Восточно-Прусская операция-1-9-7-1

Электронная версия данной книги создана исключительно для ознакомления только на локальном компьютере! Скачав файл, вы берете на себя полную ответственность за его дальнейшее использование и распространение. Начиная загрузку, вы подтверждаете свое согласие с данными утверждениями! Реализация данной электронной книги в любых Интернет-магазинах, и на CD (DVD) дисках с целью получения прибыли, незаконна и запрещена! По вопросам приобретения печатной или электронной версии данной книги обращайтесь непосредственно к законным издателям, их представителям, либо к автору!


В. Шпинев «Восточно-Прусская операция. Краткая хроника»–1-9-7-1.

Немецкие оборонительные сооружения в Германии, Польше и Восточной Пруссии (приграничные укрепления, укрепрайоны, бункеры, форты, полевые укрепления).
Старая линия оборонительных сооружений и форты Кенигсберга.  Слухи и легенды о подземных ходах и помещениях у фортов.


Бункеры Ляша и Брюсова.


В 1945 г. в Кенигсберге и его окрестностях работали инженерно-саперные подразделения, которые проводили инвентаризацию фортификационных сооружений. В ходе этой работы были обнаружены некоторые подземные сооружения большого объема…
Некоторые из них: на территории склада (поселок Левенхаген, ныне – Комсомольск-Новый) находится подземная спасательная станция, представляющая собой железобетонный каземат, закрывающийся сверху подвижной (на рельсах) железной плитой. Спуск в каземат по лестнице на глубину 8 м. Размер подземного помещения 20х8 м. Шахта была оборудована сигнализацией и телефонной связью. Кроме того, на территории склада обнаружен бетонный подземный каземат, находящийся на расстоянии 10 м от лаборатории, размером 15х6х21 м. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

Наземный бункер на ул. Суворова, 21 был построен в начале 30-х годов ХХ в. из монолитного густоармированного железобетона и предназначался для укрытия местных жителей от артиллерийских и бомбовых ударов. Мог быть использован для пункта управления любой военной структуры. Бункер имел 5 этажей и вмещал свыше 300 человек. Он обладал достаточной степенью автономности и живучести. Толщина его стен – 115 см, а перекрытий и покрытия – 35 см. Бункер был оборудован системами водопровода, канализации, энергоснабжения, отопления и вентиляции с соответствующими защитными устройствами. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

Отдельно стоящий подземный бункер № 5 в районе улицы Киевской… имел вместимость около 100 человек. Конструкция бункера комбинированная. Стены из железобетона толщиной 40 см, покрытие частично железобетонное, местами армокирпичное по металлическим балкам. Оборудовано было канализацией, водопроводом, отоплением и дренажом. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

Имелся хорошо оборудованный бункер крайсляйтунга в районе Театер-штрассе в двух шагах от площади Парадеплац, где размещался командный пункт генерала Ляша… Крайсляйтер Вагнер …оставил свой командный пункт в глубоком бункере у «Дома труда». (А. Орлов «О чем молчат подвалы «Блютгерихта»).

Примерно такими же характеристиками обладали и другие наземные и подземные бункера города-крепости. Встроенные… еще выдерживали и нагрузки от обрушиваемых зданий… Фашистское командование… принимало меры по усилению защиты существующих бункеров и строительству новых… «Ковровые» бомбежки города англо-американской авиацией в конце августа 1944 г. и бомбовые удары советской авиации… показали, что железобетонные покрытия бункеров толщиной 30-40 см с метровой защитной толщей грунта не выдерживают прямых попаданий фугасных авиабомб. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

Генерал О. Ляш осуществлял руководство… войсками из встроенного убежища здания бывшей почтовой дирекции (ныне – штаб ДКБФ)… Проблемы по выбору места для размещения пункта управления в Кенигсберге не существовало… В городе еще с 30-х годов ХХ века были построены многие десятки как отдельно стоящих, так и встроенных бункеров (убежищ) подземного и наземного типов с бетонными, железобетонными и армокирпичными стенами и покрытиями. Большое количество бункеров было построено после Сталинградской битвы. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

В конце января 1945 г. генерал О. Ляш отдал приказ о строительстве для своего штаба в районе спешно оборудуемого нового командного пункта на Площади парадов нового мощного бункера по типовому проекту, разработанному ранее проектировщиками строительной организации Тодта.
Возводился бункер силами и средствами нескольких организаций, которые продолжали функционировать в Кенигсберге даже после тотальной мобилизации их рабочих и служащих в фольксштурм и на строительство… Восточного вала. Среди них можно назвать филиал акционерного общества Вайса и Фрайтага «Бетонные и железобетонные наземные и подземные сооружения», Центральную контору Юлиуса Бергера «Подземное строительство и другие.
Защитные и защитно-герметические двери были изготовлены фирмой Франца Шредтера «Железо и сталь – строительство»… Монтаж… оборудования осуществлялся специалистами общества с ограниченной ответственностью Шеффера и Валькера.
К 7 марта 1945 г. бункер группы управления командного пункта крепости Кенигсберг был готов. Свое решение на перенос командного пункта из подвала главной почтовой дирекции генерал О. Ляш обосновал так: «Спокойно работать там моему штабу было просто невозможно. Любой артиллерийский снаряд, даже малого калибра, без труда пробил бы надподвальное перекрытие, находившееся почти на уровне земли»…
Бункер представляет собой правильный подземный параллелепипед, выполненный из монолитного железобетона и состоящий из двух отсеков по длине, разделенных сплошным температурно-осадочным швом. Общая длина сооружения 42 м, ширина около 15 м и высота порядка 5 м. Покрытие бункера состоит из полутораметрового слоя железобетона (заполнителем которого были гранитный щебень и битое стекло), битумной гидроизоляции и метровой защитной грунтовой толщи. Бункер имеет коридорную планировку и насчитывает 17 штабных и 6 вспомогательных помещений (тамбуры, санитарные узлы, технические и вентиляционные помещения).
Толщина наружных стен составляет 70-80 см, внутренних – 40-50. Бункер оборудован двумя входами тупикового типа с защитными и защитно-герметичными дверьми. Закрытие их осуществляется при помощи клиновых задраек.
В состав инженерных сетей входили: канализация, водопровод, отопление, приточная вентиляция и дренаж. Напор воздуха в штабных помещениях регулировался специальными клапанами перетекания. Здесь же имелся и водосборный колодец, собиравший грунтовые воды, которые насосами перекачивались в систему ливневой канализации города. Так же осуществлялось и удаление фекальных вод. По стенам коридора пролегала фосфоресцирующая (светящаяся в темноте) полоса. У каждого входа в бункер находились круглые металлические сооружения с коническим покрытием (бывшие городские трансформаторные будки) для размещения охраны и лиц, осуществляющих пропускной режим…
Командный пункт крепости Кенигсберг генерала пехоты Отто Ляша, …вместе с охранной зоной, маршрутами патрулирования, убежищем городского фюрера Вагнера, занимал довольно обширную территорию, ограниченную нынешними улицами Житомирской, Пролетарской и Соммера. Его состав был традиционен для пунктов управления подобного ранга: группа управления (железобетонный бункер, где находился сам комендант, его заместители и службы), группа обеспечения (большое убежище перед университетом, где находились столовая, охрана, лазарет и «обслуга» транспорта) и узел связи в подвалах университета. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

