Перед Полем Куликовым. Глава 1

  Свет забытой Непрядвы – 2020  (историческая монография)
Пролог:
Я покоя не знал, и копил эту грусть,
Но, оставив сомненья, в конце своих дней
Вышел в Поле – услышал: гудит моя Русь
Под копытами буйных татарских коней.

Храмы Поля в руинах, погашен их свет,
А глазницы пусты и черны от печали,
Шёл я к ним все шестьсот 35 долгих лет,
И дороги стелились, и реки встречали.
Помогали друзья, но скулили враги,
В подворотне готовя точёные вилы…
«Мудрый Сергий! Меня вразуми, помоги!
Укажи светлый путь до забытой могилы!».

И не просто, не сразу, волна за волной,
Приходило прозренье, и множились силы,
Будто посох вручил русский Старец Святой,
И лампаду зажёг над Великой Россией!
Свет забытой Непрядвы – негаснущий свет,
Вспыхнул снова, но всуе – замечен едва ли.
Озаряет он Поле, твоё, Пересвет,
И могилы, и храмы, что мы потеряли.

Над Красивой Мечой не растаял туман,
И над Гатью Кузьминской забвенья печаль.
Гусин брод потеряла моя Лебедянь,
Над забытой могилой стоит Перехваль.
Красный Холм не остыл от татарской крови.
Старый ворон парит, правит тропы мои – 
Помнит он лебедей и Непрядвы огни.
Камни в Чурове спят. Что расскажут они?

  Раздел 4. Свет забытой Непрядвы
  Четвёртое издание темы, переработанное и дополненное в 2020 году.
  Содержание раздела:
    Глава 1. Перед Полем Куликовым (вместо предисловия) 
    Глава 2. Красный Холм   
    Глава 3. Две Непрядвы   
    Глава 4. Дорожная карта Куликова Поля
    Глава 5. Легендарный, летописный Березуй   
    Глава 6. Куликово Поле
    Глава 7. Последние бои Куликовской битвы   
    Глава 8. Могила Куликовской битвы 
    Глава 9. Оружие Куликовской битвы   
    Глава 10. Древнейшие памятники Куликовской битвы   
    Заключение.   
  Титульный лист и начало исторической монографии «Свет забытой Непрядвы» - 2020 смотрите по сылке

  Глава 1. Перед Полем Куликовым (вместо предисловия)
  О Куликовской битве написано много, и первое ратное поле России занимает в истории особое славное место. Однако на волнах недоуменных и острых вопросов качается его площадка, официально назначенная на Тульской земле. Вопросы встают при первом же знакомстве с летописями, и хорошо известны из многочисленных публикаций. Не вяжется туда топография, не сходится хронометраж событий. Где находится точка Березуя, Чуров, Гусин брод, Кузьмина Гать, братская могила, россыпи оружия? Историческая наука даёт сомнительные объяснения для Красного Холма, а роль Красивой Мечи принято замалчивать. Не найдя здесь истины, некоторые исследователи стали утверждать, что Куликовской битвы вообще не было, а другие – шутники, снизошли до откровенного сарказма и стали придумывать самые странные версии, чтобы наглядно показать несостоятельность официальной, указавшей не на то место, не на ту речку. Все они правы в одном – битвы не было возле верхней Непрядвы. С самого начала расследования возьмите в толк, что речек с именем «Непрядва» в российской действительности было две: после битвы только верхняя – переименованная географически, а в момент битвы только нижняя – историческая, которая продолжает жить в летописях до настоящего времени. Хронометраж событий, описанных в русских и в булгарских источниках, говорит о том, что Куликовская битва произошла возле устья Нижней Непрядвы – современной Перехвалки. Определение Куликова Поля на Лебедяно-Данковской земле с высокой точностью даёт ответы на все крупные и на многие мелкие вопросы. Сходимость параметров удивительная!
  Ни один из историков, писавших о Куликовской битве, не приводит ключевые цитаты из летописей, все голословно излагают собственное понимание ситуации. В чём тут дело? В вопиющем несоответствии летописных указаний ориентирам официального поля сражения, в недобросовестном отношении к летописным документам. Все проскочили мимо фактов, будто студенты-недоучки, сдавшие курс истории по шпаргалкам.
