Индивидуалка в провинциальном городе

Ее звали Сьюзи. Конечно же, это был творческий псевдоним. Паспортные данные свидетельствовали о том, что Елена Георгиевна Варфоломеева 1987 года рождения из небольшого дальневосточного городка всю свою сознательную жизнь только и делала, что проживала по одному адресу на окраине его самого неблагополучного жилого района. Если копнуть глубже, то выяснится и факт незаконченного высшего образования, получавшегося в г. Хабаровске, а также и то обстоятельство, что вменяемой профессии у данной молодой женщины никогда не было и наверняка больше и не предвидится. Однако при беглом осмотре в голову приходит мысль о довольно-таки приличном материальном благополучии данной личности. Ведь новая норковая шубка и современная японская малолитражка не могли свидетельствовать об обратном. Конечно же, сегодня данные мещанские атрибуты жизни уже давно канули в лету на цивилизованной части нашей Родины. Но, то - на благополучной ее области (и речь не о субъекте РФ), а это – на окраине Земли. Так что показатели «девяностых» еще не везде потеряли свою актуальность взамен на новые ценности.

Попробуем понаблюдать за нашей героиней в течение одного «рабочего» дня через, как говорится, замочную скважину ее судьбы. Сразу требуется обозначить некоторые существенные детали ее безупречной деятельности: «крышу» власти и «покровительство» улиц. Эти важные аспекты безопасности в данном случае воплощались в лице участкового и Кучерявого («смотрящего» за районом), которым два раза в месяц представительница древнейшей профессии с улыбкой на лице и дрожью в коленях (не от душевного же трепета, конечно) «отстегивала налог». Данные издержки она списывала на «добрую волю» государства и бизнеса, а потому и не роптала на тяжесть жизни в условиях тесного контакта с потребительским рынком.

Сейчас Сьюзи была вольной птицей, которая может сама решать: работать, например, ей сегодня или завтра жрицей любви или же провести, так сказать, досуг по своему усмотрению, включая поход с подружками по нелегкой судьбе в шоп-тур по местным бутикам (ну, не по барам же и ресторанам, где напоминание об основной профессии получится самое, что ни на есть, навязчивое и предсказуемое). Но так было не всегда. Еще пару лет назад наша героиня проходила уроки жизни «в полях», то есть, в составе сплоченной группировки женской плоти или эскорт-службы в краевом центре, где ее как личность никто не собирался воспринимать. То были годы настоящего рабства, и только в горних высях известно как г-же Варфоломеевой удалось-таки тогда унести свои очень даже привлекательные ноги из «помойки» человеческих отношений.

Итак, на календаре, висящем в покоях нашей героини значился конец пролетарской недели, а это красноречиво указывало на одно обстоятельство: «пятница-развратница» не щадит женскую плоть касательно ее прямого назначения. Как и положено индивидуалке Сьюзи принимала своих тематических гостей у себя дома. Квартира была двухкомнатной, так что «дральня» и опочивальня», обозначенные соответствующими стилизованными под старину табличками, четко зонировали пространство на личную и рабочую площадки. Кухня же и санузел (совмещенный, конечно же, - «хрущевка», как говорится, и в Африке не комильфо) являлись зонами общего доступа и служили, как для естественных надобностей, так и для романтических посиделок с VIP-персонами (были и такие). Ведь наша героиня, хоть и тратила основные свои силы и умение на коммерциализацию романтических отношений, но не чуралась и готовить кулинарные шедевры. Эта ее склонность к «вкусненькому» была №2 в списке ее талантов (№1 отводился, само собой, профессии).

Открыв свои бл…. (пардон, зеленоглазые) очи Сьюзи сразу же принялась прикидывать свои шансы на приобретение суточной прибыли в рублевом (валюту она не очень-то жаловала из-за ее непредсказуемых курсовых движений) эквиваленте. В этой своей части наша героиня очень даже соответствовала образу патриота. После незамысловатых размышлений она убедила себя, что пять человеко-встреч за день принесут ей полную гармонию из расчета прибыли и издержек здоровья. На часах был полдень, а заканчивать рабочие будни она привыкла в пять часов утра (сложившийся биоритм нашей героини был незыблем уже несколько лет, и менять что-то в этой категории взаимоотношений со своей физиологией не было ни какого смысла). Таким образом, бодро подскочив из объятий теплой постели, г-жа Варфоломеева (Сьюзи она еще успеет стать при общении со своими клиентами) принялась осуществлять утренний моцион: зарядку, умывание, завтрак и макияж.

