Я мужчин узнаю по запаху

Дневник путешественницы. Часть 3. Продолжение.
Начало: http://www.proza.ru/2017/02/17/2001, http://www.proza.ru/2017/03/03/747
17.10.2016
Утро началось аварийно: у меня ломило затылок и стучало в висках, хотя накануне мы ничего крепче сока не пили. Стараясь вернуть мозги на место, я мотала головой, как бодливая корова, но это нисколько не помогало. Открыла зубную пасту и с тихим ужасом стала наблюдать, как она извергается белой лавой в раковину. Та же участь постигла мою японскую подводку для глаз – содержимое “стрелочницы” в считанные секунды вылилось наружу, а я так и не поняла что происходит.

И лишь когда выскочил шарик из шарикового дезодоранта и ароматная жидкость с запахом граната и лимонной вербены розовыми пятнами легла на палас – до меня наконец-то дошло! ДАВЛЕНИЕ! Тегеран находится на высоте 1500м над уровнем моря, высокогорная столица, мне же писала Наташа, – вот откуда все эти неприятности!

Юля уже ушла на работу, наказав ключи от её квартиры оставить на тумбочке в прихожей, где висит табличка: “Добро пожаловать в сумасшедший дом!” Но на самом деле дурдом – это тегеранские улицы с их безумным движением, а в квартире у Юли замечательно. Шикарный вид на горный хребет Эльбурс, окружающий каменной стеной северную часть города, пианино, за которым мне вспомнилась музыка из детского фильма "Камила", полный холодильник еды – аппетитные мясо, курица, овощи на гриле, заказанные Юлей вчера вечером, но почти не съеденные по причине неимоверной усталости. Словом, мы не торопимся, даже наоборот – вообще никуда не хотим выходить!

Какие нас ждут трудности ещё неизвестно, самолет на Шираз через 9 часов, а тут всё как в лучших домах Лондона и Парижа! Представьте, аренда обычной квартиры в Тегеране стоит 350 долларов в месяц. Юлины апартаменты в 10 раз дороже – директор табачной фабрики должен иметь соответствующие условия жизни.

Подобные квартиры я видела в калифорнийской Ла-Хойе, когда мы с Наташей из Сан-Диего ездили смотреть недвижимость на побережье океана. В американских домах количество ванных комнат равняется числу спален. Помню, ещё меня поразило непривычное “поведение” унитазов – они мощно затягивали воду внутрь.

В квартире Юли унитазы тоже необычные: изобретатель сего сантехнического устройства, видать, любил песенку “Ёжик резиновый”. Иначе как объяснить, что вода в этой конструкции всасывается через “дырочку в правом боку”, небольшое отверстие, расположенное не по центру, а смыв сопровождается своеобразным утробным звуком, похожим на тот, что возникает, когда пробиваешь засор вантузом.

Вчера перед сном я успела кое-что разузнать о местной жизни и нравах. По мнению Юли, иранцы простые и добрые, как дети, и так же как дети любят жаловаться. Здесь особое отношение к пище – ЕДЫ НА СТОЛЕ ДОЛЖНО БЫТЬ МНОГО! Точно! В ресторане столы соседей ломились от яств, при этом недоеденные блюда просто оставляли, никто их не забирал с собой, как сделали бы в Германии.

У самой Юли, мне показалось, похожее отношение к деньгам – их должно быть много! В квартире повсюду лежат купюры и монеты разных стран. Может быть она, возвращаясь из поездок, просто выгребала остатки денег из карманов и забывала убрать, а, возможно, за этим видимым финансовым беспорядком скрывается какой-то эзотерический смысл!

Кстати, муж спросил Юлиного водителя – сколько у него жён? Парень ответил, что одна и детей нет, хотя они вместе уже 6 лет. Много женщин и детей – дорогое удовольствие, которое не каждому по карману. Богатые себе это могут позволить, а в обычных семьях одна жена и один ребенок.

Религия в Иране не напоказ, мечети скромные – всё потихоньку, еле слышно. Да, я заметила, что муэдзины не кричат на весь квартал, как это делается в Турции, Дубае или Косово. Тем более сейчас, когда поминают шиитских мучеников и страна покрыта чёрными флагами.

В метро молельные комнаты расположены рядом с WC – логично, сначала нужно совершить омовение. Для мужчин и женщин, конечно, помещения отдельные, в то время как в Германии даже бани общие. Вот она разница культур!

Я достала чек за вчерашний обед в ресторане и пытаюсь по нему разобраться с цифрами и ценами, ведь нам предстоит жить в Иране ещё долго. Кисломолочный напиток стоил 45 000 риалов – примерно 80 руб., суп – 94 000, значит 170 руб., рыба на гриле – 320 000, в пересчёте 580 руб. Надо привыкать к тысячам! Запомнила цифру 5 – она похожа на масть черви в картах, другие цифры тоже вызывают какие-то ассоциации – Юля научила: номер её квартиры 8 – перевернутая галочка, а если обычная V – 7.

