2. Миссионеры на Кавказе 1821-1836

         Известно, что Кавказ во все времена вызывал  интерес   сильных держав мира. Не оставляли без внимания его  и религиозные миссионеры разного толка, среди которых  наиболее активной  была  римско- католическая церковь. Католики на Кавказе  появились в 78 н.е. после гибели Помпеи .Тогда   весь Кавказ считался  римской прикаспийской  провинцией, где стояли римские легионы. Разделение церквей в 1054 году на Восточную (православную) и Западную (римско-католическую)  раскололо  христианский мир. Отделились и армяне, составив армяно-григорианскую церковь. Римский Папа  начиная  с 13 века  постоянно присылал  на Кавказ миссионеров, которые  долго уговаривали грузин принять католичество. Обширные познания в богословии и философии, медицинская и материальная помощь давали возможность миссионерам приобрести большое влияние. Обычно  католиков обвиняли » в навязчивом и крайне льстивом обращении с людьми, соединенным с хитростью, искусством вкрадываться в расположение тех, с кем они обращаются». Все миссионеры хорошо знали  грузинский язык, так как  в Риме была специально учреждена кафедра грузинского языка.
     В 1327 году Римский  Папа послал в Персию  Епископа Варфоломея с учениками, среди которых был  и  армянский  архимандрит. Он  стал распространять среди армян католицизм на армянском языке. Римские католики были нетребовательными и не настаивали на обязательном изменении григорианских или других церковных обрядов. Для них  достаточным был  сам факт признания главой церкви Папы Римского. В 17 веке в Грузии водворились миссионеры –монахи  Капуцинского ордена , которые и построили в 1691 году в   Ахалцихе костел во имя Успения Богородицы.
    При турецком владычестве католики подчинялись Константинопольскому римско-католическому епископу, а с  1806 года была учреждена особая армяно-католическая епархия.  Примерно в это же время  70 армянских  семей признали  главой церкви Римского Папу  и стали называть себя  - армяне- католики. Но турецкие правители не признали за армянами- католиками таких прав  и в 1827 году даже выслали  их из Константинополя.  Только в 1830 году османский правитель, благодаря посредничеству европейских послов, прежде всего Франции, разрешил им  иметь свою собственную церковь и своего архипастыря, но запретил  ходить в римско-католическую церковь. Армяне-католики признавали догматы католической  церкви и церковное главенство Папы  Римского, но во всех других отношениях следовали требованиям армяно-григорианской церкви. Поэтому членов этой церкви часто называли униатами (12).
    В 1800 году в Тифлисе был построен первый римско-католический костел Св. Петра и Павла, в 1808 году - в неоготическом стиле  каменная   церковь Успения Пресвятой  Богородицы, в 1823 году - костел  в Кутаиси,  в  1828 году -  в Гори.  С 1675 до 1825 года  на Кавказе  приняли католичество не более 200 семей, включая армян-католиков из Турции (13).            
    В России первым немногочисленным католическим сообществом  были  немецкие переселенцы, которых пригласила  Екатерина 11. После  разделов Польши 1772, 1793 и 1795 г.г. в России появились места, где  компактно проживало католическое население,  подчиненное петербургской короне.  Это были преимущественно поляки и литовцы,  жившие на территории современной Белоруссии, Литвы, правобережной Украины, а также латыши польской Лифляндии. С самого начала петербургское правительство стремилось оградить  католиков, подданных Российской империи,   от влияния Римской церкви. Императрица полностью игнорировала Рим, сама назначала католических епископов и  определяла границы их влияния. Согласно ее указу  от  1783 года, Римско-католической церкви  Российской Империи  было запрещено принимать  папские буллы (грамоты Папы с металлической печатью),  послания от его имени и денежные  пожертвования. В Российской империи был учрежден »свой Рим» - Могилевский католический центр во главе с Архиепископом, которому подчинялись все католики  Империи.
     Преемники Екатерины 11 не изменили отношения к католической церкви. Известно, что еще по указу Петра 1 в 1721 году «государственной и господствующей  церковью» в соответствии с «Духовным регламентом» стала Русская православная церковь.
    После войны с Наполеоном решением Венского конгресса 1815 года  было   образовано  Царство Польское со столицей в  Варшаве. Российский  Император  Александр 1 вынужден был сделать  католическую церковь также  « государственной», но с очень жестким контролем над ней.
    Отношения между Римом и Петербургом оставались  прохладными, особенно после  того, как польское восстание 1830 года, направленное против русского господства, было активно поддержано католическим клиром.    
    После присоединения Грузии  к России все жители римско-католического исповедания, в том числе и армяне-католики, с целью ограждения их от влияния заграничной духовной власти, были с 1810 года подчинены Духовному управлению римско-католической  церкви России.
   В Тифлисе до появления колонистов проживало значительное количество балтийских немцев и подданных Германии, которые  были православными, католиками и лютеранами.  В 1823 году в Грузию  для распространения римско-католической веры  из Рима стали присылать так называемых «пропагандов»  или  «коллегию кардиналов». Но уже тогда действовал закон, запрещавший заниматься  прозелитизмом  среди  русскоподданого населения.
   Надо отметить, что длительная война, которая велась в ХYI веке  между католиками и  протестантами (последние  отпали от католической церкви в результате реформ Мартина Лютера), завершилась в 1555 году заключением Аугсбургского религиозного мира. Суть этого договора сводилась к праву определять вероисповедание по принципу: «чья страна, того и вера»!  И только  в конце ХIХ века , 31 октября 1999 года  в Аугсбурге , спор об оправдании грешника, который был центром конфликта и раскола Церкви в Европе в ХY1  веке, был разрешен. Представители Ватикана, уполномоченные  Римским  Папой  Иоанном  Павлом II   и руководство Всемирного Лютеранского Союза евангелическо-лютеранских церквей согласились с тем, что купить прощение грехов (индульгенция у католиков) невозможно и  грешник может быть оправдан только  Верой в Бога и в Его спасительные деяния. В Германии, установившееся после распада Римской империи соотношение католиков и протестантов «50 на 50», практически не изменилось до сих пор.
