Малолетний Пазолини

 Отрывок из "Слюни Искариота  или  абдукции сине-белого воротничка"    



          Не знаю, какие выражения применял наш великовозрастный (старший на полтора года) друг, уже неоднократно (по его словам) познавший, культурно выражаясь, близость с противоположным полом, чтобы договориться с дочкой завуча, сделать секс на четверых.

          Теперь, воспоминания 70-летней давности, высвечивают нашего друга в  мантии  великого  П.П.Пазолини  (режиссёр фильма  «Декамерон», где он сам играет главную роль), так же передавшего в своём сценарии живой дух времени; торжество жизни, освобождающейся из оков мрачной, но уже, советской схоластики; животворящую силу любви, неподвластной многовековым предрассудкам об аскетизме и укрощении плоти.

         Наша одноклассница (5-й А класс) рыжая отличница Люба Го..ева, жила вдвоём с матерью, тоже рыжей, в общежитии для учителей, построенном под одной крышей со школой. К слову, четырьмя годами раньше, её мамаша (в то время ещё рядовая учительница) и сорвала  с себя передо мной – нимб божества! Узнав в женщине, спешащей к удобствам на школьном дворе, нашу учительницу, я был поражён философским откровением, передо мной Создателя. Оказывается (до этого я и  представить себе не мог),   учителя, как и все знакомые мне люди, тоже ходят (и, даже бегают)  - в туалет!?

        Девочка была, надо полагать, по «нонешнему» - сексапильной. Мальчики постарше (второгодники) оказывали ей повышенное внимание. Особенно старался больной (на голову), полуслепой, белобрысый, губастый, вечно пахнущий мочой, по возрасту как семиклассник, Вла...ов. Как только начиналась перемена, он подходил к ней, сидящей за партой, становился почему-то на колени, клал обе руки на парту и вел беседы. Ни кто не прислушивался, но по обрывкам фраз можно было понять:  то он спрашивал что-то по арифметике, то твердил - какая она умная и красивая. Что касается меня, то моя заниженная самооценка, не позволяла претендовать на внимание, можно сказать - звезды класса. И вот тебе на! Я вошёл в состав претендентов на её тело, причём по отбору, произведённому самой испытательницей группового разврата.

        Вкратце ознакомив нас с Витькой (третий номинант, считавшийся моим другом), с программой вечера, наш бывалый в сексуальных переделках, старший товарищ, завёл нас в класс, где уже между рядами парт ближе к стене, стояла Любка Гол...ева ещё в школьной форме. Выстроив нас в одну шеренгу, Илюшка (так звали нашего продюсера, режиссёра и претендента на исполнение главной роли), выслушав нашу партнёршу, дал команду - Показать всем «писюльки», и первым вывалил из штанов, «что» было нужно.

          Оказывается, по сценарию обладание объектом должно было происходить поочерёдно и, для определения первопроходца, Любке необходимо было ознакомиться с орудиями производства будущих партнёров.

          Стоявший в середине шеренги Витька, немного повозившись, тоже удовлетворил любопытство соискательницы эротических удовольствий, и был в последствии торжественно объявлен номером «один», потому что я, не чувствуя ни какого возбуждения в этом месте — твёрдо отказался от демонстрации, не имевшего ни каких выдающихся особенностей, моего, в полном смысле «писюлька» за что и был назначен «третьим».

          С разным чувством неудовлетворения, мы покинули класс. Илюшка с чувством обиды на неблагодарность Любки, не принявшей во внимание его организационную работу, я, с уязвлённым самолюбием, чисто из спортивной амбициозности (третье место только в кубковом формате соревнований даёт положительные эмоции, так как достаётся победителю,  до этого проигравшему в полуфинале).

         За дверями класса, прошипев - Не подсматривай. Спугнёшь, - Илюшка оттолкнул меня, а сам пропустил во внутрь класса свою курчавую и смуглую голову вместе с ушами (теперь, я даже думаю, что его дальние родственники имели эфиопское происхождение на уровне троюродного прапрадедушки дедушки А.С.Пушкина).

         Не известно до какой степени разврата продвинулись бы события в классе, но когда я от скуки и по зловредности характера, крикнул - Уборщица идёт! — эта парочка выскочила из класса сразу же за орущей головой родственника великого поэта, не успевшего, при высовывании её назад, приоткрыть дверь на ширину головы с учётом лопоухости. Причём комплектность формы одежды малолетних порнозвёзд не притерпела ни каких изменений, напоминавших бы нам, о начале реализации илюшкиного сценария  - «Особенности национального малолетнего секса в СССР».

         События эти происходили в сентябре 1953 года, а уже в январе 1954 года, в молодёжной (12-15 летнего возраста) среде таёжного посёлка, разнеслась, со скоростью 9 часов на посёлок, сногсшибательная весть - Любке Го-евой «сломали целку»!  Весть летала над тайгой с 11-00 вечера до 8-00 утра, то есть до моего появления в посёлке (отец срубил дом за речкой, ближе к тайге). Совершил это благодеяние младший (шестиклассник) из двух братьев Рыжовых (и тоже рыжих) под крышей, построенного на склоне горы овощехранилища, на крыше которого, происходили игры всей школы, а зимой катания. Впрочем весь шум-то поднялся из-за самой Любки, которая разревелась по безграмотности, не предупреждённая матерью, что дефлорация сопровождается небольшим кровотечением).

         Какое-то чувство, именуемое у взрослых ревностью, всё равно у меня возникало когда я видел как предмет моих тайных воздыханий, одноклассница Нинка Миш - ова весело болтала сидя  на крыльце у своего соседа старшеклассника. В голове роились картины, назвать которые прямо я ещё не мог даже имея аналоги из народного детского фольклора. (Маленькая девочка говорит, вернувшейся с командировки, матери - А тут без тебя папа с тётей Валей... Сообразительная мама прервала дочь - «Подожди, подожди. Вот отец придёт и всё расскажешь». Когда за семейным ужином мама обратилась к дочери- «Ну вот, теперь расскажи, что тут было без меня», девочка завершила , начатую днём фразу - ...ну вот точно так же как ты с дядей Петей).

        С каким интересом мы слушали Петьку Уш - ова, как его старший брат - лесоруб проникал вечером в домик для учителей к нашей Тамаре Петровне, и, уже где-то после полуночи бежал спать со своей женой.

        Народ так долго и сильно охраняли от секса, что авантюрные романы Мопассана, попутно уводящие в мир заповедной эротики, «Озорные рассказы» О. Бальзака и Декамерон Д.Бокаччо посвящённые теме любви, как ханжески представляли их литературные критики интересовали нас в основном из-за эротических картинок в юных головах и ожидания хоть какого - то схематичного описания именно натурального секса, знать о котором до восемнадцати лет нам было запрещено.

        Современные студентки, вынужденные подрабатывать сексуальными услугами у «кобелирующего элемента», ни сколько не потеряли от своей нравственности. Мало того, они более интеллектуальны, чем их, ни где не учащиеся, подружки и, уже редко встречающиеся, ханжи сокурсницы.


Рецензии