В стране свои цифры, алфавит, летосчисление. Сейчас идёт 1395 год, а 21 марта наступит 1396. На самом деле, если подумать, то странно, что в светских западных государствах счёт годам ведётся от мифического Рождества Христова. В то время как в Иране, где ислам является официальной религией, вполне естественно считают от хиджры, то есть от переселения пророка Мухаммеда из Мекки в Медину.

Понятно, никаких ёлок, снежинок и Дедов Морозов здесь не бывает и не потому, что тёплая страна – просто Новый год сюда придёт только весной! К примеру, в Центральной Америке все эти рождественские атрибуты присутствуют: наряжают пальмы, выкладывают ватой снег, клеят снежинки при +30-ти – они же христиане, католики. А тут культурная дистанция.

После обеда мы всё-таки вышли из дома. Юля живёт в Тегеране 3 месяца, но ни разу не была в подземке и не подсказала, что в метро есть отдельные женские вагоны. Не зная всех нюансов, я вчера втискивалась в переполненный поезд и всё удивлялась, почему рядом одни мужчины? А женщины тем временем ехали в другой части состава – там и народа меньше.

Сегодня я уже спокойно сидела в женском окружении, глазела по сторонам и считала остановки, осмысливая случившееся. А произошло вот что: прежде чем пойти к гендерно-окрашенным розовым вагонам, я, по привычке, подставила щёчку мужу, и он поцеловал меня на прощание. Откуда ни возьмись, к нам подскочила одетая в черное бабка и начала “шипеть”. Стало ясно, что мы нарушили местный моральный кодекс – в Иране мужчинам запрещено касаться женщин и смотреть им в глаза. Но ведь сразу всего не учтёшь.

По женской половине, как и по мужским вагонам, сновали коробейники, но не парни, а женщины и торговали не мыльными пузырями, а заколками, невидимками, зубными щётками и т.д. Странно, неужели щётки в Тегеране такой же ходовой товар, как резинки для волос?!

Со всех сторон меня окружали девушки, по внешнему виду студентки. Быть может им  по статусу позволительно ездить в метро, а остальные передвигаются на машинах? Стоимость проезда совсем невелика – в переводе на наши деньги 12 руб., для сравнения, билеты в Мюнхене в 15 раз дороже!

У всех девчонок хорошие дорогие телефоны и наручные часы (их у нас редко встретишь, я даже где-то прочла, что часики, как пигментные пятна на руках, выдают возраст, они для тех, кому за 45). Конечно, свою прямую функцию регистраторы времени давно не выполняют – их заменили мобильники, на которых не надо разглядывать крошечные стрелочки, но как аксессуар они смотрятся великолепно! Вдобавок, многие носят браслеты, однако накрашенных ногтей я не заметила. Юля сетовала, что маникюр здесь дорогой и некачественный – индустрия услуг для женщин только начинает развиваться.

Мужчины в Иране красивые, аккуратно подстриженные, ухоженные. Барбершопы встречаются на каждом шагу, а вот дамских салонов днём с огнём не сыщешь, оттого что никому не придёт в голову в открытую прихорашивать женщин. Это полнейший нонсенс! Зато, как пошутила Юля, можно расслабиться и не мыть волосы – надела хиджаб и пошла!

Я специально вглядывалась в лица девушек, пытаясь разгадать, какие они, что чувствуют, мешают ли им правила, заставляющие скрывать свою красоту под мусульманской одеждой. Но, к сожалению, так и не смогла найти ответ. Девчонки весело щебетали, поправляя отработанным движением сползающие платки. Я только успела заметить, что стрижки они не делают, чёлки не подрезают, а волосы, если и красят, то неизменно в темные тона (может быть иранской басмой?). При этом косметику любят и охотно ею пользуются – ярко, сочно, по-восточному!

Мы вышли на остановке “Площадь имама Хомейни” и, встретившись на перроне, уже не стали обниматься. Муж заметно нервничал и предупредил меня, что за руку его брать не надо, от греха подальше, а ведь я боялась потеряться в людском водовороте!

Национальная сокровищница Ирана открыта 2,5 часа в день и спрятана в подземном хранилище центрального банка. Цена билета – 200 000 риалов (в стоимость входит экскурсия на персидском, английском или немецком). Все залы мы пробежали за 15 минут – ничего сногсшибательного: кровать, короны, украшения, посуда… Наверное надо любить драгоценности, чтобы часами ими восхищаться. Но всё равно музей запомнился: нас заставили сдать на хранение не только верхнюю одежду и сумки, но и содержимое карманов, а затем трижды, в разных местах, пропустили через металлоискатели – беспрецедентные меры безопасности!

Богатством шахов сыт не будешь. Мужу приглянулась местная забегаловка, которую оккупировали русские. Нашего брата он видит издалека. Познакомились. Сергей и Наташа приехали из Калининграда, Игорь и Лена из Вильнюса, Алёна из Санкт-Петербурга – по возрасту всем в районе полтинника. Познают мир такой компанией уже несколько лет, подружись в интернете на сайте бэкпекеров. Путешествовали по стране неделю и завтра должны разлететься по домам. Выбрали регион из-за цен на билеты, но возвращаться не хотят, и не только потому, что вместе весело и Персия зацепила своими красотами, а просто погода в Прибалтике и в Питере сейчас не фонтан, да и на работу неохота.