   Протестантские миссионеры  появились  на Кавказе  в 1810 году. Это были шотландские  миссионеры, которые   вместе с 20  семьями немецких колонистов  из  Саратова основали в Карасе (Ставрополь) поселение. Но вскоре  у них возникли разногласия на религиозной почве и в 1816 году они расстались . В 1820 году в Санкт-Петербург прибыли из  Швейцарского  Базельского миссионерского общества   евангелисты Август  Дитрих и Фелиций  Зарембо (Zarembo). Их целью было распространение на Кавказе Слова Божьего среди язычников , иудеев , магометан  и христиан-сектантов. МВД  Российской Империи разрешило им  «основать  колонию из немецких благочестивых семейств», завести там училище  и типографию  для печатания переводов Св. Писания, но  право рецензирования оставило за собой.  1 октября 1821 года им были вручены соответствующие инструкции и напутствия, среди которых  было и пожелание миссионерам владеть  арабским, персидским, татарским, турецким и армянским языками. Миссионеры,  к которым присоединились Генрих Бенц и  Рудольф Фердинанд  Хохенакерт, «чувствуя душевное сострадание к жалкому положению колонистов из Германии», решили насаждать и  между ними  « истинную веру и истинный страх Божий».
   В октябре 1821 года они достигли Астрахани , однако  нездоровье Бенца не позволило им двигаться дальше. Здесь к ним примкнул   пятый сотрудник- Иоганн Якоб Ланг. Вместе они решили добираться до Тифлиса через Баку. Но в октябре 1822 года  управляющий  на Кавказе И.А.Вельяминов в целях безопасности   разрешает  им путь  только через Моздок,  «так  как, узнав об их целях, жители во мрак невежества  погружены  и до фанатизма учению пророка своего преданы, могут и убить « .
   8 июня 1823 года они  добрались до Ермолова, который, сославшись на отсутствие земель, разрешил  им только знакомиться с жителями, предупредив  при этом о «необходимости приветливо обращаться с местным населением». Осмотревшись, миссионеры в ноябре 1823 года решили начать с армян. Но Ермолов, в соответствии с законом от 25 декабря 1806 года, запретил вести миссионерскую работу среди  российско-подданых  граждан, независимо от национальности и их вероисповедания. В декабре 1823 года он также  запретил перекрещивать, так как согласно закону, таким правом обладала только Греко-Российская  православная церковь.  В результате у миссионеров осталась возможность проводить работу  только среди переселенцев- персов, армян, русских сектантов  и пр., включая и немецких сепаратистов.
    По-разному  сложились судьбы миссионеров. Гейнрих Бенц (Benz),1799 г., уроженец Швейцарии, в результате продолжительной болезни  30 июля 1823 года  скончался  и был похоронен на  Еленендорфском общественном  кладбище.
    Август Генрих Дитрих (Dietrich) родился 15.2.1797 года в г. Фюртенау (Саксония) и в 1816-19 годах учился на юридическом и философском факультетах в Лейпциге.  В Париже   изучил  арабский и турецкий  языки, в Кембридже -  персидский и армянский. Окончил в 1821 году Базельское миссионерское общество, где  18.6. 1821 года был ординирован (согласно церковному праву - возведен в духовный сан). 07.07.1821 года Дитрих прибыл  в Санкт-Петербург и вместе с другими в 1823 году приехал в Тифлис.  В 1824 году женился на Марии Элеоноре Клемм (1798-1881) , купил дом в Шуше  и   начал обращать персидских и турецких армян в лютеран.  С 1833 года по 1838 год , Дитрих являлся пастором Тифлисско- Александердорфского прихода  и  обер-пастором  всех общин Закавказского края. Он жил в выстроенном на казенные деньги пасторате, на содержание которого расходовалось ежегодно  120 рублей. Жалование его составляло 1300 рублей в год плюс 200 рублей на разъезды. В 1839-40 годах  он работал в Гатчине, с 1840 года -пастор лютеранской церкви Св. Михаила в Москве и  член Московской консистории. Умер 27.6.1855 года.Похоронен  в Москве  на Введенском кладбище. На его могиле высечены слова из Библии: » и разумные  будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде, как звезды , во веки, навсегда» .
   Якоб  Ланг(Lang) родился 29.6.1797 году в Шафхаузене , в 1822-32 году был проповедником в Астрахани и одновременно в  1823-40 годах работал в Карасе. Он  занимался обращением  магометан  в христианскую веру, но  успеха в этом не имел. Так, в 1832 году он окрестил некоего Одема, но у власти появились   вопросы:» А  имел ли он право на это  без согласия  владельца невольника  и кто должен теперь  удовлетворить денежные требования владельца?» Умер  пастор Ланг 10.7.1869 года в Беттингене.
    Миссионеры часто под видом «братьев»  и гостей  проживали в  немецких колониях,  пытались быть  их духовными пастырями, внушая сектантам мысль  об обращении  в лютеранство. Отношение к  миссионерам среди колонистов  было неоднозначным и вызывало  разногласия.
    В Еленендорфе  все проходило спокойней. У лютеран, в отличие от католиков, воспитание и обучение детей стоит на первом месте и  поэтому ,  общины сначала строят школу, а затем церковь.