  Туляки утащили историю Каменного Коня из устья Красивой Мечи и площадку Куликова Поля со старой Непрядвы. Попробуйте процитировать и привязать хотя бы один географический ориентир… Фальсификаторы решили, что все летописи написаны через столетия после битвы, и объявили их неудачно отредактированными в новом времени, дескать, поэтому им нельзя доверять! А тогда, чему доверять?! На какие источники опирается официальная версия? На вымыслы! Уверен, что современные апологеты официальной версии знают о Куликовской битве гораздо хуже летописцев Средневековья. Даже в эпоху Ивана Грозного народная память о Куликовом Поле была свежа и объективна, и ещё не исковеркана никакими печатными выводами авторитетных историков.
  Данное расследование построено на основе сведений из древних летописей, а не на их ошибочных комментариях. Такой подход позволяет писать о месте Куликова Поля прямо, по фактическому материалу провести подробный анализ без предположений и условностей, поднять неформатные документы.
  Целый спектр администраторов и историков сошёлся на верхней Непрядве, бывшей Берёзовой реке, несмотря на то, что к ней не вяжется ни один исторический документ, отсюда и возникла мысль, что битва выдумана, там же родилась версия о правке русских летописей, оттуда пошла высокая волна противоречий. Они не приняли в расчёт, что это уже другая Непрядва, которая появилась после битвы, поэтому к ней не относятся древние тексты летописей. В исторической хронологии речек с таким именем стало две, а источники противной стороны – булгарские летописи, учёные историки дружно проигнорировали, вопреки принятой практике выслушивать все стороны, принимавшие участие в делах. А вот в источники Западной Европы заглядывать пытались, но без толку.
  Официальная версия не позволяет объяснить манёвры русских и татарских войск до, и после битвы, и их расстановку, даже с большой натяжкой, не совпадают с летописными показаниями все моменты по расстояниям, хронометражу, привязке к местности. Расчет сделан «на русский авось», на то, что простые читатели комплексно перепроверять подтасовку не станут – у них раньше не было такой возможности. С появлением в электронных средствах массовой информации документов и летописей, разрозненных отрывочных публикаций недоумевающих оппонентов, истина обнажилась, ищет выхода из вязкого и клейкого лабиринта, трепещет и просит подвести всеобъемлющие итоги.
  Уже шесть столетий висит главный вопрос: где похоронены павшие? До сей поры, несмотря на многолетние энергичные поиски, не найдено никаких останков у верхней Непрядвы, а ведь погибших – десятки тысяч. Не дали результатов многолетние энергичные раскопки археологов Михаила Гоняного и Олега Двуреченского. Современные апологеты придумали несколько наивных уловок. Они занизили численность русской армии до нескольких тысяч бойцов. Это дало им право говорить всего лишь о сотнях погибших, которых местные крестьяне без проблем схоронили на местных погостах, а других, более знатных, якобы дружинники увезли и похоронили в своих княжествах. В 2015 году археологи перекопали всё кладбище в селе Монастырщино, сосчитали всех покойников, самых ранних датировали семнадцатым веком, а нужных – так и не нашли. Тела не могли раствориться в кислой почве, согласно мнению услужливых экспертов. Это сколько ж надо кислоты употребить? Костные останки древних людей сохранились в местных курганах и захоронениях через тысячелетия – значит, не там искали.
  В 2015 году экспедиция Олега Двуреченского прошла через официальное поле битвы по дороге в сторону слияния верхней Непрядвы с Доном и нашла две точки скоплений небольшого количества обломков старинного оружия недалеко от устья. Обрадованные археологи сошлись во мнении, что нашли место битвы и определили численность участников в несколько тысяч бойцов. Напрасно радуетесь! Вы нашли место стычки русских князей между собой, или площадку их заурядного боя с кочевниками. Об этом чётко говорит малая численность участников, определённая вами же, точно соответствующая составу дружины любого из князей древности. В пограничной с кочевниками зоне Рязанской украины подобных мест будет выявлено несколько сотен, если исследовать все древние дороги.
  В результате исследования документов и опроса очевидцев, братская могила найдена автором в селе Перехваль к востоку от площадки сражения и от места старой Рождественской церкви. Её координаты: 53 градуса 07.794 минуты северной широты и 039 градусов 06.227 минут восточной долготы. На точке древней церкви устроена  часовня, а прямо на костях героев Куликовской битвы стоят жилые дома, построенные в 1991 году, и распаханы огороды.
