Рядовая окопная правда Бахмутки

04 февраля 2015

Поездка под Алчевск к доблестным ополченцам армии ЛНР, только что вернувшимся в расположение части после наступательных боев в районе Бахмутской трассы предполагала много сюрпризов. Большинство из этих ребят более недели провели в окопах, землянках, других укреп сооружениях под массированным артобстрелом атакующей армии Украины.

Куда приехала – не скажу, чтобы не помогать ВСУ выявлять места дислокации баз и штабов бригад ВСН. Также, сразу хочу предупредить, не все из тех, с кем беседовала разрешили обнародовать свои имена и даже позывные.

По приезду гостеприимные хозяева сразу проводили меня в столовую и накормили солдатским завтраком. Сегодня он состоял из макарон с мясной подливой, двух пирожков (один с картошкой, другой с вареной сгущенкой) и чашки чая. Вкусно готовят здесь повара, с любовью к солдатам, жалея их, помогая хоть немного восполнить далекий домашний уют. Столовая большая, светлая, чистенькая. И самый брезгливый человек не подумает поморщиться.

После завтрака меня пригласили о жизни армейской поговорить. Знакомые ребята проводили к командиру роты Дерибаскину Якову Владимировичу. Застали мы его за странным на первый взгляд занятием. Он марлей в три слоя оборачивал армейскую каску. Ну конечно, маскировки ради. Яков Владимирович разговор начал сам, не дожидаясь моего вопроса.

– Вы находитесь в расположении доблестной роты «Горизонт», это первая рота первого батальона четвертой мотострелковой бригады. Наша рота ведет постоянные боевые действия в течении трех с лишним недель в районе населенных пунктов пос. Донецкий, Новотошковка, Фрунзе.

Два дня назад под пос. Донецкий моим подразделением было уничтожено 2 единицы боевой техники противника. Это танк Т-64, а вторая – я так и не понял, что это за единица была – похоже, из польской техники, но больше она по нашей земле ползать не будет. Это точно. Потерь в роте нет. Один трехсотый, но и он просто контуженый. А всего в этом районе было уничтожено более 10 единиц боевой техники противника. Было сообщение, что украинские солдаты на 29-м блокпосту суетятся, делают ошибки. Я уверен, что в ближайшее время он будет наш.

Мы с ребятами приехали всего на два-три дня с передовой. Вот сейчас попарились в бане, привели себя в порядок. Нужно еще почистить оружие, получить все необходимое, а завтра вернемся обратно в окопы. Сменим тех, кто сейчас на посту.


– А вы из местных или приезжий?

Я – доброволец из Краснодарского края. Приехал воевать за Донбасс, а не за какие-то отдельные личности. И все мои люди воюют за Донбасс, поэтому немного обидно, когда руководство неуважительно относится к «работягам», без которых ничего отстоять не получится. На передовую ведь далеко не все выезжают, далеко не все рискуют так, как мы.

– А какова политическая мотивация вашего решения приехать и воевать за Донбасс?

– Я сейчас скажу два тезиса и вы все поймете. Я по матери кубанский казак, по отцу – донской. Это моя земля. И то, что они там начертили какую-то линию – мне это по барабану. Это Донские степи – земли Войска Донского. У меня сын там дома остался, в этом году ему в школу идти. Поэтому одна у меня мотивация: не будут западники здесь жить и командовать, не будут разорять наши города и села казачьи.

Мы – казачьего рода. А они? Какого они там казачьего рода? Они, эти холопы, всю жизнь под Поляками были, а только получили свободу от них, так опять туда же стремятся. И что будет хорошего, если они ворвутся сюда? Кто здесь останется из наших? Они же их уничтожать продолжат. Счеты сводить. Поймите, ничего хорошего они здесь построить не смогут. Только разрушить. Так какой еще у меня может быть стимул стоять за Донбасс? Я не дам им разорить этот благословенный край. И бойцы мои – все воюют за Родину. Ни одного человека нет, кто не за идею пришел.

– А каким вы видите будущее Донбасса?

А будущее Донбасса – это будет самое прекрасное будущее! Это будет самое свободное и счастливое государство в Европе! Здесь люди будут жить в любви и уважении друг к другу, и будут так жить вечно и долго. И уважаемыми будут во всем мире, потому что народ сумел постоять за себя и сумел сказать свое твердое слово. Это все живет в моем сердце. Я не знаю когда это будет, но я в это верю. Поэтому я здесь.