Бункер – группа управления – входил в состав командного пункта коменданта крепости Кенигсберг, наряду с группой обеспечения и узлом связи. Все эти три составных части командного пункта имели телефонную и радиосвязь и соединялись между собой ходами сообщения в виде траншей полного профиля (глубиной 150 см) с одеждой из досок, прикрытых маскировочными сетями… С воздуха он прикрывался огнем зенитной батареи. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

Бывший командный пункт крепости Кенигсберг генерала пехоты Отто Ляша… функционировал с 7 марта по 9 апреля 1945 г. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

О. Ляш в своей книге «Так пал Кенигсберг» пишет, что покрытие бункера выдержало несколько прямых попаданий фугасных авиабомб и только к вечеру 9 апреля начало заполняться водой. Видимо, к этому времени были нарушены дренажные устройства и прекратилась откачка грунтовых вод в ливневую канализацию…
Сразу после штурма города бункер несколько лет никем не использовался. Он был затоплен грунтовыми водами.(А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

В конце 40-х годов его охраняли от проникновения туда детей два пожилых человека.(А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

В начале 50-х годов воду из бункера откачали и там разместился областной штаб противовоздушной обороны.
В 50-е годы в бункере размещалось руководство ОСОАВИАХИМ и ДОСАРМ (предшественники ДОСААФ).(А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

В марте 1950 г…. задержан… сотрудник немецкой контрразведывательной службы СД майор Ивански. Майор обратил внимание сотрудников КГБ на бункер О. Ляша и убежище городского фюрера Вагнера и заявил, что они соединяются подземными ходами через подвалы университета… Было… установлено, что на территории бывшей Площади парадов находились подземные ходы, назначение которых тогда установить не удалось, даже при проведении локальных раскопок… КГАЭ предложила закрыть этот объект, что и было сделано в 1982 г. ).(А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

11 октября 1960 г. в Министерство культуры ПНР (Польша) явился Е. Ястженбский, бывший шофер… секретаря по техническим вопросам гестапо Апфельштедта, который по личному указанию Э. Коха занимался вопросами перевозок и укрытия ценностей) и рассказал следующее: «Бункеры, где были спрятаны ящики… с культурными ценностями, находились на Шлоссбергплатц, возле озера Шлосстайх (район нынешней университетской площади)… Ценности поместили в один из бункеров, где находилась резиденция гестапо. Этот бункер находится недалеко от старого замка (Королевский замок), который стоит между озером и площадью у театра (бывшая площадь Парадов… Когда ценности были погружены в бункер, немцы взорвали все ходы и засыпали землей… Ценности находятся в Кенигсберге (Калининграде) в центральном бункере.
Захоронениями занимались сотрудники гестапо и розыски необходимо вести в районах размещения их служебных помещений… До середины 1943 г. гестапо размещалось в помещении полицайпрезидиума, затем переведено в помещение бывшей синагоги на Линденштрассе (ныне – ул. Октябрьская), где размещалось до налетов союзников, в августе 1944 г. вновь вернулось в помещение полицайпрезидиума.
Одним из помещений гестапо являлся равелин (крепость) на Гвардейском проспекте (редюит бастиона «Штернварте» (бастион «Астрономический»)». 
Автор версии сам не был участником захоронения, а во время операции оставался с машиной возле стены политической тюрьмы и слышал только взрыв, раздавшийся в направлении Орденского замка.(А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

В 1968 г. в бункере был открыт филиал Калининградского областного историко-художественного музея.(А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

В настоящее время для обозрения открыт только бункер – бывшая группа управления, где размещен филиал историко-художественного музея. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

В 1945 г. доктор А. Роде, хранитель Янтарной комнаты, водил советских искусствоведов во главе с А. Я. Брюсовым в трехэтажный бункер под Кёнигсбергом, чтобы показать им несметные сокровища, хранящиеся немцами в самом центре города, вернее, под ним; он был задержан при уничтожении секретных документов и открыл тайну клада. Сейчас координаты этих бункеров известны поисковикам под улицами Штайндам и Барнаульской. (11 и 13 октября 1987 года, «Красная звезда», очерк «Подземелья Калининграда: мифы и реальность»).