  В наше время храм служит на другом месте. В лето 2015 года, после выхода второго издания книги, народные поисковики нашли россыпи оружия в местах боёв от Перехвали до Красивой Мечи. Эта крамольная истина, взращённая дилетантом, у государственных археологов реакции не вызвала. Поддерживать чужие открытия – бессмысленно, а чужую крамолу – глупо вдвойне! Ордена здесь не светят, а запачкаться и лишиться дожности можно реально. В настоящий момент все историки заняты устройством музейного комплекса на ложном поле и выдумыванием новых объяснений.
  Почему Дмитрий Иванович собирал огромное войско в Коломне? Почему битва состоялась на Дону, а не в другом месте? Зачем ушли так далеко от Москвы? Мир и в наше время делится на военные блоки, на союзников и вассалов, исполняющих волю сильного. Союзники выступают на помощь добровольно, а вассалы по принуждению. В этом есть большая принципиальная разница. Дань платили завоевателям – тоже по принуждению, и пробовали откупиться от Мамая, и посылали Захария Тютчева с большими дарами. Причина столь дальнего похода объясняется зависимостью Руси от Золотой Орды. В булгарских летописях прямо говорится о приказе верховного султана Тохтамыша: Великому князю Московскому Дмитрию Ивановичу, совместно выступить против раскольника Мамая (1). Лютая ненависть к поработителям и волна эйфории по случаю чистой победы смыли этот факт из русской истории. Как бы ни славили победу, а независимость не получили, и даже борьба с Мамаем на Куликовом Поле не закончилась, пришлось добивать его на Калке в 1381-м году. Этот факт объективно отразился в «Сказании»:
  «И встретились на Калке, и был между ними бой большой. И царь Тохтамыш, победив царя Мамая, прогнал его, Мамаевы же князья и союзники, и есаулы, и бояре били челом царю Тохтамышу. И принял тот их, и захватил Орду, и сел на царстве. Мамай же бежал в Кафу один; утаив своё имя, скрывался здесь, и опознан был каким-то купцом, и тут убит был итальянцами, и так зло потерял свою жизнь» (2).
  Скрывать этот факт летописцы не стали по понятной причине...
  О бое на донском берегу рассказывает и булгарская летопись:
  «Потом тот же Астей настиг у Шира Чаллы-Мохаммеда и, когда бек нечаянно упал с лошади, растоптал его» (3).
  Этот же герой – Андрей Полоцкий (Астей), в 1382 году пал от руки Тохтамыша, когда руководил обороной Московского кремля.
  Русская дружина воевала вместе с Тохтамышем, и по его приказу, на протяжении всей Куликовской военной кампании, и даже перед ней, в частности, громила мамаевцев на реке Воже в 1378 году. Без признания этой истины, понять политическую обстановку ордынского периода невозможно!
  Что за такая была война, в которой всё перемешалось? Татары против татар, литовцы против литовцев, русские против русских. Ответ заключается в самом вопросе – была всеобщая междоусобица. Каждый из князей, будь то литовский, рязанский или московский старался избежать гнева верховного правителя – легче выставить дружину, чем обречь княжество на карательные меры и разграбление. В период усобицы ярлык на княжение выдавали оба ордынских соперника. Но вставал вопрос: на кого сделать ставку? В зависимости от царства находилось полмира, и в той военной кампании с обеих сторон участвовали воины разных национальностей и разного вероисповедания, поэтому Мамай сугэшэ (война Мамая) не была религиозной или националистической. Приказы Тохтамыша для русской истории остались тайными. На их основе нельзя развивать концепцию христианского патриотизма, бурно отражённую в летописях. Они отдавались в устной форме через послов хана. Подскажите, где можно видеть ярлыки (грамоты), выданные татарскими ханами на княжение Александру Невскому, Дмитрию Донскому…? Отгадайте, какова судьба подобных исторических документов позорного для Руси ордынского периода?
  В древнерусской терминологии принято ёмкое понятие – «татары», объединяющее прочие национальности, которые имели зависимость от Золотой Орды. Иначе пришлось бы при каждом упоминании темы прикладывать их длинный список, как в наше время к понятию «кавказцы».