   Духовный  учитель евангелическо-лютеранской общины Иоганн Якоб Краус,  одновременно исполнявший обязанности школьного учителя,  сразу же   в своем доме  разместил, образованную в 1819 году, двухклассную церковную школу. Там же, под просторным навесом, он проводил богослужения среди  колонистов, религиозность которых в то время не подвергалась сомнению. По его инициативе в 1821 году, на выданное правительством пособие , было начато строительство   молитвенного     дома,  где расположилась и  школа .   
   Государственные власти  вместе с  религиозными деятелями  направляли усилия  на принятие всеми колонистами лютеранства  и  устройство их религиозной жизни в соответствии с церковными, а не общинными законами. Однако  это сделать  было практически невозможно, так  как вся жизнь переселенцев, согласно Манифесту, была  определена как общинная. Кроме того,  в Российской империи к тому времени  отсутствовали специальные законы  лютеранского церковного управления.
   Основатель протестантизма Мартин Лютер полностью  отвергал  внутреннее  устройство  церкви, считая , что высшая церковная власть  принадлежит государю страны, который  и должен заботиться об устройстве и управлении церкви.  Колонисты   же    за все время  пребывания  на Кавказе  стремились сохранить свою независимость  и   возможность самостоятельно  определять внутреннее устройство братской общины. Что касается религиозной жизни, то некоторым колониям  это  удалось. Уже с самого начала  они  подчинялись  не Евангелическо-Лютеранской  Генеральной консистории Российской Империи  , а непосредственно, образованному в 1810 году, Главному управлению иностранных исповеданий.  В 1817 году  оно вошло в состав  Министерства духовных дел  и народного просвещения России, а  после реорганизации в 1824 году, в состав Министерства народного просвещения .
    В 1823 году  на Кавказе  появился купец  Иоганн Берхард  Зальтет (Saltet) .Получив образование  в 1819 году в Базельском миссионерском обществе, он вместе с шотландской еврейской  миссионерской организацией  прибыл в Одессу,  где в 1821 году был ординирован.  В этом же году в Альтшведендорфе он обвенчал пять пар. Сам остался холостым. С 1823 году Зальтет стал  проповедником в Тифлисско - Александердорфском приходе .
   Успехи в разведении  колонистами  виноградников, которые стали результатом некоторых усовершенствований  этого процесса,  немного отвлекли их от  религиозных споров и успокоили. Жизнь постепенно налаживалась. Так, в 1823 году в  Еленендорфе  уже  родилось 130 детей , что почти в два раза   превысило умерших.
   В Тифлисе  до появления немцев-колонистов  проживало значительное количество балтийских немцев и подданных Германии.  Среди них были католики и лютеране. Лютеране имели небольшой молитвенный дом, который посещали и колонисты. Но последние,категорически возражая против их подчинения Московской Евангелическо-лютеранской консистории, заявили о своей самостоятельности  и независимости.  Это  привело на долгие годы  к  противостоянию среди прихожан. Практически, с этого времени в Тифлисе существовало две общины - городская  и колонистская, которые совместно с Александердорфской  колонией  образовали приход.
    В марте 1824 года  Ховен опять возвращается к вопросу о священниках,  »которые поучали  бы  колонистов в слове Божьем, старались рассеять суеверия  и давали  бы  назидательный пример к послушанию  и нравственности».  Он выступает против духовных учителей, которые « сами блуждали и вовлекали в заблуждение других, отчего в колониях суеверие возрастает, правила гражданские маловедомы и связи родственные непрочны».
    В 1825 году Российским  Императором стал третий сын Павла I      - Николай I , прозванный  в народе за жестокий и бескомпромиссный характер Николаем Палкиным. Его супругой была лютеранка, принцесса Фредерика-Луиза-Шарлота-Вильгельмина, дочь Прусского короля Фридриха Вильгельма III           и сестра Фридриха Вильгельма II. После принятия православия  она  получила имя Александры Федоровны .
     20 марта 1825 года  Николай I дал согласие направить в немецкие  колонии  лютеранского пастора. Желание выехать на Кавказ изъявил пастор Христиан Франц  Ганн.  До этого  Ганн   якобы    служил камердинером немецкой баронессы Юлианы-Амалии фон Крюденер (ур. Лерхенфельд), которой  приписывают  активное  участие в переселении сепаратистов на Кавказ.  Известный русский поэт Ф.И. Тютчев,  познакомившись с юной Амалией  в Мюнхене, говорил о ней:  »После России, это самая давняя моя любовь». Жизнь повела их разными дорогами. Много  лет спустя  Тютчев посвятил баронессе Крюденер  свое известное стихотворение: »Я встретил вас».
  О  теологическом образовании Ганна ничего не было известно. Он был ординирован  15.3.1820 года  в Москве  суперинтендентом Игнатиусом Фесслером, достаточно противоречивой и одиозной личностью. Будучи юношей, Игнатиус вступил послушником в католический орден и  очень рано был посвящен в священники. В 35 лет перешел в лютеранство, где показал себя гениальным и неутомимым человеком. Фесслер  писал романы, пьесы и составил грамматику  разных восточных языков. При поддержке  Фесслера  в 1819 году в Российской Империи была образована  первая  лютеранская консистория  и  по его инициативе  был составлен сборник лютеранских песнопений, который и по сей день используется в  лютеранских богослужениях.
