Деньги-деньги

Восьмого марта  1961 года деревня вошла в состав  Ново-Михайловского мясо-молочного  совхоза отделением номер пять. Заместителем  директора назначили Николаева Александра. Построили  деревянный клуб.
                /из архива/

Ровно через месяц девятого апреля в деревне произошло грандиозное событие. Впервые  рабочему люду выдавали заработанную плату деньгами. Этого великого дня   ждали в каждом доме, предвкушая начало новой, счастливой жизни.

 Самые расторопные уже с раннего утра   нетерпеливо топтались у дверей  бухгалтерии. Остальные дожидались своей очереди на улице. К обеду молодой бухгалтер Костя Иванов привёз кассу  на попутной машине из Михайловки. Односельчане встречали его  как героя.  Вся наличность поместилась в небольшом кожаном портфеле бывшего милиционера.   За большим  двухметровым столом  худощавый   бухгалтер,  плюнув на пальцы, старательно пересчитывал деньги.  Он  впервые держал в руках так много денег, поэтому страшно волновался. Щёки его возбуждённо горели, русые волосы растрепались, спина взмокла.  Не дай бог ошибёшься, будешь потом всю жизнь отдуваться.  Раньше Иванов работал в милиции и привык иметь дело с бумагами и протоколами, а тут такая ответственность.
 
-Ой, спасибо тебе, сыночек! –дрожащими руками Альтук  расписалась в ведомости.
  Она трепетно ощупывала шершавыми натруженными пальцами каждую купюру, разглядывая совершенно новый, ещё хрустящий червонец на свет. Она готова была плясать от радости. Впервые за тридцать лет колхозной работы она получила заработную плату  живыми  деньгами, а не палочками и галочками ! Раскрасневшись  от жарко натопленной печки, она расстегнула пуговицы  плюшевого жакета и скинула с головы коричневую шерстяную шаль. 

У  конторы в очереди толпились взбудораженные колхозники. Бабы в  нарядных шалях  радостно галдели. А мужики, смоля цигарки, горячо обсуждали, сколько кому начислили денег, и что можно будет на них справить.
-Ну и сколько нынче платят передовикам труда, тётя Альтук?!-широко улыбался Митька Захаров, доставая кисет с махоркой из кармана обрезанной шинели.
-Мне  жаловаться грех.  Господи,  дожили до  светлых дней, когда за работу стали платить настоящие деньги !!

Альтук зарабатывала поболее некоторых мужиков. Работы она не боялась, себя не жалела. Зимой  ухаживала за молодняком на конюшне, а в свободное время шорничала:  ремонтировала хомуты,  вила верёвки из конопли. Сама распоряжалась семейным кошельком, сын и сноха доверяли ей ведение хозяйства.

-Эх, теперь заживём!-Митька пытался представить себе какую-то совершенно новую, счастливую жизнь.
 Но как ни старался,  в  мыслях  возвращался к любимой семье, к бойкой расторопной жене, не по возрасту  рассудительной  дочке.  Его воображение буксовало и он никак не мог вырваться за пределы собственного  дома и родной деревни.

Митька работал на ферме животноводом, возил корма для свиней. Животноводы получали больше всех. Но и работали будь здоров! С пяти утра до поздней ночи паши как проклятый!
Петька Елисеев, двадцатитрёхлетний  сын Пелагеи, смышлёный и очень настырный парнишка мечтал о другой жизни.
-А я справлю себе  бостоновый костюм и хромовые сапоги!- выдал он с запалом.
Он хотел непременно выучиться  как  его старшие сёстры  и стать начальником.
   
-Фантазёр ты парень! –обрубила задиристого, языкастого соседа Анфиса. –Твоей зарплаты хватит только на пуговички от бостонового костюма!
Анфиске деньги  доставались нелегко.  И  в снег, и в грязь  возила солому с дальних полей на ферму,  кидала снег с омётов. 
-А где купишь-то? – играя глазами, засмеялась Зинка- продавщица. – В продмаге нашем нету такого товара! Хорошо, если фуфайки и галоши завезут!  Махорку и то через раз  завозят.
-Не надо нам бостоновых костюмов! Ты нам   фуфайки завози, -хохмил Санька Бонжур, поворачиваясь  к красивой продавщице.- Фуфайка для нашего брата заместо шинели для солдата. Вот ты, Зинка,  на чём думаешь, мы в окопах спали?
Зина  задумалась, а мужчины в очереди, ожидая какого-то подвоха со стороны Саньки, хитро поглядывали на продавщицу.
-На соломе, что ли?
-  Шинель стелили. Откуда солома на передовой?А  укрывались, думаешь  чем?-плутовато улыбался он.
-Одеялом, наверно!
- Нет, мамзель! Шинелью. А что думаешь под голову клали?
-Шапку что ли?!
-Опять мимо! Тоже шинельку.
-И сколько ж  у тебя шинелей-то  было?
-Хм! Одна была!-с ухмылкой сказал Санька.- Да и та дырявая!
Мужчины дружно загоготали.