  Военную кампанию 1380 года можно назвать первой попыткой завоевания независимости Русью. А иначе, чем можно объяснить такое яростное рвение русских князей? Все летописи кричат с точки зрения национализма. Через 141 год после нашествия хана Батыя, после яркой победы в Вожской битве блеснул первый лучик свободы. Войско раскольника Мамая, которым командовал Бегич, топили в Воже эти же русские полководцы: Дмитрий Московский, Андрей Полоцкий... У князей появилась реальная возможность объединить Русь, легально собрать большую силу и сбросить ненавистное иго, воспользовавшись самоистребительной междоусобицей в Булгарском царстве, начавшейся в 1357 году. Но, от доблестного войска русичей уцелело слишком мало воинов, чтобы через два года оказать сопротивление Тохтамышу, который воспользовался плодами жертвенной русской победы, для укрепления армии и Булгарского царства. За что же он карал Русь в 1382-м? Давил проклюнувшиеся ростки независимости. В этот раз князья не поддержали Дмитрия Донского – не решились выступить против полноправного султана. Однако этот рейд не помешал Дмитрию Ивановичу оставаться Великим князем Московским до своей кончины в 1389-м, а для этого требовался ярлык на княжение.
  В одной из версий утверждается, что Тохтамыш приходил усмирять смутьянов, совершивших дворцовый переворот в Кремле, в результате которого Дмитрий Донской потерял власть и скрылся в Костроме. Мятежников возглавил Астей (Андрей Полоцкий). Он пытался дать отпор Тохтамышу, организовал оборону Кремля, но в итоге был убит. Султан вернул престол князю Дмитрию и покинул столицу.
  Перед Куликовской битвой огромная территория на правой стороне Волги входила в сферу управления темника Мамая, который, не будучи чингизидом, взялся претендовать на престол (4). Крупное сражение произошло в июле 1380 года за Волгой близ Сарачина (современного Волгограда). В тяжкой трехдневной битве Тохтамыш победил с трудом, при этом татарская воинская элита истребила себя, что прибавило уверенности Дмитрию Ивановичу, и позволило одержать блистательную победу на Куликовом Поле в сентябре. После поражения за Волгой, остатки мамаевского войска разделились на две части. Меньшую, 14-ти тысячную, Багун увёл в Тамбовские земли через Самарский перевоз, и её преследовал Эдигей, посланный султаном. Другую – Мамай, в район Алмыша (Донецка). Здесь царь пополнил войско до 60-ти тысяч разным сбродом из южных земель и вдоль берега Дона поднялся к устью Мечи на Красный Холм (5):
  «Набежали серые волки с устьев Дона и Днепра, воют, притаившись на реке Мече, хотят ринуться на Русскую землю» (6).
  В оригинальном варианте писано:
  «И прекоша серые волки от уст Дону и Непра и ставши, воют на реке, на Мечи, хотят наступати на Русскую землю» (7).
  Вслед за группировкой Мамая шёл Бахта-Мохаммед, которого Тохтамыш назначил главнокомандующим всей этой военной кампании. Он не решался атаковать до подхода русских, потому что темник имел численное превосходство над любой из трёх армий, выставленных его противниками по отдельности. Русские князья и литовские привели до 40 тысяч элитных, отлично вооружённых бойцов, плюс столько же – Бахта-Мохаммед и Эдигей. В случае полного соединения с союзниками и вассалами, у каждой из сторон могло собраться до 80-ти тысяч воинов. Спорная численность войска прояснится при вскрытии братской могилы в Перехвали. Достаточно пересчитать покойников и принять в расчёт, что в главном сражении на Поле Куликовом погибло более половины русских дружинников.
