8. Первая мировая война 1914-1917

     В Берлине прошли  торжества  25- летнего юбилея Германского  Императора Вильгельма II. Флаги, зелень, цветы, портреты  везде и всюду, массы народа - все это свидетельствовало о большой популярности его среди немцев. Вильгельма II считали воинствующим  социалистом  и  никто  не сомневался, что его царствование не обойдется без войны.    
    Как известно, отношения между Российским Императорским домом и различными Владетельными домами в Германии и, вообще, в Европе являлись сложным переплетением родственных уз, которые сознательно устанавливались и укреплялись на протяжении 18 и 19 веков. Так, Император Германии Вильгельм II   был кузеном по материнской линии Александры Федоровны, супруги  Николая II. Несмотря на это, монархам не удалось сохранить  даже худой мир   и 26 июля 1914 года в Европе заполыхал пожар Первой мировой войны.  В этом и  состоял весь  великий трагизм случившегося. Вина России в причинах этой катастрофы минимальна. Первая мировая война обернулась для Европы утратой мирового лидерства .Были  разрушены вековые традиции, делавшие Европу  сложным  целым и открылся путь для последующих,  необратимых  изменений.
    Депутат Люц в Государственной Думе заявил, что русскоподданные немцы постоят за доверие, которое ранее было им оказано.Российские немцы наравне с другими были призваны в армию и доблестно сражались. Но стало ясно, что  немцы -по крови,  русские- по данной клятве,   стали заложниками  взаимоотношений царских семей.
     Для  немцев-колонистов это  стало  началом конца. Позже колонисты так писали об этом времени( 10):»Поражающе подействовала на всех немцев края весть об объявлении войны. Всем было ясно, что наступает время самых тяжких испытаний. Эти годы ужаса можно приравнять к героизму и величию духа  наших отцов  в первые годы  их поселения на новых местах жительства. Будучи немцами по происхождению, душе, телу,   мы вынуждены были самоотверженно вступить на путь, указываемый долгом и честью. Как лояльные граждане и верные подданные своего государства, мы честно исполняли то, что повелевал нам  долг,  с тем же мужеством и с той же готовностью к несению жертв, как все прочие граждане. О нашем  мужестве и доблести свидетельствуют павшие на поле брани герои. Все жертвы мы принесли на алтарь отечества. Без колебаний отдавали людей, фургоны, лошадей,  одежду, белье и большую сумму денег всепожирающему молоху войны. Оставшиеся дома, отдались самой благородной службе- службе человеколюбия «.
    3 августа 1915 года  «Московская немецкая газета» сообщала, что по Евангелическо-Лютеранской церкви отдано распоряжение: « все пасторы в воскресных богослужениях  должны  включать в церковную службу молитву о даровании победы русскому оружию».
     25 сентября 1914 года  гофмейстер высочайшего двора Петерсон  сообщил совершено секретно Наместнику Кавказа :» В пределах Кавказского края  по условиям  возраста  оставлено на жительство много германских и австрийских подданных , в  совершенной лояльности которых не может быть вполне уверена местная власть. Прошу, в интересах государственного порядка,  принять меры к установлению обширной сети самого тщательного и энергичного негласного  наблюдения за всеми лицами,  памятуя,  что в данный момент главным является создание для иностранноподданных таких условий, при которых они могли бы быть безвредными для наших интересов.  Установить наблюдение не только за немецкими колонистами,  но  и за лицами женского пола, гувернантками,боннами и т.п., принадлежащими к подданству воюющих  с нами держав  и которые могут быть причастны к  различным организациям по шпионажу»(78). 