Должностные лица строительных организаций, которые возводили здесь в 1960-1970-е г.г. жилые дома… лично видели подземные ходы и сооружения на бывшей Площади парадов и окружающей территории. Однако после поверхностного осмотра все эти ходы засыпались грунтом и строительным мусором…
Бывший проректор университета Г. Прусенко утверждал, что спускался по ступеням из подвала университета в подземный ход, который вел в сторону бункера Ляша…
Инженер «Севзапэлектромонтаж» Н. Шабло… видел подземный ход недалеко от университета. Ход находился на небольшой глубине. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

В конце 1970-х – начале 1980-х… проводила поиски КГАЭ (экспедиция по поиску культурных ценностей)…
В 1980 г. …на Площади парадов… с помощью ручных буров обнаружили подземный ход, ведущий к зданию университета от бывшего оперного театра. Отделка его была выполнена из керамического кирпича. Ход имел проломы в сводчатом покрытии и был засыпан до верху строительным мусором…
На этом же месте проводилась проверка биоэнергетических возможностей И. Кольцова, члена… географического общества СССР. Независимо от нас он точно показал начартания этого подземного хода. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

В 1978 г… в районе бункера О. Ляша были остатки немецкого дома. При его разборке обнаружили подвал с мощным железобетонным надподвальным перекрытием. Глубина подвала от поверхности земли была 3 м. (А. Овсянов «В казематах Королевского форта», К., 1999 г.).

Подземную галерею обнаружили на глубине 10 метров под бункером, в котором в 1945 году находился штаб немецко-фашистских войск под командованием генерала Отто Ляша. С 1968 года в бункере работает музей, но, как оказалось, сооружение до сих пор хранит немало тайн. Ученым удалось проникнуть на глубину 10 метров…
Сергей Трифонов, автор проекта «Кенигсберг 13»: «Моя команда долго не могла получить разрешение на съемку под главной галереей бункера. Наконец, удалось! Мы спустили зонд на глубину десять метров и сделали снимок ящика, который ранее был обнаружен при помощи георадара… Ящик оказался довольно тяжелым, но его удалось оттолкнуть от стены специальным щупом. Под самой лестницей, которую мы сканировали, четко просматривается свод широкой галереи. Галерея идет со стороны руин Королевского замка, из подвалов которого сюда можно было незаметно перенести главные ценности города, в числе которых может быть Янтарная комната и четыре с половиной тонны золота Дрезденер-банка.
На снимке зонда просматриваются затопленные в воде ящики»…
На сегодняшний день историк считает, что главные открытия его командой уже сделаны – доказано само существование подземной галереи. Дело остается за малым – проникнуть туда, откачать воду и добраться до таинственного ящика. Вход пока обнаружить не удалось, но, по мнению Трифонова, он может быть присыпан землей рядом с музеем «Блиндаж». Обнаруженная галерея находится под лестницей, ведущей в бункер…
Источник: matveychev-oleg.livejournal.com.).

Бункер Брюсова.

Февраль 1967 года, …один из номеров «Красной звезды», статья капитана второго ранга Королева. В ней рассказывалось о том, что отбывающий заключение в варшавской тюрьме нацистский военный преступник Эрих Кох сообщил польскому журналисту о местонахождении Янтарной комнаты, пропавшей в годы войны… В статье говорилось о работе какой-то комиссии, осуществляющей розыск Янтарной комнаты на территории Калининградской области… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Мы провели чуть больше недели… в  Калининграде, облазив многочисленные развалины, «обследовав» глубокие подземелья…
Летом 1969 года нам с Витей Купцовым довелось… работать в составе Калининградской геолого-археологической экспедиции и за короткое время познакомиться с такими интересными людьми, как директор Павловского дворца-музея, бывший хранитель Янтарной комнаты Анатолий Михайлович Кучумов, начальник экспедиции Мария Ивановна Попова, кладоискатель-энтузиаст Иван Тимофеевич Цедрик, бывшие жители Кёнигсберга Макс Энгелин и Александр Вайнгартен… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

О спусках в подземные казематы и рыцарские комнаты бывшего Королевского замка… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Е. Стороженко… в течение ряда лет руководила работой экспедиции… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Так появилась документальная повесть «Тайны королевского замка», опубликованная газетой «Страж Балтики» летом и осенью 1990 года. Потом был целый ряд других публикаций под псевдонимом «А. Орлов»… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,
 
Гитлеровское руководство, считая художественные и исторические ценности важной материальной основой для будущего возрождения национал-социализма, а также надежным источником существования в послевоенной Германии и за ее пределами, предусмотрело осуществление целого комплекса мероприятий по их захоронению на немецкой территории и, в частности, Восточной Пруссии… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

За все время поисков Янтарной комнаты в Калининградской области прорабатывалось более трехсот пятидесяти версий ее нынешнего местонахождения, пронизывающих практически всю территорию этой самой западной части российской земли. Калининград и Балтийск, Черняховск и Правдинск, Полесск и Гурьевск, мелкие деревеньки и бывшие хутора, громадные форты и едва заметные подземные бункеры, полузасыпанные подвалы и подземные коллекторы — сколько их было, поисковых объектов, внушавших надежды на успех, …но, в конце концов, приносивших только разочарование и досаду… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Чтобы не разрывались логика и смысл изложения, я свел эти истории в три самостоятельных части, каждая из которых объединяет по нескольку версий, связанных с конкретными объектами на территории нынешнего Калининграда — стертым с лица земли Королевским замком, некоторыми подземными сооружениями в районе прежней улицы Штайндамм и местом, где когда-то располагалось имение бывшего гаулейтера Восточной Пруссии Эриха Коха… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Некоторые наши руководители проводят работу по строительству бункеров, которая не предусмотрена утвержденными Вами планами, отвлекая на это значительную рабочую силу и технику. Кое-где даже крайслейтеры[32]стали строить себе личные бункеры…
Кох просил меня согласовать с Вами строительство дополнительных бункеров ПВО и отдельных подземных сооружений на территории Восточной Пруссии и самого Кёнигсберга для размещения важных военных производств и создания резервных командных пунктов…
Кох… интересовался, не можем ли мы в рамках нашей программы по строительству бункеров предусмотреть сооружение подземных укрытий, куда в случае необходимости были бы складированы «культурные трофеи»… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Шпеер - подземные заводы рейха в… его ведении.
Гиммлер и Борман. Многие бункеры находятся в их ведении. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

