Глава 35. Военный совет

В угрюмом молчании мы вернулись на нашу квартиру. Мужчины уселись вокруг стола, а мы с графиней уединились в спальной.
Графиня в раздражении швыряла на кровать трость, вуаль, парик.
-Вот, что я тебе скажу, милочка, - сказала она, вылезая из панье, - если мы не спасём О’ Нила, то и Френсиса нам не видать. О’ Нил ниспослан нам для испытания. Как мы поступим с О’ Нилом, так и Бог поступит с Френсисом.
Потом она с остервенением смыла вычурный макияж, переоделась в своё обычное траурное платье.
-Собирай вещи. Мы съезжаем.
-Как съезжаем? Ваша милость? Неужели ничего нельзя сделать для О’ Нила?
-Думай головой! В помиловании нам отказано. Никакой управы на губернатора здесь нет. Остаётся последнее средство – освободить нашего друга незаконным способом. В таком случае, появляться здесь будет опасно! Лучше всего сразу после побега отплыть.
-А как же Френсис? Ведь Барракуда не готова к плаванью. Освободив О’ Нила, мы уйдём.  И прощай надежда!
-Если мы не освободим О’ Нила до рассвета, то он умрёт. Мне не оставлено выбора!  Собирай вещи, Бетти! Пусть они будут на борту фелюки. Так легче драпать. А о Френсисе не беспокойся. Мы договоримся с Грином о другом месте встречи, только и всего!
Она порывисто вскочила с кровати и вышла в переднюю комнату.
-Господа,-  сказала она, - нам необходимо перевезти вещи на борт Святой Екатерины. Мистер Доу, всё должно быть готово к отплытию.
-А как же О’ Нил? – растерянно произнёс Доу.
-Бог даст, он тоже будет с нами, - спокойно и твёрдо ответила графиня. – Бетти, что ты там копаешься? Бросай в сундук всё, как попало! Потом разберёшься.
Наспех собрав вещи, мы потащились в порт.
Когда мы поднялись на борт Святой Екатерины, леди Гилфорд велела всему экипажу собраться на палубе у носового люка. Даже для Аякса не было сделано исключения.
-Господа,-начала графиня, как только увидела, что все собрались, - все вы уже знаете, в какую беду попал мастер О’ Нил. Лично я сочла бы бесчестием для себя, допустить его казнь. По-хорошему освободить его не получилось, придётся действовать по-плохому.
-Моя леди, - воскликнула я. – Вы помните последние слова губернатора? Одна ошибка, и он сгноит вас в этом сыром склепе!
-Да, я помню, Бетти. Но у меня свои резоны. Во-первых, если я позволю кому-то вешать своих людей, если я сегодня отступлюсь от О’ Нила, тогда, прощай наше братство. Если я предам его, тогда любой из вас со спокойной совестью предаст меня, и правильно сделает. Если я не стану сражаться за каждого из вас, тогда и вы все вправе не сражаться за меня.
Ну, а во вторых, есть у меня собственная эгоистическая мыслишка. Я тешу себя надеждой, что если я сейчас сохраню жизнь О’ Нила для его матери, то, возможно, Бог сохранит жизнь моего сына для меня.
-Моя леди, вам не страшно? – спросила я.
-Пугали уже меня, - махнула рукой леди Гилфорд. – Подумаешь, командир двух сотен полубандитов. Видала я людей и помогущественнее. Я уже привыкла к угрозам. Да и, в конце концов, должна же я когда-нибудь начать искупать свои грехи! Если мне суждено погибнуть, или закончить свои дни в темнице, значит, такова моя кара. Я на всё согласна, лишь бы  прекратить это бессмысленное существование. А вы, мистер Доу? Пойдёте ли вы освобождать ирландца?
-Что же? – вздохнул мистер Доу. – О’ Нил работал со мной в одной вахте. Мы вместе боролись с ураганом, вместе коротали собачью вахту. Я учил его вязать узлы. Он мне, как сын. Что хотите, а я не могу его бросить. Я в деле.
-Что вы скажете, мистер Хоук? – спросила графиня.