     Эти годы в  своем  страшном накале национализма стали  роковыми  для немцев. На них нахлынула волна травли, клеветы и недоверия.  В Москве и Петербурге (переименованном 31 августа 1914 года в Петроград) начались погромы. Перестала выходить немецкоязычная »Санкт-Петербургская Евангелическая воскресная газета «. Другие  газеты писали: » Немцы задержали 75 000 русских рабочих и заставляют их обрабатывать свои поля. Но мы не будем платить им тем же. Мы не будем пугать стариков и детей  и демонстрировать мирному населению нашу храбрость. Мы отберем у них автомашины, как они отобрали наши. Мы заставим германоподданных  у нас также работать на нас , тем более ,что их у нас 1.000.000!  Им хорошо жилось у нас. Где еще они получали бы такие льготы и преимущества?! Где еще во всем мире они были такими желанными гостями во всех областях деловой, торговой и коммерческой жизни. Они приезжали к нам за головокружительными  карьерами и делали их. Ненавидя и презирая нас , они жирели и толстели. Они имели все: клубы, феррайны,  кружки, школы, газеты  и полную свободу совести-  как никто! У нас они жили кланами:  Миллеры варили пиво, Венцели готовили колбасу, Майеры продавали машины, Дитцы распространяли «культуру», Циммерманы управляли  имениями помещиков, Шульцы- банями, Луизхены танцевали танго. Теперь пусть каждый немец кормит хоть одну русскую семью».   
    20 октября  1914 года  умер учитель Фердинанд Августович  Циммер. Попечительский совет школы  решил возложить венок на могилу  и,  в связи с неурожаем и несостоятельностью по причине военного времени,  отдать полностью всю зарплату за этот учебный год его вдове. Никто еще не предполагал, какая беда нависнет над его недвижимым имуществом  и 11 десятинами  земли.        14 ноября 1914 года Николай II , пребывая в Тифлисе,  обратился ко всем своим подданным и , отдельно,  к представителям мусульманского населения со словами  благодарности за любовь и преданность России в переживаемое трудное время . Царь посетил Еленендорф,  где его  радушно народным гимном  встречал хор   двухклассного училища. После общей молитвы о благоденствии  и долголетии  Императора  и Царской семьи,  хор исполнил   «Молитву» из оперы »Галька»   и   «Многие Лета!»
   Непопулярная в массах война продолжалась. Народ никогда не являлся инициатором  войны. Она народу не нужна, так как он  всегда в ней  - жертва.    Колонисты  отправляли вещи и продукты раненым воинам, выделяли деньги на погребение умерших от ран воинов. Они предоставили 10 четвероногих подвод с извозчиками и фургоны. Для помощи фронту  создали  Немецкий комитет по сбору денег и пожертвований в пользу Общества Красного креста, которое  имело  лазарет. Евангелическое общество молодых людей получило разрешение  еженедельно проводить платные вечера для сбора пожертвований.
   С полей битв шли страшные сведения о зверствах немцев, печатались сообщения о диких сценах   расправы с мирным русским населением.  В таких условиях  было трудно обуздать негативные эмоции не только  в отношении  чужих,  но и  «своих» немцев.  Начались репрессии. Под давлением »общественности» , 18 февраля 1915 года  был издан Указ Николая  II   о депортации немцев в Сибирь. 23 августа  Государственная Дума дала ему законный ход.
    Это была предтеча  депортации 1941 года. Судьба всех немцев быть изгнанными из родных земель,  казалась  неизбежной. Одним из первых был выслан в Сибирь  оберпастор Xейнцельман.  В 1917 году он  вернулся ненадолго в Екатериненфельд , но потом опять  куда-то  был отправлен. Дальнейшая его судьба осталась неизвестной.
   В соответствии с Законом из Еленендорфа были высланы австрийскоподданные Ф.Зонтаг и Ю.Моздзин, о выдаче удостоверений для которых ходатайствовал американский консул.
   В России не скрывали  великодержавно-шовинистического отношения к немцам. 10 июня 1915 года  в Москве прошли дикие погромы.    Каждый день провозглашались новые проекты :   переименовать все немецкие названия городов, выбросить из алфавита букву «Н» , которая так напоминает немца, закрыть все колбасные  и судить каждого, кто скажет ,что любит сосиски с капустой, изъять немецкий язык из школ. Голос умных людей о том,  что воюют правители , а не народы, был гласом , вопиющего в пустыне. В  религиозной сфере  стала интенсивно преследоваться  деятельность баптистов и штундистов, которую  расценивали, как политическую.