«На всех объектах подземного строительства категорически запрещается появление солдат вермахта в форме… Строжайшей маскировке уделить самое большое внимание. Особо ценные предметы… срочно замаскировать путем подрыва стен и в углубленных бункерах»…(из инструктивной шифртелеграммы, полученной из Берлина 6 марта 1944 года)… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Центр… старого города находился… там, где сейчас стоят гостиница «Калининград», торгово-развлекательный центр «Плаза» и гигантская махина пустующего Дома Советов. А между обоими центрами, новым и старым, широкая магистраль — Ленинский проспект, проходящий точно по линии старой немецкой улицы Штайндамм… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,
 
Почти семь столетий магистральная улица и прилегающий к ней район назывались Штайндаммом, что дословно переводится с немецкого как «каменная дамба», которая якобы существовала здесь еще в XIII веке.
Из книги Карла Розенкранца «Кёнигсбергские зарисовки». Данциг, 1842 год: «Штайндамм — самая яркая улица Кёнигсберга… Однако ее архитектура, за редким исключением, довольно невзрачна»… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Здесь, в условном треугольнике, образуемом Ленинским и Московским проспектами и улицей Генерала Галицкого, до сих пор остаются невыясненными, непроверенными ряд версий, касающихся судьбы Янтарной комнаты… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Если мы пересечем наискосок Ленинский проспект от гостиницы «Калининград» через скверик перед зданием Инвестбанка в сторону магазина «Мон Блан» и кафе «Тысяча и одна ночь», что на Житомирской улице, мы как раз выйдем к тому месту, где, по свидетельствам очевидцев, находилось одно из самых загадочных, так и не найденных до наших дней, сооружений Кёнигсберга, получившее наименование «бункера Брюсова»… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Фамилия великого поэта здесь ни при чем. Речь идет о его брате, Александре Яковлевиче, известном ученом, археологе, переводчике и критике. До революции он занимался торговлей, в 1914 году был мобилизован в армию, воевал, попал в германский плен и вернулся уже в Советскую Россию, где стал заниматься археологией, защитил докторскую диссертацию, получил звание профессора и стал работать в Государственном Историческом музее.
Из справки А. Максимова: «B марте 1945 года, когда наши войска были на подступах к Кёнигсбергу, Министерством культуры СССР к 11-й гвардейской армии был прикомандирован доктор исторических наук А. Брюсов (работник исторического музея). Для почтения старику надели погоны полковника, а в помощь придали двух адъютантов (старших лейтенантов). Этим преследовалась следующая цель: после взятия Кёнигсберга найти, рассортировать и доставить по назначению награбленное немцами».
31 мая 1945 года профессор Брюсов прибыл в составе небольшой группы работников в разрушенный до основания Кёнигсберг, наводненный войсками, тысячами беженцев, освобожденными из лагерей военнопленными и бывшими «восточными рабочими». После неизбежных хлопот, связанных с размещением в гостинице, постановкой на довольствие и получением пайка, Брюсов со своими коллегами включился в поисковую работу.
Из дневника А. Я. Брюсова
«…Выяснили, что в „шлоссе“ (Королевский замок) под грудой развалин сохранились некоторые музейные предметы… Я слежу за раскопками в старом замке вместе с гв. кап. Чернышевым (от 1-й комендатуры — начальник партии рабочих). Иногда по вечерам хожу в Гос. Архив помогать разбирать книги.
Со 2 по 15/VI мы с Чернышевым осмотрели в замке все, что могли»… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Впервые о некоем загадочном бункере Брюсов узнал из одного письма, оказавшегося в ворохе бумаг, найденных в частично сохранившейся юго-восточной башне Королевского замка. В письме директора художественных собраний Кёнигсберга доктора А. Роде тайному советнику доктору Циммерману, сотруднику Музея Кайзера Фридриха в Берлине, которое было датировано 12 сентября 1944 года, в ответ на его вопрос о судьбе какой-то картины, переданной им во время войны на хранение в музей, сообщалось, что она помещена вместе с другими произведениями искусства в одно из помещений подземного бункера, «ключ от которого утерян»… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Брюсов… спросил у доктора Роде, почему он не упоминал об этом бункере ранее в ходе многочисленных допросов и бесед. Да и где, собственно, находится этот таинственный бункер? Немецкий ученый неожиданно многословно стал рассказывать про какое-то подземное сооружение в районе Штайндамма, о том, что само здание занято военными и строго охраняется. Роде якобы уже нашел утерянный ключ и готов сопроводить туда советских офицеров для того, чтобы осмотреть хранящиеся художественные ценности. «Поскольку мы были тогда убеждены, что янтарная комната сгорела в замке или вывезена из Кёнигсберга, мы не поставили в связь сообщение об этом бункере с вопросом о янтарной комнате. Но сведения о бункере… заинтересовали меня», — писал впоследствии Брюсов в одной из своих докладных записок. На следующий день он и два других члена бригады, майор Беляева и майор Пожарский, отправились вместе с Роде осматривать бункер.
Кёнигсбергский район Штайндамм был разрушен до основания. Неожиданный налет советской бомбардировочной авиации весной 1943 года отметил руинами несколько кварталов в районе улиц Друммштрассе и Оберролльберг (ныне — улицы Больничная и Коперника), серьезно повредил корпуса университетской клиники в самом центре… В Штайндамме почти не осталось целых домов, повсюду виднелись лишь остовы когда-то роскошных зданий, улицы были завалены грудами кирпича и обломков, для проезда автомашин и трамваев кое-где расчищались узкие проходы-ущелья. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