-Что я скажу? Я солдат. Смолоду я не был трусом, не стану им и в старости. О’ Нил был хорошим моряком. Я тоже в деле.
-Теперь ваше слово, Тони, - обратилась к юноше графиня.
-Моя леди, не понимаю, почему вы спрашиваете? О’ Нил был настоящим дворянином. Он настоящий рыцарь. Он… Его честь… Только теперь я понял, как должен поступать мужчина. Будь я проклят, если брошу его в беде. Либо мы спасём его, либо погибнем .В общем, я в деле. Должна же быть на земле справедливость!
-Хорошо сказано! Подбодрил его Хоук.
-Теперь ты, Бетти, - обратилась ко мне графиня. – Ты женщина. Драки не твоё дело. Ты не обязана защищать мужчину. Что ты скажешь?
-Что я скажу, ваша милость? О’ Нил… Он хороший… Он уже много раз спасал и заступался за меня. Тогда защитил меня от Свенсона, потом от этих самозванцев на Барбадосе, потом, от чернокожих повстанцев на острове Святого Христофора, и там, на острове карибов он защищал меня от индейцев. Он получал раны за меня и не жаловался. А теперь он из-за меня попал в беду. Он защищал меня от этих пьяных скотов. И я буду последней свиньёй, если теперь отступлюсь от него. Слишком велик мой долг перед этим человеком, чтобы сказать: «Я женщина, драки не моё дело». Я буду сражаться.
На палубе воцарилось молчание. Хоук украдкой смахнул слезу.
-Теперь ты Аякс, - обратилась леди Гилфорд к чернокожему.
-Красивая госпожа, - степенно начал Аякс. – Я сделаю всё, что вы прикажете. Только не продавайте меня никому, и не отбирайте у меня эти красивые передники. Я вас очень люблю.
-Спасибо, господа, - сказала леди Гилфорд. – Вы сняли камень с моей души. Теперь я знаю, что это не я посылаю вас на смерть, а вы сами добровольно идёте спасать своего товарища. Да будет так. Теперь пусть каждый выскажет свои соображения, как помочь О’ Нилу. Начнём с младших, чтобы старшие не давили на них своим авторитетом. Аякс, ты первый.
-Я умею прятаться и неслышно ходить. Если снять одежду, меня не видно в темноте. Но плана у меня нет.
-Теперь ты, Бетти.
Я долго молчала, потом, густо покраснев, сказала:
-Я могла бы исполнить роль падшей женщины и заманить кого-нибудь в ловушку.
-Тони, что ты скажешь?
-Стены форта толсты, но не высоки, –сказал Тони, - Я внимательно рассмотрел их, пока мы ждали вас, ваша милость. Туда вполне можно забросить кошку. Я бы мог залезть.. А дальше, по обстоятельствам. Придумаем на месте.
-Хоук, ваше слово.
-С кошками всё это чепуха, - сказал Хоук, - Нам надо взять языка и выпытать у него пароль. А там… Всё равно, ума не приложу, как войти в тюрьму.
-Вы, мистер Доу.
Доу вздохнул:
-Если уж Хоук не знает… Может быть, отбить О’ Нила утром, когда его поведут на казнь?
-Вы видели в городе виселицу? – спросила графиня.
-Нет, ваша милость.
-А я видела её во дворе крепости. От тюрьмы до неё ярдов двадцать. Губернатор приглашал нас посмотреть на казнь. Войти-то мы сможем. Но отбить О’ Нила перед строем двухсот солдат, на пути к эшафоту…
Леди Гилфорд с минуту помолчала, что-то обдумывая, а потом сказала:
-Ладно. Всем спасибо. Я принимаю идею мистера Хоука насчёт языка. Остальное придумаю сама  Всем чистить оружие, и занесите в каюту мой сундук. А вы, мистер Хоук, подготовьте верёвки такой толщины и длины, чтобы было удобно связывать пленных. И кляпы, чтобы не вопили.
-Сколько предполагается пленных, - осторожно осведомился Хоук.  -  в гарнизоне будет человек двести. Линька может не хватить на всех.
-Думаю столько не понадобится, - задумчиво протянула леди Гилфорд. -  подготовьте два комплекта, нет, три! На всякий случай, четыре.