   Ганн работал викарием в  колонии Беттингер Саратовской консистории,  а  с  6 февраля 1822 года по 14 января 1823 года  исполнял обязанности пастора  в Саратовской лютеранской церкви Св. Марии. В 1825 году он начал работу в Санкт-Петербурге и оттуда был направлен в  Тифлис, куда  он прибыл 10 июля 1825 года .Решением  администрации   он  был назначен   пастором колонистской общины. Перед пастором Ганном была поставлена задача »кротким  убеждением и примером снискать доверие паствы».  Вместе с базельскими миссионерами   он составил документ для внутреннего  духовного управления общин, в основе которого лежали  главные положения  Церковного Устава лютеранских церквей.
  Но  колонисты не хотели  иметь  духовного   наставника   со  стороны и не дали  согласия на его служение.  Это нарушало их право выбора.  В соответствии с  особым представлением о духовном  предводителе, последний  был  обязан обладать «высокими  нравственными качествами, примерной честностью, трезвостью, сильным практичным умом, даром красноречия».  По абсолютно правильному мнению верующих , «проповедь в устах лица, не заслуживающего почтения по своим нравственным  качествам, не имеет ни смысла, ни значения«. С этим трудно не согласиться и в сегодня.
   Несмотря на то,  что по мнению некоторых сепаратистов, Зальтет «преследовал мудрых и поощрял лукавых», колонисты отдали предпочтение ему и доверили исполнять обязанности Главного пастора – «оберпастора» лютеранских общин немецких колоний за Кавказом. Двери кирхи закрылись перед пастором  Ганном, который при странных обстоятельствах  24.10.1825 года  в возрасте 50 лет  скоропостижно скончался  в Тифлисе.
   Городская лютеранская община в Тифлисе  согласно договоренности в 1825  году  подчинялась Московской консистории, но из-за отсутствия пастора была причислена к колонистскому приходу и оставлена до особого распоряжения в ведении обер-пастора.
    Благодаря усилиям  пастора Зальтета  удалось договориться   с колонистами о том, что они  будут придерживаться только канонов Евангелическо-Лютеранской церкви Аугсбурской конфессии и противостоять образованию различных групп и сект, вплоть до выселения зачинщиков  из колоний.
   В 1826 году Персия предприняла силовую попытку овладеть Восточным Закавказьем. История  этой войны,  где обязательным является участие армян, такова . В  прошлом   земля  в пределах Гянджи находилась попеременно,  то у турок, то у персов. В 1578 году они разделили Кавказские владения между собой. В 1620 году Шах-Аббас  I построил в Гяндже  Джума- мечеть и соорудил  армянскую церковь, а в Тифлисе- мечеть для магометан и церковь для христиан. Легенда гласит, что они были построены друг против друга, а для материального обеспечения этих храмов он  приписал к ним по сорок лавок. Над мечетью Шах сделал надпись: » Прошу тех царей- магометан, которые после меня будут в этом городе властвовать, чтобы они защищали права соседней церкви». Над церковью же он сделал надпись: » Прошу царей- христиан, которые здесь будут владычествовать, защищать из уважения ко мне права соседней мечети». После освобождения Тифлиса  от власти Персии, церковь богатела, а мечеть беднела, т.к. христиане-армяне отняли принадлежавшие ей лавки. Когда Петр Великий был в Тифлисе и узнал историю этой мечети,он немедленно возвратил данные ей Шах-Аббасом  I лавки, а  право заведовать передал тогдашнему муштеиду. С тех пор  благодаря справедливой царской милости  мечеть ни в чем не нуждалась (20).
   В 1712-24 годах турками была построена Гянджинская крепость и образованы Гянджинское и Карабахское ханства. После нашествия персидского Ага-Магомед-Хана, армянские  мелики  вымолили покровительство у Екатерины Великой и в 1795 году  были приняты » с подвластным им народом в 11 тысяч человек в русское подданство и переселены, согласно их пожеланиям, на Кавказскую линию, подальше от Персии». Но после такого великодушного поступка Россия, вступившая в защиту армян, вынуждена  была  вести кровопролитные войны с Персией, которые с перерывами продолжались до 1828 года. В результате этих войн  к России были присоединены Карабахское, Шекинское (1805 г), Гянджинское, Ширванское ,Кубинское , Дербентское, Бакинское и Талышское ханства (1813).
    Как всякая война, русско-иранская  война   принесла много горя и разрушений всем проживающим там  народам. Огромный минарет, простоявший в Шамхоре несколько веков, был  подбит ядром и рухнул , а его камень местное население позже  использовало  для постройки жилищ.
    Немецкие колонии тяжело  пережили  эти  трагические дни. По сообщению  в МВД от 9 ноября 1826 года: » Еленендорфская колония была занята неприятелем и потерпела разорение».  Там было разрушено много домов, в том числе  деревянная кирха.По свидетельству  пастора  Зальтета   в  Екатериненфельде  было убито  70 человек и 150 взято в плен. Часть из них бежала в Елисаветполь, где  нашла приют у армянского населения (10,22). И в этом нет ничего удивительного, так как большая часть магометан (турки-месхетинцы, татары, курды), соединилась с персидскими  войсками и воевала против русских. Чалабирские,  чайкендские и талышские  армяне,  которым Министерство земледелия официально разрешило поселиться в Елисаветполе (23), с радостью встречали русские войска. Именно это и объединило их с немцами-колонистами, для которых Российская Империя стала второй родиной. Колонисты спасли свои жизни, но лишились всего, кроме «немногого скота, который без корма  шатался по голой степи». По окончании войны  колонистам было возвращено все  их уцелевшее имущество, собранное с тех же татар и местных жителей.   
    Многие селения в тот период  представляли собой  разбойничьи гнезда,  притоны беглых солдат и шаек из хищных чеченцев и других кавказских народностей. В связи с такой обстановкой  колонисты  обратились в   Санкт-Петербург с просьбой  обеспечить  их безопасность . После этого в Еленендорфе   расположились казаки,  с 1827 года - рота Крымского пехотного полка,  позже гарнизон, а с 1887 года  1-й  Лабинский  полк  Кубанского казачьего войска.