Через два часа наша героиня соблаговолила ознакомиться со своими неотвеченными звонками на новеньком смартфоне. Все телефонные номера были (всего семь) неопределенными, так что жеребьевка была простой – первый по списку. Разговор был по-деловому короток и информативен, а через полчаса двое подростков (тариф тоже двойной), изображая из себя завсегдатаев подобного рода заведений, уже стояли в прихожей Сьюзи с бутылкой шампанского и коробкой каких-то не очень презентабельных конфет.
- Сьюзи, - белобрысый парень (его друг был кавказской наружности, но говорил без акцента, что автоматически уравнивало их шансы) весь дергался, как на шарнирах, и был изрядно возбужден, что недвусмысленно было отражено и на его причинном месте, - мы тут… подумали, что время – золото….
- Я поняла, - ветеран своего дела влет уловила намек парня и решила помочь ему в обсуждении, так сказать, формальностей, - вы желаете «расписарить чику на двоих»?
Невнятное бормотание и кивание коротко стрижеными головами свидетельствовали о полном взаимопонимании сторон.
Дальнейшие события носили чисто тематический характер и проходили под полным контролем Сьюзи, которая научилась за долгие годы в профессии получать, как говорится, двойную выгоду, учитывая коммерческий и физиологический аспекты. А иногда ей везло настолько, что к данному двойному стандарту в качестве бонуса добавлялся и «романтико». Это было в те редкие моменты, когда она теряла голову от какого-нибудь красавчика или просто хорошего парня. А если этот мужчина ее мечты становился еще и постоянным клиентом, то Сьюзи могла позволить себе даже сделать существенную скидку для их свиданий. Но, заниматься сексом бескорыстно не позволял ее профессионализм, о котором она заботилась очень даже внимательно, так как репутация могла сыграть злую шутку. Но сейчас не об этом….

Подростки сумели-таки поднять настроение прожженной путанее своими несдержанными эмоциями и огромным физиологическим потенциалом. А потому к своим дальнейшим трудовым подвигам она подошла с полной самоотдачей и даже рвением….

Не прошло и десяти минут с момента, как дуэт молоденьких жеребчиков покинул квартиру Сьзи, и дверной звонок возвестил о несанкционированном визите. Такое случалось редко (без предварительной договоренности) и могло произойти только со слишком постоянными клиентами из очень узкого круга и только в особенных случаях. На пороге стоял шестидесятилетний ухоженный мужчина, который всем своим видом напоминал счастливого школьника, сбежавшего с уроков для того, чтобы совершить какую-нибудь шалость.
- Степан Федорович, ты же должен завтра прийти! - хозяйка квартиры была и рада встрече (еще бы – платил-то этот «солидняк», не считая купюр, исключительно на ощупь толщины кэша) и встревожена его неожиданным появлением, что проявилось на щеках и скулах в виде красного румянца.
- Не волнуйся, милая! Даже, если бы ты была занята, я подождал бы на кухне. Просто у меня появилась возможность именно сейчас – проезжал мимо.
- Ты надолго? – Сьюзи перестала волноваться и уже мысленно приготовилась окунуться в отношения формата «детка-папик», что, естественно, требовало актерского перевоплощения.
- Пара-тройка часиков у нас есть, - зрелый мужчина чувствовал себя здесь в положении полноправного хозяина (чиновник из администрации проявлялся всегда и везде одинаково), - так что завари кофейку и сними уже с себя все лишние портки. Ты же знаешь, что я не умею ценить так текстиль, как анатомию женского тела.
Сказано-сделано….
Три часа незамысловатой деятельности прошли довольно быстро, ведь душевные отношения в наше время могут в полной мере приравниваться к романтическому аспекту. Секс был не столько страстным, сколько скоропостижным, что, однако, не умалило общечеловеческих достоинств партнера нашей героини.