   Баку был далек от театра военных действий . Жизнь в городе текла нормально и на бульварах, улицах и в клубах совершенно не чувствовалось, что идет смертельная война. Сообщения о том, что немецкий цеппелин пролетел над Девичьей башней  и что со стороны о. Наргень видели  немецкий эскадрон в 65 вымпелов, оказались  слухами. На улицах Баку  часто слышится немецкая речь, что очень раздражает обывателя, который обращается в газету «Каспий» с просьбой  принять меры. Но газета парирует: » Неразумно за дикость Вильгельма наказывать Шиллера, а за хулиганство кронцпринца – Гете и Гейне. Несмотря на то, что немец ненавидит  нас  не меньше, чем мы их, запрет на звучание немецкого языка с нашей стороны будет актом мелкой мести. Тем более, что Министерство народного просвещения  не видит в этом угрозы для безопасности государства». Немцы  в городе, насколько это было возможно,  ушли « в подполье».
   Еленендорф  превратился в военный город. Все  вооружались. Имелись списки людей, которым  было разрешено  ношение оружия - револьверы типа браунинг, кольт, маузер и охотничьи оружия (76). Кроме постоянно присутствующего 1 -го Лабинского Казачьего полка генерала Засса, с июля 1915 года на постое были : 3-й Кавказский полк Кубанского казачьего войска, Особая конная сотня, 2-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска, 1-й сводный Кубанский полк и  21-й Кавказский обозный батальон (68) .Там же расположился лазарет Кавказского комитета Всероссийского Союза городов и лазарет  Российского общества Красного Креста для раненых и больных  воинов,  который тоже содержался  за счет  собранных обществом  54 .000 рублей.  Кедабекский сталеплавильный завод Бр. Сименс стал работать на государственную оборону.
  20 февраля  1915 года  в Тифлисе в собственном  имении с целью грабежа был убит барон К. А. фон Кученбах  и его жена. 
   В колониях царил усиленный порядок. В 1915 году в Еленендорфе  практически  не было преступлений : 2 поджога,  1 кража и 4 покушения на кражу остались практически незамеченными. Шульц колонии Еленендорф  И. Брейтмейер и два бейзицера   активно  выносили приговоры колонистам со штрафами в пользу общества за : кражу гусей, безобразное поведение на улице, драку, грубиянство, неисправное содержание ограды вдоль виноградников или оросительных каналов, за самовольный отвод воды, нарушение правил охоты на колонистских землях, продажу виноградного вина. Так, за пьянство, избиение жены и грубое обращение со своей  сестрой  постоянно наказывался А. Дигель.  Очередная расписка  о том, что он будет жить со своим семейством дружно и штраф в 5 рублей  действовали недолго. Вильгельм Иоганович Эстерле был оштрафован на 3 рубля за грубые выражения и неуважение к Церковному совету.  Иоганн Онгемах со своей супругой Луизой были наказаны  за оскорбление невестки, которую при свидетелях назвали б… . Из этого последнего факта,  видно,  что  с русским  языком на бытовом уровне у  колонистов проблем не было. Эти «приговоры»  и штрафы осуществлялись в колонии включительно до 1925 года (79).
   6 августа 1915 года был принят приговор об открытии в Еленендорфе смешанного высшего начального училища.  3 сентября 1915 года на должность учителя в двухклассное училище был принят Исфандияр бек Джуварлинский.
   13 декабря  1915 года вышел  Закон о ликвидации немецких землевладений  с различными дополнениями от 17 ноября. С 26 февраля по 15 марта 1916 года  Елисаветпольские губернские ведомости  печатают списки и доводят до сведения « австрийских, венгерских и германских выходцев , что  они обязаны в 10-ти  месячный срок провести отчуждение указанных земель. В противном случае это будет сделано принудительно». В  Георгсфельде  подлежала  отчуждению  земля, занимаемая молитвенным домом , школой , сельским управлением площадью 1000 кв. сажень и даже Пушкинский сад, площадью около 2 десятин. Этот удивительный сад сохранился до сих пор и  из-за очень плотной посадки редких деревьев напоминает непроходимые джунгли.  В Еленендорфе этот закон коснулся земли Т-ва виноградарей «Конкордия», Т-ва »Помощь» и даже 600 сажен земли  Евангелического  общества молодых людей. В  Грюнфельде - земля  наследников  учителя Фердинанда Циммера, в  Эйгенфельде - земля под церковным зданием.