– Вы воюете, вам ставят задачи. Причем, серьезные задачи. Вы рискуете жизнью, выполняя их. На ваш взгляд, обоснованные ли они? Вы не считаете себя «пушечным мясом», «барашками», которых вперед пускают, как говорят? Появились в обиходе сейчас такие расхожие фразы.

– Мы себя «говядиной» не считаем. Сидеть в тылу, когда такое творится, для нас не приемлемо. Тот, кто с нами, на передовой, тот себя «говядиной» не считает. Мы люди, самые обычные нормальные люди. Со своими недостатками и достоинствами. А кто себя считает «говядиной», тот сидит в тылу. Вернее, он стоит в стойле и «Му-у-у!» кричит. А мы не «говядина», у нас есть боевые задачи, которые мы обязаны выполнять и выполняем. Самый большой показатель – мы на передовой.

Вот тут у нас ситуация сложилась вокруг 31-го блокпоста. Я знаю ребят, кто участвовал в этой операции. Им только потом сказали, что мы выполняли отвлекающую роль. То есть проводились определенные маневры, мы ими вызывали огонь артиллерии противника на себя. Но война не бывает без жертв, мы же все это прекрасно понимаем.

– Вы знали о том, что выполняли отвлекающие маневры и сознательно шли на это?

– Нет, не все знали, не все сознательно шли на это, но это ничего не меняет. Я потом уже, когда мы были под сплошным минометным обстрелом, объяснил бойцам что происходит, что наша задача просто посидеть здесь и отвлечь противника. В результате этих маневров 31-й блокпост под Бахмуткой был взят. И когда там услышали перестрелку ближнего боя, мы сразу откатились.

Да, есть какие-то тактические действия, которые понять трудно непосвящённому человеку, но это не значит, что мы «говядина». Кстати, после этой операции у меня ни одного раненого не было. Мы там немного попереживали, но вернулись и все встало на свои места.

Но и очень многие, я повторюсь, привыкли у нас воевать в тылу, а как доходит до дела, куда-то исчезают. Я о своей роте скажу: когда ребятам сообщил, что мы идем в контрнаступление, то в моем случае, и это еще хорошо, 4 человека написало заявления на увольнение. А когда мы выполнив задание приехали из Фрунзе, выходят к нам на встречу люди, причем должностные люди, и говорят: «Как? Вы вернулись? Вы же не должны были вернуться оттуда!»

А мы вернулись, еще и без потерь. Вот сейчас отдохнем немного, заберем свой трофейный БМП, пополним боекомплект и вперед! Поэтому говорить что-то заранее, что нас на верную смерть посылают, нельзя. Одному Богу известно где что и как случится. Есть задачи, которые нужно выполнять. И должен быть кто-то, кто их сможет выполнить.

– То есть вы считаете, что ваше командование достаточно грамотное, выбирает правильную стратегию для достижения цели?

– Так точно.

– А нельзя назвать, кто это грамотное командование осуществляет?

– Для меня, для нашей роты – это командование четвертой бригады. Если лично – то полностью доверяю зам. командира 4-й бригады подполковнику Алексею Анатольевичу Павлову. Конечно есть и более высокое командование, с которым я непосредственно не связан.

В наш разговор вмешался зам. командира 2-го взвода Лесняк Сергей Николаевич из Красного Яра с позывным «Сёма»:

– Если бы еще наше командование и те, кто там выше, команду дали чаще менять нас на постах, чтобы мы могли чаще купаться, простуду подлечить, семьям какую-то копейку отвезти, то мы были бы им очень благодарны. Простите за рядовую окопную правду.

– Когда рота находится три недели под обстрелом (я сам воевал и в Чеченской народной республике, это не первый мой вооруженный конфликт), на самом деле, люди морально устают от войны, от этого «пинг-понга», как я его называю, поэтому нужно какую-то ротацию проводить, чтобы люди успевали отдохнуть.


– А есть у вас люди в роте, кого можно назвать героями?

– Конечно есть. Это зам командира роты Андрей Бережнов, командир взвода Александр Геннадиевич Кобзев – воюет с больными ногами, инфаркт перенес. И воюет доблестно. Еще зам. командира 2-го взвода Лесняк Сергей Николаевич – это он вчера в бок танка врезал. Еще гранатометчик Володя «Щука» тоже не раз отличился, Александр Владимирович Цыферов, Петр Михайлович Ищенко – незаменимый человек, на все руки мастер. Виталий Владимирович Дьяков – участвовал во всех разведывательных операциях. Очень многие проявили себя. И ваш сын во Фрунзе в том кошмаре был, он из другой роты правда.

А вот так об этих событиях вспоминает ополченец из Луганска, из другой роты. Он попросил не называть его имени.