  В этот раз Мамай не собирался идти на Москву. Шла война за престол, а для этого нужна большая армия. Темник встал на Красном Холме посередине между Рязанью и Литвой и ждал литовского князя Ягайло и рязанского Олега – об этом прямо говорят все летописи. Место выбрано удачно, как в стратегическом плане, так и в географическом, расположено на оптимальном удалении от всех столиц. Шесть армий, кроме дружины Олега Рязанского, начали движение в сторону Верхнего Дона по Татарской сакме, по стратегическим дорогам Дрысинской, Столповой и Ногайской, которые перекрещивались в районе Лебедяни. А если бы русская армия не пришла? Просматривается только один вариант действий Мамая: поход на Сарай-Берке объединённого войска по Ногайской дороге, попутно, соединение с Багуном в Тамбовских землях, опрокидывание Эдигея, и … силовой захват власти в столице. Бахта оставался за Доном, а Сарай – неприкрытым войсками. Но, всё пошло не так. Русские выиграли гонку и первыми ступили на землю междуречья Дона и Мечи. В данной ситуации Мамай сделал тактический выбор – сначала разбить русских, а потом разделаться с Тохтамышем.
  Справедливо ли мнение о более поздней правке летописей? Почему они не соответствуют официальной версии локализации Куликова Поля? Тем не менее, удивительным образом совпадает главная информация из русских и булгарских источников, которые вместе объясняют все действия сторон, и легко отпадают недоуменные вопросы истории. Объективный подход нисколько не умаляет доблесть русской победы, а наоборот, вносит полную ясность и возвеличивает её. Вызывают восхищение умные профессиональные действия русских полководцев, которые поддаются логическому анализу. Данное расследование опирается на знаковые точки, и не имеет значения, чьи летописи писались раньше, а чьи позже. Русские летописи составлены по воспоминаниям участников событий и по народной памяти, а потом с них делались копии для других монастырей, и попутно вносились мистические сюжеты. Исследователи отыскали ошибки копирования, относящиеся к отдельным персонажам, которые не влияют на локализацию Куликова Поля и уж, тем более, на ход истории.
  Схожие топонимы с Нижней Непрядвы (по-татарски Нимряд) на Берёзовую реку (Каенсу) перенесли беженцы сразу после Куликовской битвы, в период тотального разорения Лебедянского края. Современная государственная версия зацепилась за верхнюю новую Непрядву в 16 веке, в момент становления сторожевой службы в 1571 году и, постепенно укрепляясь, пошла гулять по истории России, и на карте Епифанского уезда 1780 года основные ориентиры ошибочного места были показаны. Если вы обратитесь к межевым книгам начала 17 века, то поймёте, откуда пошло ложное Куликово поле:
  «За епифанцы за Федьком да за Ивашком да за Игнатком Агеевыми детми Ишутина в поместье по ввозной грамоте за приписью дьяка Гарасима Мартемьянова 122-го году жеребей пустоши Буйцы, Куликово поле тож на речке на Непрядве. Пашни перелогом и дикого поля добрые земли дватцать четыре чети в поле, а в дву потому же. Сена сорок копен. Лес дубровы вверх по Непрядве с Коробьиньскими помещики вопче. А сошного писма в пусте полполполчети сохи и не дошло в сошное писмо одной чети. Да за ним же поместье в Шевыревской слободе» (8).
  Речь идёт о землях жителя Епифани Ишутина у села Буйцы около деревни Куликовки. Оба поселения стоят рядышком на левом (!) берегу новой Непрядвы – «жеребей пустоши Буйцы, Куликово  поле тож на речке на Непрядве». На тот момент под понятие «Куликово поле тож» подпадали земли деревни Куликовки, а вовсе не историческое поле битвы! На карте Стрельбицкого 1871 года в регионе официального Поля отмечены ещё три Куликовки, а самая ближняя к памятнику на карте Шуберта 1874 года – значится под двойным именем Куликовка (Телятинка). Через двести лет после межевания, в довесок к ней, Степан Нечаев добавил свою Куликовку, расположенную к юго-западу от памятника и, «согласно историческим преданиям», представил, как главный аргумент, для установки памятника. Сработало. Версия утверждалась постепенно, в три этапа с интервалами лет по двести.