То, что уцелело после авианалетов, обратилось в прах во время штурма города советскими войсками, и когда Брюсов со своими коллегами пробирался вслед за доктором Роде к неизвестному им бункеру, местность вокруг выглядела совершенно неземной, напоминая какой-то инопланетный зловещий ландшафт…
Плутая между развалинами, они наконец оказались около полуразрушенного здания с закопченными стенами. Окликнувшему их часовому профессор Брюсов предъявил пропуск, полученный накануне в центральной комендатуре, после чего группа вошла в здание. Сам Александр Яковлевич так описывал это событие: «Бункер помещался на Штайндамме с левой стороны улицы, если идти от замка, на углу пересечения Штайндамма и Розенштрассе (в настоящее время — пространство между домами к северу от улицы Вагнера) или, может быть, во втором доме от угла. В бункер вела длинная лестница, вход на которую находился с правой стороны дома. Внизу, спустившись на 4 или 5 этажей (точно не помню), мы оказались в прекрасно оборудованном бомбоубежище… Но, вероятно, тут уже побывали люди и вынесли отсюда все ценное. Осталось только то, что не стоило и собирать, поскольку оно не представляло никакого интереса. Выбрав две-три лучшие вещи, мы вышли из бункера».
Потом, не раз возвращаясь ко дню посещения бункера, профессор Брюсов вспоминал некоторые важные детали… В беседе с А. Кучумовым, бывшим хранителем Янтарной комнаты в Екатерининском дворце, он рассказывал, что помещения первого этажа дома, расположенного над бункером, были похожи на залы какого-то конторского учреждения. На массивных столах стояло различное оборудование, множество пишущих машинок. Группа спускалась вниз по крутой лестнице, минуя два яруса подземных помещений, двери в которые были заперты. Сопровождавший советских офицеров немецкий ученый сказал, что не имеет никакого представления о том, что находится за дверями. В одной из расположенных в нижнем этаже бункера комнат они обнаружили сложенные штабелями картины итальянских мастеров XVI–XVII веков с этикетками берлинских музеев. После беглого осмотра живописных полотен, покрытых толстым слоем известковой пыли, двери комнаты были заперты, а ключ передан охранявшим здание солдатам…
Доктор Роде не случайно скрывал сведения об этом бункере и, возможно, был не откровенен, когда говорил, что не знает, что спрятано за закрытыми дверями подземелья. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Из записки А. Я. Брюсова «О судьбе Янтарной комнаты», 1961 год: «Роде говорил, что он не мог попасть в бункер, потому что потерял ключ; найдя его, он пошел с нами, но, когда мы пришли в бункер, ни одной двери не пришлось отпирать ключом. От какой же двери был этот ключ? Попав в бункер, мы увлеклись рассматриванием найденных там вещей и совершенно не обратили внимания на А. Роде, а я вспомнил, что в течение некоторого времени А. Роде около нас не было, он появился только тогда, когда мы собрались уходить. Где же он был? …Не находилась ли Янтарная комната в бункере и притом в том помещении, ключ от которого был у Роде? Ведь мы не осмотрели всего бункера. Не воспользовался ли Роде возможностью проникнуть вместе с нами в бункер, чтобы проверить, там ли еще находится она? Не для этого ли он исчезал от нас на некоторое время? …Возможно, что мы были на пороге открытия тайника, в котором Янтарная комната хранилась, и не сумели воспользоваться этим!»… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Спустя четыре года, в конце декабря 1949-го, профессор Брюсов неожиданно получил срочное предписание опять вылететь в Калининград для оказания содействия комиссии советских музеев. Для дачи показаний работающей там комиссии был также приглашен референт министерства просвещения ГДР доктор Герхард Штраус, бывший в свое время сотрудником Инспекции по охране памятников Восточной Пруссии…
Комиссия под руководством В. Кролевского, секретаря Калининградского обкома партии, вела интенсивный поиск сокровищ в развалинах Королевского замка и на других объектах города и области, используя для этого прикомандированные военные команды. Брюсов, снова оказавшись в городе, с огорчением почувствовал, что ему очень трудно узнать облик даже ближайшей к замку местности, так как многие коробки и фронтоны зданий к этому времени обвалились или были взорваны ввиду опасности новых обвалов. Часть улиц была расчищена от груд обломков и щебня.
Профессор внимательнейшим образом осмотрел с одним из членов комиссии инженером Якубовичем близлежащие к замку развалины, тщетно пытаясь натолкнуться на то самое здание, в котором был вход в бункер. Когда уже обоих покинула надежда найти «объект», Брюсов заметил, что остов одного из домов имеет сходство с тем, который остался у него в памяти. Инженер же обратил внимание на трубы мощной вентиляционной системы, выходящие на поверхность, что могло свидетельствовать о наличии под землей обширного подземного сооружения. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Инженер Якубович, общаясь с военными контрразведчиками, уже знал, что гитлеровцы буквально «нашпиговали» город подземными бункерами. Сначала это были бомбоубежища для населения и временной дислокации учреждений городской инфраструктуры, а затем стали строиться подземные катакомбы для временной «отсидки» диверсантов. Несколько подобных сооружений военная контрразведка «СМЕРШ»… обнаружила в последние недели войны на территории Восточной Пруссии и в пригородах Кёнигсберга. Знакомый офицер-контрразведчик показал Якубовичу немецкий трофейный документ, в котором содержалась директива использовать для диверсионно-разведывательной работы так называемых «Vernichtungsgruppen»… (истребительные отряды, группы) подземные бункеры, специально приспособив их для этого и тщательно замаскировав… Контрразведчик намекнул тогда Якубовичу, что не все фашисты из отрядов «Вервольфа» («Werwolf» — «Оборотень» — подпольная организация, объединявшая специальные вооруженные отряды, созданные фашистами из немецкого населения для осуществления разведывательно-диверсионной и террористической деятельности в тылу Красной Армии и войск западных союзников)