-Петька, зачем  тебе бостоновой костюм на конюшне? -поддел   заносчивого парня развеселившийся Боцман.
-Я   не собираюсь всю жизнь работать конюхом! -вспыхнул как спичка Петька.-Вот стану  председателем и буду разъезжать  на мотоцикле!
-Ты чё, камрад! Он же две с половиной тыщи  стоит! –вытянулось лицо Саньки Бонжур.
-Это сколько ж лет надо копить на него?-сделала круглые глаза Анфиска.
-Пятилетку надо отпахать!  -быстро прикинул в уме  бывший счетовод  Фёдор.-Никак не меньше!
- Пять лет?

Когда  Митька Вуколов-  на новом «Ковровце» выезжал со своего двора, не только ребятишки, но   даже взрослые мужики бросали свои дела, чтобы лишний раз прикоснуться к фантастической машине. Лучший тракторист в чёрной кожаной куртке и шлеме танкиста носился по улицам, оставляя после себя клубы гари и пыли. Гладкие бока бензобака вызывающе сверкали и переливались изумрудной зеленью в лучах солнца, огромная фара блестела, мотор рычал-рокотал, наводя ужас на баб и вызывая бешеный восторг у мужской половины. 

Но Митька  не долго ходил в героях,    Марат Байтеряков переплюнул  дружка и уже через месяц разъезжал по улицам на    мотоцикле Иж-49 на зависть всем сельчанам.  Коренастый   красавец  Марат несмотря на свои двадцать четыре года  значился передовым трактористом, и даже  получил  медаль за освоение целины.  Тракторов в деревне было наперечёт. Механизаторы купались   во всеобщем уважении и почёте.       Хусниямал очень сильно  гордилась сыном   и   помогла собрать деньги  на  мотоцикл.

Эта   невысокая худощавая женщина, лет пятидесяти,  между сменами на ферме  строчила  на заказ овчинные шубы,  кафтаны,  платья, блузки. Хусниямал рано похоронила мужа, но не отчаялась.    Спасением для вдовы стала немецкая чудо-машинка Зингер, которая в руках этой мастерицы одинаково хорошо справлялась с вещами из овечьей шкуры и тонкого крепдешина.  Некоторые умельцы даже сапоги тачали на Зингере.     Заказов всегда хватало, и она одна из немногих зарабатывала живые деньги и в голодное время смогла отправить учиться   старшую дочь на учительницу, а сына –на механизатора.

  Из-за бесконечной колхозной работы трактористы не принадлежали себе. Марат тоже  не имел времени  заниматься домашним хозяйством, но  он  оказался  на редкость  находчивым и между делом ухитрялся  привезти солому во двор к матери или приволочь на тракторе /поваленные деревья/.  Чтобы избавить маму от тяжелой  работы, он созывал на помощь соседских девчат.
  Они радостно  затаскивали солому  на сеновал, пилили и складывали дрова, зная, что  тётя Хуснимаял  за труды сошьёт им по новому платью.

  Сельчане, получив  зарплату,  шли через дорогу в магазин, и  сметали на радостях обычно недоступные конфеты,   пряники с сахарной глазурью и даже залежалое печенье.  Санька Бонжур, расщедрившись, взял детям пятилитровую жестяную банку повидла, а жене -красного цветастого ситца на платье и себе  ситца  на праздничную рубаху.

 Фёдор внимательно рассматривал выложенный товар и прикидывал, чтобы ему купить такое для жены и дочек в подарок. На его оклад в сорок рублей сильно не разгуляешься, но  очень уж ему хотелось порадовать своих девочек с первой зарплаты. Он выбрал большой отрез яркого  сатина в весёлый цветочек и кило пряников,  уже представляя как будут скакать его дочки от радости. Еля у него мастерица,  сама нашьёт платьев себе и дочкам. Он уже привык, что его дочки, как  цыплятки бегают по улице в умилительно одинаковых платьицах.  Фёдор заранее предвкушал восторг в  глазах  своей сдержанной жёнушки, которая  обычно  скупо проявляла  эмоции. За совместные годы он безошибочно научился узнавать  настроение  жены по её выразительным глазам.     Себе же   он позволил стопочку беленькой в честь Великого Дня и радостно поспешил домой. 
 