-Слушаюсь. Разрешите исполнять?
-Исполняйте.
А вы, Мистер Доу, плывите на «Барракуду, договоритесь с Грином о новом месте встречи. Мы освободив О’ Нила сразу выйдем в море и будем ждать Барракуду в условленном месте.
-Слушаюсь, моя леди.
-Потом зайдёте ко мне, я дам вам инструкции насчёт языка.
Бетти, шесть бутылок рома в мою каюту! Самого лучшего!
-Ваша милость, а не много ли будет?
-В самый раз!
Уединившись в нашей каюте, мы откупорили все бутылки, и леди велела мне всыпать в каждую из них по два пакетика какого-то порошка. Потом мы закупорили эти бутылки и поставили в ряд на полках. Три – в носовой каюте и три в кормовой. Весь экипаж предупредили, чтобы этот ром не пили, он только для гостей.
Деньги, а их оставалось две тысячи фунтов в золоте, спрятали в двух пустых бочонках. Деньги были упакованы в двадцать мешочков по сто фунтов в каждом. Десять таких мешочков мы положили в один бочонок, девять в другой. Когда вставили днища, тщательно залили свечным воском все щели. По расчётам графини, такой пятигаллонный бочонок, попав в воду, не утонет под тяжестью золота. Эти бочонки мы поставили в трюме среди прочих грузов. Попробуй, отличи их от остальных!  Последний мешочек золота взяли с собой.
Пока мы занимались этим делом, Доу сплавал на «Барракуду» и договорился с Грином, что мы выйдем в море сегодня ночью и будем ждать бригантину у восточного побережья острова Гонав, расположенного в одноимённом заливе.
Леди надела своё обычное чёрное платье и длинный плащ с капюшоном. Вуаль надевать не стала, ибо в ней ночью ничего не видно, да и белый воротничок не надела. Оружия она не взяла.
 Мне было приказано надеть мужскую рубашку и штаны. Меня подпоясали широким кушаком, на плечевой портупее подвесили кортик, а за пояс заткнули маленький изящный пистолет из шкатулки леди Гилфорд. Через левое плечо, накрест с портупеей кортика, надели маленький плоский патронташ на десять патронов. Этакая изящная сумочка на ремешке. Откинешь клапан, там десять кожаных ячеек в ряд. В  каждой ячейке патрон. Голову мою обвязали пёстрым платком. Поверх платка надвинули на самые глаза шляпу мистера Хоука. Она была мне велика, даже с учётом платка и скрученных в узел волос. Но это было даже хорошо. Моё лицо было в тени её полей, что давало шанс в темноте сойти за юношу.
Чтобы стать полноценным пиратом не хватало только усов, волосатой груди и храбрости. Я тряслась, как осиновый лист, но закусив губу, не подавала вида.
Тони вооружился точно так же, как я.
Хоук и Доу вооружились мушкетами и кортиками. Леди настояла на том, чтобы Хоук взял кремнёвый мушкет вместо фитильного. Она опасалась, что огонёк фитиля может выдать нас в темноте. Старый солдат поворчал немного, но вынужден был признать правоту графини.
Аякс огнестрельного оружия брать не стал.
-Всё равно я ни в кого не попаду, - сказал он.
Вместо оружия он взял только свой любимый маленький топорик. Им он и дрова рубил и мясо резал вместо ножа, и обухом отбивал мясо перед жаркой. Теперь вот придумал для топорика новое применение.
-Правильно, Аякс, сказала леди Гилфорд. Мы идём на такое дело, где лучше вести себя тихо. Стрелять можно только в случае полного провала. Либо мы всё сделаем тихо и гладко, либо загремим, во всех смыслах слова.
Когда наступила темнота, мы все шестеро сели в шлюпку.
 Мы спустили на воду две пары вёсел и поплыли. Леди и я сидели на кормовом рундуке, а мужчины на вёслах. Ещё в шлюпке лежала  куча оружия, бочонок воды. Свободного места почти не осталось.
Печально я проводила взглядом нашу родную фелюку, покинутую экипажем, на произвол судьбы. Увижу ли я её?


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.