Выродок 24

Вначале все шло вроде бы как обычно. Я с головой погрузился в учебу, несмотря на то, что наступали летние каникулы, последние летние каникулы в моей жизни. Я решил, что недостоин их, - что я и так по жизни слишком много отдыхал, - и с остервенением принялся грызть "сухой пряник науки". "Сухой пряник" - было выражением Татьяны Сергеевны, сухим она называла его оттого, что без живой практики считала науку нежизнеспособной. Но при этом любила говорить: "Одолеешь сухой пряник, - будет тебе и блин с маслом!"

Мне нравились её выражения, её умение общаться, хладнокровие, - с некоторого времени Татьяна Сергеевна стала для меня кумиром, затмила собой весь мир. Я, - к её полному восторгу, - подражал ей во всем, не заметив, что в один прекрасный день полностью впустил в себя её сущность, превратившись в циника. Да, я полностью отдавал себе отчёт, что мой цинизм с каждым днём набирает обороты, но и не думал останавливаться. Татьяна Сергеевна меня не пресекала, напротив, всячески поощряла мои старания, а значит, я был на правильном пути.

Человек идёт не за тем, кто прав, - да и кто они, истинно правые и ошибающиеся? - а за тем, кто кажется ему правым. Для меня Татьяна Сергеевна была права во всем, и я следовал за ней.

И лишь некоторое время спустя после той двухнедельной поездки в Грецию я осознал, как непреодолимо меня снова туда тянет! Мирсини подарила мне ту свою фотографию с футбольного матча; время от времени я доставал её из своего тайника и рассматривал. Я так и не понял, что мы тогда сделали плохого, - мы даже ни разу не переспали. Мирсини, несмотря на всю свою внешнюю доступность и соблазнительность, была не так воспитана.

Но, если Татьяна Сергеевна так отреагировала, значит, в нашей привязанности друг к другу было что-то постыдное, неправильное. Иначе она бы не поменяла билеты и не разлучила бы нас так жестко. Татьяна Сергеевна всегда знает, как сделать правильно, она "видит" людей. Может быть, Мирсини действительно была какой-то не такой... Со временем я уверовал в то, что Татьяна Сергеевна тогда поступила правильно, мне на благо. А вот я должен был извлечь урок из того, что произошло, и больше не допускать таких ошибок.

Я вбивал себе в голову правильные мысли, а вместе с ними все глубже вгонял себе в сердце осиновый кол. Я распял остатки своих чувств на встречном заборе - и пошёл дальше, без эмоций, без сожаления. Со временем я все реже доставал фотографию Мирсини, и вдруг почувствовал себя мощным и бесстрастным, как древние гиганты, держащие на своих плечах небосвод. Мне, - как и им, - нельзя было отлучаться по нужде моего сердца, - слишком важный груз покоился на моих плечах.

Я стал забывать Мирсини и был этому очень рад. Я смог обуздать свои чувства, а это, оказывается, ни с чем не сравнимое наслаждение, когда ты держишь свои эмоции под абсолютным контролем, а они не имеют над тобой никакой власти. Вскоре я залез в свой тайник и с удивлением обнаружил там фотографию, которая на сей раз не пробудила во мне никаких переживаний. Я пошёл и выбросил снимок в мусорное ведро на кухне. Я представлял, как он будет искажаться, съёживаться, когда на него попадут влажные остатки пищи, - и подумал, что этот процесс очень любопытен с точки зрения физики. Я не чувствовал ни малейшей боли или сожаления. А почему я должен был это чувствовать?

Татьяна Сергеевна определила меня в напарники к одному парню из своей компании; его звали Юрий. Он был толковый, этот Юрий, старше меня лет на двадцать, - может быть, поэтому мы так и не стали друзьями. Да это и не входило ни в его, ни в мои планы. Для него я был сыном хозяйки, напыщенным богатеньким ублюдком, с котором нужно было держать ухо в остро. Он осторожничал, всегда был сосредоточен и напряжен, - думал, наверное, что я все докладываю своей мамочке. Он был коренастый крепыш, одутловатый, и я представляю, до какой степени после встреч с клиентами ему хотелось расстегнуть верхнюю пуговку на своей рубашке, выпить пивка и съесть соленого кальмарчика за счёт компании - но он не мог позволить себе сделать это в моем присутствии и за это, должно быть, ненавидел меня лютой ненавистью.

А я и не хотел сближаться с ним, я понял, насколько проще так жить, - никого не впуская в свою жизнь. Я предпочитал наблюдать за людьми со стороны. Мне нравилось, как этот Юрий вёл дела, он был обаятельный, гибкий, и клиентам нравилось общаться с ним. Я все думал, как это у него получается, что за приёмчики он использует. И я сказал себе, что я пойду ещё дальше, однажды я его переплюну. Люди не любят меня, что ж, это не беда, можно ведь ими манипулировать и другими способами.

Я все думал и думал, наблюдал, сопоставлял, анализировал. Однажды, после встречи с одним очень важным клиентом, который обратился к нам за консультацией по поводу инвестирования в проекты, Юрий утёр испарину со лба и сказал мне:

- Знаешь, а ведь есть люди, которые могли бы отвалить нам кучу денег, если бы мы смогли переманить этого специалиста к другому работодателю. За его "голову" готовы отвалить хороший куш.
- Что, такой классный специалист? - спросил я.
- Сказочный! Это главный инженер "Топстроя", очень умный чувак.
- Попытаемся?
- Ты что, сдурел?! Тут надо все сделать очень аккуратно, почти ювелирно. Права на ошибку нет! Надо уметь читать мысли, просекать, о чем думает человек, знать, о чем он мечтает. Знать о слабостях человека и, если нужно, правильно сыграть на этом.
- Я сделаю это! Расскажи о том, кто его "заказал" и о том, на что он готов.

Юрий посмотрел на меня, как на дурачка, но все-таки посвятил меня в эту грязную практику переманивания топ-кадров одними компаниями у других. Я слушал его, не перебивая, как губка, впитывал информацию до последней капли. Мне было интересно, смогу ли я это сделать. Я бросал вызов самому себе, предвкушая, что Татьяна Сергеевна тотчас посмотрит на меня совершенно по-другому, если мне удастся провернуть такую смелую выходку. Но ведь она сама говорила, что, если есть клиент, мы должны расшибиться в лепёшку, чтобы он остался доволен. Если есть запрос, никто другой, кроме нас, не должен его удовлетворить.

Это, если хотите, тоже была одна из важных отраслей современного консалтинга.

Следующая страница http://proza.ru/2017/03/19/1186


Рецензии