Глава 26. Мы нападаем на след

Рано утром, выйдя на палубу, я была приятно удивлена, что гора, которая ещё вчера вечером, казалась малюсеньким конусом на горизонте, предстала перед нами во всей красе.

На остров Святого Христофора мы с графиней возлагали особые надежды, ибо, по умозаключениям леди Гилфорд, у Френсиса был шанс попасть на одно из двух судов. Одно шло на Барбадос, второе – на остров Святого Христофора. Поскольку денег у него не было, наверняка он нанялся матросом. И вряд ли назвал своё подлинное имя. Ведь его разыскивали за драку. Под каким именем теперь его следует искать? Утешало то, что теперь у него нет особого смысла скрывать своё подлинное имя здесь, вдали от Лондона.

Кроме меня на палубе были Доу и О’ Нил, недавно заступившие на вахту. Графиня стояла подле форштевня и, откинув с лица вуаль, задумчиво смотрела на пенящуюся под форштевнем воду. Один раз из носового люка выбрался Аякс в моём переднике. Он улыбнулся мне своей роскошной белозубой улыбкой, выплеснул за борт помои и с обезьяньей грацией ловко спустился обратно под палубу.

Хоук и Тони не подавали признаков жизни, видимо спали в кубрике после особо утомительной предутренней вахты, которую матросы называют собачьей вахтой.

-Это остров Святого Христофора? – спросила я мистера Доу, стоявшего у руля.

-Нет, мисс. Это маленький островок Невис, прилепившийся к хвосту острова Святого Христофора. Сейчас мы обогнем его слева, и вы сами увидите пролив, отделяющую эту гору от остальных.

Хотя у меня было полно работы по уборке каюты и проветриванию вещей из сундуков, я всё же решила немного постоять на палубе, полюбоваться внушительным конусом горы в центре Невиса и большим пальмовым лесом на берегу. Так же хотелось насладиться утренней прохладой после духоты каюты.

Через четверть часа я увидела пролив, отделяющий Невис от острова Святого Христофора. Пролив был неширокий – мили две, не больше. За проливом был низменный полуостров, заросший кустарником.

-По форме остров Святого Хритофора похож на дельфина, или кита,-  снова нарушил тишину мистер Доу.-  Мне случалось подниматься на одну из его гор. Этот полуостров, мимо которого идёт наше судно, соединён с островом тонким перешейком. Когда глядишь сверху, ну ни дать, ни взять, китовый хвост! Да и сам остров продолговатый, словно тело морского животного.

-А здесь живут люди? - спросила я.

-На этом полуострове? Нет, мисс. Здесь нет ни одного источника воды. Дождей много, но всю воду впитывает коралловый песок. А вот основная гористая часть острова полна рек и ручьёв, там есть и поселения.

Так уж получилось, что остров не могут поделить две державы. Здесь на юге есть несколько французских деревушек, да на самом севере их главный город с хорошей крепостью, под названием Бастар.

А середина острова английская. Столица английских владений – город Бримстоун. Вот туда мы и держим курс. Он находится на северо-востоке острова, всего в десятке миль от французского Бастара.

-А индейцы здесь тоже живут?

-Нет, мисс, индейцев здесь нет, так же, как и на Барбадосе. Только англичане и французы. Ну, конечно, есть и чернокожие рабы. Здесь можно починить такелаж, можно нанять людей, чтобы вытащить судно на берег и почистить днище, залатать пробоины, закупить продуктов. Вы увидите. Бримстоун неплохой городишко. Не Лондон, конечно, но и не Фор де Франс, где вы гостили у губернатора во время шторма.

Как мне ни хотелось ещё помечтать, стоя у фальшборта, но время не ждёт, работа есть работа. И я спустилась в каюту.

Путь вдоль острова занял полторы вахты. И наконец,  ровно в полдень Святая Екатерина встала на якорь в гавани Бримстоуна.

Чтобы не терять зря время в ожидании таможенного инспектора, леди Гилфорд приказала спустить на воду шлюпку. Это делали три матроса – Хоук, О’ Нил и Томми. Причём приподнимал и спускал на воду шлюпку всего один человек – Томми, явно не самый сильный член экипажа. Мне это казалось волшебством. А всё дело в блоках, маленьких колёсиках, через систему которых был пропущен трос. Томми тянул верёвку без видимых усилий, и тяжёлая шлюпка послушно приподнималась и зависала над палубой. Тогда Хоук и О’ Нил брались руками за борта и отклоняли висящую шлюпку за борт. Томми травил верёвку, и шлюпка опускалась. Когда она опустилась ниже фальшборта, оба моряка перелезли в шлюпку. И Томми легко удерживал одной рукой и шлюпку и обоих взрослых мужчин. Они, упершись руками в борт, отклонялись вместе со шлюпкой, чтобы спускаемая шлюпка не зацепилась за борт и не перевернулась при спуске. Томми продолжал травить трос, и шлюпка медленно и плавно опустилась на воду. Волшебство! Таким же способом на нашем судне поднимается и опускается тяжёлый рей со свернутым парусом. Никак не пойму, как такое возможно! Ведь блоки это просто скрипучие колёсики.

С помощью того же таля с блоками можно поднимать из трюма тяжелый груз, например, сетку с тридцатишестигаллонной бочкой!

Вскоре подошла шлюпка таможни. Инспектор осмотрел судно, проверил документы, принял портовый сбор.