    Присутствие в колонии войск  приводило иногда к неожиданным сюрпризам. Несмотря на усиленное наблюдение в колонии  за нравственностью, на квартирах, где стояли солдаты, случались » курьезы». Правда, это случалось  не только  с солдатами. Достаточно много внебрачных детей рождалось и от колонистов. Но все они в обязательном порядке усыновлялись,   и  их не обделяли при распределении наследства.
    Для того , чтобы продолжить жизнь , необходима была уверенность в своих силах  и в помощи Бога. Как гласит немецкая поговорка:» Muth verlonen   alles  verloren - Если у человека потеряна  уверенность в своих силах-  тогда все пропало ». Этим людям помогала искренняя Вера в Бога!   
   Религиозная жизнь  колонистов протекала  бурно. Продолжались раздоры.    Возникали  новые  религиозные  группы,  которые  не принимали Святое причастие, не крестили  до совершеннолетия младенцев, отвергали все молитвы при погребении либо просто верили  в  являющихся   им  духов.    
      25 августа  1827 года после принесения присяги на верность Царю, начальником всех духовных служителей  был назначен Зальтет, снискавший за это время уважение и доверие колонистов. В его задачу входило духовное попечение колонистов  и содействие  распространению среди них  правильных понятий о вере.  Старшим членом Конторы колонистов был назначен асессор  Менгенкампф.
    В 1827 году Николай  I  отозвал Ермолова с Кавказа. Это стало результатом несправедливых обвинений генерал-адъютантом графа Ириванского Ивана Федоровича  Паскевича, который и был  назначен  Главноначальствующим   на Кавказе.  Его жена Елизавета Алексеевна была двоюродной сестрой А.С.Грибоедова.
   9 ноября 1838 года  Николай  I  подтвердил привилегии колонистам.  Их  долг был разделен на безвозвратный  и возвратный. Получив  льготы  на 20 лет, они  должны были, начиная с 1852 года, выплачивать долги без процентов.
   Тифлисский генерал –губернатор  Синягин  создал Комитет по изысканию средств  к   приведению в благосостояние немецких колоний.  В состав комитета   вошел    Зальтет, который  в 1829  году  составил особый Устав для церковного управления   и  учредил  Синод для  решения дел, касающихся нравственно-религиозных вопросов жизни  всех колоний.  Согласно  принятому  Уставу, немецкие колонисты, принадлежащие к сепаратистам-лютеранам, отправляли общественное богослужение и церковные обряды строго по старой Аугсбургской  церковной агенде, которая  предоставляла  свободное отправление религии, защищала от церкви и гарантировала независимость от консистории. Не отступая от догматов лютеранской веры,  они придерживались более строгого учения о покаянии и считали  »высшую богословскую ученость излишней».
     Государь Император утвердил этот Устав  и повелел, чтобы  назначение пасторов и  строительство церквей происходило по  их собственной просьбе. Им было разрешено избирать духовного пастыря из своей среды. По  Высочайшему повелению от 6 февраля 1829 года   колонисты получили право вызывать к себе пасторов из числа воспитанников Базельского миссионерского общества, при обязательном принятии  ими присяги на верность службы русскому правительству. Каждому  пастору   по решению собрания колонистов  предоставлялось жилье, земля  и пособие от прихожан.
   Устав 1829 года был строг, сильно стеснял свободу колонистов в быту и лишал «невинных удовольствий»: запрещалась работа по воскресеньям и праздничным дням  даже в летнюю страду, запрещалась отлучка без разрешения в город, воспрещены   игры и забавы детям и юношеству. За порядком следили: щульц, пастор и выборные. Виновные подвергались по приговорам к  штрафу, заключению в сельский карцер и даже наказанию розгами,  не исключая  при этом    « прекрасный пол ». Каждый новый приказ объявлялся вечером или рано утром. Объявляющий , для привлечения внимания  слушателей,  звонил в колокольчик  и тут же, для большего внушения,  объявлял цифру штрафа.
   Внешними делами кавказских немцев  ведала Контора управления поселения колонистов  с правительственным инспектором, которая  подчас тоже  творила  бесправие.  Даже то скудное, что пожинали колонисты, зачастую  принадлежало не им. Так, проживавший в колонии пристав Челяев, постоянно требовал от них  оброк в виде сена для его лошадей. Другой  член  инспекции  Гольдинг,  применял телесные наказания за малейшую провинность.
    Вся жизнь людей на земле  – это борьба.   Немцы   не были    исключением. Всем им пришлось испытать много лишений и трудностей. Первое поколение  нашло смерть,  второе - нужду  и  только третье- хлеб.  Лихорадка (малярия) вплоть до 1900 года была их постоянной гостьей. В 1828 году сибирская язва произвела  в колонии  страшный падеж скота, в 1829 году-  чума,  в 1830 - холера , которая унесла жизни многих жителей колонии,  в  том числе и  обер-пастора   Зальтета.
   С августа  1831 по 1837  год Наместником на Кавказе  был генерал от инфантерии, генерал-адъютант, барон  Григорий Владимирович Розен. По отзывам тех лет - это было  самое счастливое время.