  Как рождаются исторические мифы? Покажу вам на примере ещё одной – донской Куликовки, отстоящей на три версты от устья Красивой Мечи, известной с 1780 года – опоздавшей к раздаче ровно на четыре века. Автор устал объяснять местным патриотам, что эта Куликовка не имеет никакого отношения к Куликовской битве. Попробуй, опровергни! Формально всё к ней сходится: Дон, Меча, Красный Холм, Гусин брод, Кузьмина Гать... Рядом, ещё один «аргумент» – село Дон-Избищи, название которого они выводят от древнего выражения «избиши татар» (смотрите цитату в главе «Красный Холм»), не разглядев на карте Шуберта 1821 года изначальные «Донские Избицы», синоним русского – «избушки». Осталось переназвать Непрядвой речку Плющанку, на берегах которой легендарные семь братьев бились с татарами, и … пошли к государю…
  И ещё... Встречаются в Лебедяни древние фамилии Ишутиных и Оболешиных, которых новая волна заселения принесла к нам из Епифанскиго края, с берегов верхней Непрядвы и с берегов новой Смолки, из деревни Оболешинки (Смолки), которой владел секунд-майор, носивший странную фамилию «Оболешин». Уж не в честь ли древнего названия речки Оболешинки – новоявленной Смолки?
  Народную топонимику края подхватил Степан Нечаев, когда вошёл в активную роль, и самозабвенно отстаивал всю жизнь, используя заслуженный авторитет своего рода и высокое должностное положение. Читайте, что он писал Тульскому губернатору В.Ф. Васильеву в 1820 году:
  «Приемлю смелость предварить Ваше сиятельство донесением моим, что счастливейшим случаем в жизни моей почту, ежели драгоценный для каждого русского памятник, согласно историческим преданиям сооружён будет в дачах поместья моего, сохраняющего предпочтительно перед другими окрестными название самой битвы, именно при сельце Куликове» (9).
  Заметен осторожный подход Степана Дмитриевича, побуждаемого высокими патриотическими чувствами, мечтающего о счастливом воплощении мечты в своём поместье. Он руководствовался преданиями, а не документами, и вовсе не утверждал, что Куликово Поле находится «при сельце Куликове», которых в России – множество.
  Степан Нечаев в 1833-м году занял пост обер-прокурора Священного Синода, и слегка подзависший проект продавил у царя. Николай I удовлетворил ходатайство губернатора Васильева в 1836 году и назначил поле битвы у верхней Непрядвы окончательно. На собственных землях помещика, возле бывшей Телятинки, 8 сентября 1850 года встал чугунный памятник в виде колонны. Ошибка стала глобальной, когда историки второго ряда приняли место поклонения за непоколебимую истину. Все они шаг за шагом развивали поминальный вариант по мере того, как народная память уходила в туман веков. Одновременно происходило обратное переименование старых топонимов, массовое перепосвящение храмов, связанных с достоверными местами событий. Мёртвые не ропщут. Кто поощрял это дело? Известно…
  Согласно завещанию отца, Юрий Степанович Нечаев-Мальцов в конце 19 века построил церковь в Берёзовке, чтобы в Дмитриев день поминать погибших, а в 1918 году – храм Сергия Радонежского на ложном поле. Только мифы, и никаких подтверждений, что сражение произошло в данном месте. Что было делать, если братскую могилу не нашли, а старую – уже позабыли? Священная память кричала!
  Крупные российские историки, к примеру, Соловьёв, Миллер... по локализации Куликова Поля высказывались осторожно и кратко, формально повторяли главные летописные ориентиры. Видно сомневались: место у верхней Непрядвы нисколько неподходящее – ни по документам, ни по ландшафту. Всех сбивали с толку здешние топонимы, схожие с летописными.
  Новая власть России приложила руку и к Куликову Полю. Решив поставить убедительную последнюю точку в вечном споре историков, правительство подставило науке подножку, утвердив проект мемориального комплекса на ложном месте своим указом от 1996 года. Эффект получился обратным – поднялась новая волна недоумений. В течение последних столетий процесс увековечивания памяти Куликовской битвы был административным, антинаучным.
  Понятна позиция Русской Православной Церкви в древности по вопросу установки памятных храмов. Грандиозная работа начиналась Дмитрием Донским лично, и продолжилась с новой волной заселения Верхнего Подонья в 16 веке при Иване Грозном и патриархе Иове, завершалась при Фёдоре Ивановиче, Михаиле Фёдоровиче и патриархе Филарете, вплоть до эпохи Алексея Михайловича, до Раскола Церкви в 1653-56 годах. На рубеже 16 – 17 веков, примерно в течение 60-ти лет, встали 12 храмов-памятников в местах прохождения боевых действий, в знаковых точках, одновременно с другими храмами и монастырями. После Раскола историческая память стала угасать и в церковной среде, она не могла бесконечно противиться государственной политике.