   Это было несправедливо. « Все немецкие  колонисты призывного возраста с оружием в руках на фронтах  войны защищали интересы своей новой родины в эти трудные времена ее истории! Они не на словах, а на деле проявляли свои верноподданнические чувства и  искренне отдавали новой родине свои знания, умение  и труд, все силы своего ума и сердца ! Так, в рядах армии находилось 1480 нижних чинов и 14 офицеров из колонистов Закавказья. Было убито - 45, ранено и искалечено -71 чел, получило награды разной степени- 48 человек ».  Еленендорфцы- братья Георгий и Христиан Яковлевичи Беппле  скорбили о племяннике  Генрихе Мюльбахе, который пал в бою. «Так чем же отплатила Россия им за любовь к Отечеству, за их добросовестность и за принесение жертвы? – вопрошали немцы-колонисты.         
     Они обращаются с жалобами в  1-й департамент Правительственного  Сената, доказывая, что они не выходцы из Германии , а колонисты, которых пригласило правительство в 1818 году. Им пришлось преодолеть  великое количество трудностей,  в том числе и постоянное столкновения с местным населением, которое недружелюбно стало  относиться к ним. Они напоминали,  что  ровно 100 лет  состоят в русском подданстве, всегда были верными русскому Царю, не жалели ни  жизни, ни имущества  и,  бок – о- бок, с доблестными русскими воинами воевали за честь и славу Отечества (80) .
   Колонисты Анненфельда  на частном сходе 1 февраля 1916 го-да  заявили: « Наши предки, завербованные  для переселения в Россию, приняли  русское подданство  не добровольно, а по требованию правительства. Проживая 100 лет мы, как и наши предки ,честно и добросовестно  исполняли свой долг и свои обязанности  по отношению к правительству . Мы не чувствуем за собой ника-кого греха , наши братья и сыновья  наравне с другими  несут военные службы» . Они   поручили  Габриелю Христиану  Альбеку   ходатайствовать  о том, чтобы  эта акция  не была  распространена  на них. Но их все равно продолжали  преследовать недоверием и всякими притеснениями!  И это было  на фоне появившейся в этот год открытой  ненависти и обвинений  к  немке – Императрице Аликс,  совершенно естественным.
     Шел третий год войны и никто уже не верил в скорое окончание этой мировой бойни .Катастрофической  становилась ситуация  с питанием. Цены росли не по дням , а по часам. Нищета подогревала ненависть к немцам. Но  тем не менее, жизнь нужно было продолжать.
    С 1916 года  полномочия оберпастора исполнял барон  фон Энгельгард.  Помогают  ему в работе духовный учитель и председатель Церковного совета в Еленендорфе  Иоганесс Гуммель,  в Анненфельде - Готлиб Эстерле.  Членами синода были  Рихард Майер и Самуэль Вухрер. Депутатом  на ежегодный синод  избрали  И.Я. Гуммеля.  Поверенному общества Т.Г. Гуммелю  мирским приго-вором было выдано  за 10- летнюю службу  денежное вознаграждение в сумме 9 460 рублей, которое собрали   члены  общества  Еленендорф . 
   На основании приказа   Наместника  Кавказа, губернатор Елисаветпольской губернии вынес решение  9 января 1916 о том, чтобы  все немецкие колонии получили русские имена. Так, Александердорф был переименован  в  Александрово,  Еленендорф- в Еленино , Ейгельфельд- в Петровку, Георгсфельд - в Георгиевское,  Анненфельд в  Аннино , Грюнфельд  получил название  Зеленая Поляна,  Траубенфельд - Виноградное поле.   
    16 апреля 1916 года умер основатель фирмы Христофор Христофорович Форер. После молитвенного отпевания пастором Энгельгардтом  он был похоронен на  Еленендорфском  лютеранском кладбище.