 
Семён Петров,  мужичонка лет тридцати трёх, радостно нёсся на всех парусах в магазин. Вот сегодня он побалует своих детей и удивит  вечно недовольную жену.
-Отвесь ка мне, золотце, сахара  кило так пять,  пряников три кило и вон тот платочек для моей Шурочки! -важничал Семён Петров, доставая  новенькие банкноты из кармана потрёпанных брюк. 
Отец большого семейства  не мелочился. Пусть все видят, какой он сегодня щедрый.
-Ишь ты разогнался?! Вначале по долгам, милок, рассчитайся!-осадила разошедшегося покупателя Нарспи. -С тебя тридцать шесть рублей и сорок копеек.

- Женщина, ты в своём уме ?!-возмущался Семён Петров.-Откуда столько, Нарспи? 
-Вот сам погляди. Твоя фамилия? Твоя!- тыкала Нарспи ему под нос замусоленную школьную тетрадку, исписанную именами должников. - Ты ж, миленький, каждый день сюда как на работу ходишь.
-Да не может такого быть!-бедолага, посмотрев палочки напротив своей фамилии,  пересчитал долги, сконфузился  и тихонько сдулся как проколотый воздушный шарик.

Чтобы выполнить план водку в сельских магазинах с некоторых пор разрешили  продавать стопочками, в долг. Заходи и пей после работы! Не каждый мог устоять против соблазна пропустить рюмку беленькой после трудового дня.

-Ну, Семён, горазд!  -заглянул в долговую тетрадь любопытный Митька.- Из твоих палочек забор можно вокруг деревни поставить !!
-Ой, бля! Чё я на три рубля куплю??-растерянно мял в руках последнюю трёшку Петров.
-Деньги есть, Уфа гуляй! Денег нет-Чишма сиди!-вставил Митька.
-Вот  для Шурочки твоей подарочек, а это для детей!- сунула шустренько Нарспи цветастый платочек в бумажной кулёк с тремя пряниками.
-Ладно,  хозяйка, запиши на меня сто грамм !-  рисуясь перед толпившейся публикой,  несчастный транжира одним глотком опустошил  стопку и хлопнул её  о прилавок.- За  первую зарплату!Сам бог велел!

Хотя Семён и хорохорился перед продавщицей и веселящейся публикой,  душу его царапали запоздалые раскаяния.  Денег опять нету. Зелёный змей снова оказался сильнее его.  Идти домой совсем не хотелось. Жена Шурка снова будет  визжать и ругаться, может даже драться полезет.   В такие минуты Семён особенно  жалел свою жену, которая  тихонько, по-бабски,   плакала и причитала, жалуясь на свою  горькую судьбинушку и на него беспутнего мужа.   

Зарплату  выдавали до поздней ночи. Из райпо распорядились  сельмаг не закрывать до последнего покупателя.
  В  тот незабываемый день магазин выполнил план и сделал месячную выручку. 



Конец


Колхоз Мичурина  перешел под крыло совхоза Ново - Михайловский. На общем собрании  новый директор Николаев пообещал мало-менеузовцам молочные реки и кисельные берега. До сих пор Еле приходилось выкручиваться   и носить на базар  куриные яйца, сбитое масло, чтобы  заработать хоть какие-то  деньги. Семья Захаровых зарабатывали много трудодней. Получив за трудодни  зерно, они везли на мельницу, мололи, а излишки муки  Еля  продавала на базаре.

В начале марта районный инспектор отдела кадров обходил  дворы, переписывал всех трудоспособных  жителей деревни и  собирал  данные по трудовому стажу для оформления  трудовых книжек.


Рецензии
Отправляй экземпляр в музей для истории. Это ведь чистые факты.И.И.

Ирэна Данилова   06.11.2018 16:26     Заявить о нарушении
Ирэна, спасибо за визит и прочтение.
Эта глава вошла в книгу "Ты лучше всех".
Книга продаётся в Башкирии.
Солнца, ДИна

Дина Гаврилова   06.11.2018 16:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.