Ближе к восьми часам вечера по предварительной еще загодя (два дня назад) записи в гости к Сьюзи заглянул ее старый (по давности тематических отношений, а не по возрасту) знакомый – Василий по имени и дальнобойщик по профессии.
- Привет, красопета! – мужчина «под сорокет» был слегка подшофе, - все хорошеешь!
Характерный звук шлепка по самой трепетной (вибрации продолжались еще некоторое время после механического воздействия) части тела, и «уже не юноша» повлек свою опять же не только визави в хорошо знакомую «дральню».
В этих отношениях показательно то, насколько цинична продажная любовь. Ведь здесь присутствует полная победа порока над чистотой чувств или физиологии над романтикой. Пыхтение, прерываемое сумбурной речью, аритмичное скрипение видавшей виды кровати, и через час очередной гость корыстной нимфоманки уже покидает ее обитель. На внешнем облике обладателя двух продолжительных серий сексуально-атлетического характера (дальнобойщик должен быть сильным, ведь колеса у «КамАЗа» менять – это вам не подпоясаться!), означенных глухими и рычащими акустическими извержениями было полное спокойствие и невозмутимость. Из этого следовало, что сеанс релаксации прошел качественно и полностью оправдал ожидания своего соискателя.

С полуночи и до пяти утра Сьюзи посетили транссексуал с мужским достоинством в причинной части и молодая семейная пара, желающая разнообразить свой сексуальный опыт. Оба сеанса вполне соответствовали понятию «извращение», но это нисколько  не смущало нашу героиню, так как удивить или пристыдить ее уже стало невозможно по самому определению порядка вещей. Ведь ее жизненный опыт давно вышел за рамки постижимого большинством людей на нашей планете, а стремление к получению коммерческой выгоды с годами не только не угасло, а, пожалуй, превратилось в некую форму ненасытности. Которую, однако, ограничивали физиологические «праздники», время на восстановление в виде сна и те редкие моменты, когда лень побеждала другие виды порока (блуд и сребролюбие).

Перед сном Сьюзи приняла ванну (а очищение души регламентом предусмотрено не было), чем свершила гигиенический акт тела. А, закрывая свои бл… (пардон, зеленые) глаза, увидела на ментальном уровне как на экране калькулятора сумму, заработанную почти честным образом (речь не о «Трудовом кодексе»), которую большая часть населения ее родного дальневосточного городка (глухомань глухоманская) могла получить на банковскую карту только два раза в месяц (аванс и основная часть зарплаты). Так что материальный аспект от подобного рода деятельности имел место быть. А про издержки профессии Сьзи задумается потом – когда с ними столкнется. Ведь народный эпос недвусмысленно выразился на этот счет фразой: «Дорога ложка к обеду!», - которая постоянно окрыляла молодую женщину в минуты слабости – совесть-то дана была даже ей. Под издержками самой древней (можно подумать Еву обвинили в этом напрямую!) профессии автор считает душевные и телесные болезни, осуждение обществом (правовое и моральное поле), отсутствие полноценной социализации и семьи (в своем родном городке для нее точно путь заказан в этом плане), а также собственные муки совестливых переживаний, когда они изволят проснуться (а такое тоже бывает).

Очередной день прошел для нашей героини буднично и рутинно. Возможно, что через неделю из ее памяти сотрутся даже все его детали, но копилка «ценностей» продолжает наполняться, так что не следует уповать на безвозмездное совершение надругательства над самым святым из всего существующего в реальной жизни – любовью. Ведь на пенсию проститутки не выходят по старости в том смысле, как регламентируется законодательством даже нашей горячо любимой Родины. Для таких как Сьюзи не лишне было бы вспомнить и об одном из первых декретов Советского правительства, который жестоко покарал носительниц порока в свое эпическое время. Автор имеет в виду расстрел нескольких десятков тысяч Петроградских проституток, растлевающих пролетарский дух будущих строителей коммунизма. А если вспомнить Марию Египетскую, то для молодой, но уже очень состарившейся в своей греховности женщине, уготован только один путь – исправление. Иначе все будет очень даже плохо. Возможно, для нее еще не пришло время для такой кардинальной переоценки ценностей, но все когда-то случается. И это уже точно данность!


Рецензии
Мне понравилось, продолжайте в том же духе.

Филипп Онищук   25.06.2017 13:26     Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.