   В Еленендорфе проживало 2290 немцев( 1073 м. и 1207 ж). Кроме того, временно проживало 75 православных,  32 поляка, 448 азербайджанцев. Криминальная обстановка улучшилась,  не было убийств и др. преступлений (61) .В немецких колониях за это время увеличилось  число  турецких  армян-беженцев до 3000 тысяч.  В декабре 1915 года на квартирах колонистов Еленендорфа  разместили 628 айсоров. В марте 1916 года было приказано  сельскому попечительству  устроить всех трудоспособных беженцев на сельскохозяйственные работы либо возвратить их на  родину в Ванский вилаят.
   Быть немцем стало совсем не комфортно. О них не забывают и  постоянно проявляют  «заботу».  Так, 21 января 1916 года Наместник  Кавказа выясняет наличие обществ из лиц немецкой национальности, неразрешенных в установленном порядке. Не замечается  ли  в их действиях стремления к объединению на почве обособленности в духе пангерманизма ? Принимают ли участие в этих обществах лица германо и австрийскоподданные,  а также  другие сведения о них «(81).
      В июне 1916 года  Председатель Совета Министров Б.В. Штюрмер  утвердил Положение » Об особом комитете по борьбе с немецким засильем». А 18 августа 1916 года было принято Постановление «О воспрещении преподавания на немецком языке». Разрешили только вести уроки Закона Божьего  и изучать немецкий язык. 2 сентября в Юрьеве (Дерпт) был закрыт  теологический факультет.
   При такой ситуации  Петр Иванович Филиппов  вместе с женой Люцией  и двумя детьми принимает приглашение родственника жены, директора Еленендорфской школы Э.Целинского, переехать  к ним. Петр Иванович, русский,  уроженец Орла, окончил Орловское городское реальное училище и спецкурсы по подготовке преподавателей гимнастики в средних учебных заведений при Рижском учебном округе. До 18 июля 1915 года состоял  преподавателем в училищах Якобштадского р-на ,Курляндской губернии .С началом Первой мировой войны был эвакуирован в Нижний Новгород. Его жена  Люция , 1884 года рождения, дочь латыша Карла  Иогансона ( Karl Peter Julius Johanson, который окончил теологический факультет Дерпского  университета. В 1883 году  работал   пастором  селения Дунаевка, недалеко от Каменец-Подольска.  Его жена - отзейская немка  Вильгельмина,  ур. Клюге , после    смерти  мужа   в 1885 году    вместе с дочерью вернулась   на родину.  В г. Вальке, Лифляндской губернии, она  основала частную перворазрядную  женскую гимназию, где на полном пансионе воспитывались дети немцев. Ее дочь  Люция   после гимназии   окончила в 1906 году  в Петербурге лицей для благородных девиц  по музыке и  иностранным  языкам.  В  1908 году  вышла замуж за  П. И. Филиппова.  У них было двое детей  - дочь Ира (1912 г.) и сын Павел (1915).  После смерти  в 1914 году   матери, Люция была  допущена  к заведованию этой  частной  гимназии. Но военное время и запрет на преподавание немецкого языка  вынудили покинуть Ригу.В Еленендорфе она  преподавала французский, немецкий  и давала  уроки    музыки на фортепьяно.
   Судьба подарила  мне возможность письменно общаться с Павлом Петровичем , который, как и многие  другие, обратился в 1996 году с просьбой помочь разыскать  в Баку  его сестру Иру .К сожалению, к тому времени она уже умерла. Его воспоминания о жизни  немцев в Азербайджане найдут свое место в нашем повествовании(102).       
    10 октября 1916 года  барон Александр  фон Кученбах(сын) был обвинен в шпионаже  на  Кавказе  и арестован. Его перевезли из Тифлиса в Бакинскую тюрьму  и сразу же установили тщательную слежку с перлюстрацией  его переписки. Все немецкие  сыроварни в Грузии были разрушены армянами, которые считали их своими конкурентами. По этой причине,они  требовали    выслать даже болгар, когда Болгария вступила в войну на стороне Германии.


Рецензии