обнаружены, в том числе и потому, что, возможно, скрываются в подземных бункерах и казематах. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Когда… зимой 1949 года Брюсов и Якубович попытались проникнуть через зияющий проем в нижнюю часть здания, то оказалось, что подвалы практически доверху заполнены водой. Конечно же, водопроводная и водосточная сети города не функционировали и, скорее всего, только после их восстановления можно было бы говорить об откачке воды из бункера. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Из отчета А. Брюсова о командировке в Калининград 21–29 декабря 1949 года: «24 декабря я ездил с тов. Якубовичем отыскивать то газоубежище, в которое в 1945 году нас водил Роде на бывшем Штайндамме. Но дома там с тех пор развалились, а в 1945 г. мне вообще не приходило в голову, что надо точно запомнить это место; поэтому я мог указать только приблизительно некоторые из домов. Мы осмотрели там несколько подвалов, но не нашли того, что искали. Впрочем, мы не спускались глубоко, так как некоторые подвалы затоплены водою. Дальнейшие поиски продолжались без меня. Я вынес впечатление при этом осмотре, что место это должно находиться около бывшей Розенштрассе, но утверждать этого не могу»…
У профессора Брюсова, пытавшегося еще не раз в течение пребывания в Калининграде найти бункер на Штайндамме, сохранилось устойчивое мнение о том, что доктор Роде, явно причастный к тайному захоронению Янтарной комнаты, вполне мог выбрать для этого столь надежное убежище. В этом профессора убедили и многократные обстоятельные беседы с доктором Штраусом, в ходе которых Брюсову удалось узнать, что примерно в том месте, где находился искомый «объект», размещалось отделение городского банка. «Сопоставляя это с тем, что городской магистрат Кёнигсберга взял на себя ответственность за сохранность музейных ценностей замка, можно предполагать, что Роде мог использовать сейф или другое убежище городского банка для укрытия части музейных предметов, может быть, и янтарной комнаты», — писал профессор в докладной записке, содержащей предположения по поводу поиска Янтарной комнаты в декабре 1949 года. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Так где же все-таки этот злосчастный бункер? Этим вопросом задавались все, имеющие отношение к поискам Янтарной комнаты: и Кучумов, несколько раз пытавшийся отыскать его вместе с профессором Брюсовым, а потом уже и без него; и Кролевский, более десяти лет руководивший поисками в пятидесятые годы прошлого века; и сотрудники экспедиции, начавшей свою работу в 1969 году. Вопрос о местонахождении бункера был ключевым, поскольку, не решив его, нельзя было приступать к дальнейшим поискам. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Скупые сведения о бункере позволили лишь примерно определить ориентиры для поиска:
- бункер находился на левой стороне улицы Штайндамм, если идти от Королевского замка;
- вход в него располагался в доме, стоящем на перекрестке этой улицы с Розенштрассе, ныне не существующей, в первом или втором доме от угла;
- сам дом имел несколько этажей и глубокие, специально оборудованные подвалы или убежища;
- первый этаж этого дома занимало какое-то учреждение, может быть, банк или торговая контора… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Здесь улица Штайндамм расширялась, образуя перед известным отелем «Берлинер хоф» своеобразную площадь. Двухэтажное здание «Дрезднер банка» под черепичной крышей отделяло ее от островка зелени вокруг Штайндаммской кирхи с остроконечной колокольней. Миниатюрные юркие трамвайчики то и дело останавливались на остановке, которая здесь была вроде пересадочного пункта. Прямо, в сторону Главного вокзала, шли трамваи третьего, четвертого, двенадцатого и пятнадцатого маршрутов, а семерка поворачивала налево, к площади Парадеплатц (ныне — сквер перед зданием Калининградского государственного университета), и дальше - в район вилл и парков Марауненхоф (в настоящее время — район улицы Тельмана).
Перед гостиницей всегда было много автомашин, они занимали все пространство площади вдоль тротуара — отель был одним из лучших в Кёнигсберге. Вот здесь и выходили на Штайндамм две узенькие параллельные улочки — Розенштрассе, а чуть дальше напротив кирхи — Николайштрассе (ныне — улица Сибирская).
Дома были преимущественно старой постройки, трех-, четырех- или пятиэтажные, с фигурными фронтонами и остроконечными крышами. Нижние этажи их состояли сплошь из больших стеклянных витрин, над которыми пестрели вывески располагающихся здесь магазинов и учреждений: «Бюро путешествий Роберта Майхофера», «Шаттке», «Дом фото и кино», «Городская сберегательная касса», «Восточно-прусский земельный банк», «Страховое общество Альбингия», «Сигареты и вино», кинотеатр «Призма»…
Если принять во внимание наблюдения Брюсова, вход в интересующий нас бункер мог быть практически в любом из перечисленных учреждений, так как каждое из них производило впечатление «торгового или конторского». Но намеки доктора Штрауса о каком-то городском банке, располагавшемся в этом районе, сужают наш интерес до одного объекта — четырехэтажного дома № 132–133, который как раз являлся вторым по счету от перекрестка с Розенштрассе, если идти от замка, что полностью соответствует воспоминаниям А. Брюсова. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Из «Адресной книги Кенигсберга». 1942 год:
«…132.133, Земельный банк провинции Восточная Пруссия — контора (1-й этаж). Управляющий: Тешнер Франц, старший инспектор, проживает — ул. Кнайпхёфше Ланггассе, 1/4.
Доктор Дёринг и доктор Дриттлер — Адвокатское бюро (3-й этаж), Хантель, курьер (со двора) „Иозупайт и Шмидт“, строительная фирма Видер, учитель (4-й этаж)…»
Из «Телефонной книги Кёнигсберга»
«…Земельный банк провинции Восточная Пруссия — контора на Штайндамм, 132–133, тел. 3-62-31…
Дёринг, доктор юриспруденции, адвокат, Штайндамм, 132–133, тел. 3-10-35, проживает: Лавскер аллее, 58, тел. 2-34-25…
Дриттлер Георг, адвокат. Бюро: Штайндамм, 132–133, тел. 3-10-35, проживает: Венерштрассе, 9, тел. 3-58-15…
Иозупайт М. и Шмидт, ранее Германн Прохнов, строительная фирма, Штайндамм, 132–133, тел. 3-07-67, и строительная площадка: полицейская часть, тел. 2-16-24». (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Это все, что дают нам справочные книги об интересующем здании и его жильцах. Вполне возможно, что бункер мог быть построен во дворе этого дома в 1943–1944 годах, или само здание имело достаточно глубокие подвалы, впоследствии переоборудованные под бомбоубежище или специальное хранилище. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Известен приказ полицай-президента Кёнигсберга обергруппенфюрера СС Г. Шёне, предписывающий в 1943 году строительство в черте города подземных сооружений, соединяющих здания в кварталах Кёнигсберга, если они отстоят друг от друга не более чем на 20–30 метров. Аналогичные подземные укрытия сооружались и в рамках так называемой «Егер-программы» (J;ger-Programme — условное наименование совокупности мероприятий, предпринимавшихся в гитлеровской Германии в 1944–1945 годах на основании решения руководства НСДАП. Предусматривала создание подземных укрытий для заводов, фабрик и иных предприятий, ценных машин и станков, эвакуируемых из зоны военных действий). (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