– Говорят, тяжело вам досталось во Фрунзе?

– Бои там были – «офигительные». Два дня сплошным огнем нас месили с грязью, утюжили конкретно. «Грады», минометы 82-е, 122-е, САУ работало. Выезжал один танк и одна БМП и лупили с навеса, сверху прямой наводкой по нам. Потом чуть реже стало. Мирных жителей почти всех эвакуировали. Остались только те, кто не мог уехать. Сам поселок пострадал основательно. Газопроводы, электричество: столбы, трансформаторы, провода – все поразбивали. В водовод попали. Мы там воду со снега топили.

Меня с ребятами чуть не разорвало там. В семи метрах от нас «Град» лег. Дом пробил, где кухня у нас была, потом еще и столб электрический снес. Ракета разломалась. Одна часть возле меня упала. Начала прямо на глазах взрываться. Меня отбросило взрывной волной за кучу с углем. Там еще четверо в доме в это время находились. Слава Богу, живые все остались. Но двоих контузило, из них одного сильно, но все уже нормально. Это сразу после Крещения было. Мы еще выходили ночью раздетые, снегом обсыпались в честь праздника. Господь спас.

– А храм Андрея Первозванного целый?

– Когда разведывательные обходы делали, подступы к поселку исследовали, подходили к храму. Во дворе постройки разрушены, а само здание церкви хоть и без стекол, но стоит.

Вроде из жителей поселка там никто не пострадал, но дома процентов на 30 разрушены. А когда наши на 31-й блокпост вошли, тогда от нас немного отвели огонь. Артиллерия ВСУ уже по 31-му блокпосту больше работала.



– А есть подтверждение тому, что с вами легионы НАТОвские, как Владимир Путин их назвал, сражаются?

– Ну, это давно уже не секрет. Подтверждения этому есть. Негра не так давно снял с их артиллерийского расчета. С ним рядом еще трое англоязычных находилось.

Простившись с ополченцем из Луганска, я стала свидетелем того, как на выполнение боевого задания собирается взвод ПТУРщиков. Командир отдельного взвода назвал только свой позывной: «Золотой».

– Как воюется?

– Да, нормально воюем, с оптимизмом. Победим скоро.

– В победу верите?

– Конечно, верим. Из Урала так просто добровольцы не приезжают. Вы у моих ребят спросите, они подтвердят.

Рядом стоял молодой парень из г. Счастья. Там у него остались родные, поэтому, боясь, что «Айдаровцы» могут выйти на них, он не назвал даже позывного.

– Они в подвалах там сейчас сидят. Молятся о нас и ждут с нетерпением, когда мы их освободим от нацистов. Воюю я с самого начала конфликта, так что можете понять, как они соскучились. В победу верю. Верю, что в очень скором времени смогу обнять свою семью.

На мои вопросы ответил еще один молодой парень.

– Представьтесь пожалуйста.

– Позывной «Валек». Сам я из Донецкой области, из Иловайска. Приехал в ЛНР стоять за свою Родину.

– Если вы из Иловайска, то наверное, и в Иловайском котле принимали участие?

– Там я тоже воевал. Началось все 6-го августа. На всю жизнь запомнил. Мы там варили, варили и сварили Иловайский котел.

– А к нам не Дебальцевский котел приехали доваривать?

– И Дебальцевский доварим, и Крымский еще сделаем. Мы им сварим всё, что потребуется. И мотивация моя при этом очень простая: выгнать их всех с нашей земли и этим прекратить гражданскую войну. Нечего им делать на Донбассе.

– А для них можете что-то сказать? Да, они противники по глупости своей, но все равно остаются братьями. Что бы вы хотели пожелать им через средства массовой информации?

– Я им пожелаю одно: пусть думают своей головой, а не слушают тех, кто им рассказывает сказки про нас. И не надо приходить воевать на нашу землю. Идите у себя в доме, в Раде своей разберитесь сначала, накажите тех, кто вас против жителей Донбасса идти войной заставляет. А мы сами здесь разберемся как нам жить и что делать.

Я перекрестила ребят, садящихся в «Урал», дождалась пока машина тронется в путь и пошла прощаться с людьми, пригласившими меня на эту базу армии ЛНР. Несмотря на тяжесть информации о тяжелых, продолжительных боях в районе Бахмутской трассы, уезжала я из Алчевска с легким сердцем, внутренним спокойствием и уверенностью в завтрашний день, в светлое будущее Донбасса. С такими патриотически настроенными ребятами все у нас будет хорошо. Нужно только еще немножечко потерпеть.


Рецензии