Ребята рассказали, что в Иране больше всего им понравились люди, а в минус запишут однообразную еду и низкий уровень сервиса. Согласна, выбор блюд в закусочных ограничен: кебаб, шаурма, курица-гриль, из напитков только питьевой соленый йогурт (дуг) и пепси, но опять-таки в разы дешевле, чем в ресторанах.

Меня ломает от недостатка кофеина и мы носимся по городу в поисках кофейни. Наслаждаясь эспрессо, ловлю себя на мысли, что местные официантки выглядят как на поминках – черный платок, черная одежда, каменное лицо – в Иране время ежегодного траура, это многое объясняет. А муж, оценив окружающих женщин, пришёл к выводу, что я самая красивая в стране!

Одеты иранки однотипно и скучно, даже те, кто не носит абайи: тёмные хиджаб, кардиган, брюки, из обуви – тапочки или кроссовки. Я с экзотическими белыми волосами, в ярком платке, в светлой куртке и брюках выгляжу по-европейски, у меня нет шансов затеряться в толпе.

На десерт купили в уличной лавке “каки”, там же помыли их и сразу съели. Интересно, что в большинстве стран хурма называется именно так и я привыкла к новому для меня названию, оно уже не кажется смешным!

На второй день пребывания Иран перестал восприниматься как непостижимая и сложная страна – со счётом справились, жизнь налаживается! Порядка здесь больше, чем у нас: пьяных нигде не видно, алкоголь не продаётся, курящие мужчины встречаются крайне редко, а женщины вовсе не курят. Кто покупает Юлины сигареты?

До тегеранского аэропорта можно добраться на метро – очень удобно, правда, надо знать с какого терминала вылет, а мы не знали и выгрузились на первом, а потом, не  спускаясь снова в подземку, “прогулялись” с полной выкладкой до четвертого пешком. Личный досмотр в аэропорту для женщин в закрытых кабинках, с виду похожих на примерочные в магазинах. Я сначала не догадалась, что девочкам направо – мальчикам налево, и нужно идти туда, где нарисована женщина в хиджабе, но мне подсказали. Дважды тщательно прощупали, уделив повышенное внимание груди – нигде не верят, что я в этом месте ничего не прячу и богатство природное.

Вообще в иранском обществе, как и в целом на Востоке, доминируют мужчины. Наиболее отчетливо это ощущается в метро, когда они набиваются в вагон – загорелые, волосатые, по запаху чувствую – темпераментные! Но открыто на меня никто не смотрит, может быть из-за того, что мы в столице и тут привыкли к иностранцам? Вот приедем в провинцию и всё будет по другому? За весь день к нам подошел только один иранец и скромно сказал, что немного говорит по-русски. Спросил: как дела, откуда приехали? Зовут его Азиз, а русский язык он выучил по телевизору.

Отхожее место в аэропорту уже готовит нас к исламскому туалетному этикету: бумаги нет и быть не может, писсуаров тоже, грубо говоря – дырка в полу и шланг с водой (можете посмотреть на картинке, набрав в поисковике “мусульманский туалет”). В Германии мужчины садятся на “трон” и делают свои маленькие и большие дела, а в Иране целый ритуал: заходить надо с левой ноги, выходить с правой, не брать с собой Коран и т.д. Муж хоть и пошел туда без главной книги мусульман, но видно, второпях, шагнул в заведение с правой и сразу же был наказан – вернулся с мокрой штаниной, не успел струю воды отрегулировать. Этому тоже надо учиться.

Посадка на рейс Тегеран – Шираз никак не начиналась. Объявления по-английски не делают, пришлось понервничать. Юля говорила, что случается – билет есть, а места в самолёте нет! Но через час мы в аэробусе.

Какие огромные лайнеры летают внутри страны – 9 кресел в ряду и как вкусно кормят! Шпинат, курица, салат, сок, булочка – прекрасно! Рядом сидящий мужчина читает местную газету: я, само собой, текст понять не могу, но родного президента даже в солнцезащитных очках узнаю немедленно. Заметив мой интерес, попутчик дарит мне газету. Путин с нами – полёт нормальный!

Продолжение: http://www.proza.ru/2017/03/30/55


Рецензии
Отлично!Читаю с большим интересом. (мелкое замечание - до 2500 тысяч симптомы горной болезни не заметны. Катманду на 1800, там и тени этого нет, вот Лех http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B5%D1%85_(%D0%98%D0%BD%D0%B4%D0%B8%D1%8F), там просто получаешь удар по башке)

Власов Тихон   10.05.2017 18:37     Заявить о нарушении
Значит у меня были симптомы похожие, но я их приняла за горную болезнь:)))))

Оксана Задумина   26.06.2017 16:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.