До начала систематических поисков «бункера Брюсова» на участке пересечения бывших улиц Штайндамм, Розенштрассе и Николайштрассе неоднократно велись поисковые работы. Это делалось при расчистке развалин и проезжей части улиц, а также позже, когда началось строительство жилых зданий и Дома профсоюзов. Любопытно, что, по свидетельству главного инженера строительной воинской части, которая вела указанные работы, в одном из котлованов на Житомирской, приблизительно в том месте, где она пересекается бывшей Розенштрассе, была обнаружена полированная янтарная плитка размером десять на десять сантиметров. Солдаты, отставив лопаты в сторону, с интересом рассматривали диковинку, завидуя ее обладателю, белобрысому ефрейтору, на время прикомандированному к их части. Однако вечером ему все же пришлось расстаться с ценной находкой: ее с многозначительным видом «конфисковал» замполит, заявивший, что передаст экспонат в политотдел. После этого о судьбе янтарной плитки, похожей на деталь какого-то большого панно, никто ничего не слышал. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

В 1945 году для поиска культурных ценностей создали специальную комиссию, которой руководил генерал Брюсов… Но обследования подземелий почему-то проводить не стали… А потом партийные власти… взорвали уникальный исторический памятник… На его месте хотели построить новый партийный и советский дворец, но так и не построили… О подземельях забыли. (http://sokrytoe.net/3309-...=tayna-kenigsbergskogo-zamka).

Областная комиссия по поискам Янтарной комнаты, начавшая свою работу в конце 1949 года с вызова в Калининград профессора Брюсова и доктора Штрауса, в течение нескольких месяцев вела интенсивные, но, к сожалению, бессистемные поиски по всему городу и области. Были проведены осмотры четырнадцати подвалов в развалинах домов по Житомирской улице. В одном месте, как свидетельствуют материалы комиссии, был обнаружен подвал, уходящий вниз на три этажа, два из которых оказались залитыми проточной водой, поступающей неизвестно откуда. Тогда не удалось ничего выяснить, а спустя несколько лет в районе Житомирской улицы развернулось строительство жилых домов, и очень скоро территория, где предположительно находится бункер, оказалась застроенной однотипными четырехэтажными зданиями. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Калининградская геолого-археологическая экспедиция (так «для конспирации» именовалась экспедиция, занимавшаяся поисками Янтарной комнаты на территории Калининградской области в 1969–1984 годах) начала систематическое изучение этого района в 1970 году, когда от расположенного неподалеку Королевского замка остались лишь груды кирпича и каменные обломки… Группа людей… пристально всматривалась в брусчатку кое-где сохранившейся старой мостовой, крыши канализационных колодцев и решетки водостоков. Потом приезжали какие-то специалисты с приборами, что-то измеряли, делали записи в тетрадях. Это были геофизики, проводившие по заданию экспедиции электромагниторазведку, которая позволила выявить ряд аномальных участков, расположенных между домами. В течение двух месяцев здесь велись буровые работы, причем глубина отдельных скважин достигала пятнадцати метров, что, по мнению специалистов, безусловно, позволило бы натолкнуться на крупное подземное хранилище, если бы оно имелось в этих точках. После буровиков на Житомирской можно было увидеть солдат в строительных робах и услышать надрывный рокот экскаватора. Экспедиция приступила к непосредственным поискам бункера. За все время работы было сделано более десятка раскопов между домами, расположенными в районе улиц Житомирской, Вагнера и Сибирской.
У всех, кто принимал участие в поисковых работах, учащенно забилось сердце, когда ковш экскаватора, сняв метровый слой земли во дворе четырехэтажного дома в самом начале Житомирской, вдруг заскоблил по бетону. Под тяжестью ковша часть щебня вдруг осыпалась куда-то внутрь, открыв два пролома. Это был… бункер. В одном из проломов угадывались контуры спускающейся в темноту лестницы. Пахло сыростью и гнилым деревом. Через некоторое время проломы были расширены до размера, позволяющего пролезть внутрь бункера и провести его обследование.
Из «Отчета Калининградской экспедиции о работе на объекте „Бункер Брюсова“». 1970 год:
«Помещение убежища засыпано на 1,2 м кирпичом, металлическим ломом, деталями внутренней обстановки бункера, затоплено на 90 см водой. Железобетонное перекрытие толщиной 55 см, армированное железными прутьями диаметром 1,5–2,5 см в два слоя, было пробито в двух местах. Через эти отверстия диаметром 80 см вода из помещения была откачана насосом. Уровень ее остановился на 40 см… В заполнявшем бункер хламе были обнаружены обломки двухъярусных нар с остатками матрацев, набитых морской травой, 17 металлических ящиков-форм, две шкатулки-сейфа (открытые) и два сейфа. Один из них, маленький, вмазан в стену убежища… Оба сейфа оказались вскрытыми и совершенно пустыми… Кроме того, в бункере были найдены гаечные ключи, слесарный инструмент, кофеварка, бетонные кольца (детали печи)… чаша десертная с монограммой Г. Роде… детали велосипеда… Дополнительных сооружений, пустот под бункером-убежищем не обнаружено». (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Итак, бункер был найден, но оказался он совсем не тем, который искали. Ни бурение в полу его помещений, ни пробивка кирпичных стен в разных направлениях не позволили обнаружить каких-либо признаков перехода в другое подземное сооружение. Поначалу находка чаши с монограммой Г. Роде вселила фантастическую надежду на то, что она имеет какое-то отношение к небезызвестному доктору Роде. Однако эта надежда рассеялась очень быстро, достаточно было изучить пожухлые страницы адресно-справочного гроссбуха, сообщавшего, что дом № 141 по улице Штайндамм принадлежал некоему Г. Роде, владельцу пекарни и кафе, расположенных на первом этаже этого дома. Бункер являлся, по-видимому, заурядным бомбоубежищем, каких в Кёнигсберге было тысячи…
Из всей группы, посетившей бункер в то давнее время, какие-либо свидетельства могла дать только Беляева, так как Брюсова, Роде и Пожарского не было уже в живых. (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Из письма Беляевой в Калининградскую экспедицию6 «Ничего не знаю о том бункере, о котором упоминается в статье Брюсова. Я никуда ни с ним, ни с Роде, ни с Пожарским не ходила и не могла бы этого забыть… Я была командирована для сбора книг, чем мы с Пожарским и занимались, а Брюсов, Цырлин и Сергиевская были работниками музея, и сбор и отбор музейных материалов входил в их компетенцию»… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Из письма Н. Сергиевской в Калининградскую экспедицию:
«Роде… был или прикидывался несчастным старым алкоголиком с остановившимся взглядом и трясущимися руками. Стариком, который ничего „не знает“ и ничего „не помнит“… В том же районе, план которого вы мне прислали, я вообще не была"… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Таким образом, обе участницы событий отрицали, что когда-либо бывали в бункере. Неожиданным оказалось и заявление Якубовича, с которым, по утверждению Брюсова, они вместе искали бункер в 1949 году. Он категорически отрицал тот факт, что участвовал после войны вместе с профессором в осмотре подземных сооружений на бывшей улице Штайндамм. Тогда якобы произошла какая-то накладка, и вместо него с Брюсовым занялся поисками архитектор А. Максимов. Когда же сотрудники экспедиции встретились с ним, разочарованию их не было границ. Приговор А. Максимова был безнадежным:
«Штайндаммштрассе я отлично зрительно и сейчас помню. Ни одного здания с затопленными подвалами на ней не было. А вентиляторы, по-моему, просто блеф. Если бы были подозрительные места, то я бы не молчал о них, т.к. много затратил сил и времени на эту работу». (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Никто из тех, кто работал с Брюсовым в Кёнигсберге в 1945 году, не мог ничего вспомнить о бункере на Штайндамм, более того, — все, с кем удалось поговорить или установить переписку, категорически отрицали свое участие в осмотре или поисках этого бункера. Геофизические исследования, проверка аномалий с помощью бурения и раскопов, как уже рассказывалось, тоже ничего не дали. Таким образом, экспедиции ничего не оставалось, как прекратить поиски… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Из отчета Калининградской экспедиции по объекту «Бункер Брюсова». 1976 год: «Предлагаем: заявление профессора Брюсова А.Я. о возможном захоронении Янтарной комнаты в бункере на Штайндамм считать… ошибочным. Объект „Бункер Брюсова“ закрыть. Продолжать поиски бункера в другом районе. Данные, полученные в результате исследовательской работы на данном объекте, использовались при работе на других объектах»… (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,

