Юмористическая? проза

               
За огромным старинным столом в своём рабочем кабинете восседал ректор университета Андрей Павлович Волокитин. На вид ему было лет пятьдесят, широкоплечий, с борцовской короткой шеей, прекрасной шевелюрой, через которую заметно пробивалась седина, и лопухастыми ушами. Он восседал в огромном кресле и рылся в бумагах. Написав на листочке номер телефона, пошёл к своей секретарше. Оказывается, он вовсе не сидел в кресле, а стоял около стола. Это было неожиданно. Теперь он был похож на карлика – метр с кепкой. «Леночка, соедини меня по прямому проводу». Не успел вернуться к столу, как зазвонил телефон.
 - Алло! Привет, свояк. Сколько лет, сколько зим.
- Здорово, Андрюха. Как жизнь молодая?
- Твоими бы молитвами. Надо бы как-то посидеть, хоть за чашкой чая.
- Когда? Весь в работе. Это чёртова оптимизация, стимуляция, минетизация, не на кого положиться, понимаешь? Одни дебилы, да ещё ничего не хотят делать. Этого прислали оттуда, этого – отсюда. Как не принять? Да ещё подавай руководящую должность. А я же не двужильный тянуть такую лямку, самому скоро полтинник.
- А у меня что, не такая разве картина? Этот - от Иван Ивановича, этот от – Иван Петровича, ну, что там говорить, сам знаешь. И деваться некуда. Приходиться всё на своём горбу. Да, я чего звоню-то? Мой Витька-то закончил с красным дипломом филологический. Ты же знаешь, он и боксёр хороший. Так вот. Планировал в депутаты податься. Уже все слова наизусть выучил.
- Какие слова?
- Ну, как у них там? Мажоритарный, муниципальный, региональный, федеральный, консенсус, инвестиционный, фьючерс, контекст, базовая пенсия, ментальность, позитивный, негативный, волатильность, одномандатный, ну ещё два – три десятка таких слов. Короче, чтоб вписаться в депутатскую когорту. Теперь взял и передумал. «Нет, батя, лучше я в медицину подамся. Депутатам сейчас небезопасно. Это раньше отмахаться можно было. Сейчас новые технологии настали. Не грохнут, так посадят». А ведь прав, он у меня умница. Недавно защитился. Тема какая? Сейчас скажу, у меня здесь где-то записано. Вот, слушай. «Роль ненормативной лексики в победе русских войск над ливонскими войсками (немецкими и датскими рыцарями, солдатами эстами и чудью) в тысяча двести сорок втором году на Чудском озере»».
- Так давай его к нам, в министерство. Поработает для начала начальником управления, а там … видно будет. Нам толковые, да ещё остепенённые нужны. Работа хорошая, главное – творческая. Будет заниматься маркетингом по усовершенствованию нормативных документов, всяких отчётностей, справок, листков нетрудоспособности. Он у тебя с фантазией, справится. А мой-то, слыхал?
- Ну да, закончил с отличием медицинский.
- Да ты что? Когда это было? В позапрошлом году. Вот видишь, сколько мы с тобой не виделись? Он у меня тоже защитился. Говорят, диссертация почти на докторскую потянет. Тема какая? Слушай. «Влияние самцов с врождённым косоглазием и приобретённым целлюлитом на рождаемость лягушек с плоскостопием в пригородах Якутска в весенне-летний период на фоне экономического кризиса и ужесточения санкций Евросоюза».
- Молодец, тема актуальная. Станем мы с тобой старенькими, будет нас лечить, не дай Бог, конечно.
- Что не дай Бог?
- Я говорю, не дай Бог болеть, лучше уж здоровеньким, как говорится, умереть.
И Андрей Палыч постучал по столу трижды.
Прошло три месяца. Волокитин младший вкалывал на полную катушку. Чувствовалась не только спортивная подготовка, но и теоретические знания, полученные при неоднократном прочтении своей диссертации. Сначала была идея поставить везде видеокамеры. Потом необходимость в них отпала, так как появились добровольцы, желающие периодически докладывать обо всём происходящем в дружном коллективе. Определились сотрудники, имеющие тесные связи и с правоохранительными органами, и с банковским сектором. Короче, не зря папаня рекомендовал своего сыночка, как толкового и предприимчивого. Поначалу, уже не Витя, а Виктор Андреевич решил модернизировать листки нетрудоспособности. Не понравился ему голубоватый цвет. Намёк какой-то неприличный. Хоть голубой сейчас и в тренде, как говорят, но лучше подальше от намёков. Сделаем нейтральный, решил он – белый. За такую идею проголосовали, правда, не все, однако, решение было принято. Работа закипела. Один отдел занимался перечислением финансов из бюджетных средств через банки в типографию Гознака. Второй отдел готовил инструкции по утилизации устаревших бланков больничных листов. Третий – оформлял бланки отчётности по утилизации непригодных к употреблению листов нетрудоспособности. Четвертый – бланки отчётности о проведении инструктажа, ознакомлении с правилами заполнения больничных листов с указанием времени проведения, количества присутствующих на семинаре, возраста, стажа работы и специальности. Пятый - занимался переводом денег из федерального бюджета через банки России на счета почты России