   Исполнять    должность   обер-пастора  закавказских  немецких  колоний с  1830 по 1832  и с 1838 –1845 годы   было поручено  Христофору  Генриху Бонвич (Bonwetsch).  Он родился 6.7.1804 года в Вюртемберге в семье сапожника.  В 1828 году после окончания  Базельского  миссионерского  общества, был ординирован в Швейцарии (кантон Базеланд) и направлен для работы  пастором в Екатериненфельд. В 1831 году женился в Тифлисе на дочери вюртембергского пастора - Беате Кристине Фридерих (1802-1888). С  1840 по 1845 годы был пастором двух  общин в Тифлисе. В 1845 году Бонвич  переехал под Саратов, в с. Норка,  где  и умер 17.2.1876 года . Два его сына  -Самуэль Теофил ( родился в 1832 году  в Екатериненфельде и там же был похоронен в 1914 году ) и  Готлиб Натанаэль (1848-1925) были пасторами.  Внук  Христофора  и сын  Самюэля  - Эмиль также стал пастором и в 1928 году работал в Баку.
   После смерти Зальтета, опять активизировались   религиозные   группировки. Пять семей  в  Екатериненфельде  и две - в  Александердорфе отказались посылать детей в школу к пастору. Они  не доверяли пасторам  и считали, что  во главе общины должны стоять духовные учителя, избираемые  из колонистов демократическим путем.  Говорили, что конфирмация совершается несправедливо, так как о ней ничего не сказано в Библии. Крещение является простой церемонией,  так как Иисус Христос благословлял детей, но не крестил. Игра на органе - тоже мерзость перед Богом. Некоторые выдвигали новые требования: Аугсбургские правила не применять  и  всех злых и грешных отлучать от церкви, запретить  пасторам учить Закон Божий, не разрешать, сочетавшимся  браком , исполнять  супружеский долг и  пр.
   В Екатериненфельде  сектанты под руководством Якова Козера  и его жены Екатерины  избрали из своей среды  трех духовных руководителей  - Бога -отца ( старик Каутер),  Бога-сына( молодого Гриленборгера) и  Духа Святого- (старуху Лейбеле). Считая церковь «сборищем  нечестивых»,  они отвергли ее таинства – крещение и  причастие.  Учитывая, что Бог не совершал брака Адама и Евы, они возражали против церковного  бракосочетания, но жить попарно не воспрещали, так как  Бог сказал: » Раститеся, и множитеся, и наполняйте землю, и обладайте ею». В Елисаветтале  Адам  Беппле, духовный учитель и церковный староста лютеранской общины, подписавший в 1829 году Устав, тоже стал выступать против некоторых его положений . Злые языки объясняли его поведение »чрезмерным себялюбием и обидой, т.к. после назначения пастора и сельского учителя ,он   лишился  дохода и  был  обманут тем, что не смог выдать дочь замуж  за одного из учителей колонии».  Обер-пастор Бонвич был обеспокоен распространением сепаратизма в этих колониях, о чем информировал власти.
    В 1828 году в колонии Ной-Тифлисе была заложена первая  в крае Евангелическо-лютеранская  церковь Свв.Петра и Павла.  Небольшая по размерам, выполненная в классическом историческом  стиле, достаточно простая по архитектуре,  кирха вместе с пасторатом  и школой была освящена в 1832 году. Здесь  проходили богослужения как тифлисских городских немцев,  так и колонистов.Позже, в 1861 году , пасторат  стал «яблоком раздора» в их взаимоотношениях .       
     Согласно  Основному  закону Российской  Империи, первенствующей была Православная кафеолическая, восточного исповедания церковь, во главе которой стоял Царь. Все другие народы имели право славить » Бога Всемогущего разными языками  по закону и исповеданию праотцов  своих ».
   Русское правительство в 30-х годах ХIХ столетия , с целью  подчинения  своему контролю деятельность немецкой лютеранской  церкви , учредило в Петербурге Генеральную консисторию для всех протестантских церквей. Комитету под началом сенатора П.И.Тизенгаузена было поручено подготовить Устав.  Делопроизводителем  этого комитета был тайный советник, президент Церковного совета и училища при церкви Св.Петра  в  Петербурге Г. Лерхе . Благодаря повелениям православного  Императора  Николая  I , в 1832 году Евангелическо-Лютеранская церковь получила  в России  статус  официальной религии,  равной   Православной церкви. Декретом  был  утвержден Устав  церкви и основан  центр в Санкт-Петербурге.
    Главой Евангелическо-лютеранской церкви формально стал  Император, за которым  осталось  право определять  руководящие посты в так называемой Консистории с Епископом и светским президентом во главе. Об общинах в Империи заботились два епископа  и около 200 пасторов,которые  имели возможность посещать  многие общины не  чаще чем 2-3 раза в год. По этой причине   духовная жизнь  общин находилась, в основном , под ответственностью мирян, так называемых кистеров ( kuster- смотритель церковного здания).  Так  с 1832 года  на всей огромной территории Российской империи сложилось единое лютеранское церковное дело, державшееся на Уставе Церкви  и на совместных делах. Это  укрепило связь  церкви с государством.  Но немецкие колонии за Кавказом продолжали  сохранять свою независимость и не вошли в состав этой церкви.
    Жизнь колонистов в 1832-1840 годы  вошла в относительно нормальную колею. Люди активно занимались виноградарством,  усмотрев в этом  главный источник их будущего благосостояния. Поначалу вино у них получалось  плохого качества, слабое и невыдержанное. Еще раньше  немцы позаимствовали  у местного населения виноград сорта «чубуки»,  который интенсивно культивировали. Хорошие урожаи повысили их материальное положение. Хлебопашество не было распространено среди колонистов, сеяли только для себя, обрабатывая  землю русскими плугами. Зерно брали местное. Молотьбу обычно проводили  азербайджанцы. Шелководство, начатое при  тифлисском губернаторе  бароне Гане , несмотря на раздачу лучших видов шелковичных червей  и обучение шелкомотальному искусству   мальчиков в Нухе,   не привилось.  Разведение табака также было неудачным. Зимой   колонисты  мастерили  обыкновенные фуры, принятые во всей Германии. Экономические взаимоотношения между коренным населением и переселенцами  налаживались и постепенно улучшались.