Некоторые факты и обстоятельства, которым не дано объяснение и по сей день:
- от компетентных органов была получена информация о том, что один из бывших жителей Кёнигсберга утверждал о наличии на улице Штайндамм трехэтажного бункера, в котором хранились какие-то картины. По мнению немца, эти картины были тайно вывезены из Кёнигсберга осенью 1945-го или весной 1946 года специально оставленным в городе подразделением «Вервольфа»…
- экспедицией было получено письмо от рабочего целлюлозно-бумажного комбината Пака, проживающего в Калининграде с 1946 года, который давал очень подробное описание развалин на исследуемом участке Житомирской улицы. В частности, он обращал внимание на большой бункер под административным зданием на пересечении Житомирской и бывшей Вагнерштрассе (ныне — улица Вагнера), а также на необычные развалины одного из близлежащих домов. Он писал: «Весь этот район был разрушен налетами авиации, что было видно по стоявшим вокруг стенам с полностью выгоревшими деревянными перекрытиями. На месте же этого дома… лежала аккуратная груда кирпичей, создающая впечатление, что дом был рассыпан от взрыва изнутри. Во все соседние подвалы легко можно было проникнуть, в подвал же этого дома ниоткуда хода не было, кроме как через не полностью завалившуюся лифтовую клетку. Клетка шла до нижнего этажа подвала и еще ниже, в бункер, но там было все полностью завалено… Этот подвал вызывал большой интерес… и тем, что туда пытались лазать немцы, несмотря на явное неудобство входа»…
- многочисленные беседы с прорабами и рабочими, участвовавшими в строительстве домов на бывшей улице Штайндамм, позволили установить, что здесь все-таки было одно здание с глубокими и обширными подвалами, и впоследствии на его месте был возведен жилой четырехэтажный дом.
- версия Брюсова о возможном захоронении Янтарной комнаты в бункере на Штайндамм не была проверена целеустремленными поисками. Экспедиция не смогла обеспечить достаточный уровень аналитических исследований, которые позволили бы из отрывочных фактов и предположений воссоздать обстоятельства сокрытия ценностей в указанном районе Кёнигсберга и осуществить точную их привязку к современной территории. Отсюда, возможно, и низкая результативность поисковых работ…
Уже многие годы катают мамы коляски по асфальтовым дорожкам и играют детишки в сквериках между домами в районе улиц Вагнера, Больничной и Сибирской, ведут неторопливую беседу старушки у подъездов четырехэтажек на Житомирской. Царящие здесь тишина и спокойствие время от времени нарушаются лишь громкой музыкой со стороны торгово-развлекательного центра «Плаза», шумными кампаниями подростков, возвращающихся с дискотеки или из Интерент-кафе. И действительно, кажется нереальной даже сама мысль о том, что где-то здесь, под слоем земли и щебня, покрытыми асфальтом или газонами, притаилась одна из загадок прошлого под условным названием «бункер Брюсова». (А. Пржездомский «Секретные бункеры Кёнигсберга»,


Продолжение: http://proza.ru/2017/03/23/780.


Рецензии