-Какой у вас внушительный форт! – воскликнула графиня.
Инспектор любовно посмотрел в сторону крепости, построенной на высоком скальном уступе, и сказал:

-Да, это самая неприступная крепость во всём Новом Свете! Недаром наш форт прозвали Новым Гибралтаром! Он построен высоко на скалах. Целых шестьсот футов над поверхностью моря. Стрелять по нему из корабельных орудий – пустая трата пороха. У корабельных пушек просто невозможно так высоко задрать стволы. Конструкция не позволяет. А если отвести корабли на внешний рейд, тогда их ядра просто не долетят до крепости. Зато орудия форта, благодаря высоте утёса могут стрелять на две мили!

Соперничать с ним может разве только форт Бастар!

Но, моя леди, по какой надобности вы прибыли в наш город?

-Я путешествую для собственного удовольствия.

-Напрасно, моя леди. Здешние воды очень опасны. Я бы советовал вам путешествовать не иначе, как на тридцатипушечном галеоне, при сотне хороших телохранителей.

-Увы, сэр, на такое судно мне не хватает денег. Приходится экономить.

-В любом случае я рад приветствовать вас на острове Святого Христофора. Рад, что вы благополучно добрались. Желаю вам и дальше такой же удачи.

Простившись с инспектором, мы впятером спустились в шлюпку. Хоук и О’ Нил сели на вёсла, Леди Гилфорд и я на кормовой рундук, Аякс с двумя большими корзинами для продуктов устроился на носовом рундуке.

Первым делом, мы сняли номер в портовой гостинице. Аякса под присмотром Хоука отправили на рынок. У них было две задачи – закупить продукты и порасспросить торговцев, не знает ли кто Френсиса Мора. Графиня, пристально глядя в глаза Аякса, взяла с него страшную клятву не покупать ничего более ядовитого, чем ром. Пообещала ему всевозможные страшные кары в случае ослушания.

Я со своей стороны пригрозила отобрать у него красивые передники с оборками и пошить некрасивые из самой грубой парусины, какую только сумею найти, если он просто посмотрит в сторону чего-нибудь ядовитого.

Бедный Аякс только испуганно моргал, слушая наши угрозы, и обещал всё исполнить в точности.

О’ Нилу выдали два шиллинга на представительские расходы, и отправили его в общий зал таверны, добывать интересующие нас сведенья. А следом за ним, ещё за один шиллинг, отправили гостиничную горничную, шпионить, не соблазнится ли он игрой в карты.

В Бримстоуне жило более трёх тысяч человек. Здесь навести справки было не так просто, как в Плимуте. Вот почему мы задержались  здесь почти на целую неделю. Леди, конечно, не могла пить с бродягами. Потому задушевными беседами занимались попеременно Хоук, О’ Нил и Доу. Тони наладил контакты с портовой шпаной, обещав шесть пенсов тому, кто найдёт человека восемнадцати лет, с соломенными волосами и голубыми глазами.

Вскоре мы были буквально засыпаны сообщениями о подозрительных людях. Каждое такое сообщение мы скрупулёзно проверяли. Но, увы, всякий раз это оказывался не он.

На борту судна обычно оставались два матроса и Аякс. Двое других были при графине и исполняли её поручения.

О’ Нил был на высоте. Несмотря на наличие небольших сумм денег и кажущуюся бесконтрольность, он ни разу не был замечен в игре.

Однажды О’ Нил привёл в комнату графини какого-то ирландца.

-О’ Горман, - поклонился он, прижимая к груди шляпу.

-Давай, рассказывай, - поторопил его О’ Нил.

-Видите ли, ваша милость, - начал незнакомец. – Я здесь живу два года. Работаю в порту то грузчиком, то носильщиком, как получится. В старой доброй Англии я давно уже помер бы с голоду, или был бы повешен за бродяжничество, после того, как нас согнали с земли. А здесь, хоть и не разжирел, но и не помер.

-Короче, давай, - О’ Нил подбодрил его тычком локтя.

-Так вот, ваша милость, нынешней весной из Англии прибыл сюда один юноша, как раз такой, как тот, кого вы ищете. И звали его Френсисом. Вот фамилию не знаю, врать не буду. Мы звали его Френсис Белоглазый. У него очень светлые глаза, такие бледно-голубые. Поработал он в порту недели две. А потом его нанял один плантатор присматривать за рабами. Так он и остался на плантации. Недели две тому назад я встретил его. Хозяин прислал его в кузницу, починить кое-чего из железа. Ну, мотыги там, мачете для рубки тростника.

-Адрес? – спросила графиня.

-Он живёт на плантации у Патлера. Это миль десять в глубину острова. Вам дорогу любой укажет.

-Это всё?

-А чего ещё, ваша милость? Больше мне ничего не известно.

-Бетти, подай кошелёк.

Получив свой шиллинг, О’ Горман, кланяясь и благодаря, покинул гостиницу.

-Что говорит твоё сердце, Элизабет? – спросила Леди Гилфорд.

-Оно прыгает  и замирает!

-Это добрый знак. Похоже, мы напали на след, - леди Гилфорд прошлась по комнате до окна и обратно, что-то обдумывая.

-Мастер О’ Нил, - обратилась она к ирландцу, - вы сегодня отличились. Отныне медальон с портретом вашей матушки становится вашим. Я отказываюсь от всяких прав на него. И если мы найдём того, кого ищем, я освобожу вас из рабства раньше срока. А теперь отправляйтесь в город и найдите какой-нибудь экипаж, чтобы добраться до плантации Патлера. Завтра с утра и поедем.


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.