    27 марта 1832 года  во исполнение Высочайшего повеления из казны было отпущено 277 839 руб. 55 коп на постройку церквей и пасторатов в немецких колониях Закавказского края (Елисабеттале, Екатериненфельде, Мариенфельде и Еленендорфе). В  Анненфельде решили пока не строить. Это было связано с тем, что  из-за крайне  нездоровых климатических условий произошло буквальное  «истребление народа» - количество жителей уменьшилось с 426 человек при основании- до 160. Планировалось их переселение в  Александердорф, куда также  были выделены деньги на строительство лютеранской церкви.
    Прогрессивные пасторы понимали, что одним из  условий  процветания и  благополучия,   является    грамотность немцев-колонистов,   и   уделяли  этому вопросу много внимания.  В  1832 году  в  Еленендорф  был  назначен Георг   Гейнрих  Брейденбах (Breidenbach), который и стал  первым пастором в этой колонии. Он родился в г. Норте (Ганновер) в 1802 году  в католической семье и в 22 года перешел в лютеранство. В 1824 году  поступил в Базельское миссионерское общество. В 1828 году  благословлен  на работу в Англию ,  где в 1831 году был ординирован.  В 1832 году  женился на  Селимее Катарине Шарлотте  Пелленс (1807г.р.)  из Ганновера ( которая   тоже перешла  из католичества в лютеранство)   и   приехал в  Еленендорф.
    Пастор  Брейденбах  освятил, построенный  в 1832 году молитвенный дом, и организовал  приход, в состав которого вошел и Анненфельд.  В духовном развитии колонистов ему помогали  учителя  Иоганн Краус, Готлиб Голох  и Георг Гейнрих  Гумель. В 1833 году в колонии насчитывалось  340 грамотных, т.е. тех, кто  имел начальное церковное  образование.  В 1834 году на средства   сельского общества  был  приобретен строительный материал  для  здания пастората,  который местный гарнизон казаков ( за счет казны) построил  к 1839 году.  Под школу была оборудована  квартира пристава. Освятив здание пастората, пастор Брейденбах в 1840 году переехал в Сарату (Бессарабия), с 1848 по 1865 год  работал в Грослибентале. Умер 16.5.1868 года в Одессе.
   Обер- пастором   вместо Бонвича в 1833 году  был  избран Август Дитрих.  В  немецких колониях  стали появляться и другие пасторы. Некоторые из них с церковных кафедр  критиковали учение сектантов,  поносили  их  и   тем самым,  вызывали отпадение от  лютеранской  церкви даже тех (175 человек), кто уже присоединился к ним. Своим некорректным поведением они привели    определенные  религиозные группы  в сильное раздражение,  что позволило им опять  объединиться и укрепиться.
   Как видно из приведенных выше сведений, потребность в пасторах покрывалась в основном за счет Базельского миссионерского заведения. В 1802 году в Эстляндии (Эстония) по инициативе Императора Александра  I в Дерптском ( Юрьев, Тарту)  университете был открыт теологический факультет. С этого времени он стал одним из Европейских центров  лютеранской теологии. В нем прошли подготовку практически все будущие пасторы, работавшие в России и российской части Польши.
   Пастор был центральной фигурой, объединяющей  вокруг себя сообщество. Главная  его обязанность заключалась в  распространении Царства Божьего на земле, в укреплении и развитии  словом и делом  добрых и религиозно-нравственных начал в народе. Одновременно он был учителем  в церковно-приходской школе, где на родном языке  наставлял  детей  Вере и  приобщал их к национальной культуре.
     Миссионеры же,  ни морально, ни  умственно, не были подготовлены выполнять такие  обязанности.  Их  деятельность носила показной характер и основывалась , в основном, на материальных посулах . Обычно   миссионеры вели себя очень скромно и своими обширными познаниями и мягким обхождением нравились населению. Но их протестантская деятельность среди армян-переселенцев и организация школы для их детей в Шуше,  вызвала недовольство даже  у «невежественного армянского духовенства». На  протяжении  15 лет они только  два раза посетили  Шамаху и, по мнению армяно-григорианской церкви, «сеяли там раскол между армянами».
    После того, как 11 декабря 1830 года  горийский римско-католический священник принял в свою веру русскоподанного армянина,  Правительствующий Сенат   дал Указ, согласно которому: »Духовенству каждой терпимой в России иностранной веры (римско-католической, грузино-католической, армяно-католической, армяно-григорианской , лютеранской,  магометанской  и еврейской) запретить  не только преподавать духовные требы,  наставления или внушения, но и входить в отношения  с лицами  другой веры».
    В 1835 году барон Розен, хорошо разбираясь в  создавшейся ситуации, запретил Базельским миссионерам опорочивать сектантов, призвал «только увещевать» их  и предложил предоставить каждому свободу в обрядах с тем ,чтобы  «привести колонистов  в прежнее, до 1827 года, состояние». Что же касается пасторов,  то по его мнению, их надо приглашать из Ост-Зейской губернии. Это была его родина, культурно-образовательным центром   которой,   являлся   Дерптский  университет. Остзейские немцы были, в основном,  дворянами и горожанами и представляли собой привилегированные слои Прибалтийского края.
    Барон Розен никогда не  сочувствовал миссионерам. Проанализировав  их деятельность за 13 лет , он счел ее бесполезной для края , »так как  они не обратили в христианство ни одного язычника или магометанина».  Это дало основание барону Розену  отказаться от деятельности базельских  миссионеров. Он предложил  им заняться земледелием, фабриками или  ремеслами.