за пересылку этих бланков. В общем, Виктор Андреевич всех завалил работой. Но он не останавливался на достигнутом, как говорят, не почивал на лаврах. В голове созрела новая идея. Учитывая требования инновации и модернизации, учитывая данные министра здравоохранения о снижении заболеваемости в стране и времени пребывания в стационарах, решил, что четыре строчки для указания срока нетрудоспособности многовато, хватит и трёх. И вновь закипела работа. Опять деньги через банки в типографию, почту России, новые бланки отчётности, решение проблемы утилизации. Но Виктор Андреевич вошёл в раж. Работа продолжала кипеть. Нельзя же сидеть, сложа руки. Сейчас, конечно, он не мог вспомнить, кто сказал, что труд облагораживает человека и продолжал творить в силу своих физических способностей. Теперь в новых листках нетрудоспособности надо было указывать код лечебного учреждения, код врача, код заболевания, фамилия, имя, отчество писать полностью и разборчиво. Но нельзя же признаться, что инновация и модернизация закончены. Не дай Бог скажут: раз так, то в результате оптимизации упраздняем ваше управление. Поэтому Виктор Андреевич дал распоряжение упорядочить форму учёта деятельности муниципальных, региональных и федеральных медицинских учреждений в журналах.
1. Журнал для учёта граждан, обратившихся за медицинской помощью в муниципальные, региональные и федеральные учреждения с указанием фамилии, имени, отчества, адреса и возраста.
2. Журнал для учёта граждан, обратившихся в муниципальные, региональные, федеральные медицинские учреждения, которым была оказана помощь с указанием адреса, возраста обратившегося и врача, также с указанием его адреса, специальности.
3. Журнал для учёта журналов, переданных в региональные, федеральные, муниципальные архивы на хранение.
4. Журнал для учёта больных, находящихся на диспансерном учёте с сердечно-сосудистыми заболеваниями с указание фамилии, имени, отчества, возраста, адреса самого больного и лечащего врача и датой постановки на учёт.
5. Журнал для учёта больных, находящихся на диспансерном учёте с заболеванием лёгких, с указанием фамилии, имени и отчества, адреса, возраста и датой постановки на учёт.
6. Журнал для учёта больных, состоящих на учё…
Стоп!!! У меня что-то с головой, надо бы давление померить, видно, зашкаливает. Потом допишу. Голова кругом ходит, даже от перечисления этих глупостей. Вы уж извините меня.
Ну, вот, можно теперь дописать. Три дня прошло, и я опять, как огурчик. Пока лежал, всё думал, ведь какие резервы у нас не используются. Смотрите, в нашей стране, много талантливых поэтов и прозаиков. Пишут, стараются, а дальше…. Дальше, всё под сукно. У людей нет свободных средств напечататься, даже в местных газетах, не говорю уж о книжных изданиях. Буквально лет двадцать назад в нашем тверском отделении Союза писателей России при Е.И. Борисове было своё издательство, там за счёт государства издавались книги не только членов Союза писателей России, но и начинающих авторов. В газетах с удовольствием печатали стихи, прозу местных умельцев, даже гонорары платили. Член Союза писателей России запросто мог зайти к секретарю обкома партии, мог съездить на отдых в Переделкино. Сейчас, конечно, тоже можно съездить туда, но придётся снимать жилье у частника или номер в гостинице, можно и в доме колхозника и пожить рядом с санаторием. Я к чему это веду? А почему бы этих поэтов и писателей не привлечь к благому делу. Ведь все равно пишут впустую. Так не лучше ли им заняться оформлением тех журналов от Минздрава. Пусть заполняют амбулаторные карты, истории болезни. Ведь у врачей практически не остаётся времени на больного после оформления этих никому не нужных бумаг. К ним можно ещё подключить любителей строчить жалобы. На них все равно никто не обращает внимание. Хоть опишись. Это раньше на каждую жалобу или критическую статью в течение нескольких дней обязаны были и давали ответ. Помните? «На ваше заявление или жалобу отвечаем: приняты меры...»  или «… ведётся проверка, такой-то снят с занимаемой должности».  А сейчас…пиши сколько угодно, хоть в Гаагу, хоть в Ватикан. Везде глухо как в танке.
Вот и всё. Остаётся только ждать и надеяться, что моим предложением заинтересуются и писатели, и жалобщики, и, особенно, в Минздраве.


Рецензии
Юмореска понравилась. Минздрав нашими предложениями никогда не интересовался. Писатели и жалобщики - эти с удовольствием...
На Ваши слова "пиши сколько угодно, хоть в Гаагу, хоть в Ватикан" еще В.Высоцкий пел:" Я б засосал стакан и в Ватикан!" Спасибо за юмор!
С уважением -

Анатолий Комаристов   19.04.2017 15:41     Заявить о нарушении
добрый вечер спасибо за отзыв здоровья Вам и удач советую прочитать ещё и рассказ юмористическая проза

Мамцис Эдуард   19.04.2017 22:13   Заявить о нарушении
ошибся имел в виду история болезни

Мамцис Эдуард   19.04.2017 22:15   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.