                ***
  Локомотивом для данного исследования стала информация из булгарских летописей, введённых в научный оборот и опубликованных в сети Интернета (10). Булгарские источники дополняют русские и дают много новых подробностей, прямо и конкретно указывают поле сражения у реки Нимряд – старой Непрядвы – современной Перехвалки. При первом их прочтении, возникает сильное чувство недоверия – слишком многие сведения противоречат официальной версии. Анализ русских – выдаёт тот же результат и наводит на мысль, что все летописи исправлены или фальшивы. Другая Непрядва в момент битвы не существовала. Берёзовую реку, впадавшую в Дон на 70 км выше, никто тогда не брал в расчёт. Войска прошли восточней от её устья на 64 км, мимо Скопина. Вопиющие нестыковки вызвали жгучее желание глубже вникнуть в тему и разобраться. Сразу видна недооценка Ф. Нурутдиновым информации из русских источников, отсюда вытекает его ошибочная привязка к местности главных событий. Возможно, эти моменты послужили дополнительным поводом придраться и объявить булгарские летописи фальшивкой. Это уже в наше время. Главный фактор их неприятия следует искать в политической ситуации, которая сложилась на Руси после битвы, после карательного рейда Тохтамыша в 1382-м году. В течение нескольких столетий татары восточные и крымские были врагами Руси. По этой причине роль Булгарского царства тщательно вытерли из памяти, видно опасались, что смысл и значение славной победы поблекнут. Все твердили только о противостоянии Руси и Золотой Орды. Современная наука находится в плену старой идеологии и продолжает делать то же самое. Булгарские летописи – это неформат, противоречащий государственной версии, и в этом лежит корень их неприятия. Русским досталось не намного меньше – по причине несоответствия ложному полю, их объявили поправленными.
  В булгарской летописи «Нариман тарихы» говорится о договоре «Хэлэк джэртык», а фактически, о перечне правил, по которым существовала Русь под протекторатом Булгарского царства:
  «Думается, что великий князь Московский участвовал в борьбе против узурпатора Мамая на стороне законного царя Тохтамыша, главным образом, для того, чтобы получить легальную возможность объединить русские силы и выявить реальную мощь московского войска. Помимо того, великого Московского князя Димитрия Ивановича в предстоящей войне с Мамаем не могло не привлекать и то обстоятельство, что Тохтамыш разрешил всем своим войскам, в том числе и булгарским, и московским, переходить в борьбе с мамаевцами «Хэлэк джэртык», ту линию или черту «Хэлэк» отделявшую собственно московские и рязанские земли от кочевий сарайских ханов и князей; до 1380 года пересекать эту линию можно было только сарайским войскам. Она как будто бы проходила возле Куликова поля, по левому берегу Дона, и от донских переправ шла к бассейну реки Пьяны. Об этом сообщает летописный свод Даиша Карачая аль-Булгари и его продолжателя Юсуфа аль-Булгари «Нариман тарихы» (11).
  Черту Хэлэк джертык – Гибельную линию, в рассматриваемом регионе можно провести по левому берегу Дона, начиная от устья реки Воронеж, потом по речкам Кочуровка и Ранова – иначе было бы невозможно пользоваться водным путём и Донской Переволокой. Под понятие Саснак Кыры (Куликово Поле) у булгар подпадала территория, расположенная севернее Быстрой Сосны, включающая в себя левый берег Красивой Мечи, надо полагать, до реки Нимряд – до Нижней Непрядвы. По-татарски река называлась Саснак, что по-русски означает «Болотный Кулик» – отсюда Куликово Поле за этой рекой. Позднее буква «к» была скрадена для простоты произношения, и получилась чисто русская Сосна. По-татарски битва называлась Саснак сугэшэ – Саснакская битва, а в некоторых источниках Мамай сугэшэ – война Мамая (12). В  бассейне реки Каенсу (Берёзовая) значится район Каен (Берёзовый), а вовсе не Куликово Поле, к югу от Каен до Нимряд – Ширбеш, бассейн Верхнего Дона. Всё просто: Шир – это Дон, по-татарски; беш – верхний (13).