    Указом Николая 1 от 26 июня 1835 года миссионерская деятельность в России была запрещена.  Все  это делало присутствие миссионеров бесполезным.  В 1836 году  базельские миссионеры во главе с Фелицием Зарембой продали строение в Шуше казенному учреждению и покинули этот край. Известно, что Зарембо  обращался за разрешением посетить губернии России в 1857 году .
   Миссионеры,  преследуя продолжение своего дела , послали на учебу в Эстляндию  Саркиса Амбарцумянца. Получив теологическое образование ,  он  в 1841 году вернулся в Шамаху , открыл начальное училище и  начал пропагандировать  лютеранство среди армян .  В 1852 году там было  26 (11 мужчин  и 15 женщин)  армян-лютеран . Против них выступила армяно-григорианская  церковь, которая запретила последователей Амбарцумянца допускать в армянскую  григорианскую церковь. Шамахинский  корреспондент »Бакинских известий» 6 апреля 1877 году писал : » Горсть   армян, принявшая лютеранство -это подонки, которых привлекла  к себе не сила идеи , а простой коммерческий расчет и жажда наживы. Новатором этого дела явился некий Амбарцумян  С., который в Германии изучил немецкий язык. Он постоянно находился с разными германскими  обществами  и получал от них не только инструкции, но и деньги, которые шли на улучшение комфорта  своей особы. Сблизившись с довольно большим семейством Торосянц, они  преследуют только одну цель - составить ОСОБУЮ самостоятельную нацию армян-лютеран».
    В защиту прав армян  исповедующих лютеранство  выступил лекарь Давид Ростомян. Благодаря его совету, армяно-григорианская церковь не только  отменила  дискриминационные меры, но даже стала помогать армянам-лютеранам. Это делалось для того, чтобы армяне  были « всегда,  везде и в  нужный час».
   После этого, армяне-лютеране  стали просить разрешение иметь свою церковь и священника. Кавказское начальство удовлетворило их просьбу.  Генерал –суперинтендент Московской Евангелическо-Лютеранской консистории Карл Бломин  22 августа 1866 года приехал в Шамаху и принял в лоно Российской Евангелическо- лютеранской церкви местных армян-лютеран. В 1888 году общины армян-лютеран были в Шамахе, Александрополе  и  в Баку. Из общего количества  лютеран на Кавказе в 5227 человек-  4943 были немцами  и  только  284 армянами,  что значительно меньше армян-католиков. 
   Мы не нашли сведений, подтверждающих, что Российская Империя преследовала цель христианизации жителей Кавказа. Екатерина Великая считала, что для заселения присоединенных земель Кавказа  надо поощрять мусульманские браки, так как они давали  найбольшую  деторождаемость.  На Кавказе  в  1886 году только несколько татар исповедовали православие. Среди них была семья из шести человек, где мать-айсорка была православной . Большая любовь татарина и желание жениться  на ней,заставило его совершить обряд бракосочетания в православной церкви, а для этого он должен был принять веру своей любимой. Это был очень мужественный поступок для того времени. По сведениям К.Ф. Спасского- Автономова,было  несколько случаев дикой расправы с семействами татар, принявших православие. Отец семейства был убит, а жене отрезали язык, уши и несколько пальцев на руке. Более частыми были случаи  принятия  русскими женщинами веры своего мужа-мусульманина.
   Принятие православия  никогда не обуславливалось влиянием  православной церкви , так как,  в отличие от католиков и сектантов, православная и лютеранская церкви никогда  не занималась прозелитизмом  и миссионерством. Многие чиновники разных национальностей, в том числе и немцы, переходили в православие ради успеха в карьере. Примерно тоже самое было с Коммунистической партией – беспартийный работник, практически, не мог занять многие государственные  должности . И так будет  на земле всегда, какие бы лозунги  о свободе человека  и демократии не провозглашались.
   В 1835 году обер-пастор Дитрих пытался внести некоторые изменения в Устав колонистских общин . Этому  способствовало и  растущее напряжение в умах сектантов в ожидании конца света в 1836 году. Его поддерживал  барон Розен,  который  считал, что всему виной Устав,  «написанный духом нетерпимости и фанатизма, который предоставляет пасторам слишком большую власть над прихожанами, дает им право вмешиваться во все обстоятельства семейной и частной жизни колонистов. Все это вызывает ненависть к пасторам и желание «отмщения»  даже тех, кто был привержен церкви «. 25 ноября 1837 года обер-пастор Дитрих  предлагает исключить некоторые статьи из этого устава.
    30 ноября 1837 года барона Розена сменяет генерал –адъютант Е.А.Головин, который оставил о себе память, как большой любитель светской жизни. Это в его честь в центре Тифлиса главный  проспект был назван Головинским, а в Баку- площадь. Его  жена Елисавета  Павловна (ур. фон-Визин) была  уважаемой и  любимой за свою приветливость,  ум и  большую доброту.  21 июня в  день Св. Елисаветы  обычно устраивались большие  благотворительные вечера, которые позволяли собирать достаточно много средств «в пользу бедных».        Главноначальствующий  на Кавказе Головин  не оставил без внимания и религиозную жизнь края. В 1839 году он ходатайствовал по поводу того, что  « все духовенство нужно  подготовить к образованию, полезного для него самого».
    При посещении Кавказа 11 октября 1837 года   Николай I побывал в Еленендорфе,  но подробности  этого визита мы не  обнаружили. Тогда же,     около Гюмри  была заложена колония Александрополь (Ленинакан, Гюмри),единственная немецкая колония на земле будущей Армянской Советской республики.
 


Рецензии