди мыться.
- Можно один маленький поцелуй?
- Один можно, - согласилась Марина.
Андрей встал и поцеловал ее. Марина слегка оттолкнула его от себя в направлении туалета.
- Иди, давай, а я пока ужин доделаю.
Андрей пошел переодеваться. Когда он зашел в ванную, Марина прошла в спальню. На кровати валялся телефон Андрея. Она включила его и открыла журнал звонков. Последним был пропущенный звонок от абонента “Света”. Марина посмотрела последнюю смс-ку. Андрей только что ее отправил Свете, в ней говорилось: “не звони мне больше НИКОГДА”. Она облегченно вздохнула, улыбнулась и, бросив телефон на кровать, пошла на кухню.


Рецензии
Эта проза наводит на раздумья, что очень своевременно и ценно в нынешнем неспокойном мире.
Спасибо!

Анатолий Ефремов   23.07.2017 22:02     Заявить о нарушении
Рад, что Вам понравилось. Спасибо за отзыв!

Юлиан Елисеев   24.07.2017 18:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.