  Регион верхней Непрядвы пестрит «берёзовыми» названиями, включая летописный Березуй и Берёзовку с поминальным храмом – берёзовая Русь, воспетая Сергеем Есениным. Загляните в современную карту – территории соседних районов размежёваны в близком соответствии с этими ориентирами, а Нижняя Меча так и осталась в совместном пользовании. В древности на её левый берег заходили владения Елецкого княжества, потом уезда, а в наше время – Краснинского района. Карта устьевой зоны Мечи многократно перекраивалась. Междуречье побывало в составе Московского и Рязанского княжеств, Воронежской и Тамбовской губерний, Рязанской и Липецкой областей, что привело к расчленению исторического узла Дон – Меча – старая Непрядва, разрыву куликовской истины в клочья, затаптыванию преданий.
  Манёвры войск происходили на огромной территории Верхнего Подонья, на которой в древних русских документах встречаются названия четырёх полей. Первое – Куликово Поле, расположенное в междуречье Быстрой Сосны и Дона, включая нижнее течение Красивой Мечи. В той войне основная русская армия Сосны не коснулась, поэтому она не попала в документы. Таким образом, у историков появилась возможность отрезать южную часть географического Куликова Поля. Второе – Рясное Поле, располагавшееся восточней Куликова, на левобережье Дона. На нём несколько речек носит название Ряса с добавлением прилагательного определяющего типа: Становая, Ягодная, Гущина. Причём, Рясное Поле лежало за чертой Хэлэк, а Куликово – в её пределах, на русской территории. Третье – Всполье, простиралось к северу от второго. Это его вершина или продолжение – «надполье», несколько севернее речки Ранова. И четвёртое – Дикое Поле, к югу от первого и второго, подразумевалось чисто формально там, где ещё не успело появиться русское население. Причём условные границы полей менялись от века к веку, а понятие «Куликово Поле» позднее распространили на север, вплоть до Оки.
  Мне повезло родиться и жить в самом центре местности, на которой разыгрались главные события той военной кампании. Легенды о Куликовской битве на лебедянских полях слушал с раннего детства и носил в себе до момента появления электронных средств. Хорошее знание ландшафтов способствовало умножению интереса исследователя. Слышу зов предков, всегда обитавших, служивших и пахавших землю на Рязанской украине. Кому, как не мне, поднимать это тяжёлое знамя? Я остался последним, кто подробно помнил местные предания до начала 21 века. Виталий Тихонович Донцов, простой школьный учитель села Большое Попово, высек искру, рассказав на уроке истории о великой битве с татарами рядом с Лебедянью у Гусина брода, о жестокой сече на Красивой Мече, прямо из школьного окна направил указку на Красный Холм. За полвека искра не погасла. На исходе моих лет, я обращаюсь к Вам. Люди русские! Поднимите истину!
  Ключом к разгадке тайны Куликовской битвы послужил лебедянский Каменный Конь, стоявший в устье Красивой Мечи, в эпицентре военных действий, заново мной открытый в 2009 году. Каменный Конь отмечен во многих исторических документах древности, которые вскрыли дорожную сетку Верхнего Подонья, его древнюю бурную историю, что позволило понять события давних времён. Древние дороги, подсвеченные документами, привели на забытую Непрядву и славное Поле Куликово, которое потеряли в прошлые века.
  Все финальные события Куликовской военной кампании сходятся на Лебедяно-Данковской земле, но чтобы этот факт получил признание, необходимо переписать ошибочную страницу Российской истории, утверждённую Николаем I в 1836-м году. Думаете, армия псевдоучёных прозреет и покается в заблуждениях, и сложит дипломы учёных степеней к подножию Храма Науки? Не дождётесь! Кривят душой уже полтысячи лет!
  Все моменты, означенные в данном вступлении, документально обоснованы и подробно раскрываются в последующих главах исторической монографии.
  Список примечаний и источников информации смотрите на сайте «Каменный Конь»
Полный комплект карт смотрите на сайте «Каменный Конь» "Куликовская битва карты. Части 1 и 2".  
Полный комплект фотографий смотрите "Фотоальбомы" http://kamenny-con.narod.ru/photo/
  Для продолжения, перейдите во 2-ю главу «Красный Холм» http://www.proza.ru/2017/03/27/399
  Последняя правка текста в апреле 2020 года.
  Николай СКУРАТОВ


Рецензии